Читать онлайн "Кошки-Мышки" автора Снежная Рика - RuLit - Страница 3. Рика снежная кошки мышки


Читать онлайн книгу Кошки-Мышки (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Назад к карточке книги

КОШКИ – МЫШКИ

Забудь покой, кто вздумал править женщиной.

Публий

   1.

   Чуть дрожащими от волнения руками я вытащила билет из веера лежащего перед моим личным кошмаром.

   – Двадцать три, – выдохнула, испытывая облегчение от сознания того, что этот билет я учила.

   Мой кошмар по имени Геннадий Николаевич, обладатель звучной фамилии Самофал, снисходительно кивнул головой и записал в журнал, лежащий на столе, напротив моей фамилии номер билета. Сволочь! Ненавижу его! Когда эта кобелина пришла к нам в аудиторию первого сентября и сообщила, что является нашим куратором, я готова была в истерике биться головой об стенку. Сука! В тот момент мы, студенты третьего курса, специальности «Металловедения и Термообработки металлов», а попросту МТ, поняли, как мы попали. Про этого преподавателя ходили легенды среди студентов и далеко не все они были веселыми и безобидными. Точнее они все были самые мрачные. В свои тридцать лет, Геннадий Николаевич уже являлся доцентом кафедры, что, поверьте, для большинства других молодых преподавателей было недостижимой мечтой. Благодаря протекции своего папочки или все-таки благодаря своему труду, в чем я сильно сомневаюсь, но факт оставался фактом – Самосвал, так мы называли его между собой, был доцентом. Это звание накладывало на него свой отпечаток. Вообще, он и без этого был бы козлом, а так он еще был и заносчивой скотиной.

   Что самое главное на сессии для студента? Нет, не знания, а нормальный преподаватель, у которого можно списать, желательно из конспекта лекций, в крайнем случае, воспользоваться шпаргалкой. На зачетах и экзаменах Самосвала, об этом можно было только мечтать. Поворот головы – расстрел на месте. Лишний вздох, и ты пересаживаешься на первую парту, пред ясны очи Геночки. Хотя, глазки были у него далеко не ясными, да и сам он был, как по мне, крайне неприятным типом. На голову выше меня, когда я была без каблуков и почти вровень со мной, когда я не забывала о том, что девушка и надевала юбку и туфли на десятисантиметровом каблуке. Гена, правильнее будет называть его, заменяя в первом слоге букву "Е" на "Э", кроме того, что читал лекции на нашей кафедре, вел занятия и на военной кафедре. У него было какое-то звание, я в них вообще не разбираюсь, но пару раз видела его в военной форме. А так как мужчиной он был крупным, то мне почему-то напоминал в ней эдакого колобка, ну или пончика, с соломинками ручками-ножками. Хотя лично он себя считал неотразиым, иначе как объяснить тот факт, что при наличии такой фигуры, мутных голубых глазок и жиденьких волосиков, еле прикрывающих лысинку на голове, он еще и пытался заигрывать с девушками. Причем, чтобы далеко не ходить и не мучаться Гена выбрал для своих любовных подвигов студенток.

   Возможно, вы мне не поверите и скажите, что все решается в наше время. Достаточно просто пойти в деканат или к заведующему кафедры, и пожаловаться на ненавистного преподавателя, если бы не одно но. Никто не хотел быть тем козлом отпущения, который обязательно появится, как только наш Самосвал узнает об этом. Нам мерещилась круговая порука среди преподавателей. Мы были глупы, трусливы и не видели дальше своего носа, поэтому предпочитали смириться с тем, что приготовила нам судьба в лице Геннадия Николаевича и терпеть. Не все, правда из нас были смиренными, парни на военной кафедре как-то сумели с ним договориться и теперь каждую пятницу вместе ходили пить пиво. Он позволял называть его Гена и на «ты», но только не в учебное время, поблажек для себя во время обучения они так и не добились. Нам же девушкам было сложнее, приходилось, сжимая пальцы в кулаки молчать. Не у всех, конечно, все было именно так. Некоторые общались с ним вполне свободно, благодаря родителям, которые работали на нашей кафедре. Как-то так получилось, что у нас была своего рода элитная группа, в плане родителей студентов. Но не всем везло, так как им, оставались еще и студентки, у которых не было работающих в академии родственников и они не были парнями, с которыми можно было бы выпить пиво. Таких нас в группе было шесть человек. Мы молчали и зубрили, и не ночами не спали и все равно нас валили, но мы не сдавались. Да, нам ставили тройки, но мы пытались брать измором и приходили на пересдачу. Иногда нас просто тупо выгоняли, потому как мы приходили не тогда, когда у Самосвала было время для консультаций, а тогда когда у нас самих было это самое свободное время. И знаете, сколько бы мы не учили, все равно находился какой-то момент, на котором нас можно было завалить. Смешно. Сейчас это действительно смешно. Ну, кому в наше время нужна информация о том, что такое «Мартенсит закалки» или «Вторичная кристаллизация»? Да никому. Практически никто этого не знает, при условии, что никак не связан с металлом. Никому это не надо.

   Я сосредоточено писала ответ на третий вопрос билета. Закусывая зубами колпачок ручки, поднимая глаза вверх и пытаясь рассмотреть необходимые слова на потолке. Вспоминала и снова опускала глаза вниз к листочку, на котором уже были записаны ответы на два вопроса из трех. Старательно выводила буквы, не забывая о том, что сейчас мне еще придется идти и отвечать устно. Аккуратные строчки ложились на лист бумаги: «Диффузионный отжиг применяется в тех случаях, когда в стали наблюдается внутрикристаллическая ликвация. Выравнивание состава в зернах аустенита достигается диффузией углерода и других примесей в твердом состоянии, наряду с самодиффузией железа...» Еще пять минут, – думала я, – и все успею написать. Не успела, время вышло, и Самосвал позвал меня.

   Я начала отвечать на первый вопрос, старательно избегая смотреть ему в лицо. Выбрала объектом своего внимания точку, на доске висящей за его спиной и говорила. Он прервал меня на второй минуте монолога и начал «валить». Задавал вопросы, которых не было в билете, но ответы я должна была знать, так как это моя специализация. Длилась эта нервотрепка минут двадцать.

   – Евгения, – проникновенным голосом сказал Самосвал, – вы не готовы.

   Я возмутилась.

   – Геннадий Николаевич, но ведь я ответила на вопросы билета!

   – Ответ не полный, я вам его не могу засчитать. Вы же идете на стипендию, так?

   – Да, – подтвердила я.

   – А это был ответ на слабую троечку.

   Сжала пальцы в кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. А что делать? Так хотелось взять свой рюкзак и ударить по этой противной морде. Со всей силы! Бить-бить-бить! Эх, мечты! Ничего ты, Женечка, не сделаешь, а придешь на пересдачу. Просить его бесполезно, умолять тем более. Скажешь спасибо, если сможешь сдать со второго раза, и не придется приходить на пересдачу вместе с комиссией в сентябре месяце. Козел! Ненавижу его! И если бы он брал деньги за экзамен, так нет же, он у нас не такой. Были у нас особо отличившиеся студенты, предложившие ему деньги на зимней сессии. Отчислили за неуспеваемость. А знаете, что больше всего меня возмущает? Что специальность у нас, по сути, не такая уж и популярная. Ну, кому нужны сейчас в наше время металловеды-термисты и контролеры отдела технического контроля? Да никому! Зачем же тогда, спросите вы, мы пошли учиться на этот факультет? Да потому, что нам необходимо высшее образование, и все. Если бы у нас были деньги, мы бы учились на экономическом факультете. Хотя я бы не пошла, терпеть не могу экономику и все, что с ней связано.

   – Вы можете идти, – прервал мои мысли голос Самосвала.

   Я поднялась из-за стола и потянулась за листочком, на котором были записаны мои ответы. Его рука накрыла мою, я вздрогнула от неожиданности и омерзения. Посмотрела Самосвалу в глаза.

   – Это останется у меня до пересдачи. Я вам настоятельно советую выучить этот билет так, чтоб от зубов отскакивало. Вы меня поняли?

   Нехотя кивнула и отдернула руку, еле сдерживая себя, чтоб не вытереть ее о свои джинсы.

   – Когда пересдача? – решила спросить я.

   – С понедельника на кафедре будет вывешено новое расписание консультаций. Вы можете прийти в любой день.

   Молча развернулась и прошла к третьему ряду снизу. На крайнем столе лежал мой рюкзак, рядом с ним сидела Маринка, моя подруга.

   – Удачи, – прошептала я.

   – Евгения, еще одно слово, и ваша подруга получит двойку за экзамен, а вы придете его сдавать в сентябре.

   – Извините, Геннадий Николаевич, – повинилась я.

   Спустилась по ступенькам вниз и, потянув на себя тяжелую дверь, обернулась и громко сказала:

   – Ни пуха, ни пера!

   – Бойко, еще одно слово..., – не выдержал Самосвал

   – К черту! – прозвучал в ответ нестройный хор голосов.

   Я закрыла за собой дверь и улыбнулась. Потом, вспомнила о том, что хоть это был и последний экзамен, я все же умудрилась его завалить. Придурок! Раздраженно стукнула рюкзаком по стене. Не помогло. Сейчас самое лучшее для меня это выйти на улицу, пройтись к нашей курилке и сесть возле стены с сигаретой в руках. Черт! Я бы его убила, если бы была уверена, что мне за это ничего не будет. Взяла бы в руки кирпич и стукнула его прямо по голове, а лучше по лицу, чтоб стереть это ненавистное выражение презрения к окружающим.

   Повесила рюкзак на плечо и пошла прямо по коридору. Повернула налево и, поднявшись по ступенькам вверх, с трудом открыла дверь на улицу. Выскользнула наружу, зажмурила глаза от яркого света, потом все же попыталась рассмотреть стоящих людей недалеко от входа. Я надеялась на то, что увижу своего тезку и по совместительству старосту группы.

   К моему сожалению и к радости, я его действительно обнаружила. Он стоял в компании парней, которые были старше нас на год и учились на экономическом факультете. Никогда не могла понять, что заставляет Женьку общаться с ними. Они же скучные! У них в голове только новые автомобили, красивые длинноногие и обязательно белокурые цыпочки с четвертым размером груди. С ними абсолютно не о чем разговаривать. Откуда я знаю? Да вот, пару месяцев назад мы с Женькой, как всегда, стояли на центральном входе нашей академии со стаканчиками кофе в руках. К нам подошли эти его знакомые. Мы поздоровались, а то как-то нелепо стоять одной толпой и даже не перебросится парой слов. Но уже через пять минут, один из этих непонятных мне личностей решил окрестить меня «Мышкой». Честно, до сих пор не понимаю, почему он меня так назвал, и почему я вылила на его туфли свой кофе только тогда, когда он меня назвал «Мышкой» в третий раз. Надо было это делать сразу! Потом весь двор академии с радостью в глазах и громким улюлюканьем наблюдал за тем как я бегаю от того несчастного, которому посчастливилось вымыть туфли с помощью кофе. А он, между прочим, с сахаром был.

   Кстати, он меня так и не догнал, хотя я и бегаю не очень быстро. Просто мне повезло, именно это время выбрал наш проректор для того, чтобы появится на рабочем месте. Я то убежала дальше, а парню пришлось с ним общаться. Чем закончился разговор мне не известно, потому как я с того момента, старалась избегать его. Получалось довольно успешно, мы за эти два месяца виделись от силы три раза. Причем на далеком друг от друга расстоянии. И если при виде меня, у парня рука непроизвольно сжималась в кулак и демонстрировалась мне, то я со своей стороны, просто фыркала и проходила мимо.

   Перехватив поудобнее лямку рюкзака, чтоб в случае чего, можно было бы без проблем ударить им по фейсу того парня, который с ехидной улыбкой рассматривал меня, пока я подходила к их компании. Женька, мой староста, в этот момент разговаривал с каким-то незнакомым мне блондином. Хотя, я в принципе ни с кем не была знакома в этой компании, кроме своего одногруппника.

   – Привет, – я постаралась, чтоб интонации в моем голосе были как можно нейтральнее.

   На мое приветствие обернулась вся честнАя компания. Я слегка вздрогнула, что-то мне не очень нравится, когда так рассматривают. Кто-то кивнул головой, кто-то сказал «Привет», а кое-кто, не будем показывать пальцем на этого брюнета, который улыбался во все тридцать два зуба и это был не Женька, сказал:

   – Привет, Мышка, давно не виделись.

   – Пошел к черту, – отрезала я.

   Раздались смешки и тот блондин, который разговаривал с Женькой, повернулся ко мне и с такой же ехидной улыбкой, как и у брюнета, заметил:

   – БОгдан, похоже, тебя послали.

   Вот так, с ударением на "О". Смешно. Постойте, это как же его в детстве мама называла? Бодя? Богдашечка? Богдасюшечка? Хи-хи. Я постаралась сделать серьезное выражение лица, чтоб ненароком не выдать свои мысли.

   – И не похоже, а так оно и есть, – подтвердила я, – Жень, дай зажигалку, – попросила я старосту.

   Тот, протянул мне требуемое и спросил:

   – Ну, как?

   – Завалил...

   – Мышка, да ты хамка, – с улыбкой заметил Богдан.

   Странно, я б на его месте, сказала зарвавшейся девчонке что-нибудь похлеще. А этот стоит и лыбится.

   – Что есть, то есть, – пожала плечами и, взяв зажигалку, подкурила сигарету.

   – Ну, ничего, это не надолго, – это снова Бодя.

   Я подавилась вдыхаемым дымом и уставилась на него.

   – С чего бы это вдруг? – не поняла я.

   – Когда я возьмусь за твое воспитание, ты будешь ангелом.

   – Не дождешься, – заверила его я, – мне нимб голову жать будет.

   – Ничего, потерпишь, – парировал он.

   – Слушай, мальчик-как-там-тебя, – начала я, – отвали.

   – Богдан, – хихикнул кто-то из компании, – да она нарывается!

   Парень посмотрел на советчика и с непроницаемым выражением на лице ответил:

   – Закрой рот, я сам разберусь.

   – Удачи, – хмыкнула я, и, повернувшись к Женьке, спросила, – Ты идешь?

   Женька ничего не успел ответить, вмешался Богдан:

   – Мы с тобой еще не договорили.

   – Это ты со мной не договорил, а мне с тобой в принципе не о чем разговаривать, – и снова к Женьке, – Так как?

   Богдан подошел ко мне и, схватив за руку, раздельно произнес:

   – Ты никуда не пойдешь, пока мы не поговорим.

   Я выдернула руку, развернулась к нему лицом и, выставив палец, ткнула его в грудь:

   – Слушай, Богдан, или как там тебя? Тебе давно руки ломали? Да? Так ты попроси, я тебе помогу.

   – Силенок не хватит, Мышка, – улыбнулся снова он.

   Я пристально смотрела на него, наконец-то увидела то, на что раньше в принципе не обращала внимание. Заметила что глаза его серого цвета, что он довольно симпатичный парень и то, что он вообще-то выше меня, как минимум сантиметров на двадцать. А с моим мелким ростом, все кто были хотя бы приблизительно метр восемьдесят, уже могли считаться великанами. Потом до меня дошло, что он стоит и точно так же рассматривает меня.

   – Хватит, у меня черный пояс по карате, – не моргнув глазом, соврала я.

   – Какое совпадение, – ответил брюнет, и аккуратно взяв мою руку, поцеловал ее, – у меня тоже.

   Твою мать. Нет, не так. Твою мать! Я вспомнила, что мне про этого наглого брюнета рассказывал Женя, после того как я заставила Богдана побегать за мной по двору академии. Оказывается этот парень, какой-то там чемпион по карате и входит в сборную по «кияки-кияки», ну карате, то есть. Ну, и ладно, протупила, с кем не бывает? Я выдернула руку из захвата и, развернувшись, бросила Женьке:

   – Я в общагу.

   Не успела пройти и трех метров, как меня догнал Богдан.

   – Я же тебя сказал, мы не договорили.

   Вздохнув, остановилась. Повернулась и, состроив зверскую рожицу, прошипела:

   – Твои проблемы.

   – Мышка..., – начал он.

   – Женя, – отчеканила я, – меня зовут – Женя.

   – Вот и познакомились, – снова улыбнулся он.

   – Ты меня достал! – повысила голос я, – Давай, говори, что тебе от меня надо и вали к своим дружкам.

   – И в кого ты такая грубая?

   – Какая разница? – раздраженно бросила я.

   – Да я просто так спросил.

   – Чего тебе надо?

   – Тебя, – лаконично ответил брюнет.

   Я замерла на мгновение, потом сняла с плеча рюкзак, достала из него несколько мелких купюр. Точнее это были все деньги, какие у меня были с собой, швырнула их в него:

   – Можешь купить себе девочку и т****ть ей мозги, а с меня хватит.

   Развернулась и ушла, причем быстрым шагом, чтоб не догнали. К моей радости, за мной никто не бежал, даже как-то легче стало после этой мысли. Если вы думаете, что я сначала подумала, а потом сделала, то вы ошибаетесь. Уже после того, как я швырнула этому Боде деньги в лицо, я снова вспомнила, что он каратист. Ну, не будет же он бить девушку? Правда? У них же есть какой-то там кодекс Самурая, что ли. И в нем, скорее всего написано «Не прибей ближнего своего». По крайней мере, я очень на это надеюсь и вообще, достало все до чертиков и экзамен это дурацкий, и Самосвал – козел, да еще и этот дебил в придачу ко всему. Короче, сегодня не мой день, однозначно.

   В тот момент, когда я вышла из арки между двух корпусов академии, услышала, что сзади выезжает автомобиль. Зашла на бордюр и остановилась, пропуская его. Я уже говорила, что сегодня не мой день? Машина резко затормозила, перекрывая мне путь, только успела заметить, что это какой-то черный «паркетник» 1, как с водительского места выскочил Богдан и с разъяренным выражением лица направился ко мне. Что делать? Бежать, конечно! Иначе будут бить....

   Я оглянулась, назад бежать не было смысла, там его дружки. Впереди и слева, стоит его автомобиль, остается только правая сторона, но там невысокий заборчик, чуть выше колена, а за ним клумбы – гордость нашего завхоза. Выбор, как вы понимаете, был невелик. Драться я не умела, да и Бодя мало того, что выше меня, так еще и парень, а кроме того и каратист. Куда уж нам? Снова посмотрела на брюнета, моя судьба в его лице неумолимо приближалась ко мне и, смотря на него, я четко осознавала, что сейчас меня если и не убьют, то покалечат. Плюнув на завхоза, его треклятые клумбы и на тот, факт, что еще с утра мои мокасины были чистые, несмотря на вчерашний дождь, я перепрыгнула через заборчик и побежала.

   Как вы уже догадались, бегала я не долго. Не успела преодолеть даже половины пути, как меня схватили, приподняли в воздухе и снова поставили на мокрую траву. Хорошо, что хоть вниз не повалил, а то была бы у нас борьба в грязи, как по телевизору показывают. Парень прижал меня к груди и прошипел на ухо:

   – Добегалась, Мышка.

   Слушала его голос с обреченностью и понимала, что все, я действительно добегалась. Попыталась вывернуть ситуацию в свою пользу, в надежде на его благоразумие:

   – Ладно, давай поговорим. Только руки убери и я выслушаю все то, что ты хотел мне сказать.

   – Нет, – жестко ответил парень, – теперь мы будем разговаривать на моих условиях.

   Он с какой-то легкостью развернул меня к себе лицом, приподнял вверх и забросил к себе на плечо. А потом, как будто не замечая моего веса, непринужденно пошел по все той же злосчастной клумбе в обратном направлении. Прямо перед моим лицом была его кхм, задница, обтянутая джинсами. Надо сказать довольно таки симпатичная. Я, не долго думая со всей силы хлопнула рукой по ней, и тут же получила ответный шлепок, не больно, но довольно чувствительно. Ойкнула и попыталась выкрутиться, к сожаленью моя попытка не увенчалась успехом.

   – Куда ты меня тащишь? – прошипела я от злости, самой себе напоминая змею.

   – В машину, – последовал лаконичный ответ, – не дергайся, а то упадешь.

   Ну, да логично. А ты чего хотела? Цветов, поцелуев и признаний в любви, что ли? Ага, сейчас!

   Возле автомобиля Богдан остановился, вытягивая ключи из кармана. И буквально через мгновение чертыхнулся. Следом прозвучал смутно знакомый мужской голос:

   – Богдан, что за вид? И кого ты там тащишь?

   Парень чуть ослабил захват, позволяя мне соскользнуть по его телу вниз, затем развернул к себе спиной и приобнял за талию, не давая возможности отойти в сторону. Я подняла глаза от начищенных черных ботинок говорящего и увидела нашего проректора собственной персоной.

   – Твою мать! – кажется, я это сказала вслух.

   – Это не моя мать, – прошипел мне в ухо Богдан.

   – Да, – согласился проректор, – я его дядя. А вы кто, позвольте узнать?

   – Я..., – закончить фразу не получилось, потому как в этот момент Богдан ущипнул меня за попу.

   Я в ответ, попыталась его отпихнуть и зло посмотрела на него. Он с милой улыбкой сообщил своему... Дяде? Вот же, гадство!

   – А это моя девушка, – и кивнул в подтверждении своих слов, сильно сжимая рукой мою талию.

   – Женя, – прошипела я.

   – Виктор Александрович, – кивнул мне в ответ проректор.

   – Я в курсе, – буркнула в ответ.

   Брюнет прижал меня к себе еще сильнее, похоже, завтра там будут синяки.

   – А Богдан, к моему сожаленью, познакомил нас только сегодня, – притворно вздохнул проректор.

   – Приятно познакомиться, – запоздало вспомнила я.

   – Взаимно, – ответил Виктор Александрович, – ну, не буду вам мешать. И да, племянничек, завтра жду тебя к нам на ужин. Естественно вместе с твоей девушкой, – кивнул на меня.

   И ушел, не оборачиваясь, правда, напоследок сказав:

   – Учти, отказ я не принимаю!

   Я стояла, пытаясь собрать свои глаза и мысли в кучу. Вот это я попала! Богдан стоял молча, все так же сжимая рукой мою талию, не давая сделать нормальный вдох. Не придумав ничего лучше, для того чтобы вывести его из этого состояния оцепенения, расслабилась в его объятиях, имитируя обморок. Почувствовала, как Богдан снова чертыхнулся, кстати, как оказалось на нем очень удобно лежать, а не только ездить у него на плече. Какой комфортный парень!

  – Эй, ты чего?

   Ну, дурак! В обморок я упала, что ж тут непонятного? Естественно, мои мысли остались так и невысказанными вслух.

   Парень убрал руку, я так поняла, для того чтобы перехватить меня поудобнее. Воспользовавшись моментом, попыталась по нему соскользнуть на землю. Не получилось.

   – Да что ж сегодня за день такой?

   Абсолютно с тобой согласна, какой-то он хреновый этот день. Порядочной девушке даже в обмороке полежать спокойно не дают. Положил бы меня на землю, и валил бы отсюда по своим делам, а я по своим. Так нет же, подхватил меня на руки и понес к пассажирскому месту с другой стороны автомобиля. Я наблюдала за ним сквозь ресницы, боясь, что вот сейчас он внимательней посмотрит на мое лицо и поймет, что все это притворство. Пожалуй, он мне нравится. Точно. Не смотря на то, что хам он еще тот. Вон на руках меня носит, красота! Возле двери парень поставил меня на землю и, прижав к себе одной рукой, полез за ключами в карман. Интересно, а чем это от него пахнет? Я сделала глубокий вдох, принюхиваясь. Хм, что-то такое цитрусовое, кажется лимон, а может быть и лайм. Приятно, однако.

   – Мышка, хватит притворяться, – вкрадчиво попросил он.

   Я усиленно делала вид, что все еще без сознания, нехотя признаваясь самой себе, что мне нравится и тот, факт, что он добивается того, чего хочет. Хотел со мной поговорить? Пожалуйста. Довел до обморока и разговаривай, сколько душа твоя хочет. И по фигу, что я молчу.

   Богдан все-таки усадил меня на переднее сидение джипа и, пристегнув ремнем безопасности, закрыл дверцу. Рюкзак! – осенило меня, – я не помню, куда делся рюкзак! В этот момент зазвонил мобильный телефон, лежащий в переднем кармане джинсов. Я вытащила его и озадаченно посмотрела на дисплей. Звонил мой староста. Странно...

   – Алло, – сказала я в трубку.

   Открылась дверь и на водительское место сел Богдан, с моим рюкзаком в руках. Интересно и где он его нашел? Он с улыбкой посмотрел на меня:

   – Значит, я был прав!

   – Тсс, – я прижала палец к губам.

   – Первый раз....

   – Тихо! – шикнула на него я.

   – Я...

   – Жень, подожди, – прервала я монолог старосты.

   – Богдан, пять минут. Через пять минут я в полном твоем распоряжении. Просто помолчи.

   Парень пожал плечами и, забросив рюкзак на заднее сиденье, уставился на меня.

   И снова одногруппнику:

   – Да, Жень. Что? Так и сказал? Хорошо, сейчас буду.

   Отключила телефон и задумчиво посмотрела на Богдана.

   – Извини, – просто сказала я.

   – За что? – уточнил он.

   – За то, что бросила в тебя деньгами.

   – Знаешь, так меня еще никто не посылал, – задумчиво ответил парень, смотря мне в лицо.

   – Так, все. Я осознала свою вину. Давай поговорим в следующий раз, а сейчас мне надо вернуться.

   – Хорошо, поехали.

   – Стоп! Ты никуда со мной не идешь и не едешь! – снова начала заводится я, и подергала дверную ручку, которая почему-то не открывалась.

   – Женечка, а я ведь тебя еще не простил.

   – А так все хорошо начиналось, – вздохнула я и развернулась к нему, – Что тебе надо от меня? Только давай по возможности коротко, меня там один козел ждет.

   – Женька, что ли? – удивился парень.

   – Нет. Не важно...

   – Понятно, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому. Значит, сейчас я тебя отвезу обратно, жду тебя, и потом едем в какое-нибудь кафе. Хотя нет. Зачем в кафе? Мы поедем ко мне и там спокойно поговорим.

   – Это как? – не поняла я.

   – Молча, хотя можешь спеть что-нибудь.

   – Я с тобой никуда не поеду, – отрезала я.

   – Поздно, – с ухмылкой ответил Богдан, выезжая на дорогу.

   – Вообще-то мне в другую сторону, – повысила голос, сама себе удивляясь.

   – Я в курсе, – так же улыбаясь, ответил он.

   – Да что ты себе позволяешь? Кто тебе дал право все решать за меня?

   – Ты моя девушка. Помнишь? И нам с тобой завтра предстоит поход в гости. Ты же не хочешь расстроить моего горячо любимого дядю? Правда?

   – Черт! – чуть не рыдая от бессилия и злости, простонала я.

   – Вот именно, – поддакнул он, разворачивая автомобиль и пропуская машину с правой стороны, поехал обратно.

   – Господи, – взмолилась я и подняла глаза к потолку автомобиля, – ты же все можешь! Сделай так, чтоб это был дурной сон! А? Чтоб этот идиотский экзамен, вместе с придурком Самосвалом был только завтра! Я тогда, честно-честно, приду самой последней и выучу этот конченый билет. А потом выйду из здания через центральный вход и не увижу этих... этого... Ну, ты меня понял, Господи!

   – Ума попроси, – подсказал Богдан.

   – Точно, – обрадовалась я, – Дай мне ума, Господи! Чтоб я сначала думала, а потом делала!

   – Денег у него еще попроси, – хмыкнул парень.

   – Ага, – согласилась я и снова посмотрела вверх на потолок джипа, – и денег мне дай, Господи!

   Богдан залез одной рукой в карман и, достав из него какие-то бумажки, сунул их мне.

   – Что это за деньги? – не поняла я.

   – А это я выполняю твою просьбу, – снова усмехнувшись, ответил парень.

   – Спасибо тебе, Господи, за то что не оставил без внимания просьбу Рабы твоей Божьей Евгении. И тебе, Раб Божий, – я сидя поклонилась, – отдельное мерси.

   – Это твои деньги, – уточнил Богдан.

   – Я так и поняла, – ответила, складывая купюры в тоненькую стопочку и пряча их в карман.

   Потом снова повернулась к парню:

   – Богдан, а вот мне интересно, тебе что, заняться больше не чем?

   – Тебе что-то не нравится?

   – Представь себе, да!

   – У меня не настолько бурная фантазия, чтоб представлять себе всякий бред.

   А... Э....У меня нет слов. Нет, серьезно!

   – Да, тяжело, наверное, жить с ограниченной фантазией. Ну, ты не переживай, сейчас от чего только не лечат. Может тебе таблеточки стоит какие-нибудь попить? А? Ты не узнавал? А хочешь, я у сестры своей спрошу? Она у меня медработник и пару лет назад работала в специальном учреждении для таких как ты.

   – Это для каких интересно?

   – Ну, вот у кого проблемы с фантазией, с восприятием действительности. Знаешь, ты главное не думай, ты не один такой, ага. У них там целая больница такая.

   И я подленько так захихикала.

   – Я тебе прибью когда-нибудь, – пообещал мне Богдан и, протянув руку, с силой дернул меня за волосы.

   – Ай, псих! – я потерла затылок, – Больно же! Тебе точно лечиться надо. Сначала кулаки мне под нос тычешь, теперь вот за волосы хватаешь. А дальше, что будет? Или у тебя привычка с детсада осталась? Рожки, дули, кулаки – это признаки любви?

   Я вовсю пользовалась тем, что Богдан занят дорогой и не может мне ничего сделать. Ну не убьет же он меня, в самом деле? А так, хоть оторвусь на полную катушку. Да и настроение повышается оттого, что можно его подразнить безнаказанно.

   – Точно, Богдан, я поняла! Ты в меня влюбился! Наверное, ночами не спишь, да? От еды отказываешься, в подушку обо мне вздыхаешь. Я надеюсь, ты еще не обзавелся моей фотографией в своем телефоне?, – и потянулась за его мобильным, который лежал в специальном мешочке справа от руля.

   Богдан выхватил телефон первым и положил его себе под, хи-хи, попу.

   – Да, ладно, – не поверила я, – ты что, серьезно?

   – Что именно? – невозмутимо так спросил, как будто и не выхватывал у меня только что, практически из рук, телефон.

   – У тебя есть моя фотография? А на фига?

   – Нет у меня твоей фотографии, – отрезал он.

   – Ну, слава богу! А то я не уверена, что фетишизм сейчас лечится.

   Я продолжила хихикать.

   – Мышка, еще одно слово..., – Богдан припарковал автомобиль во внутреннем дворике корпуса с лаконичным названием "Б"

   – И? – поинтересовалась я из вежливости, пытаясь отстегнуть ремень безопасности.

   В общем, ничего не получилось. Этот псих, вместо того, чтоб нормально и общедоступным языком объяснить что будет, схватил меня за руку, потянул на себя и поцеловал. Первой же моей мыслью было отпихнуть его, но неожиданно для себя самой мне понравилось, и забыла, что хотела сделать. Целовался Богдан просто офигительно, и если поначалу поцелуй был очень нежным, то через пару мгновений превратился в страстный и безумно возбуждающий. Жаль, что все это не будет иметь продолжения...

   Я отодвинулась, пытаясь набрать в легкие воздуха, и только тогда заметила, что вцепилась в его плечи. «Ну, давайте, миленькие, отцепляетесь от него! Я знаю, что вам приятно держаться за его плечи, а еще и поглаживать аккуратно вот так и здесь, но надо уходить». Пальцы с неохотой разжались, и я похвалила себя за силу воли.

   – И что это было? – рискнула уточнить.

   – Повторить? – с улыбкой отозвался Богдан.

   – Не надо! – испугалась я.

   – Хорошо, – согласился он и снова меня поцеловал.

   Ах, он так! И я аккуратно прикусила его язык. А чего он ко мне опять полез?

   – Ты сего? – просипел обиженно Богдан.

   В ответ пожала плечами, так и не отпуская свою законную добычу. Блин, ну откуда я знаю?

   – Осай ясык! – возмутился парень.

   Я разжала зубы.

   – Да забирай на здоровье!

   Парень промычал в ответ что-то невнятное и похоже теперь проверял повреждения. Не надо переживать, я дырок там не делала!

   – Нет, ты не мышка, ты маленькая и вредная крыска! Ты зачем меня укусила? – спросил Богдан, после того как понял, что его собственность не пострадала.

Назад к карточке книги "Кошки-Мышки (СИ)"

itexts.net

Читать онлайн "Кошки-Мышки" автора Снежная Рика - RuLit

КОШКИ -МЫШКИ

Жанр: любовный роман

Форма: рассказ

1.

Чуть дрожащими от волнения руками я вытащила билет из веера лежащего перед моим личным кошмаром.

- Двадцать три, - выдохнула, испытывая облегчение от сознания того, что этот билет я учила.

