Холодный свет далёкой звезды. Юлия Флери. Юлия флери кошки мышки


Мари Про. "Люди встречаются"

Екатерина РизСлучайная(Любовный роман)

Юлия ФлёриТы не моя(Любовный роман)

Максим МараевСборник рассказов(Контркультура, нон-фикшн)

Александр МрильДешифровка истории. От Моисея до Наполеона Третьего и от Рюрика До Александра Второго(История в расследованиях)

Б.А. БраверманЯзык программирования С# в задачах геоматики(Программирование в геоматике)

Ева ДымкинаЗаветный дар(Мистический роман)

Яцынин Н.Л., Яцынин М.Н.Славянство. Священная книга ВЕД о вечной жизни(Проза)

Яцынин М.Н.Славянский международный календарь(Проза)

Анна СагарматГетман. Голос Трембиты(Поэмы)

Юлия ФлёриТерритория заблуждения(Любовный роман)

Елена КасаткинаМилый сон(Любовно-фантастический роман)

Анатолий ПерминовВымысел о древней истории(История, эзотерика)

Анатолий ПерминовИстория Земли Вятской(История, эзотерика)

Анатолий ПерминовИстория Ветлужского края с древнейших времен(История, эзотерика)

Яцынин Н.Л.Славянские сказания о созидателях благородной РОДины Русского Мира(Проза)

Юлия ФлёриКошки-мышки(Любовный роман)

Екатерина РизМир, где нет тебя(Любовный роман)

Мария КутоваяСказки из песочницы(Сказки)

Леонид РокЛирические стихотворения(Стихи)

Ксения КрыловаРуки(Роман, драма)

Анна СагарматМир чудесен, словно сказка(Стихи для детей)

Яцынин Н.Л.Ванга: Храм почитания РОДных и ПРИЁМных Богов наРОДов(Художественная публицистика)

Евгений СидоровЭкология(Методические рекомендации)

Анатолий КлючниковРождение клеста(Фантастика, приключения)

Мария КутоваяСКАЗКА про ГЛАВНОЕ, ШИРОКОЕ, ГЛУБОКОЕ, УЗЕНЬКОЕ и КРИВЕНЬКОЕ(Повесть-предупреждение)

Максим МараевВпадло(Контркультура)

Анна БесстНеожиданно клЁвые каникулы(Любовный роман)

Анна БесстЛюбитель французских улиток(Любовный роман)

Анна БесстТелячьи нежности(Любовный роман)

Евгений ЕрмаковВозвращение(Памяти Ивана Ярыгина, великого русского борца)

Константин ФилимоновНакануне перемен(Роман об Алексее Фомине)

Сейид Чингиз ИбрагимовПреступление и наказание неизбежно?(Психология, философия)

Константин ФилимоновЧетыре истории(Сборник рассказов)

Юлия ФлёриХолодный свет далёкой звезды(Любовный роман)

Луиза ФатееваБлокадные рассказы(Сборник рассказов)

Валерий ХатюшинСобрание сочинений. Том1(Лирика)

Анатолий ПерминовКостромской край с древнейших времен(История, эзотерика)

Ким Б.И.Перспективы и горизонты практической реализации новой системы образования(Новое образование)

Нина АндрееваВ объятиях румбы(Любовный роман)

Максим МараевСолюшн(Контркультура)

Юлия ДинэраОсвободи меня, если сможешь(Любовный роман)

Юлия ДинэраТеряя надежду(Любовный роман)

Юлия ДинэраСломай меня, если сможешь(Любовный роман)

Оксана ЛебедеваДругая женщина(Любовный роман)

Анна ЯфорНа крыльях Феникса(Любовный роман)

Анна ЯфорВ тени Золушки(Любовный роман)

Анна ЯфорВопреки(Любовный роман)

Марина ИвановаЗамуж за миллионера(Современная драма)

Марина ИвановаСвета белого не видно(Современная драма)

Юлия ФлёриЯ найду тебя там, где любовь граничит с безумием(Любовный роман)

Алекс ФишерСменяя маски(Детектив)

Екатерина РизЗакон подлости(Любовный роман)

Константин ФилимоновНесколько жизней Алекса Гормана(Детективная повесть)

Александр МамруковОшибка селенитов(Фантастический роман)

Мария КутоваяEnglish & зо[lʌ]той kлюchиk(Самоучитель по чтению для детей от 7-ми лет)

Марина ДмитриеваНе плачь, Дурында!(Эротика, 16+)

Юлия ФлёриВсё, как ты захочешь(Любовный роман)

Инна МальцеваАрхетипы, знаки, символы в фотографии как метод предсказания событий(Научно-популярный трактат)

Саша ВиторжинЗолотое вино заката(Поэзия и проза)

Екатерина РизСвет мой зеркальце, скажи...(Любовный роман)

Лидия БеттаккиГрильяж в Шампаньётте. 1часть(Любовный роман)

Татьяна СоловьёваЧто сказал Бенедикто(роман-метафора)

Борис Николаевич МамоновПрактика принуждение к Здоровью и Долголетию(Оздоровительная практика)

Вадим СтранникОткровения любви(Поэтический сборник)

Виктор РощинБуреломная Россия...(Роман)

Константин ФилимоновГорки американской мечты(Киноповесть)

МартенКаверна(Роман, обновлено)

Бает КермалиевПравда о смерти национального героя Казахстана, султана Кененсары, или идеология Казахстана и Кыргызстана на новый лад(Политика)

Константин ФилимоновМой друг и соперник Марлон(Криминальная драма)

Филатов Э.М.Курорты Персидского залива. Султанат Оман. Часть5(Тур. справочник)

Константин ФилимоновЗаметки Скандального Кинопродюсера(Мемуары)

Мария КутоваяEnglish - с места в карьер(Самоучитель по чтению на английском языке)

Константин ФилимоновПоцелуи падших ангелов(Криминальная драма)

Константин ФилимоновВенецианский лабиринт(Философия одиночества)

Константин ФилимоновКрам и Робин(Сказка для взрослых детей)

Константин ФилимоновСПАСИТЕЛЬ, ЗЛОДЕЙ, ЖЕРТВА или ПОРТРЕТ ДИКТАТОРА(Пьеса для Гения)

Константин ФилимоновЗа гранью непознанного(Мистические загадки в истории человечества)

Константин ФилимоновМагия и целительство(Советы парапсихолога)

Юлия ФлёриРазреши тебя любить: возвращение к мечте(Любовный роман)

Константин ФилимоновМистические истории(Из практики парапсихолога)

Белослав ДефоКреационистко-астрологическая модель возникновения жизни и индивидуальности(Философия, психология, эзотерика)

Филатов Э.М.Курорты Персидского залива. Объединенные Арабские Эмираты. Часть4(Тур. справочник)

Лидия БеттаккиПретти Вумен по-русски, или Лабиринт одной судьбы. 2часть(Любовный роман)

delta-info.net

Книга Я найду тебя там, где любовь граничит с безумием, Юлия Флери

«Кажется, я навсегда могла запомнить то утро. То туманное хмурое утро на вершине горы с неведомым мне названием. Смотрела на свои руки… такие тонкие, болезненно-бледные руки с чёткими следами его пальцев. Да. Это были его следы, его отметины. Смотрела и мой взгляд постепенно рассеивался, как и утренний туман, окутавший вершину.

Я пришла сюда одна. Я знала, что он ещё спит, но скоро проснётся и будет меня искать. Недолго. Потому что его дом, дом отшельника, стоит непроглядной стеной в гордом одиночестве на склоне глубокого ущелья, из которого есть всего один выход. Тот самый, от которого меня отделяет лишь шаг. Один шаг…

– Мари…

От шумного оклика я заметно вздрогнула, но не обернулась и только тонкая спина до боли напряглась, демонстрируя идеальную осанку, которой меня учили долгих двадцать лет. Рядом с ним я никогда не забуду о ней. Не могу себя позволить. Поэтому, делая над собой усилие, превозмогая боль, я каждый раз выпрямляю спину. Ведь ему это так нравится…

– Ты снова ушла…

Заметил он, останавливаясь рядом. Так же, как и я, смотрел вдаль. Только его руки были сложены за спиной.

– Ответь, Мари, ты любишь меня?

Задал он вопрос, который задаёт мне каждое утро. Не знаю почему… Неужели я не доказала ему свою любовь, бросив всё: родной дом, отца и мать, дорогих сердцу братьев и сестёр, и уехав сюда? В место, которое навсегда станет моим миром… и моей тюрьмой. В место, которое сделало меня счастливой и несчастной одновременно?

– Как вы думаете, Грэй? – Несмело начала я, сдерживая рвущуюся из глубины души дрожь. – Можно ли полюбить человека… – Нет, наверно это не о нём… поэтому я замолчала, поджав губы. – Как вы думаете, Грэй, – продолжила тише, боясь своим дыханием нарушить это мгновение, – можно ли полюбить безумца, который не знает других чувств, кроме насилия… – Он повернул лицо ко мне, наверняка предлагая взглядом продолжить. – Можно ли полюбить того, кто расплывается в улыбке, причиняя боль? Можно ли полюбить того, чьим смыслом жизни стала МОЯ боль, МОЁ унижение?

– Можно. – С мягкой улыбкой ответил мне Грэй и я подняла на него взгляд. – Но только в одном случае.

– Можно. – Повторила беззвучно, одними губами и замерла от его вожделенного взгляда. – Но только в одном случае. Если ты так же безумен. Я люблю вас, Грэй. И вы заразили меня этим безумием, этой неправильной любовью.

– Маленькая моя Мари, – усмехнулся Грэй, приподнимая мой подбородок нежными и такими знакомыми пальцами, – ты ещё так мало знаешь о любви…

– Я знаю, что она там, где есть вы…

– Пообещай мне…

– Не нужно…

– Пообещай. – Властно сверкнули его глаза, и тон принял металлический оттенок. – Пообещай, что никому и никогда ты не повторишь этих слов. Пообещай, что никогда не посмотришь на другого мужчину этим невинным и таким манящим взглядом. Пообещай! Потому что я не смогу спокойно уйти, зная, что ты одинока. Рядом с другим мужчиной ты навсегда станешь одинокой, потому что потеряешь меня.

– Я люблю вас, Грэй, – упрямо повторили мои губы за мгновение до того, как он улетел в пропасть.

Он. Мой единственный мужчина. Мой единственный мучитель.

– Я люблю вас, Грэй. – Прошептала в пустоту. И взглядом последний раз окинула ставший моим последним пристанищем каменный замок, лучи солнца, которые только-только начали пробиваться за горизонтом. Последний раз посмотрела на его, теперь уже бездыханное тело и шагнула в пропасть. Чтобы больше никогда в жизни не быть одинокой.

Они опоздали всего на несколько часов. Отец Мари и её братья. Они освободили вход в ущелье от валунов всего на несколько часов позже, чем было нужно. Они застали лишь два бездыханных окровавленных тела, принесённых в жертву несчастной любви. И прокляли. Прокляли столь любимого ею мистера Грэя навсегда.»

1

– Ну, наконец-то я закончила читать эту муру! – Выдохнула миловидная женщина, закрывая толстенную книгу в твёрдом переплёте.

– Что, Джексон оказался женщиной? – Понимающе усмехнулась экономка, вошедшая буквально пару минут назад, припоминая один из славных советских фильмов.

– Практически.

– Вы смогли отвлечься, Лора Витальевна?

– О, да. Я отвлеклась. Отвлеклась – это даже не то слово. Нет, вы представляете, он, пятидесятилетний мужик, страдающий неизлечимым заболеванием, задурил голову своей восемнадцатилетней воспитаннице, буквально выкрал её из семьи, увёз в горы, предлагая жить отшельниками. Два года избивал, насиловал, унижал, издевался всеми известными ему способами, прикрываясь якобы любовью, чтобы в итоге шагнуть в ущелье этих самых гор, потому что их любви не суждено продлиться вечно. Вы представляете?! – Возмущалась, широко разведя руками, Вера Петровна ей мило улыбалась.

– Но, как я помню из ваших предыдущих высказываний, она уехала с ним по своей воле, не так ли?

– Да. – Лора потупила взгляд, потому как неожиданный вопрос сбил с нужной мысли. – Но, во-первых, она тоже считала это любовью. Причин к этому несколько: и её неопытность, и желание отдаться любви… Восемнадцатый век всё-таки, чем там ещё занимались барышни из богатых семей?.. Во-вторых, она ведь не знала, что её ждёт, что он ей даст в обмен на трепет и нежность. А в-третьих…

– А в-третьих, – перебила Вера Петровна, – она всегда могла вернуться в свою семью, если ей так уж не нравилась такая жизнь.

