Текст книги "Крот Филипп и мышка По". Мышка и крот


Кроты. Борьба с кротами на участке. Как избавиться, средства, ловушки. Фото. — Ботаничка.ru

Присутствие крота в огороде или в саду имеет двоякое значение. Многие склонны думать о том, что они приносит пользу, однако, несмотря на это, кроты, безусловно, являются вредителями, они способны погубить растения , а безобразные холмики земли портят вид сада.

Крот © Jack Hynes

Крот, латинское – Talpidae — класс млекопитающих, отряд насекомоядных. Это мелких и средних размеров насекомоядные: длина тела от 5 до 21 см; вес от 9 до 170 г.

Крот © Serena

Кроты (кроме землеройковых кротов, живущих на поверхности) приспособлены к подземному, роющему образу жизни. Туловище у них вытянутое, округлое, покрытое густым, ровным, бархатистым мехом. Кротовая шубка имеет уникальное свойство — её ворс растёт прямо, а не ориентирован в опредёленную сторону. Это позволяет кроту легко двигаться под землёй в любом направлении — ворс свободно ложится и вперед, и назад. Окрас у крота однотонный, чёрный, чёрно-бурый или тёмно-серый. Конечности укороченные, лапы лопатообразно расширены; когти крупные, уплощённые сверху. Задние конечности обычно слабее передних. Хвост короткий. Голова небольшая, удлинённая. Нос вытянут в подвижный хоботок. Шея снаружи почти не заметна. Ушные раковины отсутствуют или очень малы. Зрение у кротов слабое; у некоторых видов глаза закрыты кожей. Хорошо развиты обоняние и осязание.

Образ жизни

Крот живет под землей в вырытых им норах и логовищах и роется в земле с чрезвычайной быстротой, выбрасывая от времени до времени на поверхность вырытую землю («кротовые кучи», «кротовины»). Собственно жилище крота помещается чаще всего в холмике и состоит по большей части из нижнего кольцевого хода, более узкого верхнего и лежащего внутри их выстланного мягкими веществами логовища. С наружным кольцевым ходом стоят в связи около 10 радиальных ходов, из него 5—6 ходов ведут в верхний кольцевой, а из последнего 3 хода ведут в логовище. Последнее, кроме того, сообщается еще особым ходом с одним из радиальных ходов. В жилище крота иногда может отсутствовать один или даже оба кольцевых хода.

Нора крота

Логовище для самки устраивается в месте пересечения нескольких ходов и тоже выстилается мягкими веществами. Здесь самка в апреле-июне рождает 3—5, редко 6 или 7 голых детёнышей; иногда в августе она снова рождает. Спариванию предшествуют ожесточённые бои между самцами. Питается крот исключительно животными и преимущественно личинками насекомых, дождевыми червями, слизняками, мокрицами, а также мышами, лягушками, ящерицами, змеями и т. п. Он отличается большой хищностью и прожорством и если оставить крота без пищи даже не на долго в замкнутом помещении, то между ними начинается бой и победитель съедает побежденного. При отыскании добычи крот руководствуется главным образом обонянием, а также весьма тонкими осязанием и слухом; зрение его слабо, но, тем не менее, крот видит и пользуется зрением, например, когда переплывает водные пространства. Плавает он хорошо. Чтобы иметь воду для питья, крот проводит ходы к ручьям и прудам или вырывает глубокие вертикальные ходы. Зимой крот в спячку не впадает и переходит в более глубокие слои земли. Слепой крот (Talpa соеса Savi), живущий в южной Франции, Италии, Далмации и Греции и отличающийся, главным образом, более светлым цветом и вполне закрытыми глазами, по-видимому, представляет лишь разновидность обыкновенного крота.

Кротовины © Duncan Laws

Как определить вредителя: кроты или грызуны

Кротовые ходы не видны на газонах, но кроты разрушительно влияют на корневую систему садовых растений. Кроты прячутся в своих подземных крепостях весь год. Обычно садоводы и энтузиасты газонов остро осознают необходимость борьбы с кротами весной и осенью, особенно после периода дождей, когда кроты громоздят кучки грязи на поверхности земли.

Кроты – плотоядные животные: их питание составляют личинки насекомых, взрослые насекомые и черви. Ни американский крот, ни звездорыл не являются грызунами, и таким образом, повреждение растений, которые вы наблюдаете, вряд ли причинены кротами. Конечно же, грызуны используют ходы, вырытые кротами, для подземной атаки на растения , привлекая таким образом кротов в соучастники преступления!

Кроты строят два вида туннелей или ходов в земле. Одни их ходы расположены сразу под поверхностью земли. Это кормовые туннели и их можно различить как приподнятую поверхность – гребни на газоне. Второй вид туннелей пролегает глубже и позволяет кротам объединить кормовые туннели в единую сеть. Землевладельцы обычно видят на своих участках грудки земли, напоминающие маленькие вулканы, от прокладывания глубоких туннелей.

Так как кроты не единственные животные- вредители, ответственные за наличие ходов под газонами и в садах, их часто путают с другими вредителями – сусликами и мышами-полевками. В связи с тем, что вредители редко попадают на глаза, здравый смысл подсказывает, что следует более тщательно определить вредителей по оставляемым ими следам, а не ожидать, пока вы заметите его самого. В конце концов, вы можете так никогда его и не увидеть! И правильное определение вредителя – это первый шаг к эффективной борьбе с ним.