Мой кошмар по имени Геннадий Николаевич, обладатель звучной фамилии Самофал, снисходительно кивнул головой и записал в журнал, лежащий на столе, напротив моей фамилии номер билета. Сволочь! Ненавижу его! Когда эта кобелина пришла к нам в аудиторию первого сентября и сообщила, что является нашим куратором, я готова была в истерике биться головой об стенку. Сука! В тот момент мы, студенты третьего курса, специальности "Металловедения и Термообработки металлов", а попросту МТ, поняли, как мы попали. Про этого преподавателя ходили легенды среди студентов и далеко не все они были веселыми и безобидными. Точнее они все были самые мрачные. В свои тридцать лет, Геннадий Николаевич уже являлся доцентом кафедры, что, поверьте, для большинства других молодых преподавателей было недостижимой мечтой. Благодаря протекции своего папочки или все-таки благодаря своему труду, в чем я сильно сомневаюсь, но факт оставался фактом – Самосвал, так мы называли его между собой, был доцентом. Это звание накладывало на него свой отпечаток. Вообще, он и без этого был бы козлом, а так он еще был и заносчивой скотиной.

Что самое главное на сессии для студента? Нет, не знания, а нормальный преподаватель, у которого можно списать, желательно из конспекта лекций, в крайнем случае, воспользоваться шпаргалкой. На зачетах и экзаменах Самосвала, об этом можно было только мечтать. Поворот головы – расстрел на месте. Лишний вздох, и ты пересаживаешься на первую парту, пред ясны очи Геночки. Хотя, глазки были у него далеко не ясными, да и сам он был, как по мне, крайне неприятным типом. На голову выше меня, когда я была без каблуков и почти вровень со мной, когда я не забывала о том, что девушка и надевала юбку и туфли на десятисантиметровом каблуке. Гена, правильнее будет называть его, заменяя в первом слоге букву "Е" на "Э", кроме того, что читал лекции на нашей кафедре, вел занятия и на военной кафедре. У него было какое-то звание, я в них вообще не разбираюсь, но пару раз видела его в военной форме. А так как мужчиной он был крупным, то мне почему-то напоминал в ней эдакого колобка, ну или пончика, с соломинками ручками-ножками. Хотя лично он себя считал неотразиым, иначе как объяснить тот факт, что при наличии такой фигуры, мутных голубых глазок и жиденьких волосиков, еле прикрывающих лысинку на голове, он еще и пытался заигрывать с девушками. Причем, чтобы далеко не ходить и не мучаться Гена выбрал для своих любовных подвигов студенток.

Возможно, вы мне не поверите и скажите, что все решается  в наше время. Достаточно просто пойти в деканат или к заведующему кафедры, и пожаловаться на ненавистного преподавателя, если бы не одно но. Никто не хотел быть тем козлом отпущения, который обязательно появится, как только наш Самосвал узнает об этом. Нам мерещилась круговая порука среди преподавателей. Мы были глупы, трусливы и не видели дальше своего носа, поэтому предпочитали смириться с тем, что приготовила нам судьба в лице Геннадия Николаевича и терпеть. Не все, правда из нас были смиренными, парни на военной кафедре как-то сумели с ним договориться и теперь каждую пятницу вместе ходили пить пиво. Он позволял называть его Гена и на "ты", но только не в учебное время, поблажек для себя во время обучения они так и не добились. Нам же девушкам было сложнее, приходилось, сжимая пальцы в кулаки молчать. Не у всех, конечно, все было именно так. Некоторые общались с ним вполне свободно, благодаря родителям, которые работали на нашей кафедре. Как-то так получилось, что у нас была своего рода элитная группа, в плане родителей студентов. Но не всем везло, так как им, оставались еще и студентки, у которых не было работающих в академии родственников и они не были парнями, с которыми можно было бы выпить пиво. Таких нас в группе было шесть человек. Мы молчали и зубрили, и не ночами не спали и все равно нас валили, но мы не сдавались. Да, нам ставили тройки, но мы пытались брать измором и приходили на пересдачу. Иногда нас просто тупо выгоняли, потому как мы приходили не тогда, когда у Самосвала было время для консультаций, а тогда когда у нас самих было это самое свободное время. И знаете, сколько бы мы не учили, все равно находился какой-то момент, на котором нас можно было завалить. Смешно. Сейчас это действительно смешно. Ну, кому в наше время нужна информация о том, что такое "Мартенсит закалки" или "Вторичная кристаллизация"? Да никому. Практически никто этого не знает, при условии, что никак не связан с металлом. Никому это не надо.

Я сосредоточено писала ответ на третий вопрос билета. Закусывая зубами колпачок ручки, поднимая глаза вверх и пытаясь рассмотреть необходимые слова на потолке. Вспоминала и снова опускала глаза вниз к листочку, на котором уже были записаны ответы на два вопроса из трех.  Старательно выводила буквы, не забывая о том, что сейчас мне еще придется идти и отвечать устно. Аккуратные строчки ложились на лист бумаги: "Диффузионный отжиг применяется в тех случаях, когда в стали наблюдается внутрикристаллическая ликвация. Выравнивание состава в зернах аустенита достигается диффузией углерода и других примесей в твердом состоянии, наряду с самодиффузией железа..." Еще пять минут, - думала я, - и  все успею написать. Не успела, время вышло, и Самосвал позвал меня.

Я начала отвечать на первый вопрос, старательно избегая смотреть ему в лицо. Выбрала объектом своего внимания точку, на доске висящей за его спиной и говорила.  Он прервал меня на второй минуте монолога и начал "валить". Задавал вопросы, которых не было в билете, но ответы я должна была знать, так как это моя специализация. Длилась эта нервотрепка минут двадцать.

- Евгения, - проникновенным голосом сказал Самосвал, - вы не готовы.

Я возмутилась.

- Геннадий Николаевич, но ведь я ответила на вопросы билета!

- Ответ не полный, я вам его не могу засчитать. Вы же идете на стипендию, так?

- Да, - подтвердила я.

- А это был ответ на слабую троечку.

Сжала пальцы в кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. А что делать? Так хотелось взять свой рюкзак и ударить по этой противной морде. Со всей силы! Бить-бить-бить! Эх, мечты! Ничего ты, Женечка, не сделаешь, а придешь на пересдачу. Просить его бесполезно, умолять тем более. Скажешь спасибо, если сможешь сдать со второго раза, и не придется приходить на пересдачу вместе с комиссией в сентябре месяце. Козел! Ненавижу его! И если бы он брал деньги за экзамен, так нет же, он у нас не такой. Были у нас особо отличившиеся студенты, предложившие ему деньги на зимней сессии. Отчислили за неуспеваемость. А знаете, что больше всего меня возмущает? Что специальность у нас, по сути, не такая уж и популярная. Ну, кому нужны сейчас в наше время металловеды-термисты и контролеры отдела технического контроля? Да никому! Зачем же тогда, спросите вы, мы пошли учиться на этот факультет? Да потому, что нам необходимо высшее образование, и все. Если бы у нас были деньги, мы бы учились на экономическом факультете. Хотя я бы не пошла, терпеть не могу экономику и все, что с ней связано.

- Вы можете идти, - прервал мои мысли голос Самосвала.

Я поднялась из-за стола и потянулась за листочком, на котором были записаны мои ответы. Его рука накрыла мою, я вздрогнула от неожиданности и омерзения. Посмотрела Самосвалу в глаза.

- Это останется у меня до пересдачи. Я вам настоятельно советую выучить этот билет так, чтоб от зубов отскакивало. Вы меня поняли?

Нехотя кивнула и отдернула руку, еле сдерживая себя, чтоб не вытереть ее о свои джинсы.

www.rulit.me

Кошки-Мышки - Рика Снежная

 

КОШКИ -МЫШКИ

Жанр: любовный роман

Форма: рассказ

1.

Чуть дрожащими от волнения руками я вытащила билет из веера лежащего перед моим личным кошмаром.

- Двадцать три, - выдохнула, испытывая облегчение от сознания того, что этот билет я учила.

Мой кошмар по имени Геннадий Николаевич, обладатель звучной фамилии Самофал, снисходительно кивнул головой и записал в журнал, лежащий на столе, напротив моей фамилии номер билета. Сволочь! Ненавижу его! Когда эта кобелина пришла к нам в аудиторию первого сентября и сообщила, что является нашим куратором, я готова была в истерике биться головой об стенку. Сука! В тот момент мы, студенты третьего курса, специальности "Металловедения и Термообработки металлов", а попросту МТ, поняли, как мы попали. Про этого преподавателя ходили легенды среди студентов и далеко не все они были веселыми и безобидными. Точнее они все были самые мрачные. В свои тридцать лет, Геннадий Николаевич уже являлся доцентом кафедры, что, поверьте, для большинства других молодых преподавателей было недостижимой мечтой. Благодаря протекции своего папочки или все-таки благодаря своему труду, в чем я сильно сомневаюсь, но факт оставался фактом – Самосвал, так мы называли его между собой, был доцентом. Это звание накладывало на него свой отпечаток. Вообще, он и без этого был бы козлом, а так он еще был и заносчивой скотиной.

Что самое главное на сессии для студента? Нет, не знания, а нормальный преподаватель, у которого можно списать, желательно из конспекта лекций, в крайнем случае, воспользоваться шпаргалкой. На зачетах и экзаменах Самосвала, об этом можно было только мечтать. Поворот головы – расстрел на месте. Лишний вздох, и ты пересаживаешься на первую парту, пред ясны очи Геночки. Хотя, глазки были у него далеко не ясными, да и сам он был, как по мне, крайне неприятным типом. На голову выше меня, когда я была без каблуков и почти вровень со мной, когда я не забывала о том, что девушка и надевала юбку и туфли на десятисантиметровом каблуке. Гена, правильнее будет называть его, заменяя в первом слоге букву "Е" на "Э", кроме того, что читал лекции на нашей кафедре, вел занятия и на военной кафедре. У него было какое-то звание, я в них вообще не разбираюсь, но пару раз видела его в военной форме. А так как мужчиной он был крупным, то мне почему-то напоминал в ней эдакого колобка, ну или пончика, с соломинками ручками-ножками. Хотя лично он себя считал неотразиым, иначе как объяснить тот факт, что при наличии такой фигуры, мутных голубых глазок и жиденьких волосиков, еле прикрывающих лысинку на голове, он еще и пытался заигрывать с девушками. Причем, чтобы далеко не ходить и не мучаться Гена выбрал для своих любовных подвигов студенток.

Возможно, вы мне не поверите и скажите, что все решается  в наше время. Достаточно просто пойти в деканат или к заведующему кафедры, и пожаловаться на ненавистного преподавателя, если бы не одно но. Никто не хотел быть тем козлом отпущения, который обязательно появится, как только наш Самосвал узнает об этом. Нам мерещилась круговая порука среди преподавателей. Мы были глупы, трусливы и не видели дальше своего носа, поэтому предпочитали смириться с тем, что приготовила нам судьба в лице Геннадия Николаевича и терпеть. Не все, правда из нас были смиренными, парни на военной кафедре как-то сумели с ним договориться и теперь каждую пятницу вместе ходили пить пиво. Он позволял называть его Гена и на "ты", но только не в учебное время, поблажек для себя во время обучения они так и не добились. Нам же девушкам было сложнее, приходилось, сжимая пальцы в кулаки молчать. Не у всех, конечно, все было именно так. Некоторые общались с ним вполне свободно, благодаря родителям, которые работали на нашей кафедре. Как-то так получилось, что у нас была своего рода элитная группа, в плане родителей студентов. Но не всем везло, так как им, оставались еще и студентки, у которых не было работающих в академии родственников и они не были парнями, с которыми можно было бы выпить пиво. Таких нас в группе было шесть человек. Мы молчали и зубрили, и не ночами не спали и все равно нас валили, но мы не сдавались. Да, нам ставили тройки, но мы пытались брать измором и приходили на пересдачу. Иногда нас просто тупо выгоняли, потому как мы приходили не тогда, когда у Самосвала было время для консультаций, а тогда когда у нас самих было это самое свободное время. И знаете, сколько бы мы не учили, все равно находился какой-то момент, на котором нас можно было завалить. Смешно. Сейчас это действительно смешно. Ну, кому в наше время нужна информация о том, что такое "Мартенсит закалки" или "Вторичная кристаллизация"? Да никому. Практически никто этого не знает, при условии, что никак не связан с металлом. Никому это не надо.

Я сосредоточено писала ответ на третий вопрос билета. Закусывая зубами колпачок ручки, поднимая глаза вверх и пытаясь рассмотреть необходимые слова на потолке. Вспоминала и снова опускала глаза вниз к листочку, на котором уже были записаны ответы на два вопроса из трех.  Старательно выводила буквы, не забывая о том, что сейчас мне еще придется идти и отвечать устно. Аккуратные строчки ложились на лист бумаги: "Диффузионный отжиг применяется в тех случаях, когда в стали наблюдается внутрикристаллическая ликвация. Выравнивание состава в зернах аустенита достигается диффузией углерода и других примесей в твердом состоянии, наряду с самодиффузией железа..." Еще пять минут, - думала я, - и  все успею написать. Не успела, время вышло, и Самосвал позвал меня.

Я начала отвечать на первый вопрос, старательно избегая смотреть ему в лицо. Выбрала объектом своего внимания точку, на доске висящей за его спиной и говорила.  Он прервал меня на второй минуте монолога и начал "валить". Задавал вопросы, которых не было в билете, но ответы я должна была знать, так как это моя специализация. Длилась эта нервотрепка минут двадцать.

- Евгения, - проникновенным голосом сказал Самосвал, - вы не готовы.

Я возмутилась.

- Геннадий Николаевич, но ведь я ответила на вопросы билета!

- Ответ не полный, я вам его не могу засчитать. Вы же идете на стипендию, так?

- Да, - подтвердила я.

- А это был ответ на слабую троечку.

Сжала пальцы в кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. А что делать? Так хотелось взять свой рюкзак и ударить по этой противной морде. Со всей силы! Бить-бить-бить! Эх, мечты! Ничего ты, Женечка, не сделаешь, а придешь на пересдачу. Просить его бесполезно, умолять тем более. Скажешь спасибо, если сможешь сдать со второго раза, и не придется приходить на пересдачу вместе с комиссией в сентябре месяце. Козел! Ненавижу его! И если бы он брал деньги за экзамен, так нет же, он у нас не такой. Были у нас особо отличившиеся студенты, предложившие ему деньги на зимней сессии. Отчислили за неуспеваемость. А знаете, что больше всего меня возмущает? Что специальность у нас, по сути, не такая уж и популярная. Ну, кому нужны сейчас в наше время металловеды-термисты и контролеры отдела технического контроля? Да никому! Зачем же тогда, спросите вы, мы пошли учиться на этот факультет? Да потому, что нам необходимо высшее образование, и все. Если бы у нас были деньги, мы бы учились на экономическом факультете. Хотя я бы не пошла, терпеть не могу экономику и все, что с ней связано.

- Вы можете идти, - прервал мои мысли голос Самосвала.

Я поднялась из-за стола и потянулась за листочком, на котором были записаны мои ответы. Его рука накрыла мою, я вздрогнула от неожиданности и омерзения. Посмотрела Самосвалу в глаза.

- Это останется у меня до пересдачи. Я вам настоятельно советую выучить этот билет так, чтоб от зубов отскакивало. Вы меня поняли?

Нехотя кивнула и отдернула руку, еле сдерживая себя, чтоб не вытереть ее о свои джинсы.

- Когда пересдача? – решила спросить я.

- С понедельника на кафедре будет вывешено новое расписание консультаций. Вы можете прийти в любой день.

Молча развернулась и прошла к третьему ряду снизу. На крайнем столе лежал мой рюкзак, рядом с ним сидела Маринка, моя подруга.

- Удачи, - прошептала я.

- Евгения, еще одно слово, и ваша подруга получит двойку за экзамен, а вы придете его сдавать в сентябре.

- Извините, Геннадий Николаевич, - повинилась я.

Спустилась по ступенькам вниз и, потянув на себя тяжелую дверь, обернулась и громко сказала:

- Ни пуха, ни пера!

- Бойко, еще одно слово..., - не выдержал Самосвал

- К черту! – прозвучал в ответ нестройный хор голосов.

Я закрыла за собой дверь и улыбнулась. Потом, вспомнила о том, что хоть это был и последний экзамен, я все же умудрилась его завалить. Придурок! Раздраженно стукнула рюкзаком по стене. Не помогло. Сейчас самое лучшее для меня это выйти на улицу, пройтись к нашей курилке и сесть возле стены с сигаретой в руках. Черт! Я бы его убила, если бы была уверена, что мне за это ничего не будет. Взяла бы в руки кирпич и стукнула его прямо по голове, а лучше по лицу, чтоб стереть это ненавистное выражение презрения к окружающим.

Повесила рюкзак на плечо и пошла прямо по коридору. Повернула налево и, поднявшись по ступенькам вверх, с трудом открыла дверь на улицу. Выскользнула наружу, зажмурила глаза от яркого света, потом все же попыталась рассмотреть стоящих людей недалеко от входа. Я надеялась на то, что увижу своего тезку и по совместительству старосту группы.

К моему сожалению и к радости, я его действительно обнаружила. Он стоял в компании парней, которые были старше нас на год и учились на экономическом факультете. Никогда не могла понять, что заставляет Женьку общаться  с ними. Они же скучные! У них в голове только новые автомобили, красивые длинноногие и обязательно белокурые цыпочки с четвертым размером груди. С ними абсолютно не о чем разговаривать. Откуда я знаю? Да вот, пару месяцев назад мы с Женькой, как всегда, стояли на центральном входе нашей академии со стаканчиками кофе в руках. К нам подошли эти его знакомые. Мы поздоровались, а то как-то нелепо стоять одной толпой и даже не перебросится парой слов. Но уже через пять минут, один из этих непонятных мне личностей решил окрестить меня "Мышкой". Честно, до сих пор не понимаю, почему он меня так назвал, и почему я вылила на его туфли свой кофе только тогда, когда он меня назвал "Мышкой" в третий раз. Надо было это делать сразу! Потом весь двор академии с радостью в глазах и громким улюлюканьем наблюдал за тем как я бегаю от того несчастного, которому посчастливилось вымыть туфли с помощью кофе. А он, между прочим, с сахаром был.

Кстати, он меня так и не догнал, хотя я и бегаю не очень быстро. Просто мне повезло, именно это время выбрал наш проректор для того, чтобы появится на рабочем месте. Я то убежала дальше, а парню пришлось с ним общаться. Чем закончился разговор мне не известно, потому как я с того момента, старалась избегать его. Получалось довольно успешно, мы за эти два месяца виделись от силы три раза. Причем на далеком друг от друга расстоянии. И если при виде меня, у парня рука непроизвольно сжималась в кулак и демонстрировалась мне, то я со своей стороны, просто фыркала и проходила мимо.

Перехватив поудобнее лямку рюкзака, чтоб в случае чего, можно было бы без проблем ударить им по фейсу того парня, который с ехидной улыбкой рассматривал меня, пока я подходила к их компании. Женька, мой староста, в этот момент разговаривал с каким-то незнакомым мне блондином. Хотя, я в принципе ни с кем не была знакома в этой компании, кроме своего одногруппника.

- Привет, - я постаралась, чтоб интонации в моем голосе были как можно нейтральнее.

На мое приветствие обернулась вся честнАя компания. Я слегка вздрогнула, что-то мне не очень нравится, когда так рассматривают. Кто-то кивнул головой, кто-то сказал "Привет", а кое-кто, не будем показывать пальцем на этого брюнета, который улыбался во все тридцать два зуба и это был не Женька, сказал:

- Привет, Мышка, давно не виделись.

- Пошел к черту, - отрезала я.

Раздались смешки и тот блондин, который разговаривал с Женькой, повернулся ко мне и с такой же ехидной улыбкой, как и у брюнета, заметил:

- БОгдан, похоже, тебя послали.

Вот так, с ударением на "О". Смешно. Постойте, это как же его в детстве мама называла? Бодя? Богдашечка? Богдасюшечка? Хи-хи. Я постаралась сделать серьезное выражение лица, чтоб ненароком не выдать свои мысли.

- И не похоже, а так оно и есть, - подтвердила я, - Жень, дай зажигалку, - попросила я старосту.

Тот, протянул мне требуемое и спросил:

- Ну, как?

- Завалил...

- Мышка, да ты хамка, - с улыбкой заметил Богдан.

Странно, я б на его месте, сказала зарвавшейся девчонке что-нибудь похлеще. А этот стоит и лыбится.

- Что есть, то есть, - пожала плечами и, взяв зажигалку, подкурила сигарету.

- Ну, ничего, это не надолго, - это снова Бодя.

Я подавилась вдыхаемым дымом и уставилась на него.

- С чего бы это вдруг? – не поняла я.

- Когда я возьмусь за твое воспитание, ты будешь ангелом.

- Не дождешься, - заверила его я, - мне нимб голову жать будет.

- Ничего, потерпишь, - парировал он.

- Слушай, мальчик-как-там-тебя, - начала я, - отвали.

- Богдан, - хихикнул кто-то из компании, - да она нарывается!

Парень посмотрел на советчика и с непроницаемым выражением на лице ответил:

- Закрой рот, я сам разберусь.

- Удачи, - хмыкнула я, и, повернувшись к Женьке, спросила, - Ты идешь?

Женька ничего не успел ответить, вмешался Богдан:

- Мы с тобой еще не договорили.

- Это ты со мной не договорил, а мне с тобой в принципе не о чем разговаривать, - и снова к Женьке, - Так как?

Богдан подошел ко мне и, схватив за руку, раздельно произнес:

- Ты никуда не пойдешь, пока мы не поговорим.

Я выдернула руку, развернулась к нему лицом и, выставив палец, ткнула его в грудь:

- Слушай, Богдан, или как там тебя? Тебе давно руки ломали? Да? Так ты попроси, я тебе помогу.

- Силенок не хватит, Мышка, - улыбнулся снова он.

Я пристально смотрела на него, наконец-то увидела то, на что раньше в принципе не обращала внимание. Заметила что глаза его серого цвета, что он довольно симпатичный парень и то, что он вообще-то выше меня, как минимум сантиметров на двадцать. А с моим мелким ростом, все кто были хотя бы приблизительно метр восемьдесят, уже могли считаться великанами. Потом до меня дошло, что он стоит и точно так же рассматривает меня.

- Хватит, у меня черный пояс по карате, - не моргнув глазом, соврала я.

- Какое совпадение, - ответил брюнет, и аккуратно взяв мою руку, поцеловал ее, - у меня тоже.

Твою мать. Нет, не так. Твою мать! Я вспомнила, что мне про этого наглого брюнета рассказывал Женя, после того как я заставила Богдана побегать за мной по двору академии. Оказывается этот парень, какой-то там чемпион по карате и входит в сборную по "кияки-кияки", ну карате, то есть. Ну, и ладно, протупила, с кем не бывает? Я выдернула руку из захвата и, развернувшись, бросила Женьке:

- Я в общагу.

Не успела пройти и трех метров, как меня догнал Богдан.

- Я же тебя сказал, мы не договорили.

Вздохнув, остановилась. Повернулась и, состроив зверскую рожицу, прошипела:

- Твои проблемы.

- Мышка..., - начал он.

- Женя, - отчеканила я, - меня зовут - Женя.

- Вот и познакомились, - снова улыбнулся он.

- Ты меня достал! – повысила голос я, - Давай, говори, что тебе от меня надо и вали к своим дружкам.

- И в кого ты такая грубая?

- Какая разница? – раздраженно бросила я.

- Да я просто так спросил.

- Чего тебе надо?

- Тебя, - лаконично ответил брюнет.

Я замерла на мгновение, потом сняла с плеча рюкзак, достала из него несколько мелких купюр. Точнее это были все деньги, какие у меня были с собой, швырнула их в него:

- Можешь купить себе девочку и т****ть ей мозги, а с меня хватит.

Развернулась и ушла, причем быстрым шагом, чтоб не догнали. К моей радости, за мной никто не бежал, даже как-то легче стало после этой мысли. Если вы думаете, что я сначала подумала, а потом сделала, то вы ошибаетесь. Уже после того, как я швырнула этому Боде деньги в лицо, я снова вспомнила, что он каратист. Ну, не будет же он бить девушку? Правда? У них же есть какой-то там кодекс Самурая, что ли. И в нем, скорее всего написано "Не прибей ближнего своего". По крайней мере, я очень на это надеюсь и вообще, достало все до чертиков и экзамен это дурацкий, и Самосвал – козел, да еще и этот дебил в придачу ко всему. Короче, сегодня не мой день, однозначно.

            В тот момент, когда я вышла из арки между двух корпусов академии, услышала, что сзади выезжает автомобиль. Зашла на бордюр и остановилась, пропуская его. Я уже говорила, что сегодня не мой день? Машина резко затормозила, перекрывая мне путь,  только успела заметить, что это какой-то черный "паркетник" 1, как с водительского места выскочил Богдан и с разъяренным выражением лица направился ко мне. Что делать? Бежать, конечно! Иначе будут бить....

            Я оглянулась, назад бежать не было смысла, там его дружки. Впереди и слева, стоит его автомобиль, остается только правая сторона, но там невысокий заборчик, чуть выше колена, а за ним клумбы – гордость нашего завхоза. Выбор, как вы понимаете, был невелик. Драться я не умела, да и Бодя мало того, что выше меня, так еще и парень, а кроме того и каратист. Куда уж нам? Снова посмотрела на брюнета, моя судьба в его лице неумолимо приближалась ко мне и, смотря на него, я четко осознавала, что сейчас меня если и не убьют, то покалечат. Плюнув на завхоза, его треклятые клумбы и на тот, факт, что еще с утра мои мокасины были чистые, несмотря на вчерашний дождь, я перепрыгнула через заборчик и побежала.

            Как вы уже догадались, бегала я не долго. Не успела преодолеть даже половины пути, как меня схватили, приподняли в воздухе и снова поставили на мокрую траву. Хорошо, что хоть вниз не повалил, а то была бы у нас борьба в грязи, как по телевизору показывают. Парень прижал меня к груди и прошипел на ухо:

            - Добегалась, Мышка.

            Слушала его голос с обреченностью и понимала, что все, я действительно добегалась. Попыталась вывернуть ситуацию в свою пользу, в надежде на его благоразумие:

            - Ладно, давай поговорим. Только руки убери и я выслушаю все то, что ты хотел мне сказать.

            - Нет, - жестко ответил парень, - теперь мы будем разговаривать на моих условиях.

            Он с какой-то легкостью развернул меня к себе лицом, приподнял вверх и забросил к себе на плечо. А потом, как будто не замечая моего веса, непринужденно пошел по все той же злосчастной клумбе в обратном направлении. Прямо перед моим лицом была его кхм, задница, обтянутая джинсами. Надо сказать довольно таки симпатичная. Я, не долго думая со всей силы хлопнула рукой по ней, и тут же получила ответный шлепок, не больно, но довольно чувствительно. Ойкнула и попыталась выкрутиться, к сожаленью моя попытка не увенчалась успехом.

            - Куда ты меня тащишь? – прошипела я от злости, самой себе напоминая змею.

            - В машину, - последовал лаконичный ответ, - не дергайся, а то упадешь.

            Ну, да логично. А ты чего хотела? Цветов, поцелуев и признаний в любви, что ли? Ага, сейчас!

            Возле автомобиля Богдан остановился, вытягивая ключи из кармана. И буквально через мгновение чертыхнулся. Следом прозвучал смутно знакомый мужской голос:

            - Богдан, что за вид? И кого ты там тащишь?

            Парень чуть ослабил захват, позволяя мне соскользнуть по его телу вниз, затем развернул к себе спиной и приобнял за талию, не давая  возможности отойти в сторону.  Я подняла глаза от начищенных черных ботинок говорящего и увидела нашего проректора собственной персоной.

            - Твою мать! – кажется, я это сказала вслух.

            - Это не моя мать, - прошипел мне в ухо Богдан.

            - Да, - согласился проректор, - я его дядя. А вы кто, позвольте узнать?

            - Я..., - закончить фразу не получилось, потому как в этот момент Богдан ущипнул меня за попу.

            Я в ответ, попыталась его отпихнуть и зло посмотрела на него. Он с милой улыбкой сообщил своему... Дяде? Вот же, гадство!

            - А это моя девушка, - и кивнул в подтверждении своих слов, сильно сжимая рукой мою талию.

            - Женя, - прошипела я.

            - Виктор Александрович, - кивнул мне в ответ проректор.

            - Я в курсе, - буркнула в ответ.

            Брюнет прижал меня к себе еще сильнее, похоже, завтра там будут синяки.

            - А Богдан, к моему сожаленью, познакомил нас только сегодня, - притворно вздохнул проректор.

            - Приятно познакомиться, - запоздало вспомнила я.

            - Взаимно, - ответил Виктор Александрович, - ну, не буду вам мешать. И да, племянничек, завтра жду тебя к нам на ужин. Естественно вместе с твоей девушкой, - кивнул на меня.

            И ушел, не оборачиваясь, правда, напоследок сказав:

            - Учти, отказ я не принимаю!

             Я стояла, пытаясь собрать свои глаза и мысли в кучу. Вот это я попала! Богдан стоял молча, все так же сжимая рукой мою талию, не давая сделать нормальный вдох. Не придумав ничего лучше, для того чтобы вывести его из этого состояния оцепенения, расслабилась в его объятиях, имитируя обморок. Почувствовала, как Богдан снова чертыхнулся, кстати, как оказалось на нем очень удобно лежать, а не только ездить у него на плече. Какой комфортный парень!

-         Эй, ты чего?

Ну, дурак! В обморок я упала, что ж тут непонятного? Естественно, мои мысли остались так и невысказанными вслух.

Парень убрал руку, я так поняла, для того чтобы перехватить меня поудобнее. Воспользовавшись моментом, попыталась по нему соскользнуть на землю. Не получилось.

- Да что ж сегодня за день такой?

Абсолютно с тобой согласна, какой-то он хреновый этот день. Порядочной девушке даже в обмороке полежать спокойно не дают. Положил бы меня на землю, и валил бы отсюда по своим делам, а я по своим. Так нет же, подхватил меня на руки и понес к пассажирскому месту с другой стороны автомобиля. Я наблюдала за ним сквозь ресницы, боясь, что вот сейчас он внимательней посмотрит на мое лицо и поймет, что все это притворство. Пожалуй, он мне нравится. Точно. Не смотря на то, что хам он еще тот. Вон на руках меня носит, красота! Возле двери парень поставил меня на землю и, прижав к себе одной рукой, полез за ключами в карман. Интересно, а чем это от него пахнет? Я сделала глубокий вдох, принюхиваясь. Хм, что-то такое цитрусовое, кажется лимон, а может быть и лайм. Приятно, однако.

            - Мышка, хватит притворяться, - вкрадчиво попросил он.

            Я усиленно делала вид, что все еще без сознания, нехотя признаваясь самой себе, что мне нравится и тот, факт, что он добивается того, чего хочет. Хотел со мной поговорить? Пожалуйста. Довел до обморока и разговаривай, сколько душа твоя хочет. И по фигу, что я молчу.         

            Богдан все-таки усадил меня на переднее сидение джипа и, пристегнув ремнем безопасности, закрыл дверцу. Рюкзак! – осенило меня, - я не помню, куда делся рюкзак! В этот момент зазвонил мобильный телефон, лежащий в переднем кармане джинсов. Я вытащила его и озадаченно посмотрела на дисплей. Звонил мой староста. Странно...

            - Алло, - сказала я в трубку.

            Открылась дверь и на водительское место сел Богдан, с моим рюкзаком в руках. Интересно и где он его нашел? Он с улыбкой посмотрел на меня:

            - Значит, я был прав!

            - Тсс, - я прижала палец к губам.

            - Первый раз....

            - Тихо! – шикнула на него я.

            - Я...

            - Жень, подожди, - прервала я монолог старосты.

 - Богдан, пять минут. Через пять минут я в полном твоем распоряжении. Просто помолчи.

Парень пожал плечами и, забросив рюкзак на заднее сиденье, уставился на меня.

И снова одногруппнику:

 - Да, Жень. Что? Так и сказал? Хорошо, сейчас буду.

Отключила телефон и задумчиво посмотрела на Богдана.

- Извини, - просто сказала я.

- За что? – уточнил он.

- За то, что бросила в тебя деньгами.

- Знаешь, так меня еще никто не посылал, - задумчиво ответил парень, смотря мне в лицо.

- Так, все. Я осознала свою вину. Давай поговорим в следующий раз, а сейчас мне надо вернуться.

- Хорошо, поехали.

- Стоп! Ты никуда со мной не идешь и не едешь! - снова начала заводится я, и подергала дверную ручку, которая почему-то не открывалась.

- Женечка, а я ведь тебя еще не простил.

- А так все хорошо начиналось, - вздохнула я и развернулась к нему, - Что тебе надо от меня? Только давай по возможности коротко, меня там один козел ждет.

- Женька, что ли? – удивился парень.

- Нет. Не важно...