– О, нет, всё не так просто. – Лора довольно расправила плечи, вступая в полемику. – Кроме того, что её милая головка была толстым слоем запудрена его рассуждениями о своей больной любви, так он ещё, войдя в это самое ущелье, взорвал единственный выход из него. Фактически отрезая все пути к отступлению. А в конце книги, когда из смотровой башни замка увидел, как её родственники, которые всё же нашли парочку, расчищают этот самый проход и близки к успеху, как раз и спровоцировал её к самоубийству, шагнув в пропасть первым. А тут, знаете ли, тонкость психологии. За два года он настолько убедил молоденькую Мари в том, что без него ей свет не мил, что она принимала это как истину и, не зная другой жизни, смело шагнула вслед за своим мучителем. И я бы всё поняла, я бы даже могла оправдать его извращённую фантазию, но, извините, он смертельно болен и в возрасте за пятьдесят, тут, не сегодня, так завтра и в пропасть идти не будет нужно, но она! Она ведь только начала свою жизнь. Молодая и глупая.

– Каждый выбирает свой путь.

– Иногда нас заставляют выбрать свой, Вера Петровна. По разным обстоятельствам. Но, в случае с этой девочкой, вы правы, – смутилась, признавая истину, – едва ли я назову её жертвой. Мне порой казалось, что она действительно безумна ему под стать.

– Кто из нас не совершал ошибок? Правда, они не всегда так фатальны. К тому же, это её первая любовь, – встрепенулась экономка, видимо, припоминая свои глупости в юности лет. – А вы, Лора Витальевна, помните свою первую любовь?

На этот её вопрос Лора загадочно улыбнулась.

– Помню. – Ответила тихо и непозволительно запоздало.

– Какая она была?

Лора даже закрыла глаза, пытаясь сконцентрироваться на ощущениях, так ей понравился этот вопрос.

– Сладкая. – Ответила чуть погодя. – И безответная. – Развела руками и не сдержала смешинку, фактически, очередной раз, признавая правоту женщины. – Я его любила, а он делал мне больно. Я смотрела с замиранием сердца, а он отворачивался и уходил. Вы правы! – Заявила решительно. – Первая любовь всегда заканчивается трагедией. Не всегда острой, не всегда непоправимой, но в каждом, без исключения, случае, трагедией.

– Признаться, мне всегда казалось, что вы не способны на глупости, Лора Витальевна. – Вера Петровна присела рядом с хозяйкой, при этом была абсолютно серьёзна.

– Что так?

– Вы истинный реалист, который умеет слишком быстро оценить ситуацию. Да так это делаете, словно ещё в детстве с доскональной точностью знали, как проведёте всю свою жизнь. С каким мужчиной, с какой профессией, с какой целью. Вы производите впечатление на людей.

– О, нет, думаю, это заслуга моего мужа. Причём, целиком и полностью. До него я была другой. Правда, вот, вы сейчас сказали, я задумалась и… не помню, как это, быть другой. Да, словно действительно была собой всегда. Вот, именно такой, которой являюсь сегодня.

– Вы очень красивая пара. Достойная.

На это замечание Лора промолчала. У неё было своё, особенное мнение на этот счёт.

– Да, пожалуй, ни с кем другим я не чувствовала бы себя так уверенно. Правду говорят, что настоящей, женщина может быть только рядом с настоящим мужчиной. Единственное, что меня смущает, так это как раз та реалистичность, с которой мы оба воспринимаем окружающую действительность. Словно смотрим свысока, словно живём выше остальных. А ещё мы разучились мечтать. – Произнесла с некоторым сожалением.

– Считаете, что в розовых очках жить лучше?

– Не знаю насколько лучше, но проще – это наверняка. А ведь у меня тоже были когда-то эти самые розовые очки. Я точно помню. То время, когда ты веришь людям, их искусной лжи. А сейчас я смотрю и не знаю, что такое доверие. Это убивает во мне всю человечность.

– Скорее, делает вас более суровой, строгой.

– Да, да, я даже знаю, что вы сейчас скажете: что рядом с таким человеком как мой муж, другая бы и не выжила, и будете абсолютно правы. – Подытожила не без капельки грусти.

– Он вас очень любит.

– Только это и спасает. Но, скажу вам точно, очень опасно доверять свою жизнь другому человеку. Вот, так же, как я, безоговорочно, без права на отступление. И… – Улыбнулась. – Словно в этой книге… я своими руками подорвала выход из ущелья.

– Вам пора собираться, Лора Витальевна. – Опомнилась экономка, а Лора лишь посмотрела на неё, склонив голову набок, удивляясь её способности абстрагироваться самой и заставлять опомниться других.

Вера Петровна появилась в их доме два года назад. Очень интересная женщина с интересной судьбой. К пятидесяти годам похоронив всю семью, она разочаровалась в жизни, бросила преподавательство и решила связать свою судьбу с благотворительностью. Продала дом, квартиру, машину, отдала все сбережения, совершенно забыв о собственных потребностях, и едва не оказалась на улице. Наверно она единственный человек, кого из прислуги Лора выбрала сама. Хотя, общим для всех словом «прислуга» назвать её никак нельзя. Она, словно большая мама, заботится о них, оберегает, не даёт совершать ошибки. Только… Лора не знала такого слова, «ошибка» с того самого дня, как вышла замуж. И ещё. Какой бы железной леди её не считали окружающие… внутри оставалась другой. Из плоти и крови. Но об этом знает лишь один человек. Тот, который навсегда изменил её жизнь. Тот, рядом с которым она не боится произнести такого страшного для прагматика слова «люблю». Ведь наши чувства – это наша слабость… Непозволительная для такого жестокого мира людей.

Да, ей действительно было пора.