- Понятно, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому. Значит, сейчас я тебя отвезу обратно, жду тебя, и потом едем в какое-нибудь кафе. Хотя нет. Зачем в кафе? Мы поедем ко мне и там спокойно поговорим.

- Это как? – не поняла я.

- Молча, хотя можешь спеть что-нибудь.

- Я с тобой никуда не поеду, - отрезала я.

- Поздно, - с ухмылкой ответил Богдан, выезжая на дорогу.

- Вообще-то мне в другую сторону, - повысила голос, сама себе удивляясь.

- Я в курсе, - так же улыбаясь, ответил он.

- Да что ты себе позволяешь? Кто тебе дал право все решать за меня?

- Ты моя девушка. Помнишь? И нам с тобой завтра предстоит поход в гости. Ты же не хочешь расстроить моего горячо любимого дядю? Правда?

            - Черт! – чуть не рыдая от бессилия и злости, простонала я.

            - Вот именно, - поддакнул он, разворачивая автомобиль и пропуская машину с правой стороны, поехал обратно.

            - Господи, - взмолилась я и подняла глаза к потолку автомобиля, - ты же все можешь! Сделай так, чтоб это был дурной сон! А? Чтоб этот идиотский экзамен, вместе с придурком Самосвалом был только завтра! Я тогда, честно-честно, приду самой последней и выучу этот конченый билет. А потом выйду из здания через центральный вход и не увижу этих... этого... Ну, ты меня понял, Господи!

            - Ума попроси, - подсказал Богдан.

            - Точно, - обрадовалась я, - Дай мне ума, Господи! Чтоб я сначала думала, а потом делала!

            - Денег у него еще попроси, - хмыкнул парень.

            - Ага, - согласилась я и снова посмотрела вверх на потолок джипа, - и денег мне дай, Господи!

            Богдан залез одной рукой в карман и, достав из него какие-то бумажки, сунул их мне.

            - Что это за деньги? – не поняла я.

            - А это я выполняю твою просьбу, - снова усмехнувшись, ответил парень.

            - Спасибо тебе, Господи, за то что не оставил без внимания просьбу Рабы твоей Божьей Евгении. И тебе, Раб Божий, - я сидя поклонилась, - отдельное мерси.

- Это твои деньги, - уточнил Богдан.

            - Я так и поняла, - ответила, складывая купюры в тоненькую стопочку и пряча их в карман.

Потом снова повернулась к парню:

- Богдан, а вот мне интересно, тебе что, заняться больше не чем?

- Тебе что-то не нравится?

- Представь себе, да!

- У меня не настолько бурная фантазия, чтоб представлять себе всякий бред.

А... Э....У меня нет слов. Нет, серьезно!

            - Да, тяжело, наверное, жить с ограниченной фантазией. Ну, ты не переживай, сейчас от чего только не лечат. Может тебе таблеточки стоит какие-нибудь попить? А? Ты не узнавал? А хочешь, я у сестры своей спрошу? Она у меня медработник и пару лет назад работала в специальном учреждении для таких как ты.

            - Это для каких интересно?

            - Ну, вот у кого проблемы с фантазией, с восприятием действительности. Знаешь, ты главное не думай, ты не один такой, ага. У них там целая больница такая.

            И я подленько так захихикала.

            - Я тебе прибью когда-нибудь, - пообещал мне Богдан и, протянув руку, с силой дернул меня за волосы.

            - Ай, псих! – я потерла затылок, - Больно же! Тебе точно лечиться надо. Сначала кулаки мне под нос тычешь, теперь вот за волосы хватаешь. А дальше, что будет? Или у тебя привычка с детсада осталась? Рожки, дули, кулаки – это признаки любви?

            Я вовсю пользовалась тем, что Богдан занят дорогой и не может мне ничего сделать. Ну не убьет же он меня, в самом деле? А так, хоть оторвусь на полную катушку. Да и настроение повышается оттого, что можно его подразнить безнаказанно.

            - Точно, Богдан, я поняла! Ты в меня влюбился! Наверное, ночами не спишь, да? От еды отказываешься, в подушку обо мне вздыхаешь. Я надеюсь, ты еще не обзавелся моей фотографией в своем телефоне?, - и потянулась за его мобильным, который лежал в специальном мешочке справа от руля.

            Богдан выхватил телефон первым и положил его себе под, хи-хи, попу.

            - Да, ладно, - не поверила я, - ты что, серьезно?

            - Что именно? – невозмутимо так спросил, как будто и не выхватывал у меня только что, практически из рук, телефон.

            - У тебя есть моя фотография? А на фига?

            - Нет у меня твоей фотографии, - отрезал он.

            - Ну, слава богу! А то я не уверена, что фетишизм сейчас лечится.

            Я продолжила хихикать.

            - Мышка, еще одно слово..., - Богдан припарковал автомобиль во внутреннем дворике корпуса с лаконичным названием "Б"

            - И? – поинтересовалась я из вежливости, пытаясь отстегнуть ремень безопасности.

В общем, ничего не получилось. Этот псих, вместо того, чтоб нормально и общедоступным языком объяснить что будет, схватил меня за руку, потянул на себя и поцеловал. Первой же моей мыслью было отпихнуть его, но неожиданно для себя самой мне понравилось, и забыла, что хотела сделать. Целовался Богдан просто офигительно, и если поначалу поцелуй был очень нежным, то через пару мгновений превратился в страстный и безумно возбуждающий. Жаль, что все это не будет иметь продолжения...

            Я отодвинулась, пытаясь набрать в легкие воздуха, и только тогда заметила, что вцепилась в его плечи. "Ну, давайте, миленькие, отцепляетесь от него! Я знаю, что вам приятно держаться за его плечи, а еще и поглаживать аккуратно вот так и здесь, но надо уходить". Пальцы с неохотой разжались, и я похвалила себя за силу воли.

            - И что это было? – рискнула уточнить.

            - Повторить? – с улыбкой отозвался Богдан.

            - Не надо! – испугалась я.

            - Хорошо, - согласился он и снова меня поцеловал.

            Ах, он так! И я аккуратно прикусила его язык. А чего он ко мне опять полез?

            - Ты сего? – просипел обиженно Богдан.

            В ответ пожала плечами, так и не отпуская свою законную добычу. Блин, ну откуда я знаю?

            - Осай ясык! – возмутился парень.

            Я разжала зубы.

            - Да забирай на здоровье!

            Парень промычал в ответ что-то невнятное и похоже теперь проверял повреждения. Не надо переживать, я дырок там не делала!

            - Нет, ты не мышка, ты маленькая и вредная крыска! Ты зачем меня укусила? – спросил Богдан, после того как понял, что его собственность не пострадала.

            - А нечего совать свой язык, куда не просят! – авторитетно заявила я, - Так ладно, сиди здесь, зализывай свои раны, а я пошла.

            - Куда?

            - Тебе в рифму ответить или по смыслу? – я наконец-то смогла отстегнуть ремень безопасности, и теперь с ожесточением пыталась открыть дверь, - Да выпусти ты меня!

            - Пока ничего не объяснишь, никуда не пойдешь.

            - Укушу, - пообещала я.

            - Потом, - согласился или пообещал парень, я так и не поняла, - давай рассказывай.

            - Нас куратор собирает, - вот и все, надеюсь, что больше вопросов не будет.

            - Надолго?

            - Да, какая тебе разница? Хочешь ждать – сиди и жди. Не хочешь – не сиди и не жди. Ты прям как мой дедушка.

            - Такой же умный? – его глаза загорелись в предвкушении комплимента

            - Нет, такой же занудный.

            - Эх, выпороть бы тебя хорошенько, - размечтался Богдан.

            - Спасибо, не надо, я противница ролевых игр. Лучше блокировку с двери сними.

            - И кто сказал, что это лучше?

            С моей стороны возле двери стоял Женька и ожесточенно жестикулировал, показывая, что времени в обрез и еще чуть-чуть и нас с ним куратор просто поимеет. Со стороны смотрелось действительно смешно. Вздохнула и развернулась к Богдану, с сожалением понимая, что если сейчас с ним не договорюсь, то куратор меня просто со свету сживет за опоздание.

            - Богдан, мне действительно надо идти. Тебе, кажется, надо было со мной о чем-то поговорить? Давай я вернусь, и мы поедем, куда хочешь, и поговорим, о чем хочешь, честное слово.

            - А что мне за это будет?

            - Я тебя бить не буду! – клятвенно пообещала, - Решай быстрее, а то меня куратор потом в землю уроет.

            - Меня это не устраивает, - сказал, как отрезал.

            - Твои варианты, - снова вздохнула.

            - Предлагаю альтернативу..., - начал он

            - Уже страшно, - буркнула в ответ, услышал.

            - Ничего страшного, - успокоил он меня, - я тебя сейчас выпускаю, а ты за это проводишь со мною все выходные.

            - Ты - точно сумасшедший! – обрадовалась я, - И как я раньше этого не поняла?

            - Да, а ты псих. Из нас получится замечательная парочка псих и сумасшедший. Соглашайся.

            - Еще чего! Откуда я знаю, какие у вас, сумасшедших, фантазии? Может тебе через пять минут в голову взбредет пойти с крыши прыгнуть или захочется в песочнице куличик слепить. Это, что я теперь должна в песочнице сидеть и маникюр себе портить?

            Богдан взял мою руку поднес к своему лицу, покрутил в разные стороны, хмыкнул, а потом заявил:

            - Здесь портить нечего!

            Я выдернула руку, сама обсмотрела ее со всех сторон.

            - Нормальные ногти! Короче, мне надо бежать. Богдан, ну миленький, ну выпусти меня, а?

            - Я сказал, на каких условиях тебя выпущу.

            - Черт! Черт! Черт! Черт с тобой, я согласна. Но если вдруг, ты ко мне опять полезешь со своими поцелуйчиками...

            - Посмотрим, - пожал плечами парень, - а тебе вообще не интересно, что мы делать будем?

            - Богдан, мне по барабану, дверь лучше открой.

            - Ладно, - он со своей стороны снял блокировку.

            Я выскочила на улицу с рюкзаком в руках, со всей силы хлопнула дверцей, подбежала к Женьке, а потом развернулась и послала Богдану воздушный поцелуй. Боже мой, какой наивный парень!

            - Женька, пойдем, - поторопила я старосту, закидывая рюкзак на плечо.

            - Это, что такое было? – спросил он, отказываясь идти за мной и упираясь ногами в землю.

            - Где? – не поняла я, - А это! Так это твой друг псих, ты, что его не узнал?

            - А как ты оказалась в его автомобиле?

            - Это долгая история, пойдем, - я снова потянула своего друга в сторону корпуса.

            - Ничего не понимаю, - бурчал по дороге Женька, - сначала он выспрашивает все о тебе, потом привозит сюда. Ты с ним встречаешься?

            - Жень, я похожа на дуру?

            - Нет, а вот на крыску очень даже, - рядом со мной раздался голос Богдана.

            Я взвизгнула и дернулась в сторону, парень меня поймал и прижал к себе.

            - Ты что здесь делаешь? – прошипела я.

            - Тебя ловлю, - с улыбкой отозвался парень.

            - Что-то я ничего не понимаю, вы ведь терпеть друг друга не можете, - встрял в разговор Женька.

            - Да?! – удивились мы с Богданом и внимательно посмотрели друг на друга.

            - Точно! – подтвердил Женька.

- Ах, ты..., - начала злиться непонятно почему.

- Любимый и родной? – предположил Богдан, - Так приятно в конце дня слушать комплименты от любимой девушки.

Я ошарашено уставилась на него. Женька, по-видимому тоже.

- Так значит, вы все-таки встречаетесь? – удивился он.

Помотала головой не в силах найти подходящих слов, чтоб одним предложением выразить все то, что думаю про брюнета.

- Конечно, - ответил Богдан и, потянув меня к себе, обнял и уткнулся подбородком в мою макушку.

            Недолго думая, использовала руки, свободно висящие вдоль тела, и ущипнула его за ноги. Черт! Что ж он не ущипывается то! Богдан чуть дернулся от неожиданности, но так и не выпустил меня из объятий. Ладно, будем играть по его правилам.

            - Зая, мне надо идти, - слегка капризным тоном протянула я.

            Женька, где-то там позади нас хмыкнул. Ну да, для него этот тон, похоже, такая же неожиданность, как и для и меня. Богдан чуть ослабил объятия, позволяя мне увеличить расстояние между нами. Я поднялась на носочки и, высвободив одну руку, притянула его к себе за шею. Постаралась, чтоб на моем лице появилось выражение влюбленности, и чмокнула его в губы.

            - Жди меня и я вернусь. Только очень жди, - кажется, эта фраза из какого-то фильма.

Уйти мне не дали, теперь уже Богдан поцеловал меня. Черт! Я ведь и забыть могу, куда мне идти там надо было. А ну-ка, соберись! Мысленно дала себе подзатыльник.

            - Не задерживайся.

            Я кивнула ему, мысленно потирая ручки в предвкушении небольшого развлечения. То, что он не дождется, для меня было абсолютно ясным, правда, тогда я еще не знала, что у Богдана на этот счет тоже имеются кое-какие соображения. Подхватив сползающий с плеча рюкзак, я позвала Женьку, и мы быстрым шагом пошли к черному входу в корпус. По дороге мой друг пытался что-то спросить про Богдана, но я шикнула на него:

            - Зайдем в аудиторию, потом поговорим. Не хочу, чтобы он нас услышал.

            Женя кивнул в ответ, а я, не удержавшись от последней пакости, развернулась и посмотрела на оставшегося позади брюнета. Он так и стоял, смотря нам вслед, я послала ему воздушный поцелуй ехидно при этом улыбаясь, а этот крэйзанутый пошел за нами. Я решила его не дожидаться и быстрее ветра помчалась в аудиторию, заметив только удивленное выражение лица Женьки, когда пробегала мимо него. Черт! А ведь с Богдана может статься, и он решит дождаться меня в коридоре.

2.

Возле аудитории уже стояло несколько наших одногруппников в компании с Самосвалом. Среди них я заметила и Маринку с Ольгой, еще одной своей подругой и так как в этой истории они должны были сыграть немаловажную роль, я расскажу о них чуть подробнее. С Мариной мы были немного похожи внешне, обе невысокого роста, худощавые и темненькие. Только у меня глаза карие, а у Марины серые, Ольга же была высокого роста и достаточно крупной девушкой со светлыми волосами и карими глазами. Вообще в отличие от нас с Мариной, Ольга очень спокойная и уравновешенная, именно поэтому в нашей комнате, в которой мы все вместе и жили, она исполняла роль огнетушителя. Все возникавшие споры и разногласия одна подавляла одной своей фразой: "Сейчас я возьму в руки веник", а так как в комнате убирали только мы с Маринкой, Оля же занималась исключительно готовкой, то эта фраза неизменно отрезвляла нас.

- Чего стоим? Кого ждем? – спросила я подруг, подойдя к ним.

- Должны ключ принести от аудитории, - ответила Ольга.

- Понятно, - протянула я.

Затем развернулась так, чтоб было видно коридор, Богдан еще не пришел, и это вселяло в меня надежду на то, что я смогу уйти и не попасться при этом ему на глаза.

            - Что случилось? – обеспокоено спросила Марина, тронув меня за плечо.

            Вздохнув, рассказала подругам о событиях, произошедших с того момента, как я умудрилась провалить экзамен. Я надеялась на сочувствие с их стороны и моральную поддержку, вместо этого девчонки расхохотались.

- Жень, вот вечно тебе везет, - сквозь смех выдавила из себя Марина.

- Это еще почему? – обиделась я.

- А кому в прошлом году серенады под окном завывали? – со смехом спросила Ольга.

- Не мне, - открестилась я, - и вообще меня перепутали.

- А кому весной Максик носил букеты? Все клумбы ободрал? – это уже Марина решила подколоть.

- Ха! Нашла, что вспомнить! Я уже объясняла, что просто помогла ему с чертежами, а он мне из благодарности цветочки подарил. Стоп! Так, может, Богдану тоже нужна помощь? Никто не знает, экономисты чертят что-нибудь?

- Вряд ли, - неуверенно отозвалась Ольга.

- Сейчас узнаем, - пообещала я и подошла к старосте, который разговаривал с Самосвалом.

- Жень, можно тебя на минутку?

Парень кивнул и, извинившись перед преподавателем, отошел со мной в сторону.

- Говори, - разрешил он мне.

- Жень, а экономисты делают чертежи?

Он с удивлением посмотрел на меня и осторожно поинтересовался:

- Почему спрашиваешь?

- Ну, - замялась я, - это сложно объяснить...

- А ты попытайся.

- Да вот, не могу понять, что Богдану от меня надо, - выпалила я.

Женька заржал.

            - Поверь, он с тобой явно не чертежами заниматься будет.

            - Не угадала, - расстроено отозвалась я, не обращая внимания на смех парня.

            - Жень, что-то я не понял. Вы с ним встречаетесь?

            - Типа того, - отозвалась я и, не говоря больше ему ни слова, отошла к подругам.

            - Ну, что? – спросила Маринка.

            - Все плохо, - убитым голосом сообщила я.

            - Почему? – не поняла Ольга.

            - Похоже, Богдану чертежи от меня не нужны.

            Девчонки снова рассмеялись.

            Перед тем как зайти в аудиторию, я оглянулась, в коридоре появился брюнет. Я толкнула Маринку:

            - Вот он.

            На меня оглянулись те, кто не успел еще зайти внутрь и теперь с интересом посматривали на брюнета.

            - Чего стали? – крикнул Самосвал.

            Все попытались одновременно войти в аудиторию, от чего образовалась небольшая давка. С горем пополам мы зашли и расселись по своим местам.

            - Значит так, - начал Самосвал, после этих слов наступила тишина, - для тех, кто не сдал экзамен, я сейчас проведу консультацию

            - А остальным, что делать? – кто-то из парней выкрикнул с места.

            - Сидеть и наслаждаться процессом. Вопросы?

            Вопросов ни у кого не возникло и нам в течение сорока минут вдалбливали в голову, какие мы тупые и какой умный Самосвал. Потом он начал отвечать на вопросы, а у меня появилась возможность пообщаться  с подругами, сидевшими рядом.

            - Девочки, - шепотом позвала я, - нужна ваша помощь.

            Подруги в ожидании посмотрели на меня.

            - Мне надо выйти так, чтоб Богдан меня не увидел, а он, скорее всего, будет ждать меня в коридоре.

            - И что делать? – спросила Маринка.

            - Отвлеките его.

            - Как?

            - Третий ряд, - гаркнул Самосвал, - еще одно слово и вы экзамен не сдадите.

            Мы покорно замолчали. Через минуту, я уже писала записку:

            "Я не знаю как... Ну, притворитесь его фанатками, что ли. Номер телефона попросите... Самое главное, это вывести его на улицу"

            И дорисовав в конце записки улыбающийся смайл, я подсунула бумажку под локоть Ольги. Та взяла записку, внимательно ее прочитала и передала Маринке. Через несколько минут, записка вернулась обратно.

            "А может лучше вынести?"

            Я согласно закивала головой, улыбаясь при этом. Потом, немного подумав, написала:

            "Он какой-то там чемпион по карате, спросите, где он занимается и скажите, что тоже хотите!!!"

            Подруги пожали плечами и написали:

            "Стать чемпионами?"

            Я покрутила пальцем у виска.

            - Бойко, вы что-то хотели сказать? – спросил Самосвал.

            - Нет, - открестилась я.

            Выждав еще немножко, накатала ответ:

            "Не тупите! Так что, поможете?"

            Через минуту совещания, пришел ответ:

            "А чем он тебе не нравится?"

            Я задумалась.

            "Он наглый и самоуверенный, терпеть не могу таких!!!"

            "С каких это пор?"

            "С сегодняшнего дня"

            "Хи-хи! Ладно, постараемся!"

            С улыбкой на лице я принялась слушать Самосвала, правда практически ничего не поняла, потому что не знала, какой ему задали вопрос.

            После окончания консультации, Самосвал ушел из кабинета. Еще раз проинструктировав подруг, я приготовилась ждать. В аудитории оставалось еще несколько человек из нашей группы, которые разбирались с экзаменационными вопросами. Поэтому я, недолго думая, подсела к ним, периодически проверяя на телефоне, сколько прошло времени.

            Минут через пятнадцать я выглянула в коридор. Пусто. Слава Богу! Значит, у Ольги с Маринкой все получилось. Вышла из аудитории и закрыла за собой дверь. Достав мобильный из кармана, позвонила Марине.

            - Вы где? – шепотом поинтересовалась я.

            - На улице, возле входа.

            - Уведите его оттуда.

            - Нет, - отозвалась подруга и отключилась.

            Черт! Значит, придется лезть через окно. Вернулась в аудиторию и, не обращая внимания на удивленных одногруппников, подошла к окну и попыталась открыть его.

            - Оно забито, - кто-то из девчонок подсказал мне.

            Я снова чертыхнулась и еще раз дернула оконную ручку на себя. И что делать? Вспомнила! На этом этаже есть мужской туалет, значит можно воспользоваться тем окном. Вышла из аудитории и, поправив лямку рюкзака, двинулась по коридору в сторону туалета. Возле него никого не наблюдалось, но на всякий случай, перед тем как зайти внутрь прислушалась. Мало ли, вдруг там кто-то есть? За дверью была абсолютная тишина. Похоже, мне повезло, и туалет пуст. Внезапно открылась дверь и я еле успела отскочить, чтоб не получить ею в лоб. На меня удивленно смотрел блондин из компании Богдана. Да что ж за день сегодня такой?

            - Ты что здесь делаешь? – удивленно спросил блондин.

            Я, не обращая внимания на вопрос, спросила:

            - Там больше никого нет?

            - Нет, - так же удивленно отозвался он.

            - Ага, ну пока.

            Я отодвинула его в сторону и зашла внутрь.

            - Это мужской туалет.

            Я хмыкнула:

            - Ну и что? – и закрыла перед его носом дверь.

            Фу, ну и запах! Ну, почему в женском туалете все по-другому? Зажимая нос рукой, подошла к окну, открыла его и выглянула наружу. Прямо под ним был навес, на который можно было достаточно легко слезть. А вот дальше начиналось самое интересное... Расстояние от крыши до земли было метра два, а я высоты боюсь. Хотя если выбирать между Богданом и боязнью высоты, брюнета я, пожалуй, боюсь больше. Достала из рюкзака влажные салфетки и вытерла ими подоконник. В этот момент открылась дверь.

            - Занято! – рявкнула я.

            Дверь закрылась. Блин, никакого уединения! Открыла дверь в кабинку и выбросила использованные салфетки. Посмотрела с сомнением на свои руки и на дверную ручку. Хрен его знает, чем они тут занимаются! Достала последнюю салфетку, вытерла руки и выбросила ее через окошко вместе с упаковкой. Так-с, теперь осталось самое сложное, влезть на подоконник, потом спрыгнуть с крыши вниз и не переломать себе ничего при этом. Фигня! Только почему тогда коленки трястись начинают? А может, ну его? Вернусь и как белый человек выйду через черный вход. Нет, не пойду! С маньяками я не общаюсь! Так, что давай, Женечка, ноги в руки, в общем, как-то так и агла!

            Глубокий вдох, затем выдох. Может, перекур? Соберись, тряпка! Лезь, давай! Залезла на подоконник, а затем спустилась на крышу. Я сделала это! Главное не становится в полный рост, а то вдруг крыша не выдержит меня и съедет! Достала из рюкзака сигарету и прикурила ее. Сейчас-сейчас, я немножко передохну и прыгну вниз, дайте только с мыслями собраться. Выбросила окурок, приготовилась, и...

            - И что это ты делаешь? – спросил мужской голос.

            Тьфу, ты, блин! И как он умудрился меня найти? Богдан, чтоб его!

            - Загораю, - буркнула в ответ, аккуратно перемещаясь к самому краю крыши.

            По идее, я должна успеть спрыгнуть отсюда и убежать.

            - Ты, заболела? – с надеждой спросил брюнет.

            - Не дождешься, - гордо ответила я.

            - Мышка, лезь обратно, - вкрадчиво попросил Богдан.

            - Еще чего! – хмыкнула я.

            - Если не вернешься, я сам к тебе спущусь.

            - Я не веду переговоры с маньяками! – с гордостью ответила я и посмотрела вниз.

            - Понятно, - как мне показалось, с ухмылкой ответил Богдан.

            Я посмотрела в его сторону и увидела, что он уже залазит на подоконник. В голове мелькнула сценка из "Вини Пуха", когда медвежонок летел вниз с дерева и пел: "Мишка, очень любит мед. Бух! Почему? И кто поймет? Бах! В самом деле, почему? Бух! Мед так нравится ему?" И с писком "Мама!", я прыгнула вниз, приземлившись на ноги, следом получила рюкзаком по спине и, не удержавшись, плюхнулась на коленки, успев при этом затормозить руками. Вот, дура! Сначала надо было рюкзак бросать, а потом самой прыгать. Судя по тому, что крикнул Богдан, он был целиком и полностью согласен со мной.

- Черт! – зашипела от боли я, увидев ободранные об щебенку руки.

Рядом аккуратно спрыгнул брюнет.

            - Живая?

            - Пошел к черту! – огрызнулась я.

            Он поднял меня рывком. От боли, возникшей в ногах, я громко и отчетливо матюгнулась.

            - Судя по интонации, живая.

            - Богдан, уйди! Я тебя очень прошу! Просто уйди! – попросила я, но, тем не менее, вцепилась в его плечо.

            - И бросить тебя такую грязную и ободранную? – он наклонился, рассматривая мои ноги.

            - Что там? – со страхом спросила я.

            - Все нормально. Жить будешь, но не долго!

            Я стукнула его по плечу и снова вцепилась в него, удерживая равновесие.

            - А будешь руки распускать, брошу тебя здесь.

            Проигнорировав его последнюю фразу, я нагнулась, рассматривая ноги.

            - Твою мать! – на правой коленке разодраны джинсы и идет кровь.

            - Идти сможешь? – поинтересовался Богдан.

            - Попробую, - неуверенно отозвалась я и, сделав шаг, поморщилась.

            - Допрыгалась, - Богдан подхватил меня на руки и куда-то понес.

            Я подняла висевший на руке рюкзак и прижала его к себе.

            - Как ты меня нашел?

            - А тебе разве не интересно, куда я тебя несу?

             - Туда, - свободной рукой я указала направление.

            - Логично, - отозвался он.

            - Тебе не тяжело? – заинтересовалась я.

            - Нет, у тебя вес как у мышки.

            - Богдан! – возмутилась я.

            - Уроню, - пообещал он.

            Я замолчала, но буквально на минуту.

            - И все же, как ты меня нашел?

            - Сергей позвонил.

            - Какой Сергей? – не поняла я, - А-а-а, тот блондин, - дошло до меня.

            - Ага, сказал, что моя девушка вломилась в мужской туалет и что-то там делает подозрительное.

            - Действительно, - хмыкнула я, - и чем можно заниматься в туалете? Только чем-то подозрительным.

            Богдан проигнорировал мою фразу, продолжая все так же целенаправленно идти вперед. Я восхищаюсь этим парнем! Сначала он меня разозлил, потом заставил бегать, потом ввел в ступор, потом запугал до того, что я вломилась в мужской туалет, доведя практически до истерики парня. Из-за него я преодолела самую страшную свою фобию – боязнь высоты, а он, как ни в чем не бывало, несет меня на руках. Боюсь представить, что будет дальше...

            - Подожди, а почему блондин сказал, что я твоя девушка?

            - А кто? Парень, что ли?

            - Богдан! – снова возмутилась я.

            - Потому что я ему популярно объяснил...

            - Что?

            - Не важно.

            М-да, вопросов становится все больше, но отвечать на них почему-то никто не торопится.

            - Ладно, придумаю, что-нибудь сама, - пригрозила ему я

            - Договорились, - похоже, ему начхать на мои угрозы.

            Мы пришли к машине Богдана, он поставил меня на землю и полез в карман за ключами.

            - Ты куда это меня принес?

            - А что?

            - Как это что? Дальше неси!

            - Куда? – удивился он.

            - На трамвайную остановку, - как идиоту начала объяснять ему, - тут не далеко, всего пару кварталов.

            - Мышка, - вкрадчиво начал говорить он, - а чем тебя машина не устраивает?

            - Банально, - отрезала я, - раз я твоя девушка – хочу, блин, романтики!

            - То есть ты считаешь, что если я тебя пронесу пару кварталов, это будет романтично, да?

            - Ага, - и так гаденько улыбнулась.

            - Хорошо.

            И он снова подхватил меня на руки. Как-то слишком быстро согласился. Скучно... А если?

            - Отлично, а потом еще и до общаги донесешь, - выдала ему я.

            Он снова поставил меня на землю.

            - Эй, ты чего? А романтика?

            - В гробу я видал такую романтику! – рыкнул Богдан.

            - Видел, да? И как? – спросила я, медленно отходя от него.

            Я, конечно, не надеялась на то, что убегу, но может он плюнет на это гиблое дело, то есть на меня, и уедет. А я дошкандыбаю как-нибудь до общаги и сама.

            - И куда ты собралась?

            - Туда, - я неопределенно махнула рукой в сторону.

            Богдан же, как-то уж чересчур демонстративно вздохнув, подошел ко мне, поднял на руки и понес к открытой дверце автомобиля, не забывая при этом бурчать:

            - Что у тебя за тяга постоянно куда-то бегать? Ты что меня боишься?

            Я в шоке! Вот это парень быстро соображает!

            - Никого я не боюсь! – возмутилась я, устраиваясь на заднем сиденье автомобиля. Кстати, а почему это ты меня посадил сюда?

            - Сейчас буду тебя лечить, - и Богдан потянулся за аптечкой на задней панели.

            - Боюсь, это не лечится, - тихо буркнула в надежде на то, что он не расслышит.

Он снова встал передо мной и расстегнул сумочку, достав из нее пакетик и какую-то бутылочку.

            - Это, - он сделал акцент на слово, - лечится. Давай руки!

Богдан разорвал упаковку и быстренько сделал марлевый тампон, потом смочил его жидкостью из бутылочки и присел передо мной на корточки.

            - Что это? – подозрительно спросила я, наблюдая за его действиями.

            - Перекись, а теперь будь хорошей девочкой и покажи мне свои ладошки.

            Я молча сделала то, что он просил. Богдан очень аккуратно промыл ранки, я же только тихо ойкала.

            - Больно?

Я в ответ кивнула, прикусив нижнюю губу.

- Потерпи еще чуть-чуть. Вот так, - он ловко перевязал мои руки.

Я с удивлением наблюдала за его манипуляциями.

- А зачем повязка?

- Так надо. Хотя, в идеале, лучше бы обработать зеленкой.

- Мстишь, да? – ехидно поинтересовалась в ответ.

- Еще нет, а вот с коленкой будет хуже. Кстати, дома можно будет снять бинт.

Я с облегчением вздохнула. Ура! Он передумал и отвезет меня домой.

- Ну, вот и все. Раздевайся!

- Чего? – обалдела я.

- Джинсы, говорю, снимай, - терпеливо пояснил мне Богдан.

- Ага, сейчас! А больше мне ничего не надо сделать?

- Мышка, - как маленькому ребенку начал объяснять он, - мне надо обработать рану на ноге, а ножниц у меня с собой нет. Если бы были, я бы просто разрезал ткань и все, а так...

- Не буду я раздеваться! – стояла на своем я.

- Ты, что? Не носишь белья? – удивился он.

Ошарашено смотрела на него, глупо хлопая глазами и открывая рот, имитируя рыбку в аквариуме. От такого предположения я даже забыла, что хотела сказать. Какой нахал!

- По себе людей не судят! – пробурчала я и на всякий случай попыталась отодвинуться подальше.

- Сидеть! – рявкнул он.

- Ага-ага, - покивала головой я, - "место", "фас", "апорт". Ничего не получиться, я больше кошек люблю!

- Кис-кис-кис? - с надеждой спросил парень.

- Ни фига! Не поведусь! – я отрицательно покачала головой.

- Я понял, - с усмешкой отозвался Богдан.

Он поднялся и ушел к багажнику автомобиля. Я, кряхтя как старуха, попыталась слезть с сиденья. Открылась и закрылась дверь багажника, а у меня так ничего и не получилось.

- На, переодевайся!

Богдан протягивал мне какую-то штуку из белой ткани.

- Что это? – удивленно спросила я и на всякий случай потыкала в эту штуку пальцем.

Штука на меня не кидалась и вообще вела себя достаточно спокойно.

- Кимоно.

- Не одену! – и гордо отвернулась в сторону.

Знаю, что веду себя как маленький ребенок, но ничего не могу с собой поделать, потому что испытываю ни с чем не сравнимое удовольствие, доставая Богдана.

            - Почему?

            - Да потому, что оно грязное, - и чуть тише, - скорее всего. Эй! И не надо так сжимать зубы - раскрошатся! Убери руки! – взвизгнула я, - Руки убери! Черт с тобой! Я сама! – рявкнула я и со всей силы хлопнула парня по рукам, когда он попытался расстегнуть мои джинсы, а затем ойкнула от боли.

            - Точно? – спокойно спросил он и протянул мне кимоно, которое я выдернула у него из рук.

            - Да! – ух, какая я злая.

            Богдан отошел на шаг и, сложив руки на груди, уставился на меня.

            - Что? Так и будешь смотреть?

            Он пожал плечами.

            - Отвернись! – потребовала я.

            Богдан демонстративно вздохнул, а потом вкрадчиво уточнил:

            - И что я, по-твоему, там не видел?

            Я выругалась.

            - Такая милая мышка, я ругаешься как сапожник.

            - Все! С меня достаточно! – я снова сделала попытку сползти с сиденья.

            Богдан меня поймал и усадил обратно.

            - Мышка, а ты любишь мороженое? – он заглянул мне в глаза.

            - Да, - настороженно отозвалась я.

            - Тогда давай так, ты снимаешь джинсы и даешь мне возможность обработать рану, а я тебе за это покупаю мороженое.

            Я прищурилась в ожидании какого-то подвоха.

            - Рожок, шоколадный со сгущенкой? – на всякий случай уточнила, а то мало ли.

            - Не вопрос, - с улыбкой отозвался он.

            - Ладно, только отвернись, - и немного подумав,  добавила, - ты меня смущаешь.

            Богдан фыркнул, но отвернулся. На самом деле во дворе, где стоял автомобиль,  никого не было, так как было уже достаточно поздно и все студенты давным-давно разбрелись по домам. А джип стоял возле стены, так что кроме парня никто ничего и не увидел бы. Я, ойкая и тихо ругаясь, стянула с себя джинсы, а потом надела кимоно поверх футболки. Затянула на себя черный пояс и расправила ткань так, чтоб по максимуму закрыть свое белье. Может он, конечно и все видел в этой жизни, но уж точно не видел такие трусики как у меня. Черные с белыми зайками, державшими в лапках сердце, на котором было написано очень меленькими буковками "Поцелуй меня" на английском языке.

            - Можешь поворачиваться, - вздохнула обреченно.

            Что-то мне не нравится вся эта ситуация.

            - Супер! – выдохнул Богдан.

            - М-да? – не поверила я, с сомнением рассматривая свои ноги.

            Внизу болтаются так и не снятые до конца джинсы. Вот еще я буду раздеваться до конца! На правой ноге рана, не могу пока сказать насколько серьезная, но то, что вид малоприятный – это однозначно. Хорошо, что хоть с вечера ноги побрила, не стыдно показывать. Только, что ж там такого суперового? Может, моя левая коленка? А что? Она чистая!

            - Что ж ты джинсы до конца не сняла?

            - По-моему, они тебе не помешают – отрезала я.

            Богдан вздохнул, присел на корточки рядом и с самым невозмутимым видом принялся расшнуровывать мои мокасины.

            - Эй, ты что делаешь?

            - Раздеваю тебя, - спокойно отозвался он.

            А у меня от этой его фразы, произнесенный таким сексуальным голосом, мурашки пробежали.

            - Тебе холодно? – удивился Богдан, оставил в покое шнурки и вместо этого провел руками по моим ногам.

            Я чуть не замурлыкала от удовольствия. Так и хотелось подсунуть ему их еще ближе и крикнуть: "Еще давай!" Еле взяла себя в руки.

            - Богдан, я тебя сейчас стукну! – только почему-то угроза прозвучала больше похожей на стон.

            Он поднял голову, заглянул в мои глаза, а затем, улыбнувшись каким-то своим мыслям, попросил:

            - Расслабься и получай удовольствие.

            Расслабься? Расслабься?! Куда уж больше? Тут наоборот надо напрячься и прекратить все это... Да-да-да! А еще вот тут! И пЯточки, пЯточки, пожалуйста... Стоп! А как это он их через мокасины достал то? Открыла глаза и обалдела. Пока я тут, закрыв глаза собиралась с мыслями, чтобы такого сказать, этот... не буду уточнять какие эпитеты я придумала по отношению к нему на этот раз, стащил с меня обувь и теперь очень аккуратно стягивал джинсы.

             - Ноги приподними, - попросил Богдан.

            Я почему-то на полном автомате подчинилась. Все-таки массаж - великая сила! Особенно если его делает красивый парень. Хотя кого я обманываю? Очень-очень красивый!

            -  Симпатичные трусики, - заметил брюнет и, поднявшись, положил мои джинсы рядом со мной.

            Опустила голову вниз и нервным движением поправила кимоно.

            - Мне тоже нравится, - пробурчала в ответ.

            Богдан больше не сказал ни слова по поводу трусиков, снова сел на корточки, молча поставил мою ногу к себе на колено и принялся поливать перекисью. Я же от боли прикусила костяшку большого пальца, стараясь не орать.

            - Больно? – удивился он.

            - Эт, лин, пиятно! – огрызнулась я, забыв вытащить палец изо рта.

            Богдан хмыкнул и начал меня успокаивать. Для начала он подул на коленку как маленькому ребенку, потом начал приговаривать, что-то типа: "Ну, потерпи моя хорошая, еще чуток"

            - Все нормально, у тебя просто ссадина, шить не придется, - после того как обработал перекисью мою рану, произнес он.

            - Спасибо, - от души поблагодарила его я.

            - Не булькает.

            Я непонимающе посмотрела на него, а потом фыркнула:

            - Алкоголик!

            - Мышка, - Богдан поднял голову, - я не пью алкогольные напитки и не курю.

            Все это было произнесено таким серьезным голосом, что мне сразу же стало стыдно.

            - Прости, - еле слышно сказала, не поднимая головы.

            - Поцелуешь, прощу.

            Да что ж у него за тяга такая? Чуть что, сразу целовать! Честно говоря, возмущалась я больше для проформы и молча, не дай бог услышит и все... Накроются мои поцелуи!

            - Хорошо, - протянула я, - иди сюда, я тебя поцелую.

            - Спасибо, не надо.

            Увидев мое удивленное выражение лица, он поспешил объяснить.

            - Не надо меня целовать с таким зверским выражением лица, я и так чуть без языка не остался. А сейчас боюсь еще и без зубов останусь.

            - Да, ладно тебе, - успокаивающе похлопала его по плечу, - не дрейфь, тебе понравится.

            Вместо того чтоб проникнуться и припасть к моим губам в поцелуе, эта зараза крейзанутая рассмеялся. Нет, ну вот что я такого смешного сказала? Отдернула ногу и взяла в руки джинсы, собираясь их надеть на себя.

            - И что это ты собираешься делать, позволь узнать?

            Богдан встал передо мной, снова скрестив руки на груди.

            - А на что это похоже? – заинтересовалась я, потом продолжила, - Спасибо большое за помощь, но мне уже пора.

            Он выдернул из моих рук брюки, подхватил мокасины, валявшиеся возле автомобиля, и попытался отойти. Я, недолго думая, схватила его за джинсы, не давая уйти.

            - Ты куда? Отдай мои вещи, мне еще в общагу идти!

            Богдан как-то странно ответил, слегка растягивая слова:

            - По-моему, ты ничего не поняла. Сейчас мы едем ко мне, так что вещи, тебе не понадобятся.

            Я, захлебнувшись воздухом от возмущения, не знала, на что первое реагировать. То ли кричать, что я никуда не поеду, то ли возмущаться тому факту, что он извращенец и маньяк и я не буду ходить в его кимоно. То ли начать орать, что он мне никто и зовут его никак. И вообще, с чего он решил, что все будет так, как хочет он? А потом плюнула на все и ответила:

            - Хорошо, я к тебе поеду, но мне в любом случае нужна одежда. Ты ведь не думаешь, что я пойду на завтрашний ужин в твоем кимоно?

Черт его знает, почему я в конечном итоге согласилась. Ну, не будет же он мне делать ничего плохого, после того, как носил меня на руках? Правда?

- Именно поэтому, твои подруги сейчас собирают тебе вещи, - невозмутимо и как будто, так и должно быть, ответил он.

            - Что они делают? – не поверила я, - Подожди, а откуда ты знаешь моих подруг?

            - Так я с ними познакомился.

            Зашибись! Познакомился он! И главное, когда только успел?

            - Ничего не понимаю, - прошептала я, все еще не веря в предательство Маринки и Ольги.

            Я ведь их просила, чтоб они его отвлекли, но не как ни перебегали на сторону Богдана. Предательницы! А этот, тоже хорош! У-у-у! Котяра бессовестная! Помурлыкал пару раз и все, мои подруги готовы! Убью! Хоть кого-нибудь, хоть как-нибудь, но сегодня однозначно кто-то будет трупом! Правда я еще не решила кто. А может он врет? Я, прищурившись, посмотрела на него. Нет, такая зараза, врать не будет. Боюсь, что он сказал правду. Богдан, кстати, молча стоял напротив меня, ожидая, когда я скажу или сделаю хоть что-нибудь. Так, надо думать быстрее! Спустить все на тормозах он мне не позволит, мужская гордость и все такое. Я его обидела, он отомстил, а потом я еще и согласилась на его условия, значит, придется делать то, что пообещала. И почему я не уточнила, чем мы будем заниматься на выходных? Дура! Ладно, об этом потом.

            Судя по всему, парню надоело ждать, пока я придумаю, что ж ему ответить такого мерзопакостного, поэтому он пошел к багажнику своего джипа и забросил в него мои вещи. Оттуда вернулся с двухлитровой бутылкой минералки и протянул ее мне.

            - На, попей, легче станет.

            Я все так же молча взяла предложенную воду и, закрыв глаза, сделала глоток. Хорошая водичка, а Богдан – котяра! Почему-то сейчас мне это слово "котяра", представлялось самым большим ругательством по отношению к нему. И куда только делись мои глубокие познания в великом и могучем русском мате?

            - Ты как? – поинтересовался Богдан, после того, как я отдала ему бутылку обратно.

            - Нормально, - буркнула в ответ.

            - Отлично, - обрадовался он, - значит, можем ехать в общежитие.

            Я промолчала. Почему-то в голове было пусто. Может это от стресса? Вообще я не такой человек, который будет молчать, не зная, что сказать в ответ. Причем на любую фразу, могу придумать как минимум три варианта ответа. От хорошего и вежливого до откровенно язвительного, но сейчас мне пришла в голову гениальная мысль. Ничего, что я так скромно о своих умственных способностях? Нет? В общем, я решила его игнорировать, и даже мороженое в данный момент не смогло бы меня заставить изменить свое решение. Надеюсь, он не забыл о том, что обещал его купить?

            - Ты почему молчишь?

            Я гордо отвернулась. Ну, по крайней мере, мне так показалось.

            - Значит забастовка, - констатировал брюнет.

            Пожала плечами в ответ. Люблю умных мужчин! Или парней? Однофигственно!

            - Замечательно! – снова обрадовался Богдан, - Надеюсь это надолго.

            Ничего не сказала, продолжая все так же смотреть на сиденье передо мной.

            - Ну, тогда поехали за твоими вещами. И я надеюсь, ты понимаешь, что тебе придется посидеть в машине, пока я схожу в общагу за ними?

            Я спокойна! Я очень спокойна! Я глубокое синее море! Тьфу, ты! Ладно. Я в вакууме, я в вакууме.

            Богдан наклонился и развернул мое лицо к себе, аккуратно придерживая пальцами за подбородок. На всякий случай улыбнулась, он чуть дернулся от неожиданности. Ну и кто виноват в том, что улыбка слегка не получилась?

            - Мышка, - начал он, не давая мне отвернуться в сторону, я вопросительно подняла брови, мол: "Чего тебе надобно, старче?", - то есть ты вообще отказываешься со мной разговаривать. Я правильно тебя понял?

            Сделала вид, что задумалась, а потом кивнула.

            - И телефон тебе твой не нужен?

            Я еще раз кивнула. Нужен, ой как нужен!

            - Как это понимать?

            Снова пожала плечами.

            - Нужен или нет?

            Вы будете смеяться, но я снова кивнула, а потом отрицательно помотала головой. Нет, ну, а как по-другому можно ему объяснить? Я ведь с ним не разговариваю.

            - Понятно, - демонстративно вздохнул Богдан, - значит, не нужен. И мороженого ты уже не хочешь. Да?

            Я застонала. Вот почему он задает такие неоднозначные вопросы? Как на них можно ответить простым кивком головы?

            - У тебя что-то болит? – забеспокоился он.

            Отрицательно помотала головой.

            - Тогда, что?

            - Богдан, ты, что совсем дурак? – не выдержала я, - Да? Ты не понимаешь? Мне нужен мой телефон и да, блин, я хочу мороженое! И я с тобой не разговариваю! – на всякий случай добавила, а то вдруг он не понял.

            - Поразительная логика, - шепнул этот псих или сумасшедший, да какая разница?

            И поцеловал меня так, что я совершенно забыла о том, что по идее на него обижаюсь. Неожиданно для самой себя одной рукой вцепилась в его плечи, а другой схватила его за волосы, не обращая внимания на дискомфорт в ладонях, стараясь прижаться к нему еще ближе.

            - Мышка! – простонал Богдан, прекращая поцелуй.

            - Иди к черту! – разозлилась я, снова целуя его.

            Надеюсь, после такого выплеска злости, мне станет легче.

            Он снова прервал поцелуй, поднял голову, и я увидела его слегка замутненный взгляд. Выпрямился и, передвинув меня на сиденье, захлопнул дверцу автомобиля у меня перед носом. Да-да, я как последняя идиотка, потянулась за ним. А если бы попал по носу? Ууу, котяра! Я погрозила стеклу кулаком. В этот момент Богдан уже садился в машину. Развернулась и хлопнула тыльной стороной ладони по спинке его сиденья. Он даже не дернулся. Какой самоконтроль! - подумала я, - Позавидовать ему что ли? Нет, не буду! Лучше придумаю, как вывести его из себя. Бодя в это время завел автомобиль и медленно выруливал на дорогу. Чтобы сделать такого пакостного? Ничего интересного в голову не приходило, кроме как начать царапать ногтями кожаную обивку сиденья. Ш-ш-ш-шкряб! Бр-р-р! Меня передернуло от этого звука. И еще раз. Ш-ш-ш-шкряб! Какая гадость, даже мурашки по коже побежали. У моего личного психа реакция нулевая. Ничего-ничего, я все равно тебя достану! А теперь двумя руками. Ш-ш-ш-шкряб!

Бедные мои ногти! - так хотелось завыть мне. Похоже, Богдану тоже хотелось завыть, по крайней мере, его вопль очень сильно напоминал завывание:

            - Мышка!

            - Да, милый? – сладким голосом отозвалась я, - Ты что-то хотел?

            - Прекрати, - уже нормальным голосом попросил он.

            - Как скажешь, - бодро ответила я.

            И снова провела руками по обивке. Ш-ш-ш-шкряб! Он резко ударил по тормозам, отчего я чуть не влетела вперед между сидений.

            - Псих! – заорала я.

            - От психа слышу! – заорал в ответ он.

            От радости чуть не захлопала в ладоши. Ура! Я вывела его из себя! Теперь может мне кто-нибудь скажет, как здесь разблокирываются двери? Подергала ручку, не помогло. Странно, но со стороны Богдана не было слышно ни звука. Осторожно выглянула из-за сиденья. Я в курсе пословицы про Варвару, просто вдруг у него там сердечный приступ, а аптечка лежит сзади. Мне ведь проще дотянутся до корвалола (Или что там лежит в аптечках?), чем ему. Парень неподвижно сидел, опустив голову на руль. Мне стало страшно. Мамочки! Довела парня! Вот дура! Нет, ну это ж надо, какие мы нежные, и какая у нас, оказывается, тонкая душевная организация. Подумаешь, пару раз провела ногтями по коже, это ведь не пенопластом по стеклу, в самом деле!

            - Богдан! – тихо позвала я.

            Он молчал и не отзывался. Теперь мне стало не просто страшно, но еще и жутко. Вот до чего доводит лихачество! Не надо было так резко тормозить! Ударился, наверное голово й и все, кирдык Богдашечке.

            - Эй, психованный! – я подергала его за футболку.

            Реакции опять никакой. Черт! Я спустила ноги на пол и, нагнувшись между сиденьями, ущипнула Богдана за руку, безвольно лежащую на коробке передач. Снова ничего. Да уж, ситуация. Надо думать логически. Удариться головой он явно не мог во время торможения, ведь я слышала его голос. Или это была галлюцинация? Да нет, точно орал, я же слышала. Значит притворяется! А как это выяснить? Правильно надо спровоцировать его на то, чтобы он ответил. На всякий случай наклонилась еще больше и схватила его двумя руками за шею. Душить я его не собиралась, просто не особо отчетливо помнила в каком месте пульс проверять надо. Рывок. Что-то непонятное мелькнуло перед глазами и вот я уже сижу на переднем сиденье рядом с ним. А как это? – задалась вопросом я.

            - Повторишь? – состроила умильную мордашку, снова одергивая кимоно, - А то я ничего не поняла.

            Богдан издал какой-то звук, больше напоминающий рычание и наклонился, протягивая ко мне руку. С воплем:

            - Плохая киса! – я шлепнула его по руке и тут же матюгнулась от непередаваемых ощущений в ладони.

            - Ой, дура! – протянул Богдан и, перегнувшись через меня, достал ремень безопасности.

            - Может, я и дура, - не стала возражать я, - но ведь больно же!

            - Перестань руками махать, легче станет, - безапелляционно заявил он, защелкивая на мне ремень.

            - Я не махаю, я бью! – с гордостью заявила ему.

            - Не заметно.

            - Очки купи! - огрызнулась в ответ, демонстративно сложила руки на груди и уставилась в окно со своей стороны.

            - Жень, - позвал меня парень.

            Удивилась оттого, что он назвал меня по имени, посмотрела на него, не меняя позы.

            - Может, хватит уже? – спросил он.

            - Что именно? – удивилась я.

            - Жень...

С любопытством смотрела на него, что-то мне больше нравится, когда называет меня "Мышкой". Это у него как-то эмоциональнее получается.

- Предлагаю зарыть топор войны.

- Томагавк? – уточнила я, - А он у тебя есть? Покажешь? Никогда вживую не видела!

Он снова протянул ко мне руку и, не обращая внимания на мое возмущение, притянул к себе и поцеловал. Вот интересно, это его так заводят мои вопли? Или это он мне так рот закрывает? Отодвинулась от него, глотнула воздуха.

- А..., - начала я.

Договорить мне не дали, он еще раз меня поцеловал. Ух, ты! Его заводит всего одна буква. Круто! Еще раз отодвинулась, накрыла его губы пальцами.

- Хорошо, - и кивнула для наглядности.

- Что, хорошо?

- Я больше не буду! – и кивнула в подтверждении своих слов.

- Точно?

- Абсолютно! – согласилась я.

- Отлично! – как-то недовольно пробурчал он и, отодвинувшись, снова завел джип и поехал по дороге из дворика академии.

            Эх, вот бы еще знать, что именно я ему пообещала! Поддразнивать его не перестану – это факт! Целоваться я с ним... буду, это тоже однозначно. Так что это я ему тогда пообещала? А, ладно. Не важно! Но минут десять спокойствия он заслужил, ой заслужил. На руках носил? Носил. Целовал? Целовал. Классно, между прочим, было! Первую медицинскую помощь оказал? Вот и умничка! Даже не полез проверять, что там именно написано на моих трусиках! Мужик! Пожалуй, я даже готова дать ему попробовать мороженое, которое он мне купит. Один разок. Так, чисто лизнуть сверху.

3.

            Мы выехали на улицу, прилегающую к нашей академии, и двинулись в сторону общежития. По дороге молчали как партизаны. Я перебирала в уме, чтоб еще такого придумать пакостного, а Богдан, судя по всему думал, как же ему повезло в этой жизни, ибо у него теперь есть такая девушка как я. Скромно? Не то слово! Симпатичная стройная брюнетка, невысокого роста с карими глазами (хотя всю жизнь мечтала о том, чтоб у меня были зеленые глаза). С чувством юмора, без вредных привычек, курение не считается. Пить не пью, практически. Хотя, что за студент, который ни разу не напивался? Угу, вот и я о том же.

            Перед тем как заехать во двор общежития, Богдан остановил автомобиль возле продуктового магазинчика. Вылез из джипа и ни слова не сказав, пошел внутрь. Интересно, что он собрался покупать? Хочу пироженок! Фруктовых, с кремом. Только не с масляным. Бе-е-е! Не люблю эту гадость. Вернулся минут через десять и, похоже, вот та штука у него в руке, это мое мороженое! Мням-мням!

            - Держи, - протянул мне упаковку.

            - Рожок? – уточнила, забирая свою радость.

            - Как договаривались, - невозмутимо ответил и снова завел автомобиль.

            Поцеловать его, что ли? Нет, не буду! А то еще обрадуется. Я ведь обещала его не доставать. И чего это он молчит?

            - Богдан, - вкрадчиво так.

            - Ну?

            Вот, блин, хоть бы повернулся.

            - А ты почему молчишь?

            - Думаю, - глубокомысленный ответ.

            - А ты не мог бы думать вслух? А то скучно, - протянула, снимая обертку с мороженого.

            - Я похож на...

            Не дала договорить, согласно кивая головой:

            - Ой, похож! Не то слово!

            - На кого? – и таки я удостоилась взгляда.

            Не сказать, что очень дружелюбного, но хоть посмотрел.

            - На психа.

            И не надо так злиться. Хлопнул по рулю кулаком. Переложила мороженое в правую руку, левой аккуратно погладила по плечу.

            - Не расстраивайся. С каждым бывает.

            Дернул плечом, сбрасывая мою руку и не обращая внимания на обиженную меня, заехал во двор общежития.

            - Богданчик! – лизнула мороженое. Вкуснятина!

            Молчит зараза. Как же я там его имя склоняла?

            - Богдасюшечка, ха-ха-ха, - не выдержала и рассмеялась, - слушай, а тебя можно как-то по-другому называть?

            - Богдан, - сквозь зубы.

            - А давай, я буду тебя называть Даном? Вот смотри: Бог Дан, Богом Данный. Или попросту Дан.

            Молчит. У-у-у, непробиваемый.

            - Не хочешь, не надо, - сделала вид, что обиделась.

            Долго не выдержала, полезла извиняться.

            - Ну, извини. Не могу никак сдержаться. Но если все так плохо, давай я уйду.

            А что? По-моему хорошее предложение. Развернулся лицом ко мне.

- Мама! – пискнула и постаралась вжаться в дверцу.

- Знаешь, Мышка, что мне сейчас хочется сделать?

Протянула ему мороженое:

- Да, пожалуйста, мне не жалко, - а сама глаза закрыла на всякий случай.

Не хочу это видеть! Боюсь мои нервы этого не выдержат, когда на моих глазах сейчас будут есть мое мороженое. Эй, он что плачет? Открыла глаза. Я же говорила – псих!

- Что смешного? – а вот теперь я действительно обиделась.

- Ты, - сквозь смех.

- Ты тоже ничего так, - пробурчала в ответ.

Вытер слезы на глазах. Молодец я! Довела его до слез! Жалко, что рыдал он от смеха.

- Сиди здесь, я сейчас схожу за твоими вещами.

Решила поинтересоваться:

- То есть ты не передумал? Да?

- С чего бы это? – не понял он, или сделал вид, что не понял.

Задумчиво посмотрела на свою руку, сжатую в кулак. Эх, ногти жалко!

- Не вздумай, по локоть обрежу!

Быстренько разжала кулак и посмотрела на него невинными глазками.

- И в мыслях не было, - заверила его, - А тебе разве не надо говорить, где я живу?

- Я знаю!

- Подруги, блин! – прошипела в ответ.

- Они здесь ни причем. Я давно знаю.

- Откуда?

- Надо уметь выбирать друзей, - фи, как пафосно.

- Кто? – да, я упрямая.

- Много будешь знать..., - и щелкнул по носу, в ответ клацнула зубами.

Богдан успел отдернуть руку и теперь со смешинками в глазах смотрел на меня.

- Мышка, ты страшная женщина!

- Мне обидеться? – уточнила, а то мало ли, вдруг это комплимент был.

- Не надо, - и потянулся ко мне, - Кусаться будешь?

- Не знаю, - пожала плечами, но позволила, его руке лечь мне на затылок.

- Ну, ты пока подумай..., - и поцеловал.

Вот что ни говори, а целуется он классно! Так и хочется перебраться на какую-нибудь горизонтальную плоскость. И это не для того, о чем вы подумали! Лежа просто целоваться удобнее!

- Так, - выдохнул Богдан, после нашего очередного жаркого поцелуя - я ушел, а ты сиди здесь. И я тебя умоляю, не разломай мне машину!

- Чего это вдруг я буду ее ломать? – возмутилась, глядя на него невинными глазами.

- Да кто тебя знает, - протянул Богдан, - У тебя, кстати, права есть?

- У меня как раз только права и есть, - заверила его я, - у меня обязанностей нет!

- Мышка, - простонал Богдан и попытался уткнуться головой в руль, но ничего не получилось, я начала хихикать.

- Так, что там насчет прав? Ты что хотел? Выяснить имею ли я моральное право тебя доставать? Имею! Или ты про другие права?

- Не тараторь! – прервал меня парень.

Я уставилась на него с истинным интересом энтомолога, увидевшего вдруг перед собой новую, неизвестную науке букашку. Препарировать его, что ли?  Вот как рот умеет закрывать! А я думала, он только по поцелуям профессионал! Пожала плечами. Да, пожалуйста, могу и помолчать. Мне не жалко.

- Я имел ввиду – водительские права.

Отрицательно покачала головой. Нет, где у машины зад и перед я знаю. И даже в курсе, что у нее четыре колеса. Но водить автомобиль я не умею. 

- М-да? Ты уверена? – с изрядной долей скептицизма решил он уточнить.

- Уверена, - с милой улыбкой ответила я.

- Что-то я тебе не верю. Поэтому ключи заберу с собой.

И быстро вылез из джипа, нажал какую-то кнопочку на брелке и двери автомобиля закрылись. Зашибись! А телефон он свой взять забыл! Ура! Подождала, пока он зайдет за угол здания. Наклонилась, рассматривая магнитолу, потыкала в кнопки, сделала музыку погромче и вытащила телефон Богдана из мешочка. Вам, наверное, интересно, почему я не начала закатывать истерику и орать? Так, а смысл? Вот когда он вернется! Вот тогда и поработаю на публику. А так, смысл психовать? Только нервы зря портить. Вообще, конечно, как вариант можно было открыть двери, но этот псих, включил сигнализацию. Откуда я знаю? Так вон там вверху, возле зеркала, синяя лампочка мигает. Зачем его зря нервировать? Пока добежит сюда, чтоб отключить ее, может и успокоиться. А я люблю наблюдать за агонией жертвы. Тихо балдею, когда вижу, как у парней из ушей дым валит, и руки трястись начинают в попытке меня придушить. Мазохистка? Хуже!

Телефон-телефончик! Как же ты у нас работаешь? Ага, кнопочка сбоку, клац вниз. Ух ты! Это я? Да? Да ладно! Не может быть! А ничего так, я тоже себе такую фотку хочу! Так-с, своим фейсом потом любоваться буду, сейчас главное вспомнить телефон Маринки. Как же там? Ага! Ага!! Ага!!! У него записан ее номер...

- Алло. Марина? Марина, рыба мОя, а ты мне ничего не хочешь рассказать? Где Богдан? Так это... погиб смертью храбрых! В неравной борьбе со мной. Ага! Я его запинала! Да! Ногами в живот! Я маленькая, а он высокий? Так я прыгала! Да. Очень долго! Почему не говорил? Говорил. Точнее хрипел. Что именно? Да так, я, честно говоря, не запомнила. Чем занята была и почему не запомнила? Эм, на животе у него прыгала. Почему не запомнила? А у меня на высоте уши закладывает! Хватит ржать! Оль, не вырывай у Маринки трубку! Хотя ладно, включите громкую связь, я сейчас слово говорить буду. Какое именно? Матерное! А расскажите мне, мои бывшие любимые подруги, как вы Богдана увели из коридора? Сам ушел? Стесняюсь спросить, а что вы ему сказали? Я не поняла, вы что, рыбками золотыми заделались? Так, не отвлекайтесь, пожалуйста. Кто-то стучит? Так пошлите его куда подальше, мне ли вас учить. Богдан пришел? Говорит, что дверь выломает? Не верьте ему, он врет! Страшно стало? Не бойтесь! Морально я с вами! Почему морально? Потому что физически меня заперли в машине. В чьей? Ну, что за глупые вопросы! В той, чей хозяин сейчас стоит возле вашей двери. Уже не стоит? А что он делает? Лежит? Не угадала? Марин, ты не переживай, у него безлимит. Откуда знаю? Не знаю. Это я мечтаю. Выключила громкую связь? Отлично! А теперь быстро отвечай, можешь говорить только "да" или "нет". Богдан, сказал, что вы собираете мои вещи, это правда? Что он вам пообещал? Что значит – нет? Это не ответ! Да, плевать на то, что я сказала. Девушка? Его? Эм, ну да. Как он мог! Что значит – как это я могла? А что мне оставалось делать, он меня из машины не выпускал. Сама дура? Подожди, это ты сейчас про кого? Про меня или про себя? Ладно, не важно! Вокруг одни заговоры. Блин, да нет у меня паранойи. Так, небольшой мандраж....Не каждый день, офигительно красивый парень предлагает провести с ним выходные. О, Богдан, привет! Все слышал? Забудь, у тебя слуховые галлюцинации. Никогда на слух не жаловался? Ничего, вылечим. В смысле будешь жаловаться, не переживай. Естественно я разговариваю, по твоему телефону. Почему это ничего не хочу тебе сказать? Очень даже хочу! Ты мне фотку сбросишь? Ну, ту, которая у тебя на телефоне. Я там такая краси-и-и-вая! Мне? Стыдно? А как это? Нет, ну а что мне было делать? Ты ушел, телефон мне мой не вернул, а мне с подругами надо обсудить кое-что. Что? Богдан, ты, конечно, мой парень, ага. Пару часов так это точно, но это еще не повод разговаривать при тебе. Марина! Марина, ты меня слышишь? Возьми у меня, ты-сама-знаешь-где, деньги. Не много, гривен двадцать. И отдай ему. Мелкие купюры? По пять? Отлично! Не хочет брать? Швыр.... Э, нет, не надо. Я пошутила. Богдан не ори! Да, я прошу прощения! Извини, она не имеет никакого права бросать в тебя деньгами, да. Это могу сделать только я. Богдан, не кричи! Ты девочек пугаешь! Эм, Богдан! А у тебя вторая линия! Девочки, я потом перезвоню, - отключила телефон и попыталась опустить стекло вниз.

Фу-х! Как я устала! Стекло, зараза, опускаться не хочет. Бардачок! Эх, ты, Богдан! А еще спортсмен называется! Достала из бардачка пачку сигарет и зажигалку. Была, не была! Подняла на двери черную пимпочку вверх и открыла дверь. Класс! А сигнализация у него не музыкальная! О, Маринка звонит!

- Да-да! Ну, чего ты нервничаешь? Никто не стукнул твою любимую машинку! Это я дверцу открыла. Лучше бы отключил сигнализацию! Богдан, я послушная дочь! Если мама сказала туда не ходить, то я не пойду! Как бы ты меня туда не посылал! Так что, выключишь? Спасибо. Что я делаю? Сижу в твоей машине, на мне твое кимоно, разговариваю по твоему телефону и курю твои сигареты! Бодя, а у тебя деньги есть? Как хочу, так и называю, не отвлекайся, пожалуйста! А много? Я спрашиваю – денег много?! Понимаешь, Бодя, ты мне так орешь в ухо, что у меня сейчас лопнут барабанные перепонки! Не пыхти в трубку! О чем это я? А, да! Так вот... К доктору меня поведешь за свой счет! Сигареты у тебя, кстати, неплохие. И еще, не будете ли вы столь любезны, и не затруднит ли вас, пожалуйста, дать телефон Марине?

Пока телефон переходил к Маринке, успела еще раз затянуться и выдохнуть дым в приоткрытую дверцу.

- Марин? Он точно не слышит? Не уверена? Ну, так выйди в коридор, - пятисекундная пауза, которой вполне достаточно для еще одной затяжки, - Вышла? Я понимаю, что все это похоже на бред. Не подсказывай, пожалуйста! И вообще, я с вами потом поговорю. В воскресенье? Пригласил? Подожди, как это не сказала? Я ведь сказала, что сегодня с утра с ним познакомилась? Что он сказал? Я? К нему переезжаю? И вы что, собрали все мои вещи? Стоп! Марина, ты кому больше веришь? Мне – твоей подруге вот уже три года, или какому-то хмырю, которого знаешь несколько часов? Что, прости? Давно знакома? Твою мать! Извини. Богдана мать, конечно! Хорошая женщина? То есть ты и с его родителями знакома? Зашибись! Так! Молчи! Слушай меня. Я ни к кому не переезжаю, по крайней мере навсегда. Разве я могу променять своих любимых тараканов на кухне, битый кафель в душевой и проржавевшие трубы в туалете на нормальную квартиру? Вот и я говорю: "Что я дура, что ли?" Ладно, Мариш, а теперь давай серьезно. Вы деньги мне с собой положили? Хорошо. А ноутбук? Нет? Ладно, я с ним сама разберусь. Его? Живым? Ну, это как получится. Нет, не могу ничего обещать. Да. А это как карта ляжет. Марина, Аленке позвонишь? Скажешь ей, что я сегодня не смогу быть в клубе. А что этот псих не сообщил? Ну, тогда зачем спрашиваешь? Да, через неделю уезжаем. Ты, кстати, не передумала? Поедешь с нами? Отлично! Тогда выступи сегодня вместо меня, а на побережье сочтемся. Договорились? Все, давай, целую тебя и Олю. Звоните если что.