samkniga.net

Холодный свет далёкой звезды. Юлия Флери

***– Мама, а ты веришь в чудеса?– Если только в те, которые являются творением человеческих рук…– Нет, я не о том. Я о тех чудесах, которые происходят неожиданно. Вот, сегодня ещё ничего не было, а завтра раз – и чудо. В такие веришь?– Не знаю, мне сложно представить, что ты имеешь в виду.– Ну… может такое случиться, что мы вернёмся домой? Раз и навсегда…– Домой? – Прежде чем ответить, Лора предельно аккуратно выпустила воздух из груди. – Дом – это место, где ты нашёл себя, где тебя любят и ждут. Разве нет?– Да, конечно, только… мам… завтра самолёт. У меня два билета и я…– Нет, не хочу. – Ответила поспешно. – Здесь тепло, здесь море. – Улыбка обрела природную нежность, рука скользнула по золотистому песку, пропуская его меж пальцев. – Я даже не загорела. – Озорно закончила и перевернулась на живот, подставляя жарким солнечным лучам свою спину. – Дядя Мансур приедет ночью. Ему можно побыть до самолёта у нас?– Только если папа не против.– Папа не против.– Тогда конечно, он ведь будет тебя сопровождать, нет?– Он… Мам, а почему ты не хочешь его простить?– Кто тебе сказал такую глупость? Я его давно простила. – Лора подтянула солнечные очки на манер ободка, открывая глаза, прищурилась от непривычно яркого света.– Тогда почему?Улыбка стала рассеянной, а очки лёгким движением упали на переносицу, закрывая взгляд.– Я просто устала. – Проговорила нехотя, утроила голову на локтях, усердно делая вид, что вопрос себя исчерпал.– Уже два года...Лора поспешно кивнула, обрывая на полуслове.– Это ты у меня умница, всё понимаешь. – Приподнялась на локтях, погладила детское плечо. – А вот мы с папой остановились где-то в той точке, где есть только вопросы и ни одного ответа. – Он скучает.– Сам так сказал?– Нет. – Детские щёки вспыхнули румянцем. Краем глаза Лора видела, как кулачки напряглись. А когда обернулась, смогла оценить выдержку и стойкость, которые явно не по годам юному дарованию: на смену огню в глазах поселилась безмятежность, а кулачки… да разве же они были?..– Вот когда сам скажет, тогда…– Правда?!Лора засмеялась. Совершенно искренне. Мгновенно стирая из памяти все ненужные мысли.– Он ещё ничего не сказал. – Довольно добавила, успокаивая. Поправила белую панаму и накинула светлую майку на загорелые детские плечи. – Иди в дом, не то сгоришь.– Это потому что у меня очень светлая кожа. Не как у папы.– Но точно его глаза… Только посмотри, – извлекла из красивой плетёной пляжной сумки крошечное зеркальце, – ни единой голубой крапинки. И волосы…– А волосы чёрные. – Незамедлительно поступило возражение, которое Лора была вынуждена принять.– Ещё скажи, что это некрасиво.– Красиво. Всем нравится.– Тогда, что не так?– Домой хочу! – Прозвучало очень резко, и не успела Лора отреагировать, как светлые пятки засверкали в направлении дома.– Так самолёт уже завтра! – Бросила вдогонку, точно зная, что слова достигли цели.Тут же отвернулась, глядя на бесконечную водную гладь, тихо и практически незаметно хмыкнула, удивляясь самой себе, упала на песок, мечтательно потянувшись, выгнувшись.Сейчас было хорошо. Именно потому, что дом далеко. Потому что солнце припекает, а тёплая вода приятно шумит невдалеке. Ильдар так часто говорил о целебной энергии, которая способна оживить, и теперь в эти сказки верилось. Просто она научилась любить себя. Научилась быть благодарной за то, что у неё есть. Научилась улыбаться солнечному дню, буре, снегопаду… А вот по снегу действительно скучала. Дома сейчас зима. Мороз. Новый год… А она на праздники планировала выспаться… и получить подарок. Долгожданный.– Я тебя назову Дилария… – Прошептала, точно зная, что никто не услышит. В глазах мгновенно защипало, но это было так привычно… Улыбнулась, уверенная в том, что всё будет хорошо и получилось расслабиться. ***1– Лора Витальевна, выглядите просто сказочно. – Ева радушно улыбнулась, привставая из-за секретарской стойки. Не теряя времени, положила на край папку с последними отчётами. Лора папку перехватила, но комплимент восприняла скептически. Ухмыльнулась.– Надеюсь, это сказка не про Бабу-Ягу, нет?– Отдых пошёл вам на пользу! – Возмутилась девушка, не забывая сопроводить возглас блеском в глазах. – Такое чувство, что поправились.– Не без этого… – Снисходительно кивнула.– Так вздохнули сейчас, словно это ужасно.– Когда только вернулась и посмотрела на себя в зеркало, думала: не влезу ни в один костюм. – Честно призналась Лора, мельком просматривая содержимое документов. – Германов на месте? – Нахмурилась, прежде чем оторвать взгляд от бумаг. Ева понимающе скривила губы на одну сторону.– На встрече. Соскучились наверно?– Да. Особенно если то, что вижу, не обман зрения. – Провела пальцем по специально выделенным красным маркером строкам.– Не обман. Наша Ниночка из бухгалтерии так с ним скандалила, вы бы слышали. – Ева округлила глаза и перешла на доверительный шёпот. – Кошмар какой-то. Вот сюрприз-то будет… Позвонить ему, предупредить, что вы уже на месте?– Да. А ещё пообещай, что буду насиловать во всех известных мне позах…На этом выражении Ева прокашлялась и немного покраснела. Лора заметно напряглась.– Пару дней назад вас искал Юрий Владимирович…Теперь пришло время прокашляться и Лоре, но всё же нашла силы на то, чтобы вежливо изобразить внимание, пропустив мимо себя последний негласный намёк.– Тоже был не в настроении.Лора задумалась, а Ева привстала и нависла над стойкой.– Не просто позвонил. А сам пришёл. Лично. Одним лишь взглядом метал стрелы и молнии. Сказал, как появитесь, тут же ему сообщить. Лора Витальевна, а у нас ничего не случилось? – Голос чуть дрогнул, а губы неприятно поджались. – С Германовым беседовать отказался, сказал что-то про шелудивого пса. У Ниночки затребовал отчёт за последние полгода. А что, он не в курсе был, что вы в отъезде? – Закончила свою речь и опустилась под тяжёлым взглядом.– Соедини с Гастило, дорогая. – Вместо множества ответов ядовито улыбнулась Лора и прошла в свой кабинет.Двухнедельная поездка на острова была глотком воздуха среди непростых будней. За последние несколько месяцев, изменилось, казалось бы, многое, но при этом ничего существенного не произошло. Та же работа, те же проблемы и заботы. Те же улыбки и сплетни за спиной, но было и что-то такое, что объяснить и понять с первого взгляда не получалось. Сложными были и отношения с Ильдаром. Оба старались что-то прояснить, чем-то угодить, и этими самыми стараниями, грубой тёмной линией перечёркивали ту естественность в отношениях, ту лёгкость, то спокойствие. Всё происходящее объяснимо и понятно, но… уже совсем не так.В отношениях не осталось белых пятен, но не осталось и места для отступления. Они всё обсудили, поняли и приняли позиции друг друга, и снова всплывало вездесущее «но», которое даже не становилось прямым вопросом, а просто мелькало на задворках сознания, держало в напряжении, бросало тень на общее будущее. Ильдар видел решение такой проблемы в своеобразной паузе. Лора, несмотря на то что имела по этому вопросу своё мнение, отказать не смогла. В итоге она была там, а он здесь. Она пыталась пробить глухую оборону, он же, не намерен отступать. Из поездки вернулась вчера вечером, но вместо любящего мужа уловила дома лишь аромат его парфюма… бесконечные командировки, нескончаемые проблемы в делах и просто нежелание открыто посмотреть в глаза. И в этом он не походил на себя самого. Что-то происходило. Что-то, не зависящее от самой Лоры. Что-то такое, что заставляло раз за разом поджимать губы вместо того, чтобы раскричаться, взорваться от переполняющих эмоций. Что-то…– Лора, рад тебя слышать. Давно прилетела? – Прервал круговорот мыслей знакомый голос. Непроизвольно получилось улыбнуться, правда, устало и как-то грустно.– Доброе утро, Юрий Владимирович. – Произнесла и застыла, не зная, как продолжить. Закрыла глаза, пытаясь расслабиться, кончиками пальцев свободной руки принялась массировать висок. Глубоко вздохнула, понимая, что именно для этих целей в разговоре и была выделена непозволительно долгая пауза. – Прибыла вчера вечером, а уже сегодня вся в делах.– Врёшь ведь. – Усмехнулся мужчина на той стороне линии, и было слышно, как барабанит пальцами по столу.– Вру. – Призналась честно, не особо желая этот факт скрыть, покаянно склонила голову и поняла, что действительно напряжение понемногу отпускает. – Но цифры видела. Хочу переговорить с Германовым, прежде чем делать выводы. – Отдохнула?– Было тепло и солнечно. Мне повезло с погодой.Юрий Владимирович озадаченно хмыкнул.– Даже не знаю, у тебя такой потерянный голос… ты специально провоцируешь мои вопросы или действительно переутомилась?– Вопросы? Нет… Сложно всё. Я не привыкла столько времени посвящать себе любимой. В голову лезут разные мысли, в большинстве своём глупые.– Так. И почему ты говоришь об этом мне?– Казалось, вы именно об этом и спрашивали, Юрий Владимирович. Нет?– Нет. Что-то случилось? – Начал он осторожно, но тишина в трубке Лоре показалась напряжённой. Юлить и уходить от ответа не хотелось. А может быть, этот разговор был именно тем глотком свежего воздуха, которого так не хватало в последнее время?..– С какой целью интересуетесь? – Оттянула момент истины.– Лора, я редко меняю свои решения и…– Всё хорошо. – Вдруг перебила, мигом собравшись. Слишком остро почувствовала, в каком направлении движется разговор. Не хотелось бы его возобновлять. Как и тему их с Ильдаром отношений.– По поводу фонда не беспокойся, Роман держит руку на пульсе.– Я постараюсь не отставать. Вы к нам заедете?– На выходных. – Соизволил ответить Гастило на попытку вести светскую беседу. – Лора, ты говорила о глупых мыслях…– Это было невольное отступление. Думаю, всё дело в количестве свободного времени. – Противореча привычкам, отступала, пытаясь найти иной выход.– И всё же! – Прервал мужчина её оправдательную речь. – Не накручивай себя. Не нужно.– Мне иногда кажется, что вы ведёте игру против самого себя, Юрий Владимирович. Проще было убедить меня в обратном.– Восстановить руины невозможно, Лора. В таком случае приходится долго и упорно избавляться от их пыли, и лишь затем строить что-то новое. А новое не всегда лучше.– Вы что-то знаете? – Замерла, сжимая телефонную трубку. Мужчина недовольно выдохнул.– Лора, ты не ценишь мои советы, как делала прежде. Или просто их не слышишь. – Словами, как острой бритвой, резал возможные вопросы.– Я слышу. – Констатировала факт, упрямо поджимая губы. – Не накручивать себя. – Покорно согласилась, подавляя внутреннее возмущение. – Запомнила и постараюсь исполнить в точности. Это всё, Юрий Владимирович? У меня мигает красная лампочка, надеюсь, внимания добивается Германов.– Я понял: ты слышишь, но не хочешь воспринимать. Я заеду на выходные. Что хочешь получить в подарок? Всё же день рождения бывает раз в году.– А можно мне сладкую дольку спокойствия? – Усмехнулась, припоминая неизменную дату.– Только в виде транквилизаторов, детка. Накачаешь ими мужа и, поверь, будешь спокойна, как удав. – До свидания. Надеюсь, Германов порадует меня больше. Жду в субботу.– До встречи.2– Ильдар, мне не нравится её настроение. Не хочешь повлиять? Юрий Владимирович приподнял брови, острым взглядом уставившись на давнего друга. Москвин оставался спокоен. – Накачать транквилизаторами? Ты сейчас серьёзно? – Громко хмыкнул, смакуя коньяк на вкус.– Ей нужно больше внимания, чем обычно. – В ход пошёл наставнический тон, заставляющий скривиться обоих.– Юр… – Нет, ты слышал, что она говорила?!– Я не хочу это сейчас обсуждать.– И никогда не захочешь. – Гастило с готовностью поддакнул, потянувшись за своим бокалом. Ильдар подтолкнул тот ближе к краю стола. – Ты, вообще, в последнее время ничего не хочешь. Самому не надоело? Или боишься признать, что не справляешься?– Давай я сейчас уйду, а ты свои старческие бредни оставишь при себе.– Табиб…– Юра, она моя жена! – В чётко расставленных между словами паузах сквозило недовольство, тон умело сдерживался, хотя восклицания в нём было уже не удержать. – Моя. Не твоя – запомни это. – Я помню. Но помни и ты, что как только твоя жена выбьется из общего течения, проблемы будут у нас двоих.– Юр…– Любящая женщина способна на многое…– Юр…– А женщина, которая сильно любила и в один миг стала ненавидеть, способна на ещё большее…– Юра!..– Она давно уже не ребёнок.– Юра! Хватит, Юра! Я тебя услышал! – Проговорил Ильдар громко и внушительно. Подскочил с места, метнулся по кругу и вернулся на исходную, нависая над рабочим столом Гастило. – Я тебя понял и тоже повторю: Лора не ребёнок. Она прекрасно знает цену словам и поступкам. И о последствиях думает задолго до того, как решится на какое-нибудь действие.Дёрнул стоящий рядом стул на себя и резко опустился, закидывая ногу на ногу. Смотрел исподлобья, не скрывая раздражения.– Она изменилась, подстраиваясь под обстоятельства. Пока чувствовала твою поддержку, была сильной. Как только её не станет, просто не сможет удержаться. Тебе ли не знать, что происходит с человеком, чей мир рушится?..– Лора никогда не была инфантильна! – Прежде она жила с полной уверенностью в тебе и в себе, сейчас же эта уверенность тает на глазах. Лора стала уязвима. – Юра… – Ильдар неодобрительно покачал головой за секунду до того, как выдержка Гастило дала сбой.– Ты выслушаешь меня или нет?! Не будет так, как было раньше! – Мощная ладонь с тяжёлым ударом опустилась на стол. Подняться, пытаясь придавить возражения внушительными размерами, пришла очередь Гастило. Теперь он нависал над столом, разрезая пространство взглядом. – И она слишком самостоятельна, чтобы зависеть от твоего решения. А если говорить ещё доходчивее, то ты… – с эмоциональной подачей ткнул указательным пальцем в сторону Москвина, – зависишь от неё не меньше.– Юра…– И не спорь! Ты не сможешь контролировать жену, если она всё узнает. – Всем своим видом выражая недовольство, Гастило грузно опустился в кресло.– Лора взрослая самостоятельная женщина. – Медленно и настойчиво проговорил Ильдар, упираясь кулаками в поверхность стола. – Лора обманутая женщина, Табиб! И как только поймёт это: увидишь, на что она способна. – Отвернулся в сторону, нервно пережёвывая губами мысленный поток ругательств. – Займись женой. И это мой тебе дружеский совет.Взглядом ясно дал понять, что разговор окончен и проследил за тем, как Москвин демонстративно устраивается поудобнее, не собираясь покидать кабинет.Это был первый подобный разговор за последние восемь месяцев. Ильдар оценил выдержку Гастило, хотя видел, что того прямо распирает высказать нравоучения. О том, что Лора изменилась, напоминать было лишним. Он и сам слишком хорошо видел её реакцию на каждое своё действие. И если прежде было не то, что бы слепое преклонение, скорее, безграничное доверие… То теперь… теперь она анализировала каждое его слово, каждую улыбку, каждый жест, а жить под постоянным контролем было сложнее, чем казалось когда-то. Она повзрослела, многое в её восприятии изменилось. И на прошлое Лора смотрела с высоты своего сегодняшнего полёта. И чего-то ей не хватало. Ильдар и сам не раз пробовал начать серьёзный разговор, что-то прояснить, что-то проверить, но Лора умело выскальзывала из, казалось бы, железной хватки. И видит ведь, что изворачивается, а предъявить ей нечего. И это напрягало. Как и её взгляд. Если раньше был прямой, серьёзный, но при этом он оставался взглядом любящей женщины, то сейчас этот взгляд что-то искал. Скрытый смысл, двойное дно.Лору можно было понять. Нельзя было добиться истины. А ещё она боялась. Да. В ней был страх. Тот самый, который когда-то уже решил за них двоих. Лора боялась Ильдара потерять и этот страх ею руководил. Не давал раскрыться, не давал спокойно выдохнуть, закрыть глаза, почувствовать умиротворение. А вместе со страхом зарождалось и сопротивление, которое она объясняла себе как самооборону. Защищала то, что считает своим, не замечая, что этим самым отдаляется. Она задавала вопросы. Те, на которые у Ильдара не было ответов. Те, ответы на которые могут её ранить, убить или, как говорит Гастило, ответы, которые могут заставить её ненавидеть. А обижать свою девочку хотелось меньше всего на свете. В этом Ильдар остался неизменен. Он готов защищать, готов закрывать, но не может этого сделать, потому что растёт стена. Высокая и крепкая. Стена между ними. Вот и сейчас, она приехала, не предупредив, что возвращается раньше запланированного. Не позвонила и когда ночевала в доме одна. Боялась отвлечь? Это не про Лору. Она боялась узнать то, что знать не положено. Не могла сказать наверняка, но точно чувствовала. И этим чувством можно было объяснить многое.– Что молчишь? – Недовольно буркнул Гастило, разглядывая мыслительный процесс не без интереса.– Я не хочу сделать ей больно. – Тихо отозвался Ильдар и вместо привычного взгляда в глаза закрыл лицо обеими руками, сильно растирая кожу, прогоняя нахлынувшую усталость.– Тогда сделай ей ребёнка. Прозвучало как насмешка, но Ильдар вместо того, чтобы взорваться, отрицательно качнул головой.– Что, нет? – Теперь уже вполне реально усмехнулся Гастило. – Женщину могут отвлечь только дети. Твоя Лора не исключение. – Принялся он лениво рассуждать. – С фондом разберёмся, ты же знаешь… Она счастлива, ты спокоен. Чем не вариант?– Это не выход. – Снова отрицательно качнул головой и уставился взглядом в одну точку.– Не выход пустить всё на самотёк, Табиб. И я не узнаю тебя. Когда дело касается жены, ты просто перестаёшь соображать. Это похвально, но только не в случае с бизнесом. Ильдар откинулся на стуле, расслабляясь, Гастило, наоборот, из-за стола встал, хитро поглядывая.– Табиб, я не буду стоять в стороне. – Проговорил вдруг и с решимостью ответил на резко вскинутый взгляд. Выждал, пока чернота глаз, свидетельствуя о полном понимании, загустеет, пока напряжение не затронет все, без исключения, клеточки тела.Ильдар медленно встал, подошёл, становясь вплотную, улыбка, похожая на оскал, тронула губы и миновала глаза.– Не приближайся к ней.– Не тебе решать. – Растянул Гастило каждую гласную букву.– Юр, – Ильдар отступил, всем своим видом выдавая недоумение, – мы всё обсудили ещё тогда. Что тебе неймётся-то, а?– Я считаю, что у каждого человека должен быть выбор. – Гастило!– Что? – Развёл руками, явно насмехаясь. – Я могу дать ей то, что отказываешься давать ты. Твоей девочке семья нужна. Она может быть не просто удобной, она может быть незаменимой. И роль матери, согласись, ей к лицу.– Ты не притронешься к ней. – Произнёс тихо и с явной угрозой.– Я давно мечтал о наследнике.– Не посмеешь. – Покачал головой, нарушая степенные рассуждения.– К тому же, она очень красивая женщина.– Юра, брось свои шутки. – Тихо прорычал.– А я не шучу! – Прозвучало как вызов и Ильдар сцепил зубы. Гастило ловко расстегнул пуговицу пиджака, освобождая грудь для потока воздуха, помассировал мощную шею. – Короче, я тебе не ставлю сроки, не ставлю условия, но, поверь, – глянул исподлобья, – когда мне надоест смотреть на этот цирк, уверенно шагну в её сторону. – И плевать на общее дело?– На безбедную старость своим внукам я давно заработал. – Пожал тот плечами, не скрывая издёвки.– Я тебя понял, Юра. – Лениво бросил Ильдар, отступая. Развернулся, направляясь к выходу.– А где же твоё гордое «Я принимаю вызов!»? Получил насмешливое в спину, и на мгновение остановился. Медленно развернулся, чтобы посмотреть в глаза, встряхнул плечами, сбрасывая с них налёт усталости.– По стенке размажу, если приблизишься, веришь?– Верю. Но не боюсь. – Прозвучало в тишине кабинета и только после этого мужчины смогли разойтись.Каждый остался при своём мнении. Каждый остался, не удовлетворённым исходом беседы. Но ни один не намерен уступить.

feisovet.ru

Книга Холодный свет далёкой звезды. Юлия Флери

***

– Мама, а ты веришь в чудеса?