Богдан

Эта история для меня началась еще зимой. В понедельник. В академию попал только к третьей паре. Честно говоря, ехать не хотелось совершенно! В воскресенье поздно вечером прилетел из Китая, и мне было мало одной единственной ночи, чтоб прийти в себя. Но, к сожаленью, учебу никто не отменял, поэтому пришлось появиться хотя бы для того, чтоб преподаватели не забывали, как я выгляжу. Перелет дался мне нелегко, и дело здесь не в смене часовых поясов. Все просто. Я ненавижу самолеты! Я ненавижу летать!

В академии появился аккурат к большой перемене. Несмотря на то, что на улице была практически метель, студенты дружной толпой повалили на крыльцо, а я в это время пытался пройти внутрь. В дверях столкнулся с девушкой. Ну, как столкнулся? Она влетела носом прямо в мою куртку. Придержал ее, чтоб она чего доброго не упала и только после того, как мне заехали кулаком в грудь, удосужился посмотреть на нее. Если вы думаете, что именно в этот момент я упал в обморок от ее неземной красоты, то вы глубоко заблуждаетесь. Я ее даже не запомнил, а вот то, что она сказала, почему-то запомнилось надолго.

- Грабли убрал! – воинственно рыкнула девчонка.

С недоумением посмотрел на нее и попытался оттолкнуть от себя. Да, я в курсе, что это было слегка грубо с моей стороны. Но у меня ничего и не получилось, сзади напирали студенты, и девчонка оказалась прижата к моей груди. Одной рукой обхватил ее за плечи и постарался развернуться, чтоб выйти с ней на улицу. Можно было плюнуть на это гиблое дело и уйти, оставив ее одну. Но, черт возьми! Мне стало ее жаль. Она оказалась такой маленькой, и я понимал, что если уйду один, ее снесет этой толпой и хорошо, если обойдется без травм. Она что-то кричала, пытаясь вывернуться из захвата, пришлось прижать малышку чуть сильнее и осадить попытки вывернуться:

- Рот закрой!

Девчонка что-то там еще орала, но я не вслушивался в крики. Вывел на улицу, поставил в углу площадки, перед лестницей, развернулся и ушел. И все бы ничего, но почему-то в течение дня, меня преследовало ощущение прижатого ко мне тела. Вот верите, ничего особенного я в ней не увидел, скорее наоборот. Мелкая и визгливая, ну кому может понравиться такое сочетание? Кому-кому... Вот мне почему-то и понравилось.

В следующий раз эту девчонку я увидел через неделю в кафетерии на третьем этаже. Она стояла с двумя подругами в очереди, а я был как раз за ними. Обслуживали нас медленно, и мне это дало возможность полностью насладиться их разговором. Насладиться в кавычках, разумеется. Шумели они так, что уши закладывало. Захлебываясь от переизбытка чувств, делились впечатлениями от похода в ночной клуб. Название его я не разобрал, но понял одно  - "это-самый-боже-мой-классный-клуб-вау". Это была единственная фраза, которую смог более-менее разобрать. В какой-то момент перестал вслушиваться и просто наблюдал за ними. Театр абсурда. Ничего не понятно, но мимика потрясающая. Эта мелкая размахивая руками, ударила меня в живот. Не поворачивая головы, извинилась и продолжила свой рассказ. Вот это и разозлило. Даже голову не повернула. Развернулся и ушел, злясь на себя, за то, что не мог ничего сказать. А что было говорить? И на нее. За что? Просто за то, что она существует и учится со мной вместе.

Последующие наши встречи проходили в таком же ключе. Два раза она наступила мне на ногу, три раза нечаянно ударила. Из них два раза в живот и один раз в пах. О, это было весело! Жаль, что посмеяться не успел, не до того было. И знаете, что самое интересное? При всей этой частоте встреч, она меня не замечала. Да что там говорить... Даже когда мы пересекались в коридорах академии и ничего не происходило, я имею в виду, что меня не били и не наступали на ногу, в выражении ее лица не было даже отблеска узнавания. Вот, мол, тот парень, который вечно попадает под раздачу. С другой стороны, может я не один такой и так везет всем особям мужского пола,  которые находятся рядом с ней в моменты эмоциональных всплесков? Не знаю. Но, тем не менее, я, как маньяк, начал искать с ней встречи. Ближе к апрелю, мне удалось узнать, как ее зовут - Евгения.

Еще одна встреча, та самая после которой я выработал стратегию под названием "Охота на Мышку", произошла в актовом зале. Проводился очередной конкурс талантов, и мне совершенно не хотелось туда идти. Но как староста, обязан был появиться, да еще и проследить, чтоб присутствовали все мои одногруппники. Мышка сидела со своей группой в впереди, и все то время пока длился конкурс, я наблюдал, как ее обнимал непонятный тип. От разговора по душам его спас только тот факт, что на следующий день я уже знал, что это ее друг и по совместительству староста. Плюс еще и ко всему этот парень оказался воистину кладезем информации во всем, что касалось моей Мышки. То, что она будет моей, я решил после первого удара, теперь осталось только убедить в этом ее...

5.

Женька

- Мы-ы-ы-ш-ш-ш-ка-а-а! - открылась дверь, и меня вытянули на улицу

  - Привет, - попыталась улыбнуться, - ты уже вернулся? Быстро! А что с голосом?

  Меня слегка встряхнули и поставили на землю, от неожиданности ойкнула.

  Богдан проигнорировал мой вскрик и самое главное, абсолютно не обратил внимания на то, что стою я на земле в одних носках. Вот гадство!

  - Тебя не учили, что нельзя брать чужое без спроса?

  Демонстративно вздохнула и пробурчала еле слышно:

  - А так все хорошо начиналось, еще б чуть-чуть и были бы признания в любви...

  И чуть громче:

  - Жлоб! С деревянной ложкой!

  В ответ раздались вопли раненого в попу бизона. И зачем так орать? Я потрясла головой, в надежде на то, что слух ко мне вернется. Потому как в какой-то момент, перестала, что-либо слышать. Вижу перед собой кадр из немого кино: губы его шевелятся, а слов нет. Все. Довел бедную меня до ручки. А может, это своего рода защитная реакция на вопль? Странно, вроде бы раньше за собой не замечала подобного. С другой стороны, а когда на меня вообще в последний раз орали? Точно. Никогда. А если еще точнее, то сегодня. Вот именно тот псих, который стоит напротив меня и изображает из себя рыбку. Акулу. Интересно и долго у него получится так орать? И самое главное из-за чего? Что-то я не понимаю причину этих воплей. Может, стоит у него уточнить? Ладно, пусть наслаждается. Еще минуты две и можно будет закрывать ему рот. Как именно, спросите вы? Так же как и он мне - поцелуем. И так, готовность номер один! Интересно, а я до него достану без подпрыга? Как бы так подобраться к его шее. Вообще-то, есть один верный способ, но не факт, что ему понравится. Рассказываю: очень медленно поднимается нога, желательно правая, если вы правша. Ах, да! Нога обязательно должна быть согнута в колене. Затем берутся две руки, правая и левая соответственно, в данном случае подойдут руки именно того, кто хочет закрыть рот оппонента, то бишь мои. Так вот, незаметно для противника, надо схватить его двумя руками за грудки и заехать коленом в пах. Дальше вообще все просто: противник от удара, наклоняется вперед и в этот момент главное не промазать и поцеловать его. Вот видите! Все элементарно и просто!

Представила, как бью Богдана коленкой, и он сгибается пополам. И вдруг! Меня озарило! А ведь я уже видела его в такой позе. Вот только когда? Все так же, не обращая внимания на его вопли, оглянулась и, шагнув назад, уселась на сиденье. С самым умным видом, на который только была способна, уставилась на него и принялась размышлять. Мысли в голове прыгали как маленькие мячики для пинг-понга: высоко и в разные стороны. Богдан же видя полнейшее игнорирование мною его психованной особы, закрыл рот и уставился со злым выражением на лице.

- Ты вообще меня слушала? – раздраженно спросил он.

О! Ко мне вернулся слух! Недолго думая, решила окончательно "добить его танцем". Покачала головой и спросила:

- А ты разве что-то говорил?

Бодя вполне натурально зарычал, и мне даже показалось, что где-то рядом находится огромный ротвейлер. Оглянулась по сторонам и, не заметив рядом ни одной даже самой маленькой собачки, хмыкнула:

- Ничего так. Натуральненько у тебя получается.

Псих нагнулся ко мне и выхватил из рук телефон, развернул на сиденье лицом к лобовому стеклу и в очередной раз захлопнул дверцу. Услышала как открылся, а затем закрылся багажник. Когда он сел за руль, посчитала своим долгом сообщить доверительным тоном:

- Тебе надо пить антидепрессанты. Да-да.

- Мышка, - вздохнул Богдан, - если бы ты знала, как мне хочется схватить одной рукой твою тоненькую шейку... И....

- Поцеловать? – спросила, мило улыбаясь и потянулась к нему.

- Точно, - обреченно выдохнул он.

Развернулся на сиденье и, протянув руку к моей шее, притянул к себе. Я уткнулась лбом в его плечо и сделала глубокий вдох. Черт возьми! Вот это у него сила воли. В какой то момент стало неудобно за свое поведение. Потерлась носом о рубашку Богдана, над моей головой прозвучал вопрос:

- Насморк?

Я рассмеялась в ответ.

- Нет. Слушай, Богдан, а я тебя никогда не била в пах?

- Била.

Подняла голову, заглянула в глаза:

- То-то я смотрю, есть в тебе такое, - махнула рукой, пытаясь показать какое именно, - знакомое.

- Что именно? – решил уточнить Богдан.

- Образ. Твой светлый образ, который запомнился мне в прошлый раз. Ты был похож на падшего ангела стоя на коленях передо мной. Эти прижатые руки к паху. И эти огромные, полные слез глаза... Нет. Это невозможно забыть! – отрицательно покачала головой.

Богдан прокашлялся.

- Похоже, успокоительное будем пить вместе. Мышка, не хотелось бы тебя огорчать, но я не стоял перед тобой на коленях.

- Точно? – недоверчиво спросила я.

- Абсолютно.

- А может, проверим? Ты встанешь на колени, а я посмотрю, ты это был или не ты, - заглянула к нему в глаза заискивающе.

- Нет, - отрезал он.

- Ну, нет, так нет, - вздохнула с сожаленьем.

Он перегнулся через мои колени и достал из бардачка сигареты с зажигалкой.

- Будешь?

            - Богдан, ты же спортсмен, - укоризненно, но, тем не менее, вытащила сигарету и прикурила ее.            

- И что? – забрал зажигалку из моих рук.

- И все...

- Лаконично, ничего не скажешь.

Пожала плечами в ответ и выдохнула струйку дыма. Богдан же тем временем, проехал вперед и, развернув автомобиль, двинулся к выезду со двора общежития. Я молчала. С одной стороны вроде бы повода больше не было его доставать. С другой стороны... Устала. Он тоже молчал. Может быть, ему нечего мне сказать? Ехали мы не долго. До ближайшей аптеки. Когда я увидела, возле чего он припарковал джип, во мне вспыхнула жажда общения.

- Зачем приехали?

- За валерьянкой.

- Ух ты! Думаешь, поможет?

- При условии, что будем пить вместе.

- То есть ты считаешь, что я буду пить всякую гадость?

- Будешь, - уверенно сказал он. – Надо же тебя как-то стабилизировать, - на его лице появилась ухмылка дьявола, который увидел перед собой новую жертву-девственницу.

Нервно сглотнула, но промолчала. Богдан вышел из автомобиля и когда практически дошел до двери аптеки, открыла дверцу встала ногами на подножку и крикнула:

- Милый, бери с пупырышками!

В этот момент из аптеки появилась какая-то бабулька – божий одуванчик. Услышав мой вопль начала нервно озираться по сторонам.

- Богдан, ты меня слышал? – снова заорала я, - С пупырышками и супертонкие! На остальные у меня аллергия!

Бабулька покачала головой и пробубнела себе что-то под нос. Я была уверена на все сто процентов, что это было что-то про "молодежь". А псих меня проигнорировал и молча зашел внутрь здания. Стало обидно. Я ему тут, понимаете ли, чуть ли не душу изливаю, а он... Сухарь бесчувственный.

Начала нервно барабанить пальцами по сиденью. Вот что можно делать в аптеке больше пятнадцати минут? Наверное, там очередь и перед ним стоят пенсионеры. Пять человек. Или нет... Десять! В тот момент, когда я уже собралась пойти проверить, чем он там занимается столько времени, Богдан наконец-то вышел из дверей аптеки. С большим пакетом в руках. Похоже, там какая-то акция, что-то типа: "Купи упаковку презервативов и получи упаковку памперсов в подарок". Кстати, если он приобрел еще и успокоительное, то будет как в анекдоте: "Волнуешься дочка? А зря!" 2

Открылась дверца  и мне торжественно вручили пакет. Тяжелый зараза! Пока Богдан обходил автомобиль, я заглянула внутрь. Ого! Быстро закрыла пакет.

- Богдан, - обратилась к парню, - я начинаю тебя бояться!

- Неужели? – скептически хмыкнул тот и завел двигатель.

- Ага, - нервно сглотнула я.

Потом еще раз открыла пакет и начала пересчитывать коробочки с презервативами, которые находились там. Двадцать! Охренеть! Двадцать упаковок! У меня два варианта: или это прикол, или он решил меня затрахать до смерти. Уж лучше бы это была шутка.

            - Можно вопрос? – минуты через две отмерла я.

            - Валяй, - разрешил он.

            - Почему – двадцать?

            - Я так понял, то ответ на вопрос: "Почему я их купил" тебя не интересует?

            - Интересует, - еще через минуту молчания ответила я, наблюдая за тем, как он ведет автомобиль.

            - Потому что ты попросила.

            - Я просила? – удивилась.

            - Ну, не я же. Это ведь ты кричала: "С пупырышками и супертонкие"?

            - Я кричала? – снова удивилась.

            - Ну, не я же, - снова повторил он.

            - Ладно, проехали, - нервно махнула рукой, - второй вопрос: "Почему – двадцать упаковок?"

            - Чтобы была возможность выбрать.

            - Да? А зачем? – не поняла я.

            - Ну, ты ведь просила? – с нажимом повторил Богдан.

            - Просила? – снова поразилась я.

            - Похоже, кое-кто подвис. Ладно, не заморачивайся, потом придумаем, что с ними делать.

            Я отодвинулась к двери автомобиля, насколько это было возможно, и с опаской посмотрела на этого изверга.

            - Богдан, ты меня пугаешь! Я даже боюсь себе представить, что можно делать с таким количеством презервативов. Нет, ну у меня, конечно, есть пару вариантов...

            - Например? – заинтересовался он.

            - Шарики надувать, - пискнула я.

            - Очень смешно, - он покивал головой, - а главное, какое нестандартное решение! Где-то на уровне детского сада. Еще варианты есть?

            - Конечно! Можно надуть шарик, налить в него воды и запустить в нее рыбку.

            - Стесняюсь спросить...

            - Не стесняйся, спрашивай! – перебила его я.

            - А на фига рыбка?

            - Ага! То есть ты признаешь, что я способна найти нестандартное применение для презервативов?

            - Хорошо, признаю, - повернулся с улыбкой ко мне.

            Ткнула его кулаком  в бок:

            - Следи за дорогой!

            - Мышка, ты не отвлекайся. Зачем в презерватив запускать рыбку?

            - Я еще не придумала, - пожала плечами и отвернулась к окну.

            - Когда придумаешь, расскажешь? – вкрадчиво попросил он.

            - Обязательно. Как только, так сразу.

            Несколько минут мы помолчали. Я не знала, о чем с ним разговаривать. Вообще вся ситуация до боли напоминала бред сумасшедшего. Ну, посудите сами. Еще с утра я ни о чем таком не думав, тихо и мирно шла на экзамен и буквально через три часа вся моя жизнь перевернулась с ног на голову. И это я не про тот момент, когда Богдан закинул меня к себе на плечо. Меня назвали своей личной девушкой, причем без моего на то согласия, потом пригласили на ужин к проректору, затем шантажом заставили провести выходные с красивым парнем. Да-да, я тоже возмущена! Почему так мало? Всего два дня! Мои любимые подруги как-то слишком быстро приняли сторону психа, ну и что, чемпион по карате, лично для меня это не аргумент, для того, чтобы собрать мои вещи и торжественно вручить этому самому каратисту. Интересно, а он хоть забрал из общежития сумку?

            - Богдан, - позвала я своего водителя и нервотрепщика по совместительству.

            - Что? – он глянул на меня, а затем снова повернулся к дороге.

            - А ты мою сумку с вещами забрал?

            - Да, - даже не повернулся.

            Как лаконично! Хмыкнула мысленно я. Но, тем не менее, не спешила затевать очередную словесную дуэль. Надо отдохнуть. А еще у меня, начинает болеть низ живота, такая, знаете ли, тянущая боль, которая через пару часов может превратиться просто в адскую. Главное успеть доехать до дома Богдана.

            - Дан, а мы скоро приедем?

            Богдан, даже не обратил внимания на свое новое имя. Угу, как я его сегодня только не называла, уже привык.

            - Скоро, а ты куда-то торопишься?

            Ага, в туалет! Но не думаю, что ему стоит об этом знать.

            - Не так чтобы очень, просто есть хочется.

            - Минут через десять.

            Кивнула ему в ответ и задумалась над тем, какова вероятность того, что у него дома найдется "но-шпа". Кстати...

            - Дан, ты там говорил, что мы будем пить валерьянку?

            - Говорил. В пакете посмотри, там в самом низу должна быть упаковка.

            Я подняла пакет, который почему-то опустила на резиновый коврик возле своих ног, вместо того, чтобы забросить на заднее сидение автомобиля и запустив внутрь руку, попыталась нащупать ту единственную коробочку, которая была мне необходима. Мои усилия не увенчались успехом, поэтому я, недолго думая, начала доставать коробочки с презервативами из пакета. В руке все двадцать штук не могли уместиться по определению, поэтому четыре штуки я запихнула в бардачок, даже не спрашивая на то разрешения хозяина автомобиля. Остальные же зашвырнула на заднее сиденье, перекинув руку через подголовник. Попала я на сиденье или нет, не знаю. Хотя если судить по тихому стуку, они все попадали вниз. Промазала. Ну, ничего... Богдан потом все пособирает. Наверное.

            - Мышка, - угрожающим тоном начал он.

            - Не отвлекайся, - мирно попросила его я, снова хлопнув его по плечу, - потом все уберу.

            Может быть...

Вытащив на свет Божий коробочку, задумчиво повертела ее в руках. Название мне ни о чем не говорило.

            - Что такое "Адаптол"?

            - Там есть инструкция, возьми и почитай.

            - Хорошая идея! - обрадовалась я.

Достала инструкцию, быстро пробежала ее глазами и практически ничего не поняла. Она была на украинском языке. Решила перевести. Вслух. Чтобы Богдану не было скучно. А то сидит, понимаешь ли, за рулем и не обращает на меня внимание. Мог бы хотя бы за коленку мою подержаться.

Итак, приступим к инструкции. Химическое название: цифры-цифры-цифры-тетраметил, цифры-цифры-тетраазабицикло-бла-бла-бла-октандион. Вот что, сложно было так и назвать? А то сразу – "Адаптол"! Зачем путать людей? Ладно, все это – ерунда. Фармакологическое действие – анксиолитик, для нормальных людей - транквилизатор. Чего? В смысле – что?

- Богдан, ты вообще видел, что тебе подсунули?

- А что не так?

- Не хотелось бы тебя разочаровывать, но это транквилизатор – психотропный препарат!

            - Все нормально, читай дальше.

            - Ты думаешь, дальше будет лучше? – задумчиво спросила я.

            - Читай-читай, - не поворачиваясь ко мне, предложил Богдан.

            Нашла в инструкции показания  к применению. Не поверила своим глазам. Еще раз перечитала, решила уточнить:

            - Богдан, а ты это точно пить будешь?

            - Да, - согласился он, - а что не так?

            - Как бы тебе сказать, - замялась я, - в общем слушай. Согласно инструкции, у тебя: невроз или неврозоподобное состояние, которое сопровождается раздражительностью, эмоциональной неустойчивостью, тревогой и страхом. Богдан, я, конечно, подозревала, что ты эмоционально неустойчив, но то были догадки, а вот точно знать это... В общем как-то мне не по себе.

            Посмотрела на него и ничего. Сидит молчит. В смысле сидит и рулит. Ладно, продолжим.

            - Дан, а кого ты боишься?

            - С чего ты взяла, что я боюсь?

            - Но ведь тут написано черным по белому: тревога и страх.

            Этот "неустойчивый" пожал плечами:

            - Мышка, это просто инструкция, не стоит все воспринимать буквально.

            - Ладно, - решила согласиться, - а что ты скажешь по поводу легкого гипоманиакального и тревожно-бредового состояния, а также про психомоторное возбуждение?

            - Это ты о чем?

            - Это здесь написано, - потыкала пальцем в бумажку, поняла, что он не увидел.

            Поднесла бумажку к нему поближе и еще раз потыкала в нее.

            - Женя, - рыкнул Богдан, - мне ничего не видно! Убери ее!

            - Точно! Надо пить! – резюмировала я, - На лицо психованное возбуждение и тревожное состояние!

            - Женя! – снова прорычал Богдан.

            - Подожди-подожди, я еще противопоказания и про побочные эффекты не прочитала. Ага, не рекомендуется людям с повышенной чувствительностью, - протянула руку и ущипнула Дана за бок, тот вскрикнул.

            - Да что ж такое?

            - Это я твою чувствительность проверяла, - пояснила я.

            - Вообще ее по-другому проверяют, - доверительно сообщил он, поворачивая руль.

            Похоже, мы уже приехали.

            - И как интересно?

            - Достаточно просто погладить.

            - Где? – решила уточнить я.

            - Везде.

            - Что совсем "везде"?

            Богдан кивнул и припарковал автомобиль возле подъезда, а я задумалась. Может действительно его погладить? Основательно так, руками по всему телу? Парень вылез из автомобиля и, обойдя его, открыл дверцу.

            - У меня нет обуви, - помахала ногами, на которых были только носки.

            - Я тебя отнесу, - заявил этот "маниакальный".

            Выглянула наружу. А в доме то десять этажей. Круто! Надеюсь, он живет на последнем. Протянула к нему руки:

            - Неси.

            Молча подхватил меня на руки, локтем захлопнул дверцу, поставил машину на сигнализацию. Лепота! А возле подъезда сидят бабульки. Весело! Подошли к дому, Богдан с ними поздоровался, я молча кивнула. Одна из старушек не выдержала и решила полюбопытствовать.

            - Бохдан, - чего это она с его именем сделала, - а чегой это ты девку то несешь? Али она увечная?

            Ну, во-первых не девку – а девушку, а во-вторых, сама ты бабка увечная. А я просто раненая, в смысле ушибленная, в смысле травма у меня. Но все это бурчу себе под нос, чтоб не дай Бог они не услышали. Мне в принципе все равно, а Богдану здесь жить.

            - Все нормально, - сквозь зубы ответил тот.

            - Тяжело? – шепотом просила я.

            Отрицательно мотнул головой, а бабка все угомониться не может.

            - Так чегой ты ее тащишь?

            В голове мелькнула мысль, сказать, что мы сегодня расписались, я его невеста, тьфу ты, жена. Потому и тащит, в смысле несет. Передумала, вместо этого решила второй раз сымитировать обморок. Полностью расслабилась и откинула голову назад, левая рука безвольно повисла, а бабки дружно решили, что я в тягости. Богдан тихо выругался и зашел в подъезд.

            - И ничего я не тяжелая, - буркнула открывая глаза.

            - Они имели ввиду, что ты беременная, - с придыханием в голосе ответил Дан, поднимаясь по лестнице.

            - Кто? Я? Да никогда в жизни! – и попыталась слезть с его рук.

            - Не зарекайся, - попросил Дан и поставил меня к себе на кроссовки возле двери на первом этаже.

            - Мы уже приехали? – сделала вид, что страдаю глухотой.

            - Ты уже приехала.

            - Ты здесь живешь?

            Кивнул в ответ и потянулся ключами к замочной скважине, обнимая меня одной рукой за талию.

            - Мы здесь живем.

            - Мы – это кто?

            - Это ты и я.

            Задумалась. Что-то за последний час я уже второй или третий раз в тупике. Богдан в этот момент открыл дверь и попытался перенести меня через порог. Слезла. Уперлась руками и ногами в дверной проем и замотала головой.

            - Что не так? – обреченно выдохнул парень.

            - Сама зайду.

            - А разница?

            - Через порог на руках заносят только после свадьбы, - через плечо ответила я.

            Богдан наклонился и поцеловал. Развернулась к нему лицом и обняла, отвечая на поцелуй. Приподнял меня вверх, обхватила ногами его талию, руки закинула на плечи. Вот, зараза! Пока я тут, вся такая почти влюбленная в него целовалась, он зашел в квартиру, опустил на пол. Посмотрела обиженно. Щелкнул меня по носу.

            - Вот и все. А ты боялась.

            - Угу, только юбочка помялась, - пробурчала обиженно.

            Рассмеялся и отдернул подол моего, точнее своего кимоно. Но раз оно на мне, значит – мое. Правда?

            - Я пошел за твоими вещами.

            - А я? – удивленно.

            Он, что, меня одну здесь оставит?

            Пожал плечами.

            - Ты, кажется, есть хотела?

            - Да.

            - Ну, посмотри на кухне, в холодильнике, что там есть.

            - Богдан, - начала заводится я, - как ты себе это представляешь вообще?

            - Ну, я представляю, что ты сейчас закроешь рот, подойдешь ко мне, еще раз поцелуешь. Скажешь: "Конечно", а затем повернешься ко мне своей очаровательной попкой и пойдешь ставить чайник.

            Слушала его с легким удивлением, а в голове крутилась фраза из песни, которую всегда напевает мама, когда находит очередную денежную заначку сделанную моим отцом. "Фан-та-зер – ты меня называла!" Представила, что нам с ним еще как минимум два дня надо провести вместе, потому демонстративно вздохнув, сказала:

            - Конечно, - и повернувшись к нему... спиной, попыталась понять, куда мне идти.

            Вариантов на самом деле было три: направо, прямо и налево, и прямо и направо. Хотя нет, чего это я? Было еще два варианта, прямо по коридору было еще две двери, но почему-то мне казалось, что это были туалет с ванной.

            - Ты ничего не забыла?

            Обернулась через плечо:

            - Так в какой стороне, говоришь, кухня?

            - Направо.

            - Хорошо, - повернула направо, но уйти не успела.

            Богдан снова меня поймал и подтянул к себе спиной. Обнял за плечи, шепнул на ухо:

            - А поцелуй?

            Высвободилась из объятий.

            - Дан, у меня скоро вместо губ будут вареники, - повернулась к нему и наглядно продемонстрировала, как это будет выглядеть.

            Рассмеялся в ответ.

            - Очаровательные варенички!

            - Обижусь, - пригрозила я, после чего заработала легкий поцелуй в нос.

            Ага! Страшно стало!

            Он чуть подтолкнул меня в сторону кухни:

            - Иди.

            Погрозила кулаком, через плечо:

            - Покомандуй мне еще!

            - Мышка, не нарывайся!

            Обернулась к нему и сладко улыбнувшись, уточнила:

            - Почему?

            - Тебе не понравится мой ответ, - непроницаемое выражение лица.

Заинтересовалась. Интересно, а сексом он с таким же лицом занимается? Может спросить напрямую? Ладно, не буду его шокировать. Не сегодня. Вместо этого:

- Ты мне угрожаешь?

- Нет.

- Ну, Слава Богу, - с облегчением, - а то я уже бояться начала.

- Предупреждаю!

- Сама вежливость, - пробурчала и ушла на кухню.

Услышала громкий "Ба-бах". Вылетела обратно в коридор, но ничего не поняла. Пожала плечами: "Какие мы нервные, и нечего так дверью хлопать. Лучше б головой об стену постучал, глядишь, ума бы прибавилось, и тогда не тащил бы домой всякую гадость. Меня, то есть"

6.

            Как только Богдан вышел, в голову сразу же пришла мысль о том, что он, скорее всего, прав. Надо пить успокоительное и снова становиться доброй и милой девушкой, по имени Женя. Сейчас же я скорее была похожа на: "А вот она я! Ша всем!" Что, в принципе, вызывало у меня дискомфорт. И еще было интересно, а помогут ли мне эти таблеточки? Ведь они могут и не подействовать...

            Посмотрела по сторонам. Самая обычная кухня. Вот это стол – за ним едят. Вот это стул – на нем сидят. Микроволновка, двухкамерный холодильник и плита. Стол и пару стульев. На полу линолеум, на окне обычные белые занавески. Ни цветов, ни бантиков, ни магнитиков на холодильнике. Одним словом – мужик!

            Подошла к чайнику, открыла крышку. Воды хватит, закрыла его и нажала на кнопочку. Надеюсь, мы не взлетим вверх. Хмыкнула. Однажды когда я была маленькой, моя двоюродная сестра умудрилась меня напугать, после этого я с опаской отношусь ко всему, что работает от сети. Эта... Не важно... На мой вопрос: "А что будет, когда на бобинном магнитофоне (да-да, у них был в квартире такой раритет), лента закончится?" Ответила: "Взорвется!" Я рыдала и каталась по полу и умоляла ее выключить его, на что она мне отвечала: "Он не отключается!" Истерика у меня была по полной программе. Все-таки дети очень жестокие существа. Эх, что-то я грустном задумалась. Решила заглянуть в холодильник. А там...

            - Богдан, а у тебя в холодильнике мышь повесилась! – радостно сообщила я входящему на кухню парню.

            - А, по-моему, ты выглядишь нормально.

            Да он шутник! Однако...

            - Не смешно, - отрезала я и, подойдя к окну, выглянула на улицу.

            Эх! Вот бы пойти погулять! Там так хорошо!

            Богдан вышел из кухни не сказав мне ни слова. Меня? Игнорировать? Хам! Выскочила за ним.

            - Дан, может все-таки ответишь на фига тебе надо, чтоб я провела с тобой выходные?

            - Все просто, - отозвался он, даже не замедляя шаг и не оборачиваясь, - я тебя хочу.

            - И все? – не поверила я.

            Стало как-то обидно.

            - Тебе мало? – удивился он и зашел в одну из комнат.

            Я влетела вслед за ним. Как оказалось, это была спальня.

            - Подожди. Я правильно тебя поняла? То есть ты просто хочешь заняться со мной сексом и для этого меня сюда привез? А раньше нельзя было сказать?

            - Это что-то меняет? – спросил он, и все так же, не обращая на меня внимания, стянул с себя футболку и бросил ее на кровать.

            Замерла на мгновение, оценивая увиденное. Класс! Бесплатный стриптиз. Так, стоп! Что он там сказал? А, точно...

            - Конечно.

            - Например?

            Теперь Богдан повернулся ко мне лицом и с самым невозмутимым видом, принялся за джинсы. Расстегнул пояс. Я невольно опустила глаза вниз и заворожено наблюдала за тем как он медленно, зубчик за зубчиком расстегивает молнию. Нервно сглотнула, подняла голову. Уп-с! Засекли! Постаралась собраться с мыслями. О чем, черт возьми, мы разговаривали? Не смотри! Я кому сказала? Не смотри вниз. Посмотрела. Зажмурилась. Приоткрыла один глаз. Черт! И когда он успел так близко подойти ко мне?

            - Я задал вопрос.

            - К-к-какой? – чуть заикаясь от неожиданности.

            И не потому, о чем вы подумали. Что я парней в джинсах расстегнутых никогда не видела? Видела! Два раза! Просто не надо ко мне так подкрадываться.

            - Например?

            - Ты о чем? - абсолютно не уловила к чему этот вопрос.

            - Мышка! - вкрадчиво, точно как котяра на охоте, - может быть, ты дашь мне возможность переодеться? В смысле выйдешь из комнаты?

            Стала в позу всех обиженных и угнетенных: руки в боки, подбородок задрала к верху. Надеюсь, получилось грозно.

            - Ты меня стесняешься?