– Если только в те, которые являются творением человеческих рук…

– Нет, я не о том. Я о тех чудесах, которые происходят неожиданно. Вот, сегодня ещё ничего не было, а завтра раз – и чудо. В такие веришь?

– Не знаю, мне сложно представить, что ты имеешь в виду.

– Ну… может такое случиться, что мы вернёмся домой? Раз и навсегда…

– Домой? – Прежде чем ответить, Лора предельно аккуратно выпустила воздух из груди. – Дом – это место, где ты нашёл себя, где тебя любят и ждут. Разве нет?

– Да, конечно, только… мам… завтра самолёт. У меня два билета и я…

– Нет, не хочу. – Ответила поспешно. – Здесь тепло, здесь море. – Улыбка обрела природную нежность, рука скользнула по золотистому песку, пропуская его меж пальцев. – Я даже не загорела. – Озорно закончила и перевернулась на живот, подставляя жарким солнечным лучам свою спину.

– Дядя Мансур приедет ночью. Ему можно побыть до самолёта у нас?

– Только если папа не против.

– Папа не против.

– Тогда конечно, он ведь будет тебя сопровождать, нет?

– Он… Мам, а почему ты не хочешь его простить?

– Кто тебе сказал такую глупость? Я его давно простила. – Лора подтянула солнечные очки на манер ободка, открывая глаза, прищурилась от непривычно яркого света.

– Тогда почему?

Улыбка стала рассеянной, а очки лёгким движением упали на переносицу, закрывая взгляд.

– Я просто устала. – Проговорила нехотя, утроила голову на локтях, усердно делая вид, что вопрос себя исчерпал.

– Уже два года...

Лора поспешно кивнула, обрывая на полуслове.

– Это ты у меня умница, всё понимаешь. – Приподнялась на локтях, погладила детское плечо. – А вот мы с папой остановились где-то в той точке, где есть только вопросы и ни одного ответа.

– Он скучает.

– Сам так сказал?

– Нет. – Детские щёки вспыхнули румянцем. Краем глаза Лора видела, как кулачки напряглись. А когда обернулась, смогла оценить выдержку и стойкость, которые явно не по годам юному дарованию: на смену огню в глазах поселилась безмятежность, а кулачки… да разве же они были?..

– Вот когда сам скажет, тогда…

– Правда?!

Лора засмеялась. Совершенно искренне. Мгновенно стирая из памяти все ненужные мысли.

– Он ещё ничего не сказал. – Довольно добавила, успокаивая. Поправила белую панаму и накинула светлую майку на загорелые детские плечи. – Иди в дом, не то сгоришь.

– Это потому что у меня очень светлая кожа. Не как у папы.

– Но точно его глаза… Только посмотри, – извлекла из красивой плетёной пляжной сумки крошечное зеркальце, – ни единой голубой крапинки. И волосы…

– А волосы чёрные. – Незамедлительно поступило возражение, которое Лора была вынуждена принять.

– Ещё скажи, что это некрасиво.

– Красиво. Всем нравится.

– Тогда, что не так?

– Домой хочу! – Прозвучало очень резко, и не успела Лора отреагировать, как светлые пятки засверкали в направлении дома.

– Так самолёт уже завтра! – Бросила вдогонку, точно зная, что слова достигли цели.

Тут же отвернулась, глядя на бесконечную водную гладь, тихо и практически незаметно хмыкнула, удивляясь самой себе, упала на песок, мечтательно потянувшись, выгнувшись.

Сейчас было хорошо. Именно потому, что дом далеко. Потому что солнце припекает, а тёплая вода приятно шумит невдалеке. Ильдар так часто говорил о целебной энергии, которая способна оживить, и теперь в эти сказки верилось. Просто она научилась любить себя. Научилась быть благодарной за то, что у неё есть. Научилась улыбаться солнечному дню, буре, снегопаду… А вот по снегу действительно скучала. Дома сейчас зима. Мороз. Новый год… А она на праздники планировала выспаться… и получить подарок. Долгожданный.

– Я тебя назову Дилария… – Прошептала, точно зная, что никто не услышит. В глазах мгновенно защипало, но это было так привычно… Улыбнулась, уверенная в том, что всё будет хорошо и получилось расслабиться.

***

1

– Лора Витальевна, выглядите просто сказочно. – Ева радушно улыбнулась, привставая из-за секретарской стойки. Не теряя времени, положила на край папку с последними отчётами. Лора папку перехватила, но комплимент восприняла скептически. Ухмыльнулась.

– Надеюсь, это сказка не про Бабу-Ягу, нет?

– Отдых пошёл вам на пользу! – Возмутилась девушка, не забывая сопроводить возглас блеском в глазах. – Такое чувство, что поправились.

– Не без этого… – Снисходительно кивнула.

– Так вздохнули сейчас, словно это ужасно.

– Когда только вернулась и посмотрела на себя в зеркало, думала: не влезу ни в один костюм. – Честно призналась Лора, мельком просматривая содержимое документов. – Германов на месте? – Нахмурилась, прежде чем оторвать взгляд от бумаг. Ева понимающе скривила губы на одну сторону.

– На встрече. Соскучились наверно?

– Да. Особенно если то, что вижу, не обман зрения. – Провела пальцем по специально выделенным красным маркером строкам.

– Не обман. Наша Ниночка из бухгалтерии так с ним скандалила, вы бы слышали. – Ева округлила глаза и перешла на доверительный шёпот. – Кошмар какой-то. Вот сюрприз-то будет… Позвонить ему, предупредить, что вы уже на месте?

– Да. А ещё пообещай, что буду насиловать во всех известных мне позах…

На этом выражении Ева прокашлялась и немного покраснела. Лора заметно напряглась.

– Пару дней назад вас искал Юрий Владимирович…

Теперь пришло время прокашляться и Лоре, но всё же нашла силы на то, чтобы вежливо изобразить внимание, пропустив мимо себя последний негласный намёк.

– Тоже был не в настроении.

Лора задумалась, а Ева привстала и нависла над стойкой.

– Не просто позвонил. А сам пришёл. Лично. Одним лишь взглядом метал стрелы и молнии. Сказал, как появитесь, тут же ему сообщить. Лора Витальевна, а у нас ничего не случилось? – Голос чуть дрогнул, а губы неприятно поджались. – С Германовым беседовать отказался, сказал что-то про шелудивого пса. У Ниночки затребовал отчёт за последние полгода. А что, он не в курсе был, что вы в отъезде? – Закончила свою речь и опустилась под тяжёлым взглядом.

– Соедини с Гастило, дорогая. – Вместо множества ответов ядовито улыбнулась Лора и прошла в свой кабинет.

Двухнедельная поездка на острова была глотком воздуха среди непростых будней. За последние несколько месяцев, изменилось, казалось бы, многое, но при этом ничего существенного не произошло. Та же работа, те же проблемы и заботы. Те же улыбки и сплетни за спиной, но было и что-то такое, что объяснить и понять с первого взгляда не получалось. Сложными были и отношения с Ильдаром. Оба старались что-то прояснить, чем-то угодить, и этими самыми стараниями, грубой тёмной линией перечёркивали ту естественность в отношениях, ту лёгкость, то спокойствие. Всё происходящее объяснимо и понятно, но… уже совсем не так.

В отношениях не осталось белых пятен, но не осталось и места для отступления. Они всё обсудили, поняли и приняли позиции друг друга, и снова всплывало вездесущее «но», которое даже не становилось прямым вопросом, а просто мелькало на задворках сознания, держало в напряжении, бросало тень на общее будущее. Ильдар видел решение такой проблемы в своеобразной паузе. Лора, несмотря на то что имела по этому вопросу своё мнение, отказать не смогла. В итоге она была там, а он здесь. Она пыталась пробить глухую оборону, он же, не намерен отступать.

Из поездки вернулась вчера вечером, но вместо любящего мужа уловила дома лишь аромат его парфюма… бесконечные командировки, нескончаемые проблемы в делах и просто нежелание открыто посмотреть в глаза. И в этом он не походил на себя самого. Что-то происходило. Что-то, не зависящее от самой Лоры. Что-то такое, что заставляло раз за разом поджимать губы вместо того, чтобы раскричаться, взорваться от переполняющих эмоций. Что-то…

– Лора, рад тебя слышать. Давно прилетела? – Прервал круговорот мыслей знакомый голос. Непроизвольно получилось улыбнуться, правда, устало и как-то грустно.

– Доброе утро, Юрий Владимирович. – Произнесла и застыла, не зная, как продолжить. Закрыла глаза, пытаясь расслабиться, кончиками пальцев свободной руки принялась массировать висок. Глубоко вздохнула, понимая, что именно для этих целей в разговоре и была выделена непозволительно долгая пауза. – Прибыла вчера вечером, а уже сегодня вся в делах.

– Врёшь ведь. – Усмехнулся мужчина на той стороне линии, и было слышно, как барабанит пальцами по столу.

– Вру. – Призналась честно, не особо желая этот факт скрыть, покаянно склонила голову и поняла, что действительно напряжение понемногу отпускает. – Но цифры видела. Хочу переговорить с Германовым, прежде чем делать выводы.

– Отдохнула?

– Было тепло и солнечно. Мне повезло с погодой.

Юрий Владимирович озадаченно хмыкнул.

– Даже не знаю, у тебя такой потерянный голос… ты специально провоцируешь мои вопросы или действительно переутомилась?

– Вопросы? Нет… Сложно всё. Я не привыкла столько времени посвящать себе любимой. В голову лезут разные мысли, в большинстве своём глупые.

– Так. И почему ты говоришь об этом мне?

– Казалось, вы именно об этом и спрашивали, Юрий Владимирович. Нет?

– Нет. Что-то случилось? – Начал он осторожно, но тишина в трубке Лоре показалась напряжённой. Юлить и уходить от ответа не хотелось. А может быть, этот разговор был именно тем глотком свежего воздуха, которого так не хватало в последнее время?..

– С какой целью интересуетесь? – Оттянула момент истины.

– Лора, я редко меняю свои решения и…

– Всё хорошо. – Вдруг перебила, мигом собравшись. Слишком остро почувствовала, в каком направлении движется разговор. Не хотелось бы его возобновлять. Как и тему их с Ильдаром отношений.

– По поводу фонда не беспокойся, Роман держит руку на пульсе.

– Я постараюсь не отставать. Вы к нам заедете?

– На выходных. – Соизволил ответить Гастило на попытку вести светскую беседу. – Лора, ты говорила о глупых мыслях…

– Это было невольное отступление. Думаю, всё дело в количестве свободного времени. – Противореча привычкам, отступала, пытаясь найти иной выход.

– И всё же! – Прервал мужчина её оправдательную речь. – Не накручивай себя. Не нужно.

– Мне иногда кажется, что вы ведёте игру против самого себя, Юрий Владимирович. Проще было убедить меня в обратном.

– Восстановить руины невозможно, Лора. В таком случае приходится долго и упорно избавляться от их пыли, и лишь затем строить что-то новое. А новое не всегда лучше.

– Вы что-то знаете? – Замерла, сжимая телефонную трубку. Мужчина недовольно выдохнул.

– Лора, ты не ценишь мои советы, как делала прежде. Или просто их не слышишь. – Словами, как острой бритвой, резал возможные вопросы.

– Я слышу. – Констатировала факт, упрямо поджимая губы. – Не накручивать себя. – Покорно согласилась, подавляя внутреннее возмущение. – Запомнила и постараюсь исполнить в точности. Это всё, Юрий Владимирович? У меня мигает красная лампочка, надеюсь, внимания добивается Германов.

– Я понял: ты слышишь, но не хочешь воспринимать. Я заеду на выходные. Что хочешь получить в подарок? Всё же день рождения бывает раз в году.

– А можно мне сладкую дольку спокойствия? – Усмехнулась, припоминая неизменную дату.

– Только в виде транквилизаторов, детка. Накачаешь ими мужа и, поверь, будешь спокойна, как удав.

– До свидания. Надеюсь, Германов порадует меня больше. Жду в субботу.

– До встречи.

2

– Ильдар, мне не нравится её настроение. Не хочешь повлиять?

Юрий Владимирович приподнял брови, острым взглядом уставившись на давнего друга. Москвин оставался спокоен.

– Накачать транквилизаторами? Ты сейчас серьёзно? – Громко хмыкнул, смакуя коньяк на вкус.

– Ей нужно больше внимания, чем обычно. – В ход пошёл наставнический тон, заставляющий скривиться обоих.

– Юр…

– Нет, ты слышал, что она говорила?!

– Я не хочу это сейчас обсуждать.

– И никогда не захочешь. – Гастило с готовностью поддакнул, потянувшись за своим бокалом. Ильдар подтолкнул тот ближе к краю стола. – Ты, вообще, в последнее время ничего не хочешь. Самому не надоело? Или боишься признать, что не справляешься?

– Давай я сейчас уйду, а ты свои старческие бредни оставишь при себе.

– Табиб…

– Юра, она моя жена! – В чётко расставленных между словами паузах сквозило недовольство, тон умело сдерживался, хотя восклицания в нём было уже не удержать. – Моя. Не твоя – запомни это.

– Я помню. Но помни и ты, что как только твоя жена выбьется из общего течения, проблемы будут у нас двоих.

– Юр…

– Любящая женщина способна на многое…

– Юр…

– А женщина, которая сильно любила и в один миг стала ненавидеть, способна на ещё большее…

– Юра!..

– Она давно уже не ребёнок.

– Юра! Хватит, Юра! Я тебя услышал! – Проговорил Ильдар громко и внушительно. Подскочил с места, метнулся по кругу и вернулся на исходную, нависая над рабочим столом Гастило. – Я тебя понял и тоже повторю: Лора не ребёнок. Она прекрасно знает цену словам и поступкам. И о последствиях думает задолго до того, как решится на какое-нибудь действие.

Дёрнул стоящий рядом стул на себя и резко опустился, закидывая ногу на ногу. Смотрел исподлобья, не скрывая раздражения.

– Она изменилась, подстраиваясь под обстоятельства. Пока чувствовала твою поддержку, была сильной. Как только её не станет, просто не сможет удержаться. Тебе ли не знать, что происходит с человеком, чей мир рушится?..

– Лора никогда не была инфантильна!

– Прежде она жила с полной уверенностью в тебе и в себе, сейчас же эта уверенность тает на глазах. Лора стала уязвима.

– Юра… – Ильдар неодобрительно покачал головой за секунду до того, как выдержка Гастило дала сбой.

– Ты выслушаешь меня или нет?! Не будет так, как было раньше! – Мощная ладонь с тяжёлым ударом опустилась на стол. Подняться, пытаясь придавить возражения внушительными размерами, пришла очередь Гастило. Теперь он нависал над столом, разрезая пространство взглядом. – И она слишком самостоятельна, чтобы зависеть от твоего решения. А если говорить ещё доходчивее, то ты… – с эмоциональной подачей ткнул указательным пальцем в сторону Москвина, – зависишь от неё не меньше.

– Юра…

– И не спорь! Ты не сможешь контролировать жену, если она всё узнает. – Всем своим видом выражая недовольство, Гастило грузно опустился в кресло.

– Лора взрослая самостоятельная женщина. – Медленно и настойчиво проговорил Ильдар, упираясь кулаками в поверхность стола.

– Лора обманутая женщина, Табиб! И как только поймёт это: увидишь, на что она способна. – Отвернулся в сторону, нервно пережёвывая губами мысленный поток ругательств. – Займись женой. И это мой тебе дружеский совет.

Взглядом ясно дал понять, что разговор окончен и проследил за тем, как Москвин демонстративно устраивается поудобнее, не собираясь покидать кабинет.

Это был первый подобный разговор за последние восемь месяцев. Ильдар оценил выдержку Гастило, хотя видел, что того прямо распирает высказать нравоучения. О том, что Лора изменилась, напоминать было лишним. Он и сам слишком хорошо видел её реакцию на каждое своё действие. И если прежде было не то, что бы слепое преклонение, скорее, безграничное доверие… То теперь… теперь она анализировала каждое его слово, каждую улыбку, каждый жест, а жить под постоянным контролем было сложнее, чем казалось когда-то. Она повзрослела, многое в её восприятии изменилось. И на прошлое Лора смотрела с высоты своего сегодняшнего полёта. И чего-то ей не хватало.

Ильдар и сам не раз пробовал начать серьёзный разговор, что-то прояснить, что-то проверить, но Лора умело выскальзывала из, казалось бы, железной хватки. И видит ведь, что изворачивается, а предъявить ей нечего. И это напрягало. Как и её взгляд. Если раньше был прямой, серьёзный, но при этом он оставался взглядом любящей женщины, то сейчас этот взгляд что-то искал. Скрытый смысл, двойное дно.

Лору можно было понять. Нельзя было добиться истины. А ещё она боялась. Да. В ней был страх. Тот самый, который когда-то уже решил за них двоих. Лора боялась Ильдара потерять и этот страх ею руководил. Не давал раскрыться, не давал спокойно выдохнуть, закрыть глаза, почувствовать умиротворение. А вместе со страхом зарождалось и сопротивление, которое она объясняла себе как самооборону. Защищала то, что считает своим, не замечая, что этим самым отдаляется.

Она задавала вопросы. Те, на которые у Ильдара не было ответов. Те, ответы на которые могут её ранить, убить или, как говорит Гастило, ответы, которые могут заставить её ненавидеть. А обижать свою девочку хотелось меньше всего на свете. В этом Ильдар остался неизменен. Он готов защищать, готов закрывать, но не может этого сделать, потому что растёт стена. Высокая и крепкая. Стена между ними. Вот и сейчас, она приехала, не предупредив, что возвращается раньше запланированного. Не позвонила и когда ночевала в доме одна. Боялась отвлечь? Это не про Лору. Она боялась узнать то, что знать не положено. Не могла сказать наверняка, но точно чувствовала. И этим чувством можно было объяснить многое.

– Что молчишь? – Недовольно буркнул Гастило, разглядывая мыслительный процесс не без интереса.

– Я не хочу сделать ей больно. – Тихо отозвался Ильдар и вместо привычного взгляда в глаза закрыл лицо обеими руками, сильно растирая кожу, прогоняя нахлынувшую усталость.

– Тогда сделай ей ребёнка.

Прозвучало как насмешка, но Ильдар вместо того, чтобы взорваться, отрицательно качнул головой.

– Что, нет? – Теперь уже вполне реально усмехнулся Гастило. – Женщину могут отвлечь только дети. Твоя Лора не исключение. – Принялся он лениво рассуждать. – С фондом разберёмся, ты же знаешь… Она счастлива, ты спокоен. Чем не вариант?

– Это не выход. – Снова отрицательно качнул головой и уставился взглядом в одну точку.

– Не выход пустить всё на самотёк, Табиб. И я не узнаю тебя. Когда дело касается жены, ты просто перестаёшь соображать. Это похвально, но только не в случае с бизнесом.

Ильдар откинулся на стуле, расслабляясь, Гастило, наоборот, из-за стола встал, хитро поглядывая.

– Табиб, я не буду стоять в стороне. – Проговорил вдруг и с решимостью ответил на резко вскинутый взгляд. Выждал, пока чернота глаз, свидетельствуя о полном понимании, загустеет, пока напряжение не затронет все, без исключения, клеточки тела.

Ильдар медленно встал, подошёл, становясь вплотную, улыбка, похожая на оскал, тронула губы и миновала глаза.

– Не приближайся к ней.

– Не тебе решать. – Растянул Гастило каждую гласную букву.

– Юр, – Ильдар отступил, всем своим видом выдавая недоумение, – мы всё обсудили ещё тогда. Что тебе неймётся-то, а?

– Я считаю, что у каждого человека должен быть выбор.

– Гастило!

– Что? – Развёл руками, явно насмехаясь. – Я могу дать ей то, что отказываешься давать ты. Твоей девочке семья нужна. Она может быть не просто удобной, она может быть незаменимой. И роль матери, согласись, ей к лицу.

– Ты не притронешься к ней. – Произнёс тихо и с явной угрозой.

– Я давно мечтал о наследнике.

– Не посмеешь. – Покачал головой, нарушая степенные рассуждения.

– К тому же, она очень красивая женщина.

– Юра, брось свои шутки. – Тихо прорычал.

– А я не шучу! – Прозвучало как вызов и Ильдар сцепил зубы. Гастило ловко расстегнул пуговицу пиджака, освобождая грудь для потока воздуха, помассировал мощную шею. – Короче, я тебе не ставлю сроки, не ставлю условия, но, поверь, – глянул исподлобья, – когда мне надоест смотреть на этот цирк, уверенно шагну в её сторону.

– И плевать на общее дело?

– На безбедную старость своим внукам я давно заработал. – Пожал тот плечами, не скрывая издёвки.

– Я тебя понял, Юра. – Лениво бросил Ильдар, отступая. Развернулся, направляясь к выходу.

– А где же твоё гордое «Я принимаю вызов!»?

Получил насмешливое в спину, и на мгновение остановился. Медленно развернулся, чтобы посмотреть в глаза, встряхнул плечами, сбрасывая с них налёт усталости.

– По стенке размажу, если приблизишься, веришь?

– Верю. Но не боюсь. – Прозвучало в тишине кабинета и только после этого мужчины смогли разойтись.

Каждый остался при своём мнении. Каждый остался, не удовлетворённым исходом беседы. Но ни один не намерен уступить.

samkniga.net

Юлия Флёри. "Ты не моя"

(любовный роман) PDF, TXT, EPUB, FB2

Это произошло случайно. Она казалась ему глотком свежего воздуха, но в реальности обещала непременно принести в жизнь перемены. Перемены, порой, нежеланные. Окружала и окутывала, заставляя поверить в какую-то параллельную реальность, окунуться в новый мир. А потом ушла. Так же неожиданно, как и когда-то появилась.

Она увлекала своей неповторимостью, загадкой. Она решала, предлагая беспрекословно подчиниться, а он просто не смог уловить ту грань, на которой стоит остановиться, и пропал.

Именно так началась эта история любви... или история одной сумасшедшей...

 

Перейти на ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА

 

 

Отрывок из книги

Это был тяжёлый день. До омерзения. До отвращения. Особенной тяжестью в голове и теле отозвался вечер с его грёбанными переговорами. И даже мысль о заключённой сделке не грела. Хотя… наверно, ничего особенного. Тяжёлой была и вся неделя, и месяц, и даже год. Нет, не год… последние лет пять… или семь. Он уже не помнил, когда всё это началось. Врал, конечно, ведь память не отшибло. И число помнил, и месяц. Помнил даже примерное время, правда, лучше от этого не становилось. И хотелось лишь побыстрее добраться домой. Кто его уговорил купить дом в такой глуши?.. Истинный городской житель, которого не трогает не стихающий рёв моторов за окном и соседи, оккупировавшие со всех сторон. Да. Нужно было брать квартиру. Но ведь иметь свой дом за городом престижно. По крайней мере, Марина утверждала именно так. А ещё сотня её подружек и любимая мамуля. Будущая тёща. От воспоминаний о скором появлении новых родственников заученным механическим движением передёрнулись плечи. С определённого момента лишних людей рядом он не держал. Жизнь рассудила от кого отказаться можно. И привычки менять не хотел. Не думал даже. Сейчас думал только о том, как бы поскорее завалиться на кровать и закрыть глаза. Да. Именно об этом. Даже принимать душ не хотелось. Глупость, конечно, сморозил… Вода исцеляет, придаёт сил, какое-то необъяснимое чувство свободы и будто бы полёта… А, значит, завалиться на кровать вот так, в чём есть… как в молодости, как в той далёкой, настоящей жизни, уже не выйдет. И брюки снимет, и носки. Кто знает, может, даже пиджак повесит на плечики, ведь в пиджаке под душ не полезешь.