            Смотря в глаза, снова взялся за молнию. Расстегнул. Чуть наклонился и стянул с себя джинсы. Каков нахал! А ничего так бельишко, радует, что хоть не семейные труселя. Я бы не сказала, что мужское белье мой фетиш, но вот боксеры люблю больше плавок. Вы, наверное, думаете, почему я ничего не говорю про его фигуру? Да? Так это... слов нет.

            - М-да, похоже, ты не из стеснительных, - задумчиво протянула я, рассматривая его, - ладно давай-ка вернемся с тобой к вопросу о сексе.

            Дан сложил руки на груди.

            А-а-а-а! Что ж ты со мной делаешь, гад такой! Так ведь еще больше заметно, какие у тебя мышцы на руках рельефные! Ой, а может он специально? Решил мне показать товар, так сказать, лицом?

            - Ну, давай! Что именно ты хочешь обсудить?

            - Ты сказал, что хочешь заняться со мной сексом, - потыкала пальцем ему в грудь, для чего пришлось подняться на носочки.

            Да-да, признаю, захотелось лишний раз потрогать его, тем более он сам сказал: "Хочу секса!"

            - Вообще-то это ты сказала.

            Удивилась. Я что похожа на дуру, такое говорить? Ой, точно. Вот дура! Но, была бы полной идиоткой если бы не попыталась выкрутиться.

            - Ты ведь сам сказал, - еще раз ткнула пальцем в него, - я тебя хочу.

            Молниеносно схватил меня за руку и, не отпуская ее, практически промурлыкал:

            - По-моему мы с тобой вкладываем в это понятие разный смысл.

            - А? – ух, какая я многословная.

            Обнял меня и, наклонившись, поцеловал. С радостью ответила на это, прикусив ему нижнюю губу, а затем погладила языком место укуса. Почувствовала, как мне в живот уперся его член. Какой чувствительный! Чуть отстранилась и, опустив руку вниз, которой до этого сжимала его плечо, погладила член через ткань трусов. Ой, мамочки, что ж я делаю? Нет, только мамы моей здесь и не хватало для полного счастья.

            - Ты что творишь? – ага, не только я об этом задумалась.

            - А на что это похоже? – чуть сильнее провела рукой снизу вверх.

            - Прекрати, - сквозь зубы.

            - Ты уверен? – не прекращая движений, и только один Боженька знает, чего мне стоило не запустить руку под резинку его белья.

            Следующее движение Богдана, показало мне, что он не уверен. Чуть развернул меня и, подтолкнув к шифоньеру, прислонил спиной к нему. Не давая удариться головой об дверцу, положил руку на мой затылок, жадно поцеловал. Ух, как горячо! Но если я не хочу сейчас секса, надо закругляться, а то Дан, уже развязал пояс кимоно. Еще чуть-чуть и все... я захочу, сто процентов.

            - Дан, - выдохнула, отстраняясь от него.

            Посмотрел на меня слегка осоловевшими глазами. Увидела, как изменилось выражение его лица, наклонился и уперся лбом в мою макушку.

            - Прости, - на выдохе.

            Это он что сейчас сделал? Извинился?

            - За что?

            - За то, что набросился на тебя.

            - А? – не поняла, - точно, я здесь ни при чем, это все ты. И вообще...

            Договорить не получилось. Богдан поднял меня в воздух и, взвалив на плечо, потащил в коридор. Висю, я значит, в смысле вишу, на его плече и думаю, какой-то он не стабильный, это парень. Вот он меня целует, а через мгновение, уже тащит куда-то. Интересно, куда? А может у него бзик, на сексуальной почве и он сексом занимается исключительно на... Кухне? Люди-и-и! Что мы делаем на кухне? Богдан усадил меня на стул и, отойдя к чайнику, спросил:

            - Чай?

            Я его сейчас убью!

            - Водки!

            Удивленный взгляд, понимающая улыбка и следующий вопрос:

            - Кофе?

            Нет, ну вот как он может быть таким невозмутимым? Отрицательно качнула головой, положила ногу на ногу, сцепив руки в замок на колене:

            - Коньяк!

            - Может быть, виски? – уже откровенно издеваясь и поворачиваясь ко мне лицом.

            - А у тебя есть? Тащи! И сигару.

            - Ты хочешь сказать, что будешь пить виски? Детка...

            Продемонстрировала ему руку, сжатую в кулак. Впечатлился и быстренько исправился:

            - Мышка, а ты уверена?

            Нет, конечно, но сдаваться не собираюсь:

            - Естественно, - царственно кивнула головой.

            Ну-ну, малыш, давай меня порадуй. Порадовал. Похлопал дверцами навесного кухонного шкафа, вытащил из него бутылку и низкий стакан с широким дном. Поднялся на носочки, с верха шкафчика достал пачку сигар, скорее всего. Через минуту возле меня стоял стакан с жидкостью темно-янтарного цвета.

            - Льда? – голосом официанта.

            Взяла в руки стакан, понюхала и скривилась. Я, что, должна пить эту гадость?

            - Что-то не так? – заботливый какой.

            - Оно горькое? – еще раз понюхала.

            Нет, запах не изменился, только цвет ненормальный.

            - Виски, как виски.

            Это для тебя оно виски, как виски, лично я не пью медицинский спирт. Пока медитировала над стаканом, уговаривая себя проявить мужество и выпить хоть глоточек, Дан что-то вещал рядом.

            - Ты меня слышишь? – щелкнул пальцами перед моим носом.

            И как выкручиваться будешь? Мысленно спросила сама у себя. Я ведь не пью такие крепкие штуки, мне бы чего-нибудь сливочного и сладенького с минимальным количеством градусов. Придумала!

            - Богдан, а ты так и будешь бегать передо мной в одних трусах?

            - Тебя что-то смущает?

             Дайте мне сковороду, я сотру с лица его улыбку!

            - Ты не мог бы одеться? – состроила умильную мордашку.

            - Мог бы.

            - И?

            - Не буду!

            - Это еще почему?

            - А что мне за это будет?

            - А что ты за это хочешь?

            - Ты меня поцелуешь.

            - Всего то? Да не вопрос!

            Я поднялась со стула, раскинула руки в стороны и прошептала сексуальным голосом, по крайней мере, хотелось, чтоб это так звучало:

            - Ну, иди же ко мне, мой буйненький! Я тебя поцелую! - сложила губки бантиком и, причмокивая, начала двигаться в сторону Дана.

            - Знаешь, что-то уже не хочется, - Богдан шаг за шагом продвигался в сторону кухни, спиной к двери.

            - Иди же ко мне, мой страстный мачо! Не бойся, тебе понравится! – я наступала на него, до тех пор, пока он не влетел спиной в дверной косяк.

            - Твою ж мать! – Богдан потрогал место ушиба рукой.

            - Малышу, бо-бо? Давай поцелую, легче станет!

            - Жень, хватит! – рыкнул на меня Дан.

            Остановилась перед ним, затем, немного помолчав, попросила:

            - Повернись, посмотрю что там.

            Богдан с недоверием смотрел на меня, и я его понимала. Сама иногда не знаю, что сделаю в следующее мгновение.

            - Давай-давай, поворачивайся.

            Дан хмыкнул и развернулся ко мне спиной. А там... Да ничего страшного, просто кожа покраснела. Подняла руку и легонько погладила место ушиба.

            - Ну?

            - Все нормально, не переживай, - я улыбнулась.

            К сожаленью, Богдан этого не увидел, а если бы заметил, то очень удивился. К моему собственному удивлению, не хотелось делать ничего пакостного. Шагнула ближе к нему, обняла и коснулась губами покраснения на спине, а потом легонько подула. Мой псих никак не прокомментировал эти действия, но заметила, как напряглись его мышцы. Красиво! Восхищенно подумала я и, подняв руку, провела по его лопаткам. Дан молчал, судя по всему, ждал дальнейших моих действий. В голове все-таки мелькнула предательская мысль о небольшой шалости, но вместо этого еще раз провела рукой по его спине, теперь уже слегка царапая кожу ногтями. Дан молчал. Не долго думая, продолжила ласку теперь уже двумя руками по спине. Сверху, встав на носочки, до резинки трусов. Молчание. Странно. Еще раз, сверху-вниз, а затем от плеч по рукам к кончикам пальцев. Чуть вздрогнул.

            - Знаешь, - задумчиво произнес он, - так приятней, чем по обивке.

            - Да? – мурлыкнула я.

            - Однозначно, - достаточно спокойно ответил.

            И вместо того, чтоб обернуться и прижать меня к себе, чуть повел плечами, сбрасывая мои руки, лежащие в этот момент на них. Я с удивлением наблюдала как Дан уходит от меня по коридору. Тяжело вздохнув, вернулась к стулу и присев на него, взяла в руки стакан с виски. Понюхала. Гадость! И тихо заплакала. Чертовы гормоны!

            Минут через пять Богдан вернулся на кухню. Я сидела за столом, опустив голову на руки, сложенные перед собой и всхлипывала.

            - Жень? – посмотрела на него.

            Дан опустился на колени передо мной и, развернув к себе лицом, аккуратно вытер слезинки.

            - Что случилось?

            Всхлипнула. Прикусив нижнюю губу, отрицательно помотала головой. Сама не знаю, почему рыдаю. Наверное, просто жалко себя стало. Я ему спину погладила, а он зараза такая, даже не отреагировал.

            Богдан поднялся с колен, затем поставил меня на ноги и, усевшись на стул, устроил меня на своих коленях.

            - Ну?

            - Я, - всхлипнула, не зная, чтоб ему такого сказать.

            - Что ты? – прижал к своей груди и погладил по голове.

            - Я не могу пить эту гадость! – и, всхлипнув еще раз, уткнулась лбом в его футболку.

            Сволочь! - прорычал мой внутренний голос, - пока я тут рыдала, он, как ни в чем не бывало, пошел и оделся!

            - Так не пей, тебя ведь никто не заставляет, - успокаивающе произнес псих.

            - Ага! – еще раз всхлипнула, - сама ведь захотела!

            - Жень, - спустя несколько моментов поинтересовался Дан, - а у тебя случайно не эти ваши "веселые" дни?

            - Чего? – резко перестала плакать и уставилась на него.

            Он слегка поморщился и пояснил:

            - Ну, "родственники приехали на красном автомобиле", месячные, менструация? А, черт!  - ругнулся он.

            Я же начала ржать, сумев выдавить из себя лишь одно слово:

            - Капец!

            Богдан недовольно смотрел на меня, не давая возможности сползти с его колен и упасть в диком припадке хохота на пол, чтоб поваляться там от души.

            - Что?

            - Ничего! – сквозь смех ответила я.

            - Так что?

            - Типа того, - ну, не способна я на более внятный ответ.

            - А поподробнее?

            - Может не надо?

            Богдан поднялся вместе со мной. Я от нового приступа смеха не смогла выдавить из себя ни слова. Он пересадил мое бренное тело на стул, а сам вышел в коридор. Смех резко прекратился. Интересно, это что было? Дан вернулся через минуту с какой-то коробочкой в руках. Поднялась со стула и попыталась отобрать у него эту самую загадочную коробочку. Парень поднял руку над головой и попросил:

            - Жень, присядь пожалуйста.

            - А что там? – указала пальцем на заинтересовавшую меня вещь

            - "Адаптол".

            Хмыкнула в ответ:

            - Я не буду это пить.

            - Будешь, - уверенно.

            - Только после того, как ты станешь передо мной на колени!

            Боже что я несу? К моему... нет, не удивлению, офигению. Богдан молча опустился на колени.

            - Так, что ли?

            - Ага, - неуверенно кивнула в ответ.

            Он спокойно поднялся на ноги и бросил одну единственную фразу:

            - Не дождешься!

            Снова рассмеялась. Блин, какая я не стабильная! Протянула руку:

            - Уговорил.

            - Точно?

            - Да! – чуть громче, чем надо ответила.

            - Не кричи! – попросил Богдан и через минуту положил мне на ладошку таблетку.

            Молча забрала ее и уставилась на него в ожидании.

            - Что? – не понял он.

            - Водички налей.

            Еще через пару минут, я, приняв лекарство, вытащила из упаковки инструкцию и присев на стул, принялась изучать ее в третий раз. Ага! Отлично! "Облегчает течение соматовегетативных проявлений при предменструальном синдроме и менопаузе" Не знаю, что значит сомато-как-то-там и до менопаузы мне далековато, но волшебные слова "успокоительное" и "предменструальный синдром", не могут не радовать.

            Богдан все это время так и не произнес ни слова, удобно устроившись на втором стуле напротив. Задумавшись над этим, решила спросить:

            - А когда у тебя день рожденья?

            Да-да, это был тактический ход с моей стороны! Никак не могу понять, что он собой представляет, возможно, если буду знать кто он по знаку зодиака, пойму.

            - В сентябре, - удивленно ответил он.

            - А точнее?

            - Четвертого числа.

            - Дева, значит?

            - В каком смысле? – насторожился он.

            - По знаку зодиака.

            - Наверное, - пожал плечами, - Тебе уже лучше?

            - Почему спрашиваешь? – поставила локоть на стол и уперлась в ладошку подбородком.

            - Хочу съездить за продуктами.

            - А я?

            - Подождешь меня здесь. Можешь сходить в душ, - с лукавой улыбкой уточнил, - Или тебе помочь?

            От неожиданного вопроса, подбородок съехал с руки, а с удивлением уставилась на него. Ничего себе быстрый парень, еще ничего не было, кроме нескольких поцелуев, а уже спинку предлагает потереть.

            - Думаю, справлюсь сама.

            - Отлично, - просиял Богдан и потянувшись к ящику кухонного стола, возле плиты достал оттуда ручку и лист бумаги.

            Положил все это передо мной.

            - Пиши список.

- Список чего? – недоуменно.

- Продуктов.

- А что писать?

Богдан тяжело вздохнул и постучал пальцами по столу.

- Я же сказал список продуктов.

- Угу. А каких?

- Каких хочешь.

-Что совсем?

- Да.

- Ага. Тогда... Хочу французских булочек, - улыбнулась ехидно.

- Почему именно их?

- Не знаю, просто хочется, - пожала плечами

- А они здесь продаются?

- Где?

- В супермаркетах, - обреченно.

- Нет, они во Франции продаются.

- Мне туда сбегать?

- Нет, можешь съездить на машине, - великодушно разрешила я.

- Добрая ты, - язвительно.

- Спасибо за комплимент.

- Ты есть хочешь?

- Хочу!

- Тогда не выделывайся, а пиши.

- Хорошо. Картофель фри большая упаковка  – одна порция. Роял Чизбургер – один. Кола средняя - одна. Дан, а ты что будешь?

- Я это не ем.

- Ага, так и запишем: пациент от еды отказался.

- Почему пациент?

- Потому, что только полный псих может отказаться от жареной картошки и колы.

Богдан закатил глаза.

- Вот видишь, так делают только психи.

- Если бы ты только знала, как я устал.

- И кто в этом виноват?

Богдан выразительно посмотрел на меня.

- Я?

- Заметь, не я это сказал.

- Знаешь, что? Фигу тебе, а не список!

- Почему?

- Да потому что я не знаю, что покупать! Вот что хочешь, то и бери!

- Ладно, - чересчур покладисто согласился Богдан, - у тебя аллергия есть на что-нибудь?

- Нет.

- Ты всеядная?

- Нет, ненавижу сладкий перец и зелень.

- Понятно. Тогда я поехал.

- Вперед!

Богдан вышел из кухни, не ответив на мою последнюю реплику. Идиотка! И зачем обидела? Подскочила со стула и бросилась за ним, налетела на него в коридоре, ойкнула.

- Ты что-то забыла? – безразлично спросил он.

- Да, - выдохнула и, поднявшись на носочки, поцеловала.

Через несколько минут очередного безумного поцелуя, смогла наконец-то сказать:

- Прости.

Дан улыбнулся и снова меня поцеловал. Простил? Похоже на то.

- Какая же ты, - прервал поцелуй он, не выпуская из своих объятий.

- Какая? – игриво.

- Взъерошенная.

- Хам! – стукнула по плечу.

- Согласен. Ты тоже ничего. Кстати, твой телефон...

- Почему "кстати" и где он?

- В моей комнате и вещи твои там же.

- Когда успел?

Пожал плечами и продолжил:

- Так вот, в твоем телефоне есть мой номер.

- Ни фига себе! – восхитилась я.

- Не перебивай, - попросил.

- Как скажешь, - выдохнула я.

- Что-то мне это не нравится, - пробурчал в ответ.

- Не отвлекайся.

- В общем. Если вдруг, пока меня не будет, придумаешь, что тебе хочется, позвонишь. Это понятно?

- Да, мой генерал! – бодро отрапортовала я.

- Мне нравится.

- Не привыкай! – снова стукнула его.

Чмокнул в нос, развернул и подтолкнул в сторону спальни. Обернулась. Богдан обулся, подхватил ключи с обувной тумбы и, махнув рукой, вышел из квартиры.

7.

Решила воспользоваться появившейся возможностью и действительно сходить в душ, а потом прогуляться по квартире. Свои вещи, действительно нашла в комнате Дана. Сумка стояла возле кровати, разбирать ее не стала. Немного поперекладывав вещи, отыскала белье, коротенькие джинсовые шорты, прикрывавшие попу и белую футболку без рукавов. Девчонки собрали меня на славу, такое впечатление, что решили выселить из общежития. В боковом кармане нашлись гель для душа, мочалку и шампунь. Поиски зубной щетки, решила отложить на потом. И слава Богу, подружки не забыли про предметы личной гигиены.

После душа переоделась и, намотав на голову полотенце в виде чалмы, решила приготовить себе кофе. Пока закипал чайник, выкурила сигарету и отправилась в путешествие по квартире. Кухню и спальню я видела, оставалась еще одна комната. Зал или гостиная, кому как больше нравится. Большое помещение, справа стоит диван, рядом два мягких кресла в тон. Перед диваном небольшой деревянный журнальный столик. На стене напротив дивана плазменный телевизор, под ним домашний кинотеатр, если судить по колонкам стоящим рядом, то я права. Что еще? На полу ковровое покрытие, все выдержано в коричневых, желтых и золотистых тонах, ну кроме телевизора, естественно. В общем, ничего интересного, кроме компьютера, стоящего слева в углу. Надо будет потом спросить у Дана, есть ли у него интернет.

Вернулась на кухню, к тому моменту кофе уже остыл. Успела сделать только небольшой глоточек, как услышала звонок. Странно, кто бы это мог быть? По идее Богдан взял с собой ключи, значит это к нему гости пришли. Вышла в коридор, возле двери поднялась на носочки, чтобы заглянуть в "глазок". Интересно. Недолго думая, распахнула дверь, не выпуская чашку из рук. Стоящая напротив девушка обалдело смотрела на меня. Приветливо ей улыбнулась и махнула рукой, в которой была чашка. Пролила немного кофе, пальцем стерла капельки и вопросительно посмотрела на рыженькую. А ничего так вкус у Богдана, миленькая девочка. Выше меня сантиметров на пятнадцать, красивые зеленые глаза, симпатичная фигурка упакованная в джинсы в обтяжку и футболку с коротким рукавом. И если у нее бюстгальтер не на поролоне, то тебя Женечка ничего не светит со своим вторым, против ее, как минимум третьего. Девушка все так же молчала, мне же надоело стоять на сквозняке, потому и спросила:

- Вы к кому?

- Ты кто?

Фу, как не культурно. А представиться? Я такая-то такая, пришла к тому-то по такой-то причине. Не соблаговолите ли позвать?

- А вы, простите, кто?

- Я Кристина, девушка Богдана. Я с ним встречаюсь, - интересно и к чему это уточнение?

- А я Женя и я с ним живу. Дальше что?

- Не может быть!

- Сама в шоке.

Я смотрела на нее и понимала, что еще чуть-чуть и она расплачется.

- Кофе будешь?

- Ты охренела?

Упс, я думала, рыдать будет, а это она так злится.

- Значит, не будешь. Жаль. У него, кстати, ничего так кофе. Зря отказываешься.

Кристина сделала шаг в мою сторону.

- А вот этого не надо!

Девушка бросилась на меня, а я в ответ выплеснула ей в лицо кофе.

- Сука! – провыла она, останавливаясь буквально в паре сантиметров от двери.

- Сама дура! – прорычала я, с удовольствием наблюдая за слегка подпорченным внешним видом рыжей.

- Что здесь происходит? – О, а это Богдасюшечка вернулся.

- К тебе пришли, - не меняя интонации, ответила поднимающемуся по лестнице парню.

А затем просто тупо захлопнула дверь в квартиру.  Замерла, прислушиваясь к происходящему. Орут! Эх, хорошо! Не успела отойти от двери, как она вновь распахнулась, в промежуток между нею и стеной протиснулась рука Богдана с пакетами. Опустила пакеты на пол и снова, захлопнула дверь. Внимательно посмотрела на них, склонив голову на бок и вслушиваясь в раздававшиеся снаружи крики. Блин, ну неужели нельзя кричать громче и отчетливей? Мне же ни фига не слышно! Тяжело вздохнув, наклонилась и, приподняв пакеты, (тяжелые зараза!) внесла их на кухню. Что делать? Мне уже явно пора домой. Поиграла, повеселилась, чуть не влюбилась и все... Хорошего понемножку, у него есть своя личная девушка, а мне здесь ничего не светит. Спасибо этому дому, пойдем к другому.

            Поклонившись в пояс окну на кухне, не знаю, может на меня так таблетки действуют, ушла в спальню к Богдану собирать вещи. Уже в комнате услышала очередной грохот. Если я правильно понимаю, то это снова была входная дверь. Похоже, еще чуть-чуть и психу придется ее менять.

            - Женя! – заорал Богдан.

            М-да, вот так и приходит разочарование от жизни, сначала была Мышка, теперь Женя. Странно, какие-то мысли у меня побаранистические. Распахнулась дверь спальни, гулко стукнувшись об стену, хмыкнула и повернулась к Богдану.

            - Ты что творишь?! - прорычал Дан.

            Лениво рассматривала его. Он когда злится, напоминает мне героя из диснеевского мультика, у него в такие моменты пар из ушей шел. Потом, вспомнив о заданном вопросе, ответила:

            - Это не я, это – сквозняк.

            - Какой на *** сквозняк?

            Чуть скривилась.

            - Ну, знаешь, так иногда бывает. Особенно если на кухне открыто окно и входная дверь.

            Богдан все еще смотрел непонимающе. Постаралась объяснить.

            - Дан, сквозняк – это знаешь ли такой порыв ветра, что ли. Внезапный такой. Только фу-у-ух, - махнула рукой, показывая, как быстро это происходит, - и все, дверь захлопнулась.

            - А какое отношение имеет дверь к пакетам? Или их тоже, как ты выражаешься "ф-у-у-ух и все", сквозняком перенесло из коридора в кухню?

            Задумалась. Нет, с этим спокойствием надо однозначно что-то решать. Чуть тряхнула головой.

            - А какое отношение имеют пакеты к двери? Ты вообще из-за чего завелся? Если из-за этой своей ебаквакнутой, так я здесь ни при чем, - гордо задрала подбородок, - она первая начала.

            - Я в курсе! – отозвался он, - ты все правильно сделала, вот только одного понять не могу... Ты сейчас, что делаешь?

            - А что, не видишь? Вещи собираю, - пожала плечами и повернулась к нему спиной, чтоб застегнуть сумку.

            - Это я вижу.

            - Ну, раз видишь, зачем спрашиваешь?

            Услышала глухой стук. Повернулась. Богдан стоит возле стены, уткнувшись в нее лбом. Это он сейчас головой, что ли, ударился? Я думала звук будет более звенящий. Подхватила сумку и пошла к выходу из комнаты. Уйти не получилось, Богдан выхватил сумку из моих рук и громким стуком опустил ее на пол.

            - Мышка! – прорычал и, дернув за руку на себя, развернулся и прижал меня спиной к стене.

            Ойкнула, но почему-то промолчала, смотря на него испуганными глазами. Похоже я его все-таки довела. Рядом с моим лицом впечатался в стену его кулак. Зажмурила глаза. Почувствовала его дыхание совсем близко и на удивление мягкое прикосновение, когда он опустил подбородок на мою макушку.

            - Черт! Ты меня точно с ума сведешь!

            - Я не хотела, - не открывая глаза.

            Услышала его вздох.

            - Даже если и так, у тебя все равно просто охренительно получается это делать.

            - Выпей таблеточку, - от всей души посоветовала я, - легче станет.

            - Пожалуй так и сделаю.

            - Вот и хорошо, - открыла глаза и, подняв руку, погладила его по щеке, - можешь меня не провожать, я найду, где выход.

            - Какой на *** выход? – снова прорычал Дан.

            М-да, похоже, ему надо выпить как минимум две таблеточки. Открыла рот, чтобы ответить на вопрос, Богдан закрыл мне рот рукой.

            - Молчи! Просто закрой рот и не говори ничего. Ты меня поняла?

            Попыталась ответить, но мычание мне всегда плохо удавалось, потому просто кивнула.

            - Знаешь, - задумчиво протянул Богдан, - не убирая руки с моих губ, - а мне нравится, что ты ревнуешь.

            Возмущенно запыхтела. Я не ревную! Еще чего!

            - Только вот повода то нет, как такового.

            Ага, и это была не Кристина, а мой личный глюк. Или нет. Это были маленькие розовые человечки с Плутона, которые в совершенстве владеют мимикрией. У них никогда в жизни не было чемпионов по восточным единоборствам и именно поэтому они перевоплотились в Кристину. И цель у них одна – выкрасть Богдана. Ну и меня устранить как свидетеля.

            - И поверь мне, я бы не стал за тобой бегать, если бы у меня была девушка. Ты меня слышишь?

            Осторожно кивнула, стараясь не раздражать и не злить еще больше. И да, в следующий раз, когда его доводить буду, надо не забыть, что в вечернее время он более нестабилен, чем днем.

            Для себя же решила, что в разговоре не буду поднимать вопрос о Кристине, это его проблема. Не моя.

            - Знаешь, Мышка, - Дан практически промурлыкал мое прозвище, - я ужасный собственник и не сторонник полигамии. И еще, - уже жестче продолжил он, - ты никуда не идешь.

             - Хэ! – вообще это должно было звучать так: "Ага! Сейчас!"

            - Ты мне обещала, - с нажимом повторил Богдан фразу, сказанную сегодня днем.

            Обещанного три года ждут! Хотелось пробурчать в ответ. Но вместо этого обреченно кивнула, соглашаясь с его словами. Ничего-ничего, у меня еще ночь впереди. Из окна я, конечно, не полезу, но из квартиры, думаю, смогу выбраться. Надо всего то усыпить его бдительность и найти ключи.

            - Я рад, что мы поняли друг друга, - он наконец-то убрал руку, и я смогла вздохнуть свободнее.

            - А поесть в этом доме дадут? - мило поинтересовалась.

            - Конечно, - Богдан взял меня за руку и потянул за собой в коридор.

            - Как ты относишься к суши?

            - Отрицательно, не люблю сырую рыбу.

            - А говорила, что всеядная.

            - Ничего подобного! Я говорила, что не люблю сладкий перец и зелень.

            -Женя, - снисходительным тоном, - там нет ни перца ни зелени.

            - Угу, одна только сырая рыба.

            Богдан застонал, а еще у меня было такое впечатление, что он снова хочет постучать головой об стенку. Погладила его по руке, он с недоумением посмотрел на меня. Улыбнулась в ответ. Следующий вопрос поверь меня в ступор:

- Ты, кстати, как? Умеешь пользоваться "варибаси"?

            - Чем? – не поняла я.

            Дан пропустил меня вперед на кухню и, зайдя следом, усадил на стул.

            - "Варибаси" – это палочки японские, - он поставил пакеты на стол и принялся выгружать из них покупки, - Вообще общее название у них "хаси", а "варибаси" называются палочки используемые японцами в местах общественного питания. В Японии, между прочим, даже есть целый свод правил о том, как пользоваться "хаси".

            - Только давай, ты мне не будешь пересказывать его. Хорошо? А то у меня такое подозрение, что пунктов там столько же, сколько и иероглифов в их языке.

            Богдан рассмеялся в ответ и торжественно вручил мне вари..., в общем, палочки деревянные обыкновенные. Ученические.       

Меня, бесспорно, удивил тот факт, как много Дан знает. Я ведь думала что он тупой спортсмен, а оказалось, что из него получается очень интересный рассказчик. Да и с чувством юмора у него все в порядке. Опять же к моему удивлению.

            - Нравится?

            - Спасибо, очень вкусно! – не покривив душой, ответила ему с улыбкой.

            - Я рад! Ты что пить будешь?

            - Какие варианты?

            - Чай. Кофе даже не предлагаю, иначе ты спать не будешь. Или что покрепче.

            - Виски не буду! – поспешила откреститься я.

            - Я купил "Амарулу".

            - Что это? – настороженно.

            - Сливочный ликер с фруктами "Марула"

            - Вкусный?

            - Попробуешь, скажешь. Так как?

            Задумалась над сочетанием успокоительного и алкоголя. Надеюсь, алкоголь устранит действие таблетки.

            - Давай!

            Богдан поднялся из-за стола. Достал и шкафчика стакан, с такого же он пил виски. Из холодильника вытянул бутылку темно-коричневого цвета и, сняв крышку, налил мне ликера. Из морозильника вытащил пластиковую емкость со льдом, бросил в стакан один кубик, протянул его мне.

            Понюхала содержимое. Запах не фонтан, пахнет спиртом. Скривилась.

            - Ты попробуй, - начал уговаривать меня Дан, - со льдом он мягче, чем кажется.

            - А ты это пил?

            - Если бы не пил, не предлагал!

            - Кто тебя знает? – протянула я.

            - Мышка, если бы я хотел тебя убить, то поверь сделал бы это очень быстро и безболезненно.

            Меня передернуло, жидкость в стакане всколыхнулась, а лед тихо стукнулся о стекло.

            - Пей!

            - Ну, если что. Запомни меня молодой и красивой!

            - И  вредной! – поддержал меня Богдан.

            - Не хами! – попросила я.

            - Да пей ты уже! – как же легко его вывести из себя.

            Глубоко вдохнула, затем выдохнула. Подняла стакан и коснулась жидкости губами. Облизала их. М-м-м! Вы ели когда-нибудь сливочный чупа-чупс? Вот-вот, такая же вкуснятина, только со спиртом.

            - Вкусно! – с удивлением констатировала я.

            Богдан хмыкнул.

            - Фильм будешь смотреть?

            - Буду! – обреченно вздохнула.

            Что-то у меня такое впечатление, что сегодня ко мне приставать не будут. А так хотелось!

            Я помогла Дану убраться на кухне, а потом мы устроились в гостиной смотреть телевизор. Причем на диване, причем в обнимку. А еще, да-да, я на него жалуюсь, он практически все время, то гладил меня по спине, то перебирал мои волосы. Я злилась. Мне было скучно. Поэтому сделала вид, что уснула.

            - Мышка, - минут через пять, после того как я закрыла глаза, начал будить меня Дан.

            Реакция нулевая. Ну, может хоть сейчас он воспользуется ситуацией? Хрен вам! В смысле хрен мне! Да и хрен с ним! В общем, Дан перенес меня к себе в спальню, уложил на кровать, и как истинный джентльмен, чтоб ему пусто было, вышел из комнаты. Нормально, да? Точно псих! Перевернувшись на бок, обиженно засопела. Твою мать! Лайм! Богдан! Убить готова!

            8.

Я нервничала и психовала, психовала и нервничала. О, да! У меня была для этого веская причина! Дело в том, что постельное белье пахло Богданом! Нет бы был какой-нибудь противный запах! Так нет же, аромат легкий и ненавязчивый. Чертовы лаймы! Чтоб его черти взяли! Ну, и как тут можно спать? Если все мысли только о том, что хорошо бы прижаться к нему, а еще лучше залезть сверху и изнасиловать! Нет, ну можно конечно и снизу, только тогда это не было бы похоже на изнасилование. Тихо возмущаясь, поднялась с кровати и на цыпочках пробралась к двери в коридор. Прислушалась. Вроде бы тихо. Так же тихо вернулась к кровати и, открыв сумку, стоящую возле нее быстро переоделась. Если мне не изменяет моя память, то ключи должны лежать на обувной полке в коридоре. С трудом подняв сумку, стараясь тихо ступать направилась к выходу из квартиры. Нервно хихикая и напоминая самой себе улитку, причем в роли панциря выступала сумка, вышла в коридор. Остановилась напротив входа в комнату, где ночевал Дан и, восстанавливая дыхание, замерла в позе "зю" Сумка стояла возле моих ног, я же не разгибаясь, держала ее за ручки. Глубокий вдох, выдох. Рывок вверх. Ну и на фига мне столько вещей? Может пойти разбудить Богданчика, чтоб он помог донести сумку? Так и представляю себе эту картину. Захожу я, значит, к нему в комнату. Он лежит на диване, тихо похрапывая, подхожу ближе, трясу его за плечо и прошу нежным голоском:

- Лапушка, а перенеси мне сумочку к выходу!