Дежурной улыбкой отозвался охранник на въезде в посёлок и открыл ворота. И не лень ему топтаться на улице, приветствуя зажравшихся представителей местной элиты? Вот он сам бы ни за что тут не стал. Уж лучше бы пулю в лоб, а этот вон стоит, улыбается. Возможно, даже доволен жизнью, ведь здесь смена сутки через трое и зарплата. Мельчает народ, мельчает… За деньги себя уважать перестаёт. Нет идей, нет стремлений. Желания получить нечто большее чем материальные блага, и того нет. Впрочем, может, оно и правильно. Так спокойнее. Создаётся иллюзия счастья. Он сейчас, как и этот охранник, тоже счастлив. Доволен своим положением, может беззастенчиво похвастаться успехами. Невеста, опять же, умница, красавица… Разница лишь в том, что понимает, чувствует ту самую незаметную разницу между счастьем и его видимостью. Счастлив человек иначе. Совсем не так, как он счастлив сейчас. И нет этого щекочущего нервы азарта, желания побеждать, поскорее заглянуть за следующий поворот судьбы… Ему и заглядывать-то некуда. Какие повороты? Всё на сто лет вперёд ясно. Офис, дом, жена с её бесконечными шмотками и рассуждениями на тему «как мы проведём лето». Детей в планах и то нет. А ведь ему уже тридцать шесть… Пора бы задуматься. «Ага, вот, прямо сейчас и подумаю» – криво улыбнулся отражению собственных глаз в зеркале заднего вида. На самом деле он понимал, знал, что детей не хочет. В том смысле, что не просто не хочет, а дать им нечего. Кроме тех же денег. А откуда взять чувство полёта, вдохновения, единения с самим собой? На пальцах объяснить, что ли? «Вот и подумал о детях, ничего не скажешь».

И как же всё-таки хочется закрыть глаза… Тяжёлый выдох позволил на мгновение расслабиться. Да, всего на мгновение. Которого, кстати, хватило, чтобы зацепить кого-то на пустынной, казалось бы, дороге. Резко дав по тормозам, Слава оглянулся, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь на запорошенной снегом обочине, но, то ли смотрел не туда, куда нужно, то ли смотреть уже было не на что, увидеть так ничего и не удалось. Мысленно выругавшись, а вслух лишь раздражённо прорычав что-то невнятное, не имеющее смысла, а, скорее, выражающее крайней степени досаду, дёрнул ремень безопасности. Снова оглянулся, обтёр лицо сухими ладонями и всё же из машины выбрался. Свежий морозный воздух приятно обжёг лёгкие. Наверно стоило поскорее разобраться в случившемся и уладить возможный конфликт до его зарождения, но он позволил себе передышку. На то самое счастье, которое хоть и редко, но всё же посещало. Именно в такие моменты. Когда тишина, свет одинокого фонаря где-то вдали и бесконечный поток снежных хлопьев кружится в небе. Когда никому и ничего не должен. Хотя, говоря о долге, Слава явно погорячился. Ведь кого-то он всё же на своей машине да сбил.

От невесёлых мыслей отвлекал знакомый с детства приятный скрип свежего снега в морозную ночь. Пожалуй, лучше чем ночью, он скрипит только ранним утром. На рассвете. И запах у морозного утра особенный. Что-то неуловимое, бодрящее. Сейчас запах был тоже, но совсем не тот. Одинокая фигура женщины заставила замереть на месте и напрочь выбила из головы весь предшествующий тому сумбур.

– С тобой всё в порядке? – Спросил первое, что пришло на ум, хотя на уровне подсознания понимал, что едва ли услышит ответ. – Эй?.. – Склонил голову, пытаясь заглянуть в её лицо.

Женщина стояла, приткнувшись спиной к его авто. Стояла и будто ничего не замечала перед собой. Не понимала где находится и что происходит. С каким-то неестественным интересом рассматривала свои ладони.

– Ты заблудилась? – Неловко прохрипел, на уровне подсознания понимая, что закончиться выплатой материального ущерба сложившаяся ситуация не может в принципе.

Окидывая взглядом весьма и весьма странную особу, Слава выдохнул сквозь сжатые зубы, напряжённой ладонью растёр шею, отмечая, как не вовремя он оказался на этой дороге, в посёлке, да и в этой никчемной жизни.

– Ты одна здесь? – Озвучил пришедшую на ум мысль и тут же оглянулся в поисках ответа, ведь незнакомка продолжала хранить молчание и не позволяла нарушить её мнимое уединение.

Едва слышно взвыл, осознавая всю безвыходность своего положения. Женщина начала раздражать. По-хорошему ему бы стоило сделать вид, что ничего не произошло, ведь она цела и невредима, запрыгнуть в машину и вжать педаль газа в пол, но что-то останавливало. И, нет, это была отнюдь не жалость к ближнему. И уж точно не страх быть наказанным. Это нечто большее. Словно… словно глоток свежего воздуха в бесконечной череде будней. Так странно… но сейчас действительно было как-то легко и чёрт его знает, что переклинило в мозгу и откуда эта лёгкость взялась, но даже с места двигаться не хотелось. Стоял и смотрел на случайную встречную. Необычная. Будто сумасшедшая, она находилась в каком-то своём мирке и не спешила оттуда выглядывать. Едва заметное шевеление губ можно было принять за шёпот, бормотание, но, даже наклонившись ближе, не удалось разобрать ни звука. В какой-то момент незнакомка будто ожила. Резко, словно и не было этого забытья. Осмотрелась по сторонам, кутаясь в густой воротник шубы, пытаясь запахнуть её на груди. Мелко задрожали губы, и даже показалось, что стало уловимо чуть слышное постукивание зубов. Леденящий ветер подул со стороны, приводя в чувства обоих. Пожалуй, только тогда Слава и приметил не по сезону лёгкую обувь на ногах женщины – это были открытые туфли на шпильке. Тонкий каблучок утопал в сбитом дорожном снеге, позволяя тому касаться обнажённой кожи. Только тогда увидел посиневшие кончики пальцев, тонкий слой инея, покрывающий ворот дорогого меха – она слишком близко прижимала его к губам и тёплое дыхание заставляло плавиться упавшие на мех снежинки. Сейчас, видимо, дыхание было не настолько тёплым, а мороз не настолько щадящим и длинные ворсинки покрывались тончайшим слоем льда. Точно таким же, как и её ресницы.

Странная встреча сулила проблемы и приключения. Пускаться в приключения Слава зарёкся лет десть назад, потому, нервно тряханув головой, повысил тон и перешёл к более официальному обращению, фактически выстраивая между собой и незнакомкой непроницаемую стену.

– Если с вами всё в порядке… – Начал громко и уверенно, на что женщина резко вскинула взгляд, с целью найти его глаза.

Ловко взгляд его она поймала и отпускать не пожелала. Мгновенно справившись с охватившей тело дрожью, с достоинством королевы, медленно и грациозно подняла подбородок, выпрямила спину, выдала чуть надменную улыбку.

– Вам следовало быть более осмотрительным за рулём. – Проговорила, и не пытаясь продемонстрировать упрёк. – Вы меня сбили, так, с чего взяли, будто что-то может быть в порядке?

Ответа и не ждала. Мягко улыбнувшись, чуть повернула лицо в сторону, опустила взгляд, неловко повела плечами.

– Впрочем, эта встреча спасла мне жизнь. – Добавила чуть погодя. – Я жутко замёрзла, продрогла насквозь и не откажусь от чашечки горячего чая. – Проронила, заставляя нервно жевать губами в ответ на последнее заявление.

– Так, вы заблудились? – Утвердительно кивнул, а незнакомка будто поджала губы. Именно «будто», ведь пыталась сделать это незаметно.

– Совершенно не ориентируюсь на местности. – Неловко рассмеялась и для убедительности, желая ускорить процесс, а период ненужного допроса максимально укоротить, позволила холоду пронзить её насквозь. Отпустила контроль и тело, точно на автомате, выдало порцию ярко выраженной дрожи.

– Вы здесь живёте?

Незнакомка стрельнула грозным взглядом, демонстрируя недовольство тем, что её намёки проигнорировали.

– Могу предложить вам свой телефон. – Для убедительности Слава даже руку к внутреннему карману пальто протянул, а незнакомка безразлично улыбнулась. – Позвоните своим друзьям, родителям, мужу… – Принялся перечислять, пытаясь разглядеть на её лице отклик.

– К сожалению, – вздохнула она, – к моему и вашему… – Добавила со значением. – Я не сильна в цифрах, но если моё общество для вас в тягость, соглашусь на предложение довезти до ближайшей гостиницы. Кажется, она была здесь недалеко, у реки. – Безвольно рукой взмахнула, правда, в противоположную сторону.

– Зимой она пустует. – Выдал Слава не без сожаления и, ощущая, как усилившийся за время разговора мороз охватывает ладони, ноги, спрятанные в хорошие зимние ботинки, снова покосился на незнакомку.

– Неподходящее вы время выбрали для прогулок. – Посетовал, но приглашающий жест в сторону автомобиля всё же сделал.

Не сразу понял, чего женщина ждёт, остановившись со стороны пассажирской двери и нахмурился, понимая, что стоит идти следом и помочь.

– Не поймите неправильно. – Головой качнула она, оправдываясь, пока Слава открывал дверь. – Пальцы замёрзли и совершенно отказываются работать. – Проговорила с каким-то эмоциональным спадом, в лицо его вглядывалась, но Слава предпочёл от лишней информации отгородиться и всё же добраться домой. Пусть и с незваной гостьей.

Устроился на водительском сидении, стараясь в сторону незнакомки не смотреть, а та уже и не пыталась обратить на себя внимание. Отогревалась, оттаивала, а спустя время и вовсе сникла.

– Как тебя зовут? – Спросила вдруг, когда только расслабился. Спросила, а на него не смотрит, так и продолжает гипнотизировать взглядом дорогу.

От проницательности незнакомки стало не по себе. Да что там… разозлила! Абсолютно отстранённая внешне, она не прекращала анализировать ситуацию. Будто под контролем держала. А сейчас дала возможность это понять.

– Злишься? – Подала она голос вновь и голову повернула. Сверкнула глазами как истинная ведьма. В темноте салона, пожалуй, только этот блеск и увидел.

– Да я вижу ты, малышка, отогрелась? – Рыкнул вместо того, чтобы промолчать или сделать вид, будто её вопроса не понял. – Как снова захочешь прогуляться, ты мне скажи. – Удовлетворённый ответным молчанием, нагло хмыкнул.

– Такой странный вечер… Не находишь? – Грустно улыбнулась она вместо того, чтобы послушно замолчать. – Ещё утром я была уверена в том, что всё происходящее предельно ясно и понятно, а уже вечером жизнь зависит от настроения хамоватого мужчины. Обидно.

– Радует лишь то, что у нас всегда есть выбор: терпеть неподходящую компанию или всё же выйти и наслаждаться одиночеством. Свой можешь сделать уже сейчас.

– Из этих слов выходит, что ты выбор всё же сделал. – Уколола тоном.

– Да, и очень надеюсь на твою благодарность. Заткнись и не беси меня минут пять. А там делай, что хочешь! – Болезненно скривился, будто каждое слово выходило под усилием, причиняя видимый дискомфорт.

Она усмехнулась. Властно, надменно, будто забавляясь его реакцией. Теперь смотрела без стеснения и должной опаски. Всё равно, что разглядывала и не боялась это демонстрировать. А Слава ответил. На взгляд, разумеется. Дал по тормозам, так, что незнакомка на месте дёрнулась, удерживаемая ремнём безопасности и посмотрел прямо в глаза. Её громкий смех, казалось, ударной волной прокатился не то, что по нему самому, по его машине, но и по всему посёлку. А потом смех стих, горящий безумием взгляд потух, а губы, будто и не было этого помутнения, тихо проронили:

– Как тебя зовут?

Наверно выгнать из машины её стоило в ту же секунду. Это было необходимо, жизненно важно для эгоистичной себялюбивой натуры любого здравомыслящего мужика. Просто взять и выгнать. Не полениться, обойти машину, устремившись к пассажирской двери, дёрнуть на себя закостеневшую от ночного мороза ручку и рвануть за меховой воротник, который отчего-то стал раздражать. К слову, в этот раз Слава решил не играть с судьбой и намеревался проделать подобный фокус, но незнакомка рассудила иначе. С лёгкостью нажала на кнопку блокиратора двери и без зазрения совести наблюдала за увесистыми ударами тяжёлых ботинок по одеревенелой всё от того же мороза резине.

Выдохся Слава быстро. И трёх взмахов ногой хватило, чтобы опомниться и рассмеяться в голос. Так же, как и женщина, сидящая в его машине, сделала это минуту назад. Просто рассмеялся, сбрасывая негатив. Обогнув машину ещё раз, не удивился тому, что дверь со стороны водителя оказалась открытой. Спокойно сел, дёрнул рычаг переключения передач и тронулся с места. В этот раз отвечать на требовательный взгляд нужным не посчитал.

– Как тебя зовут? – Проронила она снова совершенно невинно. В какой-то момент даже показалось, что действительно вычёркивает из памяти неудачные эпизоды. Ему бы так…

– Слава. – Ответил с неоправданной для ситуации лёгкостью. «Смирился» – недовольно констатировал для самого себя, но постарался сделать этот мыслительный процесс как можно незаметнее.

– Слава? – Чуть удивлённо пробормотала женщина. – Станислав, Святослав, Вячеслав?

– Просто Слава. Не знала, что имя такое есть? – Рыкнул в ответ на её варианты, а незнакомка безразлично пожала плечами.

– А меня зовут Ада.