А он мне:

- Конечно-конечно, может тебя еще и отвезти к общаге?

И подзатыльник только так, хрясь! А ему коленкой в пах, а он мне захват и к стене, а я подпрыгну, повисну на нем, обнимая руками и ногами. А потом ка-а-а-а-ак поцелую! Главное зубами не стукнуться. Вообще мне нравится эта идея, может действительно пойти попросить помощи?

Поставила сумку возле обувной полки и начала шарить по ней в поисках ключей. Понимая, что так буду искать долго и нудно, полезла за телефоном. Включила его. Ну, не хрена себе иллюминация от такого маленького аппарата!

- Ты сегодня угомонишься или нет?

Богдан в одних трусах вышел в коридор и со зверским выражением лица шел ко мне. Нервно сглотнула и попятилась от него, разжала пальцы, сумка грохнулась на пол очень громко. Вздрогнула от неожиданности и продолжила отступление.

- Мышка, я очень. Просто кошмарно устал. Я сегодня бегал за тобой, прыгал с крыши, носил тебя на руках. Неужели я не заслуживаю хотя бы самого небольшого отдыха?

Уперлась спиной во входную дверь, а Богдан все наступал, причем делал каждый шаг нарочито медленно. Вот теперь, кажется, начинаю понимать фразу "кошки-мышки". Только мне не очень нравиться в данной ситуации выступать в роли жертвы. Выставила руки вперед:

- Не подходи ко мне! – чуть не сорвалась на визг.

- Ты меня боишься? – озадаченно спросил Дан, упираясь грудью в мои дрожащие пальцы.

Отрицательно помотала головой.

- Господи! Какая же ты глупая, маленькая мышка!

Еще шаг, рывок за руки и я в очередной раз вишу на его плече.

- Отпусти меня! – все-таки завизжала я.

Заработала хлопок по заднице и приказ:

- Не ори!

К своему удивлению послушно закрыла рот, безвольно повиснув головой вниз. Богдан шел по коридору и приговаривал:

- И когда до тебя уже дойдет, что я никогда тебе не сделаю ничего плохого!

- Ты меня ударил! – возмутилась в ответ.

- Сама виновата!

- Я здесь не при чем!

- А кто при чем?

Богдан свернул в свою комнату.

- Я не буду здесь спать!

- Почему!

- Там тобой пахнет! – не подумав ляпнула.

Он рассмеялся и сгрузил меня на кровать. Попыталась отползти от него подальше. Поймал меня за ноги и подтянул к себе.

- Пусти!

- Не провоцируй!

- Я!.. Да я!.. Это все ты! – на большее меня не хватило.

Охренеть! Не могу сказать ничего внятного! И меня, думаю, можно понять. Когда над тобой нависает полуголый... Ладно-ладно, практически обнаженный парень в одних трусах, очень тяжело соображать. Толкнула рукой в его грудь. Дан поймал мою руку и вытянул ее над моей головой. Второй попыталась вцепиться ему в волосы, реакция такая же. Поза конечно многообещающая. Лежу я, значит, на спине. Между моих ног на коленях стоит Богдан, руки вытянуты над головой. Весьма неоднозначно! Приподняла ноги и, закинув их Дану на бедра, потянула на себя. Надо сказать, к его чести, на меня он не плюхнулся. Удерживая одной рукой мои многострадальные конечности (да-да, еще чуть-чуть и я перестану вообще их чувствовать) Второй рукой опираясь о матрац рядом с моей головой. Акробат, елки-палки! Чуть наклонился ко мне. Я не поняла! Он что железный?! Не в плане выдержки, а в плане перемещения его тела в горизонтальной плоскости.

- Мышка, если ты не хочешь, чтоб я тебя изнасиловал, убери ноги.

- Я тебя не держу, - практически промурлыкала.

Ну, и кто теперь из нас кошка, а кто мышка?

Не долго думая, Дан перехватил мои руки своими двумя и практически вытянулся на мне. Ой, какая приятная тяжесть. Непроизвольно прогнулась, стараясь быть к нему ближе. Не закрывая глаз, потянулась поцеловать. Секундная заминка и мы уже целуемся с такой страстью, что кажется, простыни сейчас вспыхнут.

Эй! Ты куда? Богдан скатился с меня, (а я его, между прочим, пыталась ногами удержать!) и улегся рядом, тяжело дыша! Ну, слава Богу, а то я думала, что он деревянный, в смысле железобетонный.

Он с силой потер свое лицо руками и попросил:

- Давай спать!

Повернулась на бок, с удивлением рассматривая его. Это что же, он меня не хочет? Да? Озвучила вопрос.

- Мышка, ты ведь сама говорила, что тебе нельзя.

- Когда это?

А потом вспомнив, рассмеялась.

- Я даже не знаю, то ли мне радоваться, то ли огорчаться, - протянула руку, чтобы погладить его по щеке.

- Не надо, - глухим голосом попросил он.

- Как скажешь, - и поднялась с кровати.

- Ты куда? – Богдан подскочил следом.

- Спать, - пожала плечами и вышла в коридор.

Он пошел следом, как привязанный. А что? Хорошая мысль! Может потрепать его по голове и скомандовать: "К ноге?!" Угу, только всегда есть вероятность того, что собачка окажется волкодавом или ротвейлером.

Остановилась на пороге гостиной.

- А ты куда? Иди, спи в своей комнате.

- Ага! Сейчас! А тебе опять в голову, что-нибудь стукнет...

Погладила его по щеке и честно ответила:

- Я никуда не уйду.

Мысленно добавила: "Пока не выгонишь!"

- Останусь на выходные, обещаю.

А выгонишь ты меня обязательно, доставать можно разными способами!

Богдан удивленно смотрел на меня.

- Ты заболела?

- Нет, - провела пальцами по его губам.

Он даже не дернулся. Обидно, в самом деле!

- Почему?

- Надоело бегать, - пожала плечами.

- У тебя явно жар, ты бредишь! – уверенно сказал он.

Взяла его руку и водрузила себе на лоб.

- Убедился?

- Это не показатель!

- Не зли меня!

Богдан подтолкнул меня в комнату и вошел следом за мной.

- И куда это мы собрались? – возмущенно, - Иди отсюда! Я одна спать буду!

И вообще, я можно сказать, еще девица. И с какими-то посторонними мужиками спать в одной кровати - это моветон, как говаривала моя бабуля.

- С сегодняшнего вечера будешь спать со мной!

Ууу, командир! – как говаривал мой дедуля.

- С ночи, - поправила я, - и я храплю.

- Ничего я тоже!

- И во сне разговариваю, - Богдан подталкивал меня к разложенному дивану, не обращая внимания на мои вопли.

- Я тоже!

- А еще ноги забрасываю!

- С кем ты спала?

- Ни с кем! Черт! – попыталась оттолкнуть его руки, стягивающее с меня футболку.

- Совсем? – стянул ее, а я скрестила руки на груди, закрываясь.

- Не твое дело!

- Я задал вопрос!

- Пошел к черту!

- Ты – девственница?

Богдан без возражений вышел из комнаты, чтоб через пять минут вернуться. С какой-то тканью в руках. Я как попой чувствовала, что это не моя вещь и как оказалось, была права.

- Моя сумка в коридоре!

- Не зли меня!

- А то что?

- Изнасилую!

- Тебя посадят!

- Ради такого не страшно, тем более ты совершеннолетняя.

После этой фразы начала хохотать, сжимая в руках его футболку и пытаясь не промазать мимо дивана. Естественно, я приземлилась пятой точкой на ковер и, всхлипывая от смеха, выдала:

- Я не буду сопротивляться!

- Значит, меня не посадят, - Дан пожал плечами и вышел из комнаты, бросив через плечо, - переодевайся.

Я даже икнула от удивления. Нет, он все-таки очень странный тип! Но тем интереснее, не правда ли? Пока поднималась с пола, подумала, что пора бы, наверное, пробраться, в комнату Дана и... в общем, найти предметы личной гигиены, чтобы подготовиться ко сну. Натянула на себя его футболку и вышла из комнаты. Встретились мы с ним в коридоре. Он - со стаканом воды в руке, а я так, мимо проходила.

- И куда тебя опять понесло? Ты, что вообще не слышала, что я тебе сказал?

- А ты разве что-то сказал? – улыбнулась я.

Заметив, как изменилось его выражение лица, став еще более упрямым, чем было до этого, решила сбавить обороты.

- Мне надо… - я замялась, - в общем, ты иди, а я скоро приду.

Похоже, он ничего не понял из моей бессвязной фразы.

- А подробности? – попросил он, протягивая мне стакан.

Я выпила всю воду из стакана и, удовлетворенно вздохнув,  ответила:

- Ага!

- Что значит "ага"? – возмутился он, - Ты, что вообще не можешь разговаривать нормально?! Почему, всякий раз, когда тебе нечего сказать, ты начинаешь или отделываться общими фразами или отвечать невпопад?

Вау, какой он красивый, когда злится! Так и хочется сказать ему "кис-кис" и почесать за ушком, чтоб злобное шипение перешло в довольное мурлыкание.

- Подержи, - протянула ему стакан, который Богдан автоматически принял.

Сделала шаг к нему на встречу и, поднявшись на носочки, поцеловала. Да-да, я быстро учусь!

"А давай завалим его на пол и изнасилуем!", мелькнуло в моей голове. Перед глазами пронеслись образы наших обнаженных тел, сплетенных в объятиях, после чего меня чуток тряхнуло и я попыталась отодвинуться от Дана.

- Куда? – недовольно спросил он, и притянул к себе обратно.

- Блин, Дан, - мой голос прозвучал глухо, оттого, что уткнулась ему в грудь.

Не удержалась от соблазна и провела язычком по его соску. Ух, какая реакция! Процесс пошел, так: пять минут – полет нормальный! Почувствовала, как его хватка ослабла.

- Запомни, на чем мы остановились, - попросила я и, подняв руку, погладила его по щеке, - потом продолжим.

Может быть… когда-нибудь. Если мне конечно хватит смелости и наглости.

- Обязательно, - с видом кота съевшего хозяйскую сметану и не получившего тапком по наглой усатой морде, ответил Дан.

А мне снова захотелось сделать какую-нибудь гадость, чтоб стереть с его лица эту самодовольную улыбку. Интересно, почему? Ведь вроде бы он ничего обидного не сказал.

- Ну, я пошла?

- Далеко? – уточнил он.

- Нет, - покачала головой, - не очень. Тем более что я даже не знаю где находятся ключи от квартиры.

Дан заглянул в мои глаза.

- Чего ты боишься? Скажи мне, - попросил мягким голосом, - что тебя так волнует?

- Кроме того, что ты стоишь передо мной в одних трусах?

Богдан согласно кивнул.

- И, кроме того, что ты меня сейчас держишь за руку?

Еще один кивок.

- Ну, и, наверное, кроме того, что мы будем спать с тобой в одной кровати?

- Да!

- Нет. Ничего, - пожала плечами, - все в порядке.

- Если я оденусь, тебе станет легче?

Отрицательно покачала головой.

- А может, просто будем спать в отдельных кроватях? Тогда спи себе хоть без трусов, - с надеждой предложила я.

- Нет тебе веры, Женя, - пафосно сказал Богдан.

В предвкушении шутки, уточнила:

- Совсем-совсем?

- Жень, - снова становясь серьезным, - давай ты просто сходишь, куда там тебе нужно и вернешься. Ко мне. А потом мы поговорим. Хорошо?

Молча кивнув, ушла в его спальню. Момент возвращения оттягивала до последнего, надеясь на то, что когда я приду, Богдан уже будет спать. Из ванной снова вернулась в спальню. Отыскала среди вещей в сумке любимую синего цвета пижаму: короткие шорты с кармашками и майку, с тонкими лямками, на которой была нарисована бабочка со сложенными крыльями. Когда-то на ней были стразики, но со временем они отклеились, хорошо, что хоть следов клея не осталось. Пижаму надела прямо на нижнее белье. В общем, запаковалась по полной программе, а то, кто его там знает, что ему в голову придет? А так будет хотя бы крохотный шанс, что он не будет ко мне приставать. От этой мысли замерла посреди комнаты. Неужели я так его боюсь? Или наоборот, хочу, чтобы это произошло? Наверное, в большей степени хочу, чем боюсь. Пусть лучше это будет Богдан, по крайней мере, я уверена в том, что ему нравлюсь. О, да! Я окончательно уверилась в этом после его вопля: "Изнасилую!", обычно, насколько мне известно, о таком не предупреждают заранее. Значит, есть шанс, что я ему симпатична и он все это, имею в виду все то, что происходило сегодня, затеял не просто потому, что захотелось веселья в жизни. Тяжело вздохнув, я  вышла из спальни.

Перед тем как зайти в комнату напротив, мысленно посчитала до десяти. Не помогло. Заглянула в зал. Возле разложенного дивана горит ночник, на одеяле развалился Дан, закинув руки за голову. Хорош, зараза! Тихо зашла в комнату, Богдан, повернувшись на бок, наблюдал за моими перемещениями.

- Иди сюда!

        - Иду, - буркнула в ответ, продолжая наматывать круги по комнате и делая вид, что рассматриваю обстановку.

        - Жень, - позвал он.

        - Что? – остановилась и повернулась к нему.

        - Ты такая красивая, - практически промурлыкал он.

        - Где? – не поняла я.

        - Везде, - уточнил он.

        - Очень смешно, - обиженно пробурчала и, отвернувшись, замерла, рассматривая картину на стене.

        Если бы у меня сейчас спросили, что на ней нарисовано, ни за чтобы не ответила. Кажется, какие-то бабочки, а может и медведи в сосновом бору. Я даже не услышала, как Богдан встал с дивана, только почувствовала его горячие ладони на своей талии. Прижал к себе спиной и тихо сказал на ухо:

        - Хватит от меня бегать.

        Судорожный вздох был моим ответом.

        - Не бойся меня, мы просто полежим рядом и немножко поспим.

        - Это как?

        - Я тебе покажу, - он развернул меня к себе лицом и, взяв за руку, потянул за собой.

        Мне же в голову пришел эпизод из мультика "Крылья, ноги и хвосты". Тот момент, когда страус встречает грифа и тот ему предлагает:

- Летим со мной, там столько вкусного!

- Во? - Спрашивает страус, распахивая крылья, а надо сказать они  у него не маленькие, метра два, наверное.

- Нет, - говорит гриф, - Во!

И показывает ему свой вариант количества вкусного, то есть расстояние где-то сантиметров пятнадцать между крыльями. Вот и я думаю, что где-то, в этой ситуации с Богданом, есть подвох. Вот только бы еще знать, где именно?

- Жень, тебе надо расслабиться, - Дан усадив меня на диван, сам опустился на ковер, возле моих ног.

Хороший песик, но стремный.

- Зачем? Я не напряжена.

Он поставил мою ногу к себе на колени. Вздрогнула от неожиданности и... Возбуждения? И это только из-за того, что он во второй раз меня за ноги потрогал?! А может, это моя эрогенная зона? Ух ты!

- Расслабь мышцы! – последовал короткий приказ.

При моей попытке отдернуть ногу, Богдан чуть сильнее сжал руки, не позволяя ее высвободить.

- Посмотри на меня! – еще один приказ.

Демонстративно закатила глаза, показывая свое отношение, к Богдану в общем, и его приказам в частности.

- Пожалуйста, - практически не слышно, попросил он.

Если бы не прислушивалась, то не за чтобы не поняла, что он сказал. В изумлении, распахнув глаза уставилась на парня, как на чудо света. И ведь просит меня не в первый раз, но каждый раз создается такое ощущение, что он не привык к тому, чтоб просить кого-либо о чем-то.

- Жень, - все так же тихо, слегка поглаживая пальцами мою ногу, позвал он, - послушай меня. Я хочу, чтоб ты расслабилась. Хочу, чтобы ты отдохнула сегодня, потому, что завтра тебе предстоит еще один тяжелый день.

- Да? – изумленно.

- Конечно, - уверенно сказал он, - сначала ты продолжишь со мной воевать, потом нам еще с тобой на ужин идти к моему дяде. А потом...

- А что потом? – чуть подалась вперед.

Богдан поднял руку и провел костяшками пальцев по моей щеке.

- Что-нибудь обязательно произойдет, но если ты не успокоишься, а будешь дальше себя вести как колючий ежик, у тебя не получится сейчас лечь и заснуть. И еще...

Богдан сделал паузу.

- Что? – поторопила его я.

- Не важно, - улыбнулся уголками губ.

- Богдан, - разочаровано протянула я.

- Знаешь, - задумчиво, - мне нравится, интонация, с которой ты произносишь мое имя. Так сексуально, слегка растягивая гласные. Именно так ты и будешь стонать, лежа подо мной, пока я буду входить в тебя... Медленно... Очень-очень медленно...

Заворожено слушала его голос, тихо млея от нежности, сквозящей в каждом его слове. Ровно до того момента, пока до меня не дошел смысл сказанного.

- Ах, ты! – постаралась пихнуть его ногой в грудь, но почему-то, оказалась сидящей на нем верхом.

- Мне нравится, - он прижал меня к себе, обхватив руками, пресекая мои попытки освободиться, - в такой позе, я смогу войти в тебя глубже, - двинул бедрами вверх, и я почувствовала через ткань одежды его налившийся и явно возбужденный член.

Наклонилась и прикусила зубами его шею, после чего последовал еще один толчок его бедер.

            9.

- Жень! - почувствовала, как меня ощутимо тряхнуло, - Женя! Подъем!

        Промычала в ответ что-то невразумительное и перевернулась на другой бок. Не мешайте девушке смотреть эротические сны! Так, стоп! Сны?! Эротические?! Подскочила на кровати, ударившись об кого-то… или обо что-то...  Это "что-то" негромко ругнулось. Потерла затылок и повернулась посмотреть на того камикадзе, который решил ко мне подобраться.

        - Богдан?

        - А ты кого ожидала увидеть?

        Еще раз потерла затылок и уставилась на него. Интересно...

        - Скажи мне, что мы с тобой не спали!

        - Вынужден тебя огорчить... Спали!

        - Твою мать! - выдохнула я, - а почему я тогда ничего не помню?

        - Пить надо меньше! - безапелляционно заявил этот гад.

        - Да как ты мог! - возмутилась я, - Воспользовался беспомощной мной! Извращенец! - на последней фразе мой голос перешел в ультразвук.

        - Рот закрой! - угрожающе процедил он.

        Я потянулась за лежащей рядом подушкой и с удовольствием истинной домохозяйки, видящей у себя на кухне таракана, запустила в него тапком. Ну, в смысле - подушкой! Дан перехватил ее еще в полете и через всю комнату бросил в стену позади себя, а затем с угрожающим видом двинулся ко мне. Взвизгнула и попыталась сбежать, но, запутавшись в одеяле, была поймана и бита по попе.

        - Сволочь! - всхлипнула я.

        Мне, конечно, не больно, но обидно!

        - Мышка, ты бы уже определилась, кто я, - тем временем проникновенно вещал Богдан, подтягивая меня к себе еще ближе.

        - Пусти меня! - я не сдавалась и крутилась ужом в его руках, параллельно вполне успешно заехав ему куда-то рукой и вполне определенно, что ногой попала в живот.

        Не спрашивайте, как это произошло, сама не поняла!

        Богдан все-таки, скрутил меня и усадил между ног, прижимая спиной к груди, а руки зажал в объятиях, как борцы "сумо", честное слово! А ножки то мои свободные! И растяжка у меня хорошая, только смысла в этом нет. Ну, подниму я ногу вверх и все... Ударить все равно не смогу! Похоже, ему в голову пришла очередная умная мысль, потому как он и ноги мои умудрился прижать своими ногами. А знаете что самое обидное? Нет? Та легкость, с которой он меня обездвижил! Блин, торжественно клянусь перед лицом этого гада ползучего, что в следующий раз буду с собой носить как минимум газовый баллончик, а как максимум - кирпич! Биты, к сожалению, в наличии нет...

        - Мышка, я так понимаю, что ты злишься из-за того, что ты ничего не помнишь? Да? Или все-таки из-за того, что мы с тобой спали?

        - Убью! - взвыла я.

        - Конечно-конечно, минут через десять у тебя как раз появится такая возможность.

        - Почему через десять? - не поняла я.

        Да-да, лично мне надо было его убить уже сейчас, а не ждать еще каких-то там десять минут.

        Дан потерся лицом о мои волосы, подавив в себе желание, ударить его головой, поторопила:

        - Ну?!

        - Черт, от тебя так классно пахнет!

        - Ага, перегаром и нечищеными зубами, - не удержалась, чтоб не съязвить, а сама потянула носом воздух.

        Вдруг, действительно, классно пахну? Если что, надо будет запатентовать эту разработку. Потом до меня дошло! Боже о чем я думаю?! Я тут, оказывается, ночью с парнем переспала, но ничего про это не помню! Кошмар!

        - Дан, - жалобно начала я, - а мы с тобой действительно того... этого?

        - Прости, - начал смеяться он, - это ты сейчас о чем?

        - Ты понял, что я имею в виду, - упрямо возразила ему.

        - Не очень, - со смехом возразил он.

        - Мы с тобой, что, действительно спали вместе? - процедила сквозь зубы я.

        - Ну, да - подтвердил он, не разжимая рук и не давая мне возможности даже шевельнуться, - спали!

        - Я не могла согласиться на это, - обреченно выдохнула я.

        - А ты и не согласилась, - радостно заявил Дан.

        - То есть ты меня все-таки изнасиловал?! - заорала я и с новыми силами, попыталась выкрутиться из его захвата.

        - Да успокойся ты! - снова рыкнул этот псих, удерживая меня.

        - Успокойся? Успокойся?! - я сделала глубокий вдох, затем выдохнула и попросила, - Рассказывай!

        Немного помолчав, он начал говорить, а я с каждым его словом понимала, что заваленный мною экзамен, по сравнению с этим такая ерунда! И то, что он мне рассказал, по сравнению с тем, что происходило вчера днем между нами, вообще детский лепет.

        - А потом ты мне заявила, что ты девственница и сексом будешь заниматься только после замужества, - как вы уже поняли, начало его рассказа просто прошло мимо меня и к тому моменту, когда я наконец-то смогла осознать то, что он мне говорит, как оказалось, он уже практически и закончил рассказывать.

        - И именно поэтому ты решил на мне жениться, правильно я тебя понимаю? - в голове почему-то было пусто и звонко.

        - А что мне еще оставалось делать? - возмутился он.

        - Действительно, - отстраненным тоном поддержала его я, - ты как порядочный должен был на мне жениться. Ночью. Без моего паспорта и моего адекватного согласия.

        - И без твоего присутствия, - поддержал меня он, - а паспорт, кстати, твой понадобился. Только теперь его надо будет поменять в течение месяца.

        - Давай!

        - Что, давать? - не понял он.

        - Паспорт, говорю, давай и свидетельство о браке. Хочу своими собственными глазами убедится в том, что мы с тобой идиоты.

        - А почему это я идиот? - обиженно поинтересовался он.

        - После твоего заявления о женитьбе на мне, тебя, извини, трудно назвать умным, а тем более здравомыслящим. Так что давай, тащи сюда свидетельства нашего с тобой идиотизма.

        Через пару минут он вернулся с какой-то бумажкой в руках. Выхватив ее из его рук, я начала вчитываться. Твою мать! Действительно, если это правда то, что в ней написано, то вчера мы с ним расписались и теперь у меня фамилия... Тихомирова?! Вместо Бойко, я стала Тихомировой? Нет, вы вслушайтесь, как она звучит!

        - Дай мне две минуты!- с отчаянием попросила я, все еще недоуменно смотря на свидетельство о браке в своей руке.

        - Зачем? - удивился Дан.

        - Хочу привести себя  в порядок, прежде чем убью тебя! - бесхитростно ответила я, - Не хочу, чтоб следователь, который будет расследовать дело о твоем убийстве, видел меня в таком виде.

        Богдан медленно кивнул, судя по всему не находя слов после моего заявления. Я, молча, встала с кровати и, найдя в сумке необходимые мне вещи, поспешила уйти в ванную комнату. На то, чтобы привести себя и свои мысли более-менее в норму, насколько это вообще возможно в подобной ситуации, мне понадобилось значительно больше времени, чем я думала. К тому моменту, когда вышла из ванной, Богдана в спальне уже не было. Недолго раздумывая над тем, что он, возможно, сбежал, испугавшись моей реакции, прошла на кухню. Как и ожидала, он сидел за столом с чашкой кофе в руках. Напротив него стояла вторая чашка. Как предусмотрительно с его стороны, мысленно сыронизировала я.

        - У меня два вопроса, - я даже не сделала попытки приблизиться к столу, понимая, что моей выдержки может не хватить, и я могу схватить чашку с обжигающим напитком и выплеснуть ему в лицо.

        - Задавай, - с полуулыбкой разрешил Богдан.

        Как ни странно я на него не злилась, вместо этого в моей душе царило какое-то смирение с происходящим. Тем более развод в нашей стране никто не отменял.

        - Почему я согласилась на твою фамилию? - спокойно спросила я.

        - А что с ней не так? - невозмутимо спросил он, делая глоток из чашки.

        - Шутишь? Да я бы никогда в жизни не променяла свою фамилию Бойко, на Тихомирову! - я поняла, что начинаю снова потихоньку заводиться.

        - Странно, - протянул Богдан, - вчера ты прямо-таки настаивала на том, чтобы взять мою фамилию.

        - Кошмар! - одним словом выразила свое отношение к произошедшему вчера, но оно явно не могло выразить все эмоции, которые медленно овладевали мною.

        Дан пожал плечами в ответ. Блин, если это действительно, правда, то я сделаю все для того, чтобы уже сегодня вечером нас развели.

        - А второй вопрос? - напомнил мне он.

        Я демонстративно подняла правую руку вверх и, пошевелив пальцами, спросила:

        - Где мое кольцо?

        - Какое кольцо? - не понял Дан.

        - Обручальное! - с вызовом ответила я.

        Он как-то подозрительно молчал, потому я продолжила:

        - Если ты не в курсе, то когда люди женятся, они обмениваются кольцами. А так как это все-таки была твоя инициатива, то и покупать их должен был ты.

        - Милая, - нежно начал говорить Дан, - ну, ты ведь понимаешь, что я не мог заставить тебя в том состоянии, в котором ты была вчера, еще и выбирать кольца.

        - Охренеть! То есть для того чтобы со мной переспать, мое состояние не помеха, да? А для того, чтоб купить кольца, это видите ли проблема? Я правильно тебя понимаю? - снова сквозь зубы процедила я, не совсем понимая, что же все-таки меня злит больше, и абсолютно не реагируя на новое прозвище, которым он меня наградил.

        - Мышонок, ну не делай ты из этого проблему, а! Сейчас поедем с тобой в магазин и там, ты выберешь себе кольцо. Ну и мне заодно.

        - С бриллиантами! - заявила я, - С десятью сразу! По пятьдесят карат!

        Богдан нервно сглотнул.

        - А ты, оказывается меркантильная женщина!

        - Я не женщ..., - начала говорить я, а потом, вспомнив о том, что этой ночью у меня был первый в моей жизни секс и я ничего не помню, зарыдала.

        - Жень, ты чего? - Богдан подскочил ко мне и, притянув к себе, обнял.

        - Не хочу быть женщино-о-ой, - всхлипывая и размазывая слезы по лицу, провыла я.

        Понимаете, дело в том, что во время гормональных всплесков раз в месяц, мне расплакаться - это раз плюнуть. Достаточно было вспомнить, что-то плохое. Сейчас я вспомнила о том, как в классе шестом, моя одноклассница отбила у меня парня. И в тот момент, когда я, уже практически полностью выдрала ее волосы, появилась наша класснуха. Любая на моем месте, тогда бы разрыдалась оттого, что ей не дали довести задуманное до конца.  В нашей же ситуации с Богданом до меня, пусть и не сразу дошло, что это развод чистой воды, и теперь я усиленно давила на его жалость,  в надежде на то, что он не выдержит и начнет каяться в своих грехах. Ну, хоть убейте меня, но это нереально пожениться так, как сказал он. И еще, я конечно, девственница, но это не делает меня автоматически дурой. Поэтому, немного проанализировав поведение Богдана, я поняла, что он бы никогда в жизни не переспал с девчонкой в невменяемом состоянии. По крайней мере, мне хотелось верить в лучшее. И в Богдана. Как ни крути, он мне понравился и даже! Даже один раз задумалась над тем, что хорошо было бы, если бы моим первым мужчиной был именно он.

- Ну не хочешь, не надо, - попытался успокоить меня Дан.

Я завыла еще громче, уткнувшись лбом в его футболку. Еще минута и начну хихикать! Богдан гладил меня по голове, а я всхлипывала в ответ на каждое его движение. И долго мне еще плакать? Я вообще-то кушать хочу!

- Жень, - позвал меня Дан.

- Что? – всхлипнула я.

- Я пошутил! – обреченно признался он.

- Знаю-ю-ю! – провыла в ответ я.

- Тогда почему ты плачешь? – задал он вполне резонный вопрос.

- Я есть хочу-у-у!

- Женя! – рыкнул он.

Подняла голову и, встав на носочки, отвесила ему подзатыльник

- Сам виноват!

Заметив, как его глаза начали темнеть от злости, поняла, что пора в очередной раз убегать. Резко сорвавшись с места, кинулась в сторону ванной, и снова, не знаю каким образом, но мне все же удалось заскочить в туда и захлопнуть за собой дверь до того как Дан смог меня догнать. Закрывшись на замок, обессилено прислонилась спиной к двери, следом последовал глухой стук и вопль:

- Мышка!

Решила игнорировать его до тех пор, пока он не успокоится.

 - Выходи! – проорал Дан и еще раз стукнул по двери, судя по всему, это был кулак.

Испугалась, что ему ничего не стоит просто вынести к чертям эту дверь, потому крикнула в ответ:

- Ни! За! Что!

- Я ее сейчас выломаю!

- Псих! – с весельем в голосе констатировала я.

За дверью на некоторое время воцарилась тишина. Мне было ужасно любопытно, что же он задумал и чем это все закончится.

- Мышка, я тебя прошу в последний раз, выходи!

Как-то он быстро успокоился, даже странно.

- Не выйду!

- Почему?

- Я тебя боюсь!

- Почему?

- Ты бить будешь!

- Не буду! – и вслед за словами последовал очередной удар в дверь.

- Не верю! – по примеру Станиславского заявила я.

- Честное слово! - крикнул снова Дан.

- Обещаешь?

- Да!

- Чем докажешь? – весело поинтересовалась я.

На самом деле я на него не злилась за розыгрыш с женитьбой. Как по мне это был достойный щелчок по моему носу, особенно если учитывать, как я над ним издевалась не далее как вчера.

В ответ на мой вопрос послышались приглушенные ругательства. Очень поучительно! Надо бы записать, чтоб не забыть!

- Не матерись при женщ... Девушке! – попросила его я.

- Жень, - как-то чересчур спокойно звучит его голос, - хватит уже! Выходи! Я тебе ничего не сделаю, обещаю.

Собравшись с духом, хотя здесь большую роль сыграл тот факт, что время близиться к обеду, а я еще не завтракала, открыла замок. Дверь моментально распахнулась. Я воинственно сложила руки на груди и уставилась на Дана.

- Ну?! – поторопила его я.

- Что? – не понял он.

- Извиняйся!

- Прости, - послушно проговорил он.

Молча кивнула ему в ответ и попыталась выйти из ванной. Дан загородил собой проход, а я уставилась на него, ожидая очередной пакости.

- Ты тоже.

- Извинится? – уточнила я, - За что?

- За то, что ударила меня, за то, что постоянно издеваешься, - начал перечислять он.

Перебила его:

- Заслужил!

- Женя, -  Дан обреченно покачал головой.

А мне стало его элементарно жалко. Эх, Богдан-Богдан, если бы ты только знал, с кем связываешься! Ты бы обходил меня за пару километров, а не пытался бы взывать к моему разуму и человечности!

- Богдан, прости меня, - почему-то вдруг захотелось на самом деле попросить у него прощения за все свои выкрутасы.

- Хорошо! – он мне улыбнулся, по-видимому, оценив мою искренность, которую выражало мое лицо.

А я подвисла, понимая в очередной раз, какой же он красивый.

 - Иди ко мне, - Дан притянул меня к себе.

Я позволила ему себя обнять и с удовольствием уткнулась носом ему в грудь, потерлась об нее как котенок и спросила:

- А есть мы сегодня будем?

             

_________________________________________________________

1 - Паркетный внедорожник или SUV (Sport Utility Vehicle) - автомобиль для активного отдыха. ПАРКЕТНИК - SUV - так в США называют все вседорожники. В последние годы появилось множество джипов, которые от модели к модели становятся всё роскошнее и удобнее, но их проходимость при этом становится всё хуже и хуже. Вот такие "псевдо-джипы" и стали называть паркетниками, сначала это было разговорное ироничное словечко, но теперь оно всё чаще встречается и в специальной литературе. Отдельно надо отметить, что чёткой границы между "настоящим внедорожником" и "паркетником" нет, всё зависит от субъективной оценки автора. Можно лишь однозначно сказать, что армейский Hummer или русский УАЗик паркетником точно никто не назовёт; Wrangler или "Ниву" - могут так "обозвать"; а вот что касаемо всяких Чироки и Лендроверов с Судзуками - тут кто во что горазд...