– Очень символично. – Издевательски хмыкнул и тут же резанул взглядом. – Просто Ада? – Не остался в долгу ни в надменном тоне, ни в самой небрежной подаче. – Аида, Адена, Адина? – Изогнул бровь и чуть вытянул вперёд губы, ловя себя на мысли, что ожидает её выпада.

– А ты злопамятный. – Легко отмахнувшись, усмехнулась женщина. – И меня действительно зовут просто Ада. Хотя я вот не поняла, к чему было это упоминание о символичности. Согласись, ты вёл себя недостойно и моя реакция оказалась не более чем закономерной. К чему были эти вспышки гнева, агрессии? Резкие движения – и те с трудом дались, но ты не поленился, себя пересилил. И в чём смысл, если я всё так же сижу перед тобой и, кстати, всё же узнала заветное имя? Ты заслужил такое моё обращение и вспоминать о символичности было излишне.

– Я бы не отказался от молчаливой благодарности в ответ на моё великодушие. – Скривил Слава губы, вовлекаясь в её рассуждения. – Считаешь себя вправе давать уроки вежливости?

– Ты устал. И я всего лишь напомнила, что виноватых в твоей усталости здесь нет. Но, не скрою, твои эмоции мне приятны. Ведь они настоящие… Как редко в наше время можно встретить…

– Приехали. – Грубо перебил, не позволяя развить тему в нужную для неё сторону.

Справившись с пультом ворот, загнал автомобиль в просторный двор и громко хлопнул дверью, уходя. П,ригласить за собой следом, разумеется, не догадался.

Глава 1

В ярком искусственном свете гостиной комнаты происходящее приобрело резкие черты реальности, жёсткости, будничности.

Сказка морозной ночи подошла к концу, как только они пересекли порог его дома. Ещё в прихожей, где Слава постарался как можно быстрее избавиться от ботинок, пальто, отставил в сторону рабочий портфель этого прочувствовать было нельзя. Не захотел и не стал задумываться об этом. Все его движения были намеренно порывистыми, источающими безразличие. Что угодно, только бы не оставаться с ней в замкнутом пространстве. Будто сбежал. А вот женщина оставаться лишь ночным видением не хотела и довольно-таки уверенно сделала шаг вперёд, окидывая интерьер придирчивым взглядом.

По сути-то, Слава понимал, что не интерьер, не предметы декора привлекали внимание, а лишь желание сориентироваться в незнакомой обстановке, но сам по себе первый вариант течения событий устроил бы его больше. Вариант, при котором эта женщина могла бы вызвать брезгливость, отвращение или, на крайний случай, безразличие. А вот вникать в подробности, пытаться понять её сущность не хотелось вовсе. Сознание с завидным постоянством выставляло красные стоп-сигналы вокруг её личности, её ауры, вокруг её восприятия как женщины. Но все эти стоп-сигналы, насколько яркими они ни были, одна её улыбка перечеркнула с убийственной лёгкостью.

Сейчас её можно было рассмотреть во всей красе. И посмотреть было на что! Идеальна. Такое впечатление складывалось при первом взгляде на милое личико. Нет, не на милое. Это не про неё. Скорее… Скорее, это был идеал общепринятой красоты. Тот, который в моде именно сейчас, сегодня, в этот день и этот час. Высокие скулы, пухлые губы, правильной формы и идеальной пропорции брови, ярко очерченные профессиональным визажистом глаза. Без сомнения, работы лучших пластических хирургов. Ничего натурального! Этим Слава даже успел себя порадовать… Ну, не хотелось видеть перед собой женщину. Настоящую, стоящую… А вот эта кукла была в самый раз. Всё та же иллюзия счастья, о которой он упоминал не так давно. Вот, смотришь на неё и вроде бы счастлив, а копни глубже – открывается пустота. Безмерная. Как пропасть, как целая вселенная. Получилось вздохнуть с облегчением и улыбнуться. Преимущественно грустно и, в основном, самому себе.

А она будто и не заметила этого вздоха облегчения. Снова в свой мир окунулась. Видимо, в тот самый, в котором представляет себя королевой. Шагнула вглубь комнаты, элегантным движением сбросила с плеч дорогой мех и, не заботясь о сохранности, с лёгкостью бросила его на пол, точно зная, что завтра, взамен этой очаровательной шубки в её гардеробе появится новая. Не менее замечательная и не менее дорогая. Массивное колье на шее, которое не удалось приметить раньше, сейчас просто резало глаз. Изумруды. Они делали, скорее всего обыденный в жизни зелёный цвет глаз необыкновенно ярким, манящим. Лишним было только выражение недовольства на красивом личике – она тоже о колье вспомнила. И о том, что оно будто душит, сковывает. Потому ладонь и прошлась лёгким прикосновением по бесценным камням в поисках защиты, свободы. Справившись с застёжкой, женщина небрежным броском отправила дорогую побрякушку туда же, где своего часа ожидал не менее дорогой мех. Холодные камни запутались, скрылись в густом ворсе, а красавица вздохнула полной грудью. Наконец, посмотрела на хозяина приветливого дома и не поленилась выдать одну из самых обворожительных улыбок, на которые, вне всяких сомнений, была способна.

– В этом доме есть ванная комната? Мои губы от неестественной синевы скрывает разве что яркая помада. – Низко рассмеявшись своей шутке, незнакомка приблизилась с намерением лично осмотреть жилище и всё же достичь желаемого. – Не любишь, когда кто-то посягает на границы личного пространства? – Понимающе кивнула в ответ на недовольный взгляд, присела на подлокотник дивана и сбросила туфли, неловко разминая уставшие от них стопы.

– Милая, я жутко устал и был бы тебе безмерно признателен, помолчи ты хоть несколько минут. Я проведу тебя в комнату, я включу тебя горячую воду и с удовольствием выслушаю дифирамбы моему гостеприимству, но не сейчас.

– Забыл добавить: давай останемся друзьями. – Сделала она попытку рассмеяться, как вздрогнула.

– Я просто хочу спать! – Прогремел раздражённый крик и желание потешаться не то, чтобы исчезло, нет. Скорее, оно временно ретировалось. – Иди за мной. – Будто бы извиняясь за свою несдержанность выдохнул Слава и двинулся в сторону лестницы, ведущей на второй этаж.

Он толкнул ближайшую дверь, не пытаясь рассчитать силу, щёлкнул по включателю света, пересёк гостевую комнату и остановился у двери в ванную.

– Здесь ты будешь спать, раз уж назвать адрес, по которому тебя рады видеть, отказываешься. – Кивнул в сторону кровати. – Это ванная. – Небрежно ткнул пальцем в сторону двери ванной комнаты и тут же её толкнул, демонстрируя удобства.

Не желая утихомирить нарастающее раздражение, включил свет и там. Дёрнул за рычаг смесителя, врубая горячую воду на максимум. В какой-то момент понял, что выдохся. А, может, осознал всю бессмысленность действий и замер, стоя к женщине спиной. Медленно выдохнул, двумя ладонями разом стёр с лица следы раздражения и усталости, запрокинул голову вверх и выдохнул снова. Теперь уравновешенно, спокойно, благосклонно. Даже возникла мысль извиниться за неуместное представление. Решительно повернулся и обнаружил новую знакомую совсем рядом с собой. Она стояла к Славе спиной, двумя руками приподняв пышные светлые волосы к затылку. Даже ругнуться толком не получилось, глядя на её дерзость.

– Расстегни. – Подсказала женщина, чувствуя замешательство.

Так и не дождавшись встречных движений, обернулась, недовольно глянула в глаза.

– Я не справлюсь с ними даже при всём желании. – Едва заметно указала взглядом на жёсткие застёжки платья со спины. – Расстегни. – Повторила, но теперь мягче. Будто покоряясь.

А Славе оставалось только усмехнуться тому, как ловко она внушила ему эту идею. Профессиональная обольстительница, не иначе.

С застёжками он справился. Потянул и за бегунок потайной молнии сбоку, продемонстрированный изящным поворотом тела в порядке очерёдности. Даже бретели поправил, сбрасывая их с плеч – она так хотела, она подставлялась под его руки, не спрашивая разрешения.

Переступила гладкую ткань, скопившуюся у её ног, каким-то необъяснимо свободным движением сбросила бюстгальтер, трусики, подала руку, предлагая помочь справиться со ступенями подиума у высокого бортика ванной. Ничуть не смутившись под пристальным взглядом, на дно опустилась, подтянув к себе колени, чувствуя, как горячая вода всё выше и выше поднимается по телу, в стремлении его поглотить.

– Что-нибудь ещё? – Рыкнул, недовольный тем, что соблазнить попыталась. Спровоцировать, продемонстрировать его слабость перед обнажённым женским телом.

– Если только пену… Обожаю пену. В такие мгновения кажется, что ты уже в раю, а вокруг лишь белые пушистые облака. – Прикусила губу, забавляясь его реакцией. – Но если нет… – Показалась абсолютно несчастной и даже вздохнула в панике.

– Придётся тебе, милая, довольствоваться тем, что есть. Я, как ты понимаешь, от рая далёк. – Проговорил Слава ровно и вышел. Просто вышел, не желая слышать её ответы, анализировать их и делать какие-то выводы. Хватит на сегодня.

Его комната была в противоположном конце коридора. Именно сейчас это казалось неплохим решением проблемы. Пусть он смотрел только в глаза, пока она… Ада… нагло демонстрировала свои прелести… Пусть. Но готов был с любым спорить: её тело оказалось так же идеально, как и лицо. И грудь… Он примерно представлял сколько эта грудь стоила её… кому? Любовнику? Да. Наверно так. Ведь на куклах не женятся. Он бы точно не женился. Дорогая игрушка, которую нужно наряжать и показывать друзьям.

Что-то неприятное резануло по нервам… Его Марина в некоторой степени была такой же куклой. Разве что её красота не стоила Славе ни гроша… А вот одевать и хвастаться – в этом та же беда. А жена должна быть такой, чтобы не демонстрировать, а прятать сокровенное. Хрупкое счастье, которое так легко разрушается от мимолётного дуновения ветра. Так он представлял себе это прежде. Сейчас же согласен и на Марину. Тоже в некотором смысле её покупал. Иначе никак. Дрянной характер, уродующие тело шрамы, целый букет хронических заболеваний, от которых не спрятаться, не скрыться. Сейчас вот ноющей болью отдавала поясница – многочасовые переговоры в вынужденной позе дают о себе знать. А она получит состоятельного супруга, которому по барабану её пустые разговоры, периодические закидоны и глупые истерики. При том, что глупой она вовсе не была. Просто вжилась в роль. Ведь х,орошо понимала, кого Слава хочет видеть рядом с собой, вот и соответствовала. И Ада кому-то соответствует… Иначе и быть не может.

Захотелось смыть с себя тяжесть этого дня раз и навсегда, потому и врубил воду на полную мощь, разбросав одежду по своей ванной. Правда, пользоваться предпочитал душевой кабинкой. Быстро и результативно. Как всё в его жизни. Той самой, где, казалось бы, давно нет места удовольствию.

Из душа вышел, накинул на тело полотенце и завалился на кровать. Так, как и мечтал до этой странной встречи. Только вот уснуть отчего-то не получалось. Не сразу понял, что отвлекает шум воды. Тот самый шум, который доносится из гостевой комнаты, хотя с чего бы ему этот шум слышать? Прежде никогда не замечал и считал звукоизоляцию в комнате достаточной, а теперь… Ещё с полчаса слушал, не меньше, пока терпение не приблизилось к своему пределу. Только тогда оделся и резким шагом преодолел коридор. Заморачиваться и стучать в двери не счёл нужным. Просто ворвался. Ворвался, иначе и не назовёшь, но Ада не шелохнулась. Ванная комната, наполненная густым паром, кран с водой, который, как сейчас понимал, ещё сам открыл и бьющая по голове, запредельная температура.

– Ты ещё не облезла, плескаться? – Гневно выкрикнул. На самом деле на себя злился. Ведь боялся, будто что-то могло случиться. По смесителю ударил, прекращая поток воды, руку на дно опустил, пытаясь найти и вытащить основную заглушку, ведь сама Ада открыла только дополнительные, чтобы потоп не устроить. Выругался сквозь зубы, пытаясь перетерпеть боль от обжигающе горячей воды и Аду за плечи на себя дёрнул. В полотенце укутал, на пол поставил, а она будто и не понимает, что происходит. Смотрит на него, не моргая, и забывает как дышать.

– Если ты сейчас спросишь, как меня зовут, я не удивлюсь. – Проговорил будто бы в сторону, самому себе усмехаясь в ответ на её странную реакцию.

– Зачем? Я всё помню. Ты Слава. – Вроде бы удивилась она и проморгалась, но взгляд яснее не стал. Так и остался завороженным. Так смотрят, когда пытаются создать иллюзию внеземной любви… Или на старого знакомого, которого не ожидал увидеть. Слава не попадал ни под одну из предложенных категорий, потому насторожился.