2 - Очередь в аптеке – бабка, а за ней девица лет 20-ти. Бабушка уже лекарства купила, а девица наклоняется к окошечку:

- Мне пачку презервативов и валерьянку.

На что бабка живо оборачивается:

- Волнуешься дочка? А зря!

litresp.ru

Рика Снежная - Кошки-Мышки

КОШКИ -МЫШКИ

Жанр: любовный роман

Форма: рассказ

1.

Чуть дрожащими от волнения руками я вытащила билет из веера лежащего перед моим личным кошмаром.

- Двадцать три, - выдохнула, испытывая облегчение от сознания того, что этот билет я учила.

Мой кошмар по имени Геннадий Николаевич, обладатель звучной фамилии Самофал, снисходительно кивнул головой и записал в журнал, лежащий на столе, напротив моей фамилии номер билета. Сволочь! Ненавижу его! Когда эта кобелина пришла к нам в аудиторию первого сентября и сообщила, что является нашим куратором, я готова была в истерике биться головой об стенку. Сука! В тот момент мы, студенты третьего курса, специальности "Металловедения и Термообработки металлов", а попросту МТ, поняли, как мы попали. Про этого преподавателя ходили легенды среди студентов и далеко не все они были веселыми и безобидными. Точнее они все были самые мрачные. В свои тридцать лет, Геннадий Николаевич уже являлся доцентом кафедры, что, поверьте, для большинства других молодых преподавателей было недостижимой мечтой. Благодаря протекции своего папочки или все-таки благодаря своему труду, в чем я сильно сомневаюсь, но факт оставался фактом – Самосвал, так мы называли его между собой, был доцентом. Это звание накладывало на него свой отпечаток. Вообще, он и без этого был бы козлом, а так он еще был и заносчивой скотиной.

Что самое главное на сессии для студента? Нет, не знания, а нормальный преподаватель, у которого можно списать, желательно из конспекта лекций, в крайнем случае, воспользоваться шпаргалкой. На зачетах и экзаменах Самосвала, об этом можно было только мечтать. Поворот головы – расстрел на месте. Лишний вздох, и ты пересаживаешься на первую парту, пред ясны очи Геночки. Хотя, глазки были у него далеко не ясными, да и сам он был, как по мне, крайне неприятным типом. На голову выше меня, когда я была без каблуков и почти вровень со мной, когда я не забывала о том, что девушка и надевала юбку и туфли на десятисантиметровом каблуке. Гена, правильнее будет называть его, заменяя в первом слоге букву "Е" на "Э", кроме того, что читал лекции на нашей кафедре, вел занятия и на военной кафедре. У него было какое-то звание, я в них вообще не разбираюсь, но пару раз видела его в военной форме. А так как мужчиной он был крупным, то мне почему-то напоминал в ней эдакого колобка, ну или пончика, с соломинками ручками-ножками. Хотя лично он себя считал неотразиым, иначе как объяснить тот факт, что при наличии такой фигуры, мутных голубых глазок и жиденьких волосиков, еле прикрывающих лысинку на голове, он еще и пытался заигрывать с девушками. Причем, чтобы далеко не ходить и не мучаться Гена выбрал для своих любовных подвигов студенток.

Возможно, вы мне не поверите и скажите, что все решается  в наше время. Достаточно просто пойти в деканат или к заведующему кафедры, и пожаловаться на ненавистного преподавателя, если бы не одно но. Никто не хотел быть тем козлом отпущения, который обязательно появится, как только наш Самосвал узнает об этом. Нам мерещилась круговая порука среди преподавателей. Мы были глупы, трусливы и не видели дальше своего носа, поэтому предпочитали смириться с тем, что приготовила нам судьба в лице Геннадия Николаевича и терпеть. Не все, правда из нас были смиренными, парни на военной кафедре как-то сумели с ним договориться и теперь каждую пятницу вместе ходили пить пиво. Он позволял называть его Гена и на "ты", но только не в учебное время, поблажек для себя во время обучения они так и не добились. Нам же девушкам было сложнее, приходилось, сжимая пальцы в кулаки молчать. Не у всех, конечно, все было именно так. Некоторые общались с ним вполне свободно, благодаря родителям, которые работали на нашей кафедре. Как-то так получилось, что у нас была своего рода элитная группа, в плане родителей студентов. Но не всем везло, так как им, оставались еще и студентки, у которых не было работающих в академии родственников и они не были парнями, с которыми можно было бы выпить пиво. Таких нас в группе было шесть человек. Мы молчали и зубрили, и не ночами не спали и все равно нас валили, но мы не сдавались. Да, нам ставили тройки, но мы пытались брать измором и приходили на пересдачу. Иногда нас просто тупо выгоняли, потому как мы приходили не тогда, когда у Самосвала было время для консультаций, а тогда когда у нас самих было это самое свободное время. И знаете, сколько бы мы не учили, все равно находился какой-то момент, на котором нас можно было завалить. Смешно. Сейчас это действительно смешно. Ну, кому в наше время нужна информация о том, что такое "Мартенсит закалки" или "Вторичная кристаллизация"? Да никому. Практически никто этого не знает, при условии, что никак не связан с металлом. Никому это не надо.

Я сосредоточено писала ответ на третий вопрос билета. Закусывая зубами колпачок ручки, поднимая глаза вверх и пытаясь рассмотреть необходимые слова на потолке. Вспоминала и снова опускала глаза вниз к листочку, на котором уже были записаны ответы на два вопроса из трех.  Старательно выводила буквы, не забывая о том, что сейчас мне еще придется идти и отвечать устно. Аккуратные строчки ложились на лист бумаги: "Диффузионный отжиг применяется в тех случаях, когда в стали наблюдается внутрикристаллическая ликвация. Выравнивание состава в зернах аустенита достигается диффузией углерода и других примесей в твердом состоянии, наряду с самодиффузией железа..." Еще пять минут, - думала я, - и  все успею написать. Не успела, время вышло, и Самосвал позвал меня.

Я начала отвечать на первый вопрос, старательно избегая смотреть ему в лицо. Выбрала объектом своего внимания точку, на доске висящей за его спиной и говорила.  Он прервал меня на второй минуте монолога и начал "валить". Задавал вопросы, которых не было в билете, но ответы я должна была знать, так как это моя специализация. Длилась эта нервотрепка минут двадцать.

- Евгения, - проникновенным голосом сказал Самосвал, - вы не готовы.

Я возмутилась.

- Геннадий Николаевич, но ведь я ответила на вопросы билета!

- Ответ не полный, я вам его не могу засчитать. Вы же идете на стипендию, так?

- Да, - подтвердила я.

- А это был ответ на слабую троечку.

Сжала пальцы в кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. А что делать? Так хотелось взять свой рюкзак и ударить по этой противной морде. Со всей силы! Бить-бить-бить! Эх, мечты! Ничего ты, Женечка, не сделаешь, а придешь на пересдачу. Просить его бесполезно, умолять тем более. Скажешь спасибо, если сможешь сдать со второго раза, и не придется приходить на пересдачу вместе с комиссией в сентябре месяце. Козел! Ненавижу его! И если бы он брал деньги за экзамен, так нет же, он у нас не такой. Были у нас особо отличившиеся студенты, предложившие ему деньги на зимней сессии. Отчислили за неуспеваемость. А знаете, что больше всего меня возмущает? Что специальность у нас, по сути, не такая уж и популярная. Ну, кому нужны сейчас в наше время металловеды-термисты и контролеры отдела технического контроля? Да никому! Зачем же тогда, спросите вы, мы пошли учиться на этот факультет? Да потому, что нам необходимо высшее образование, и все. Если бы у нас были деньги, мы бы учились на экономическом факультете. Хотя я бы не пошла, терпеть не могу экономику и все, что с ней связано.

- Вы можете идти, - прервал мои мысли голос Самосвала.

Я поднялась из-за стола и потянулась за листочком, на котором были записаны мои ответы. Его рука накрыла мою, я вздрогнула от неожиданности и омерзения. Посмотрела Самосвалу в глаза.

- Это останется у меня до пересдачи. Я вам настоятельно советую выучить этот билет так, чтоб от зубов отскакивало. Вы меня поняли?

Нехотя кивнула и отдернула руку, еле сдерживая себя, чтоб не вытереть ее о свои джинсы.

- Когда пересдача? – решила спросить я.

- С понедельника на кафедре будет вывешено новое расписание консультаций. Вы можете прийти в любой день.

Молча развернулась и прошла к третьему ряду снизу. На крайнем столе лежал мой рюкзак, рядом с ним сидела Маринка, моя подруга.

- Удачи, - прошептала я.

- Евгения, еще одно слово, и ваша подруга получит двойку за экзамен, а вы придете его сдавать в сентябре.

- Извините, Геннадий Николаевич, - повинилась я.

Спустилась по ступенькам вниз и, потянув на себя тяжелую дверь, обернулась и громко сказала:

- Ни пуха, ни пера!

- Бойко, еще одно слово..., - не выдержал Самосвал

- К черту! – прозвучал в ответ нестройный хор голосов.

www.libfox.ru

Рика Снежная - Кошки-Мышки - стр 1

Это небольшой рассказ, который я хочу подарить своим подругам: Жене Чепенко, Айруше, Ане Кувайковой, Надюше Чаруш, Кире Александровой, Мит Юлечке, Марковой Танюше, Гайе Антонин (если она это читает) И конечно, моим постоянным читателям. Просто у меня было такое настроение... И рассказ задумывался как драма о жестоком преподавателе и о том, как бороться с такими как он. НО! В общем получилось как всегда, я не умею писать по-другому... Огромнейшее спасибо за обложку Танюше Марковой

КОШКИ -МЫШКИ

Жанр: любовный роман

Форма: рассказ

1.

Чуть дрожащими от волнения руками я вытащила билет из веера лежащего перед моим личным кошмаром.

- Двадцать три, - выдохнула, испытывая облегчение от сознания того, что этот билет я учила.

Мой кошмар по имени Геннадий Николаевич, обладатель звучной фамилии Самофал, снисходительно кивнул головой и записал в журнал, лежащий на столе, напротив моей фамилии номер билета. Сволочь! Ненавижу его! Когда эта кобелина пришла к нам в аудиторию первого сентября и сообщила, что является нашим куратором, я готова была в истерике биться головой об стенку. Сука! В тот момент мы, студенты третьего курса, специальности "Металловедения и Термообработки металлов", а попросту МТ, поняли, как мы попали. Про этого преподавателя ходили легенды среди студентов и далеко не все они были веселыми и безобидными. Точнее они все были самые мрачные. В свои тридцать лет, Геннадий Николаевич уже являлся доцентом кафедры, что, поверьте, для большинства других молодых преподавателей было недостижимой мечтой. Благодаря протекции своего папочки или все-таки благодаря своему труду, в чем я сильно сомневаюсь, но факт оставался фактом – Самосвал, так мы называли его между собой, был доцентом. Это звание накладывало на него свой отпечаток. Вообще, он и без этого был бы козлом, а так он еще был и заносчивой скотиной.

Что самое главное на сессии для студента? Нет, не знания, а нормальный преподаватель, у которого можно списать, желательно из конспекта лекций, в крайнем случае, воспользоваться шпаргалкой. На зачетах и экзаменах Самосвала, об этом можно было только мечтать. Поворот головы – расстрел на месте. Лишний вздох, и ты пересаживаешься на первую парту, пред ясны очи Геночки. Хотя, глазки были у него далеко не ясными, да и сам он был, как по мне, крайне неприятным типом. На голову выше меня, когда я была без каблуков и почти вровень со мной, когда я не забывала о том, что девушка и надевала юбку и туфли на десятисантиметровом каблуке. Гена, правильнее будет называть его, заменяя в первом слоге букву "Е" на "Э", кроме того, что читал лекции на нашей кафедре, вел занятия и на военной кафедре. У него было какое-то звание, я в них вообще не разбираюсь, но пару раз видела его в военной форме. А так как мужчиной он был крупным, то мне почему-то напоминал в ней эдакого колобка, ну или пончика, с соломинками ручками-ножками. Хотя лично он себя считал неотразиым, иначе как объяснить тот факт, что при наличии такой фигуры, мутных голубых глазок и жиденьких волосиков, еле прикрывающих лысинку на голове, он еще и пытался заигрывать с девушками. Причем, чтобы далеко не ходить и не мучаться Гена выбрал для своих любовных подвигов студенток.

Возможно, вы мне не поверите и скажите, что все решается в наше время. Достаточно просто пойти в деканат или к заведующему кафедры, и пожаловаться на ненавистного преподавателя, если бы не одно но. Никто не хотел быть тем козлом отпущения, который обязательно появится, как только наш Самосвал узнает об этом. Нам мерещилась круговая порука среди преподавателей. Мы были глупы, трусливы и не видели дальше своего носа, поэтому предпочитали смириться с тем, что приготовила нам судьба в лице Геннадия Николаевича и терпеть. Не все, правда из нас были смиренными, парни на военной кафедре как-то сумели с ним договориться и теперь каждую пятницу вместе ходили пить пиво. Он позволял называть его Гена и на "ты", но только не в учебное время, поблажек для себя во время обучения они так и не добились. Нам же девушкам было сложнее, приходилось, сжимая пальцы в кулаки молчать. Не у всех, конечно, все было именно так. Некоторые общались с ним вполне свободно, благодаря родителям, которые работали на нашей кафедре. Как-то так получилось, что у нас была своего рода элитная группа, в плане родителей студентов. Но не всем везло, так как им, оставались еще и студентки, у которых не было работающих в академии родственников и они не были парнями, с которыми можно было бы выпить пиво. Таких нас в группе было шесть человек. Мы молчали и зубрили, и не ночами не спали и все равно нас валили, но мы не сдавались. Да, нам ставили тройки, но мы пытались брать измором и приходили на пересдачу. Иногда нас просто тупо выгоняли, потому как мы приходили не тогда, когда у Самосвала было время для консультаций, а тогда когда у нас самих было это самое свободное время. И знаете, сколько бы мы не учили, все равно находился какой-то момент, на котором нас можно было завалить. Смешно. Сейчас это действительно смешно. Ну, кому в наше время нужна информация о том, что такое "Мартенсит закалки" или "Вторичная кристаллизация"? Да никому. Практически никто этого не знает, при условии, что никак не связан с металлом. Никому это не надо.

Я сосредоточено писала ответ на третий вопрос билета. Закусывая зубами колпачок ручки, поднимая глаза вверх и пытаясь рассмотреть необходимые слова на потолке. Вспоминала и снова опускала глаза вниз к листочку, на котором уже были записаны ответы на два вопроса из трех. Старательно выводила буквы, не забывая о том, что сейчас мне еще придется идти и отвечать устно. Аккуратные строчки ложились на лист бумаги: "Диффузионный отжиг применяется в тех случаях, когда в стали наблюдается внутрикристаллическая ликвация. Выравнивание состава в зернах аустенита достигается диффузией углерода и других примесей в твердом состоянии, наряду с самодиффузией железа..." Еще пять минут, - думала я, - и все успею написать. Не успела, время вышло, и Самосвал позвал меня.

Я начала отвечать на первый вопрос, старательно избегая смотреть ему в лицо. Выбрала объектом своего внимания точку, на доске висящей за его спиной и говорила. Он прервал меня на второй минуте монолога и начал "валить". Задавал вопросы, которых не было в билете, но ответы я должна была знать, так как это моя специализация. Длилась эта нервотрепка минут двадцать.

- Евгения, - проникновенным голосом сказал Самосвал, - вы не готовы.

Я возмутилась.

- Геннадий Николаевич, но ведь я ответила на вопросы билета!

- Ответ не полный, я вам его не могу засчитать. Вы же идете на стипендию, так?

- Да, - подтвердила я.

- А это был ответ на слабую троечку.

Сжала пальцы в кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. А что делать? Так хотелось взять свой рюкзак и ударить по этой противной морде. Со всей силы! Бить-бить-бить! Эх, мечты! Ничего ты, Женечка, не сделаешь, а придешь на пересдачу. Просить его бесполезно, умолять тем более. Скажешь спасибо, если сможешь сдать со второго раза, и не придется приходить на пересдачу вместе с комиссией в сентябре месяце. Козел! Ненавижу его! И если бы он брал деньги за экзамен, так нет же, он у нас не такой. Были у нас особо отличившиеся студенты, предложившие ему деньги на зимней сессии. Отчислили за неуспеваемость. А знаете, что больше всего меня возмущает? Что специальность у нас, по сути, не такая уж и популярная. Ну, кому нужны сейчас в наше время металловеды-термисты и контролеры отдела технического контроля? Да никому! Зачем же тогда, спросите вы, мы пошли учиться на этот факультет? Да потому, что нам необходимо высшее образование, и все. Если бы у нас были деньги, мы бы учились на экономическом факультете. Хотя я бы не пошла, терпеть не могу экономику и все, что с ней связано.

- Вы можете идти, - прервал мои мысли голос Самосвала.

Я поднялась из-за стола и потянулась за листочком, на котором были записаны мои ответы. Его рука накрыла мою, я вздрогнула от неожиданности и омерзения. Посмотрела Самосвалу в глаза.

- Это останется у меня до пересдачи. Я вам настоятельно советую выучить этот билет так, чтоб от зубов отскакивало. Вы меня поняли?

Нехотя кивнула и отдернула руку, еле сдерживая себя, чтоб не вытереть ее о свои джинсы.

- Когда пересдача? – решила спросить я.

- С понедельника на кафедре будет вывешено новое расписание консультаций. Вы можете прийти в любой день.

Молча развернулась и прошла к третьему ряду снизу. На крайнем столе лежал мой рюкзак, рядом с ним сидела Маринка, моя подруга.

- Удачи, - прошептала я.

- Евгения, еще одно слово, и ваша подруга получит двойку за экзамен, а вы придете его сдавать в сентябре.

- Извините, Геннадий Николаевич, - повинилась я.

Спустилась по ступенькам вниз и, потянув на себя тяжелую дверь, обернулась и громко сказала:

- Ни пуха, ни пера!

- Бойко, еще одно слово..., - не выдержал Самосвал

- К черту! – прозвучал в ответ нестройный хор голосов.

profilib.net

Читать онлайн "Кошки-Мышки" автора Снежная Рика - RuLit

- Я в общагу.

Не успела пройти и трех метров, как меня догнал Богдан.

- Я же тебя сказал, мы не договорили.

Вздохнув, остановилась. Повернулась и, состроив зверскую рожицу, прошипела:

- Твои проблемы.

- Мышка..., - начал он.

- Женя, - отчеканила я, - меня зовут - Женя.

- Вот и познакомились, - снова улыбнулся он.

- Ты меня достал! – повысила голос я, - Давай, говори, что тебе от меня надо и вали к своим дружкам.

- И в кого ты такая грубая?

- Какая разница? – раздраженно бросила я.

- Да я просто так спросил.

- Чего тебе надо?

- Тебя, - лаконично ответил брюнет.

Я замерла на мгновение, потом сняла с плеча рюкзак, достала из него несколько мелких купюр. Точнее это были все деньги, какие у меня были с собой, швырнула их в него:

- Можешь купить себе девочку и т****ть ей мозги, а с меня хватит.

Развернулась и ушла, причем быстрым шагом, чтоб не догнали. К моей радости, за мной никто не бежал, даже как-то легче стало после этой мысли. Если вы думаете, что я сначала подумала, а потом сделала, то вы ошибаетесь. Уже после того, как я швырнула этому Боде деньги в лицо, я снова вспомнила, что он каратист. Ну, не будет же он бить девушку? Правда? У них же есть какой-то там кодекс Самурая, что ли. И в нем, скорее всего написано "Не прибей ближнего своего". По крайней мере, я очень на это надеюсь и вообще, достало все до чертиков и экзамен это дурацкий, и Самосвал – козел, да еще и этот дебил в придачу ко всему. Короче, сегодня не мой день, однозначно.

            В тот момент, когда я вышла из арки между двух корпусов академии, услышала, что сзади выезжает автомобиль. Зашла на бордюр и остановилась, пропуская его. Я уже говорила, что сегодня не мой день? Машина резко затормозила, перекрывая мне путь,  только успела заметить, что это какой-то черный "паркетник" 1, как с водительского места выскочил Богдан и с разъяренным выражением лица направился ко мне. Что делать? Бежать, конечно! Иначе будут бить....

            Я оглянулась, назад бежать не было смысла, там его дружки. Впереди и слева, стоит его автомобиль, остается только правая сторона, но там невысокий заборчик, чуть выше колена, а за ним клумбы – гордость нашего завхоза. Выбор, как вы понимаете, был невелик. Драться я не умела, да и Бодя мало того, что выше меня, так еще и парень, а кроме того и каратист. Куда уж нам? Снова посмотрела на брюнета, моя судьба в его лице неумолимо приближалась ко мне и, смотря на него, я четко осознавала, что сейчас меня если и не убьют, то покалечат. Плюнув на завхоза, его треклятые клумбы и на тот, факт, что еще с утра мои мокасины были чистые, несмотря на вчерашний дождь, я перепрыгнула через заборчик и побежала.

            Как вы уже догадались, бегала я не долго. Не успела преодолеть даже половины пути, как меня схватили, приподняли в воздухе и снова поставили на мокрую траву. Хорошо, что хоть вниз не повалил, а то была бы у нас борьба в грязи, как по телевизору показывают. Парень прижал меня к груди и прошипел на ухо:

            - Добегалась, Мышка.

            Слушала его голос с обреченностью и понимала, что все, я действительно добегалась. Попыталась вывернуть ситуацию в свою пользу, в надежде на его благоразумие:

            - Ладно, давай поговорим. Только руки убери и я выслушаю все то, что ты хотел мне сказать.

            - Нет, - жестко ответил парень, - теперь мы будем разговаривать на моих условиях.

            Он с какой-то легкостью развернул меня к себе лицом, приподнял вверх и забросил к себе на плечо. А потом, как будто не замечая моего веса, непринужденно пошел по все той же злосчастной клумбе в обратном направлении. Прямо перед моим лицом была его кхм, задница, обтянутая джинсами. Надо сказать довольно таки симпатичная. Я, не долго думая со всей силы хлопнула рукой по ней, и тут же получила ответный шлепок, не больно, но довольно чувствительно. Ойкнула и попыталась выкрутиться, к сожаленью моя попытка не увенчалась успехом.

            - Куда ты меня тащишь? – прошипела я от злости, самой себе напоминая змею.

            - В машину, - последовал лаконичный ответ, - не дергайся, а то упадешь.

            Ну, да логично. А ты чего хотела? Цветов, поцелуев и признаний в любви, что ли? Ага, сейчас!

            Возле автомобиля Богдан остановился, вытягивая ключи из кармана. И буквально через мгновение чертыхнулся. Следом прозвучал смутно знакомый мужской голос:

            - Богдан, что за вид? И кого ты там тащишь?

            Парень чуть ослабил захват, позволяя мне соскользнуть по его телу вниз, затем развернул к себе спиной и приобнял за талию, не давая  возможности отойти в сторону.  Я подняла глаза от начищенных черных ботинок говорящего и увидела нашего проректора собственной персоной.

            - Твою мать! – кажется, я это сказала вслух.

            - Это не моя мать, - прошипел мне в ухо Богдан.

            - Да, - согласился проректор, - я его дядя. А вы кто, позвольте узнать?

            - Я..., - закончить фразу не получилось, потому как в этот момент Богдан ущипнул меня за попу.

            Я в ответ, попыталась его отпихнуть и зло посмотрела на него. Он с милой улыбкой сообщил своему... Дяде? Вот же, гадство!

            - А это моя девушка, - и кивнул в подтверждении своих слов, сильно сжимая рукой мою талию.

            - Женя, - прошипела я.

            - Виктор Александрович, - кивнул мне в ответ проректор.

            - Я в курсе, - буркнула в ответ.

            Брюнет прижал меня к себе еще сильнее, похоже, завтра там будут синяки.

            - А Богдан, к моему сожаленью, познакомил нас только сегодня, - притворно вздохнул проректор.

            - Приятно познакомиться, - запоздало вспомнила я.

            - Взаимно, - ответил Виктор Александрович, - ну, не буду вам мешать. И да, племянничек, завтра жду тебя к нам на ужин. Естественно вместе с твоей девушкой, - кивнул на меня.

            И ушел, не оборачиваясь, правда, напоследок сказав:

            - Учти, отказ я не принимаю!

             Я стояла, пытаясь собрать свои глаза и мысли в кучу. Вот это я попала! Богдан стоял молча, все так же сжимая рукой мою талию, не давая сделать нормальный вдох. Не придумав ничего лучше, для того чтобы вывести его из этого состояния оцепенения, расслабилась в его объятиях, имитируя обморок. Почувствовала, как Богдан снова чертыхнулся, кстати, как оказалось на нем очень удобно лежать, а не только ездить у него на плече. Какой комфортный парень!

-         Эй, ты чего?

Ну, дурак! В обморок я упала, что ж тут непонятного? Естественно, мои мысли остались так и невысказанными вслух.

Парень убрал руку, я так поняла, для того чтобы перехватить меня поудобнее. Воспользовавшись моментом, попыталась по нему соскользнуть на землю. Не получилось.

- Да что ж сегодня за день такой?

Абсолютно с тобой согласна, какой-то он хреновый этот день. Порядочной девушке даже в обмороке полежать спокойно не дают. Положил бы меня на землю, и валил бы отсюда по своим делам, а я по своим. Так нет же, подхватил меня на руки и понес к пассажирскому месту с другой стороны автомобиля. Я наблюдала за ним сквозь ресницы, боясь, что вот сейчас он внимательней посмотрит на мое лицо и поймет, что все это притворство. Пожалуй, он мне нравится. Точно. Не смотря на то, что хам он еще тот. Вон на руках меня носит, красота! Возле двери парень поставил меня на землю и, прижав к себе одной рукой, полез за ключами в карман. Интересно, а чем это от него пахнет? Я сделала глубокий вдох, принюхиваясь. Хм, что-то такое цитрусовое, кажется лимон, а может быть и лайм. Приятно, однако.

www.rulit.me

Читать онлайн "Кошки-Мышки" автора Снежная Рика - RuLit

            Богдан выхватил телефон первым и положил его себе под, хи-хи, попу.

            - Да, ладно, - не поверила я, - ты что, серьезно?

            - Что именно? – невозмутимо так спросил, как будто и не выхватывал у меня только что, практически из рук, телефон.

            - У тебя есть моя фотография? А на фига?

            - Нет у меня твоей фотографии, - отрезал он.

            - Ну, слава богу! А то я не уверена, что фетишизм сейчас лечится.

            Я продолжила хихикать.

            - Мышка, еще одно слово..., - Богдан припарковал автомобиль во внутреннем дворике корпуса с лаконичным названием "Б"

            - И? – поинтересовалась я из вежливости, пытаясь отстегнуть ремень безопасности.

В общем, ничего не получилось. Этот псих, вместо того, чтоб нормально и общедоступным языком объяснить что будет, схватил меня за руку, потянул на себя и поцеловал. Первой же моей мыслью было отпихнуть его, но неожиданно для себя самой мне понравилось, и забыла, что хотела сделать. Целовался Богдан просто офигительно, и если поначалу поцелуй был очень нежным, то через пару мгновений превратился в страстный и безумно возбуждающий. Жаль, что все это не будет иметь продолжения...

            Я отодвинулась, пытаясь набрать в легкие воздуха, и только тогда заметила, что вцепилась в его плечи. "Ну, давайте, миленькие, отцепляетесь от него! Я знаю, что вам приятно держаться за его плечи, а еще и поглаживать аккуратно вот так и здесь, но надо уходить". Пальцы с неохотой разжались, и я похвалила себя за силу воли.

            - И что это было? – рискнула уточнить.

            - Повторить? – с улыбкой отозвался Богдан.

            - Не надо! – испугалась я.

            - Хорошо, - согласился он и снова меня поцеловал.

            Ах, он так! И я аккуратно прикусила его язык. А чего он ко мне опять полез?

            - Ты сего? – просипел обиженно Богдан.

            В ответ пожала плечами, так и не отпуская свою законную добычу. Блин, ну откуда я знаю?

            - Осай ясык! – возмутился парень.

            Я разжала зубы.

            - Да забирай на здоровье!

            Парень промычал в ответ что-то невнятное и похоже теперь проверял повреждения. Не надо переживать, я дырок там не делала!

            - Нет, ты не мышка, ты маленькая и вредная крыска! Ты зачем меня укусила? – спросил Богдан, после того как понял, что его собственность не пострадала.

            - А нечего совать свой язык, куда не просят! – авторитетно заявила я, - Так ладно, сиди здесь, зализывай свои раны, а я пошла.

            - Куда?

            - Тебе в рифму ответить или по смыслу? – я наконец-то смогла отстегнуть ремень безопасности, и теперь с ожесточением пыталась открыть дверь, - Да выпусти ты меня!

            - Пока ничего не объяснишь, никуда не пойдешь.

            - Укушу, - пообещала я.

            - Потом, - согласился или пообещал парень, я так и не поняла, - давай рассказывай.

            - Нас куратор собирает, - вот и все, надеюсь, что больше вопросов не будет.

            - Надолго?

            - Да, какая тебе разница? Хочешь ждать – сиди и жди. Не хочешь – не сиди и не жди. Ты прям как мой дедушка.

            - Такой же умный? – его глаза загорелись в предвкушении комплимента

            - Нет, такой же занудный.

            - Эх, выпороть бы тебя хорошенько, - размечтался Богдан.

            - Спасибо, не надо, я противница ролевых игр. Лучше блокировку с двери сними.

            - И кто сказал, что это лучше?

            С моей стороны возле двери стоял Женька и ожесточенно жестикулировал, показывая, что времени в обрез и еще чуть-чуть и нас с ним куратор просто поимеет. Со стороны смотрелось действительно смешно. Вздохнула и развернулась к Богдану, с сожалением понимая, что если сейчас с ним не договорюсь, то куратор меня просто со свету сживет за опоздание.

            - Богдан, мне действительно надо идти. Тебе, кажется, надо было со мной о чем-то поговорить? Давай я вернусь, и мы поедем, куда хочешь, и поговорим, о чем хочешь, честное слово.

            - А что мне за это будет?

            - Я тебя бить не буду! – клятвенно пообещала, - Решай быстрее, а то меня куратор потом в землю уроет.

            - Меня это не устраивает, - сказал, как отрезал.

            - Твои варианты, - снова вздохнула.

            - Предлагаю альтернативу..., - начал он

            - Уже страшно, - буркнула в ответ, услышал.

            - Ничего страшного, - успокоил он меня, - я тебя сейчас выпускаю, а ты за это проводишь со мною все выходные.

            - Ты - точно сумасшедший! – обрадовалась я, - И как я раньше этого не поняла?

            - Да, а ты псих. Из нас получится замечательная парочка псих и сумасшедший. Соглашайся.

            - Еще чего! Откуда я знаю, какие у вас, сумасшедших, фантазии? Может тебе через пять минут в голову взбредет пойти с крыши прыгнуть или захочется в песочнице куличик слепить. Это, что я теперь должна в песочнице сидеть и маникюр себе портить?

            Богдан взял мою руку поднес к своему лицу, покрутил в разные стороны, хмыкнул, а потом заявил:

            - Здесь портить нечего!

            Я выдернула руку, сама обсмотрела ее со всех сторон.

            - Нормальные ногти! Короче, мне надо бежать. Богдан, ну миленький, ну выпусти меня, а?

            - Я сказал, на каких условиях тебя выпущу.

            - Черт! Черт! Черт! Черт с тобой, я согласна. Но если вдруг, ты ко мне опять полезешь со своими поцелуйчиками...

            - Посмотрим, - пожал плечами парень, - а тебе вообще не интересно, что мы делать будем?

            - Богдан, мне по барабану, дверь лучше открой.

            - Ладно, - он со своей стороны снял блокировку.

            Я выскочила на улицу с рюкзаком в руках, со всей силы хлопнула дверцей, подбежала к Женьке, а потом развернулась и послала Богдану воздушный поцелуй. Боже мой, какой наивный парень!

            - Женька, пойдем, - поторопила я старосту, закидывая рюкзак на плечо.

            - Это, что такое было? – спросил он, отказываясь идти за мной и упираясь ногами в землю.

            - Где? – не поняла я, - А это! Так это твой друг псих, ты, что его не узнал?

            - А как ты оказалась в его автомобиле?

            - Это долгая история, пойдем, - я снова потянула своего друга в сторону корпуса.

            - Ничего не понимаю, - бурчал по дороге Женька, - сначала он выспрашивает все о тебе, потом привозит сюда. Ты с ним встречаешься?

www.rulit.me


Смотрите также