– Всё в порядке? Мозги не вскипели?

– Нет. Я отогреться пыталась. – Поёжилась Ада. Из объятий выскользнула, уворачиваясь в сторону, но тут же обернулась, будто уговаривая себя, что обозналась, и теперь с удвоенным вниманием его разглядывая.

Теперь женщиной её назвать язык не поворачивался. Нет, безусловно, женщина. Красивая и всё такое, но выражение лица без тонны агрессивно нанесённого макияжа было каким-то детским, наивным. Невинной её не позволял назвать взгляд. Вот взгляд уж действительно зрелый, осознанный. Сейчас она с собой совладала и интерес попыталась спрятать, но Слава чувствовал, как только отворачивается, что она пытается глянуть исподтишка.

Спать расхотелось и не придумал ничего лучшего, как составить новой знакомой компанию.

– Может, чаю? – Сам себе удивился. Не припомнил момент, когда был так же услужлив и лишь мысль о том, что эта их первая и последняя встреча не позволяла забрать слова назад.

– Да, конечно, но мне совершенно нечего одеть. – Развела руками, будто извиняясь, и неловко топталась на коврике у ванной, придерживая за края широкое полотенце.

Недовольно глянула, когда на постели гостевой комнаты легла стопка женской одежды.

– Даже не вздумай спрашивать, откуда у меня эти вещи. – Предупредил Слава её возмущённый взгляд.

Тут же схватил пару маек, домашние штаны, сорвал этикетки и втолкнул Аде прямо в руки.

– Жду тебя в низу. – Бросил на выходе из комнаты и хлопнул дверью.

Встретил её у самой лестницы, как только спустилась. Нервно повёл плечами, верно, понимая, что идея познакомиться поближе была явно лишней. А вот Ада так не считала. Демонстрировала довольство и сияла обворожительной улыбкой. Будто не на чай с бутербродами её пригласил, а предложил пару путёвок на острова.

– Ты живёшь один? – Озвучила она свои догадки, дефилируя мимо Славы к дивану гостиной комнаты, но присаживаться не стала, лишний раз окинула дом придирчивым взглядом и, с чем-то мысленно согласившись, удовлетворённо кивнула. Казалось, ответа и не ждала вовсе, но в его лицо заглянула заинтересованно и ответить пришлось.

– Пока один. – Пожал плечами, склонив голову набок.

Ада тихо рассмеялась. Будто прочла его мысли. Будто поняла полутона.

– Кажется, перспектива разделить с кем-либо свою территорию не очень радужна. Или я неверно истолковала это твоё «пока один»?

Своим вопросом только усилила догадки и вызвала очередную порцию мужского раздражения. И это, кстати, тоже уловила. Кажется, Аду происходящее забавляло.

– Просто не люблю лишних людей вокруг себя. – Пояснил недовольно и оттого напряжённо, тихо. – И суету не люблю. Бесполезную суету. Она только раздражает.

Сделал пару шагов к ней навстречу и спрятал ладони в карманах брюк, пытаясь для себя понять роль этой женщины в своей жизни. А она будто специально красовалась под этим взглядом, представляя себя в более выгодном ракурсе. «Хочет сменить спонсора» – посетила резонная мысль и Слава оскалился, Ада в ответ на легко читаемую улыбку приподняла и изогнула одну бровь.

– Вот как? – Вызывающе прошептала.

Приблизилась к кофейному столику, на котором весьма некстати оказалась ваза с фруктами. Не вписывалась эта ваза в предложение выпить чаю, но это Слава только сейчас понял, после её понимающей улыбки. Из небогатого набора выбрала апельсин, обхватила его длинными пальчиками и собственным выводам улыбнулась.

– А вот я люблю, чтобы было шумно. – Губу закусила, не пытаясь из мыслей вырваться. –Чтобы громко, ярко. Чтобы толпа людей вокруг и улыбки… Море белоснежных улыбок, направленных в твою сторону. И шёпот за спиной. – На Славу короткий озорной взгляд бросила. – Чтобы боялись в глаза взглянуть, чтобы сплетни рождались одна за одной. – Широко улыбнулась его прищуру. – Ведь в толпе незнакомых, чуждых тебе людей так легко затеряться и в полной мере прочувствовать боль одиночества… О-о… Это сладостное чувство… – Мечтательно закатила глаза, выражая восторг эротичным стоном. – Вот так, сидя в собственном огромном доме вовсе не одиночество посещает тебя. Не оно. В гости наведывается жалость, сострадание к собственной никчемности, а в толпе… Всё так остро, будто тончайшее лезвие, разрезающее тонкую кожу, проникающее в ткани. Сразу азарт, а потом боль. Ноющая, пульсирующая. И утихает она лишь после того, как рану стянуть.

Закусила губу добела, а потом вернулась. Из мира своего вернулась и наваждение схлынуло, оставляя на лице лишь блуждающую улыбку.

–, Значит, у тебя намечаются изменения в личной жизни. – Заключила в итоге и деловито кивнула.

– Как хорошо разговаривать с человеком, который понимает тебя с полуслова. – Добавил Слава, не пытаясь скрыть иронию, и отправился за обещанным чаем.

Чувствовал, что в спину упирается тот же взгляд, который открыл для себя ещё в ванной комнате – Ада его разглядывала. Каждое движение изучала, каждую неуловимую интонацию и то, что сказать бы и не хотел, но от неё скрыть отчего-то не получалось.

– Умеешь играть? – Подошёл вроде и не таясь, но Ада отчего-то вздрогнула, будто успела забыть о его присутствии.

Она стояла у рояля. Шикарный инструмент остался в качестве бесполезного подарка от прежних хозяев дома. В интерьер вписывался, да и заниматься его перепродажей, транспортировкой было как-то не с руки, оттого и оставил.

Когда только вошёл, Ада водила изящным пальчиком над его поверхностью, будто не решаясь притронуться. После оклика вздрогнула, взгляд на него перевела и не сразу сумела с эмоциями справиться – глаза горели. Азартом, страстью, каким-то сумасшедшим огнём. Прежде он не раз видел этот взгляд. Ну, не этот, конечно, такой же. «Ещё секунда и оргазм» – самая лестная характеристика этим глазам. Сейчас отчего-то был уверен, что не каждый мужик может довести Аду до такого состояния, а вот инструмент справлялся безупречно.

– Играешь? – Уточнил как извинения за то, что посмел отвлечь. Сам крышку над клавишами приподнял, устанавливая в правильное положение. Под вожделенным женским взглядом прикоснуться к ним отчего-то не решился, хотя иногда любил провести пальцами по всему ряду, не заботясь о сохранности настройки.

Сделал попытку улыбнуться, но в этот раз Ада не поддержала. Взгляд потух, заставляя усомниться в том, что видел, а вот напряжённость теперь читалась весьма и весьма явно.

– Что-то не так? – Склонил голову набок, а она отмахнулась, правда, бравировать и не пыталась. Устало поджала губы, чуть дольше чем должна была держала глаза прикрытыми, а потом медленно выдохнула.

– К сожалению, я не играю. – Открестилась, но в голосе слышалось какое-то сочувствие к самой себе, сожаление. – К тому же, у такого инструмента должен быть только один хозяин.

– Брось, ты просто не видела, у кого я купил этот дом и… что сказать, думаю, его использовали лишь для того, чтобы заниматься сексом. Высота подходящая. – Добавил в ответ на скептический взгляд.

Ада усмехнулась. Потом только опомнилась и на Славу уставилась.

– А ты? Владеешь?

– Я? Нет. Подобных пристрастий как-то не возникало. – Открестился. Даже руками подобный жест повторил.

На инструмент облокотился и тут же отметил, как Ада напряглась. Беззвучно рассмеялся.

– Что? Порядочным людям не престало так обращаться с музыкальным инструментом? – Не скрывая издёвки, нагло ухмыльнулся.

– Мне всё равно. В конце концов, это твой рояль. – Пробубнила Ада и отвернулась, явно не зная, чем себя занять, чтобы нервозность скрыть. – Ты предлагал чай? – Добавила в голос уверенности. – Кажется, он уже остыл…

И двинулась в сторону дивана, правда, к предложенному напитку так и не притронулась. Всё смотрела на Славу, стоящего у рояля в непринуждённой позе. Едва нахмурила лоб, когда клавиш он всё же коснулся. Небрежно, будто с инструментом прощаясь, и дёрнулась всем телом в момент, как Слава её на подглядывании поймал.

– Почему ты на меня так смотришь? – Спросил и нагло ухмыльнулся оттого, что Ада замешкалась. Губы приоткрыла, а что сказать не знала.

Что-то прикидывая в уме, он всё же отвернулся, не желая заводить гостью за пределы смущения. Но ответа ждал. И он сам, и она это знали наверняка, потому всем телом напрягся, как только Ада шумно выдохнула, придя к какому-то мысленному результату после недолгой борьбы с собой.

– А ты когда-нибудь любил?.. – Тихо проронила она и этот вопрос заставил пакостно оскалиться. Подобные игры Слава давно не признавал и, надо признаться, в гостье разочаровался. Правда, вида не подал, так и стоял, опираясь на рояль, уставившись в густую темноту за окном гостиной комнаты.

– Даже не знаю, что и сказать… – Напряжённо пробормотал, ожидая продолжения. Выдохнул, руками развёл и на Аду через плечо покосился. Она улыбалась.

– А я любила! – Громогласно заявила и вальяжно на диване устроилась. Руки раскинула в стороны, подбородок задрала, уютно уместив затылок на подголовнике дивана, смотрела будто свысока, будто с негласной претензией. В ответ на постную мину физиономии Славы расхохоталась, опасно скаля зубы. – И, знаешь, наверно это было лучшее время моей жизни. Что чувствует человек, когда он влюблён? – Чуть вперёд наклонилась, к более эмоциональному ответу призывая. Слава отозвался. Корпусом к ней развернулся и глянул с прищуром, будто подвох найти пытался.

– Не знаю. Может, ты мне расскажешь? – Проговорил вкрадчиво, на что Ада глазами гневно сверкнула.

– И я не расскажу. – С досадой выдохнула, неопределённо рукой махнула и снова к спинке дивана откинулась. – Это не передать словами, только почувствовать можно. Закрыть глаза и вдохнуть эти чувства полной грудью, позволяя им себя захватить. Нельзя передать словами, потому что в тот момент тебя больше не существует – рождается новый человек. Счастливый, беззаботный. Как бабочка… – Грустно улыбнулась. – Жаль, что у всех бабочек один печальный исход… И приходится вновь волочить бренное тело, проживать бессмысленную жизнь. Ты согласен с тем, что без любви нет смысла? – Тут же подобралась. Смотрела так, будто от ответа её следующий вдох зависит. Слава, пусть и нехотя, но согласно кивнул.

– Скорее всего, что так…

– Ну вот… ты тоже несчастен. Я это сразу поняла, как только тебя увидела. – Сделала она мгновенное заключение. – Счастливый человек ничего вокруг себя не замечает, движется к намеченной цели, а ты…

– Что я? – Раздражённо слово перехватил. Ада мягко улыбнулась.

– А ты пьёшь чай с абсолютно незнакомой женщиной вместо того, чтобы спокойно спать в собственной постели. Ведь ты устал. Ты хотел отдохнуть. Ты забыться хотел и в этом сне на какое-то время потеряться. Как думаешь, почему остался здесь со мной? Тебе ведь всё равно…

– Ты не ответила на мой вопрос. – Не желая путаться в витиеватых рассуждениях гостьи, Слава холодно усмехнулся и позицию сменил, перебравшись в кресло гостиного гарнитура. Чашку чая к себе придвинул и сделал один глоток.

– Разве не ответила? – Удивилась Ада и пожала плечами. Выглядела совершенно растерянной. Провела руками по светлым волосам, оглянулась по сторонам, будто не понимая, где находится, и снова пожала плечами. – Ты похож на мою первую любовь. Незабываемые впечатления. К сожалению, нам не суждено было остаться вместе…

– Это удел первой любви. Она всегда остаётся в прошлом в виде приятного воспоминания. – Всё же согласился Слава, поддерживая женскую уязвимость. – Он тебя бросил?

– Я бы не назвала это так… Просто он не взял меня с собой. – Плавающий взгляд заострился, размытая улыбка приобрела чёткие очертания. Ада снова стала собой: роковой обольстительницей, которой хотела быть сегодня.

– Ты знаешь, где он сейчас? У него семья, дети?

– Ни семьи, ни детей. А сам он сейчас в Европе. Навсегда останется там.

– И, дай угадаю, к себе не зовёт?

Ада рассмеялась.

– Не зовёт. Никогда не позовёт. А сама я не поеду. Боюсь.

– Чего?

– Того, что прошлое вернётся…

Купить скачать книгу Ты не моя

Комментарии

delta-info.net


Смотрите также