В то время, как кроты оставляют холмики, похожие на вулканы, у сусликов кучки напоминают подкову. Мыши-полевки, тем временем, вообще не оставляют кучек на поверхности. Однако, мыши строят хорошо определяемые видимые ходы у самой поверхности или под поверхностью, около 5 см в ширину. Ходы мышей полевок – это результат после их поедания травяных стебельков и многократного хождения многочисленных маленьких лапок по одной и той же тропинке. И если кто-либо из вредителей и может проложить тропинку, то это, несомненно, мышь-полевка. Кроликам и не снилась плодовитость этих грызунов.

Кротовина © Paul

Борьба

Ловушки, пестициды и репелленты

Лучшее средство для избавления от кротов – это применение ловушек, ядов и репеллентов. Существуют ловушки, сконструированные специально для уничтожения кротов, и они имеют устрашающие названия, как ловушка – ножницы, удушающая ловушка или гарпунная ловушка. Вы можете также использовать ловушки, позволяющие поймать живьем, но тогда у вас останется проблема, что делать с пойманным кротом.

Расставленные ранней весной ловушки помогут уничтожить самок, готовых принести потомство, и это эффективно уменьшит проблему в последующем. Очень важно выбрать правильное место для ловушки. Вероятней всего, вы захотите поставить ловушку около активного кормового туннеля (кормовые ходы расположены ближе к поверхности земли, как указывалось раньше). Как же определить, какой из кормовых туннелей активно используется кротом:

  • Рукой или лопаткой уплотните участки приподнятой кротом земли.
  • Отметьте эти части чем-то ярким (старой лентой на палочке в качестве флажка), чтобы было легче их найти позже.
  • Через 12-24 часа проверьте эти участки опять.  Если поверхность опять вспучена, то вы понимаете, что Мистер Крот рассматривает этот туннель, как активный. Именно здесь и нужно поставить ловушку.
  • Срежьте дерн поверх активного туннеля и удалите почву до хода, проложенного кротом. Кроты плохо видят, поэтому они попадут прямо в ловушку. Но хотя у них и плохое зрение, зато очень развиты ощущения. Это означает, что вам нельзя оставить ни кусочка земли по дороге к ловушке, или крот найдет ее и повернет назад.

При применении репеллентов или ядов, вы должны часто поливать участок, на котором вы их используете для того, чтобы репеллент или яд проник в почву. Полейте почву обильно до и после применения репеллента или яда, если это предусмотрено в инструкции по применению конкретного препарата. Возможно, понадобится повторное применение средства.

Прежде чем использовать опасные яды или убивающие ловушки, рассмотрите альтернативные методы борьбы с кротами, особенно если у вас имеются домашние животные или дети.

Крот © Ian Boyd

Природные средства борьбы с вредителями

Посадка «Живых репеллентов»

Многие успешные истории по борьбе с кротами основаны на посадке определенных растений, запах которых не выносят кроты. Конечно, этот альтернативный метод менее надежен, чем применение ловушек, пестицидов или репеллентов, но зато он доставляет и больше удовольствия. Преимущество в том, что это привлекательные растения, которые стоит выращивать сами по себе. Поэтому, если вы желаете избавиться от кротов, но не ожидаете скорых результатов, использование растений в качестве натурального средства как раз для вас.

Считается, что некоторые луковичные растения отпугивают кротов. Одно из них – всем известный нарцисс. Двое других также являются классическими весеннецветущими растениями, хотя и не так известны как нарцисс, это пролеска сибирская (Scilla siberica) и рябчик императорский (Fritillaria imperialis).

У пролески поникающие колокольчиковые цветы лавандового, синего, белого или розового цветов. С годами пролеска расползается и покрывает участок.

Желтый рябчик императорский, Fritillaria imperialis ‘Lutea’, имеет от 6 до 8 поникающих желтых цветов. Говорят, что запах луковиц напоминает запах лисицы, что конечно не является приятным запахом для кротов. Эти растения имеют в высоту до 8 см.

Семейство луковых (Allium) состоит не только из чеснока, репчатого лука, лука-порея, лука-резанца и шалота, но содержит также и декоративный цветущий лук. Последний часто просто называют Аллиум (Allium). Это необычно цветущее растение высотой от 15 до 150 см. Чеснок также считается отпугивающим растением, но с эстетической точки зрения, возможно, Аллиум Allium будет лучшим выбором для вас.

Allium giganteum -это одно из высоких декоративных луковых растений, достигающий в высоту 90-150 см. Цветки фиолетовые и формируют круглые кисти шириной 10-15 см. Так как его листья отмирают ранним летом, вероятно, вам захочется прикрыть его другим растением. Чтобы восполнить этот недостаток, просто высадите другие растения семейства луковых. Луковицы можно высаживать осенью или весной. На глубину 15 см.

Сажаем молочай и клещевину для отпугивания кротов

Бархатцы (Tagetes minuta) – растение, обладающее резким запахом и широко используемое для совместных посадок из-за своей способности отпугивать вредителей. Использование растений – компаньонов – пример органических методов борьбы. Садоводы, предпочитающие органические методы борьбы, вовсе не должны останавливаться на обычных бархатцах. Можно назвать пару растений, имеющих экзотический оттенок, к примеру, молочай каперсовый и клещевина.

Одно из них приобрело свою славу как живой репеллент, и его так и часто называют «кротовым растением». Это молочай каперсовый (Euphorbia lathyris) – однолетнее растение. Но с готовностью размножается самосевом. Кротовое растение имеет впечатляющую структуру, и его часто выращивают в качестве декоративного растения, прямостоячее с ланцетными листьями. Его листья отмечены изящными белыми прожилками. При срезании стебля потечет белый сок. Скорее всего, запах этого ядовитого едкого сока и отпугивает кротов.

И, наконец, клещевина (Ricinus communis). Также известная, как растение касторового масла. Как раньше упоминалось, коммерческие препараты имеют в своем составе касторовое масло. Раньше, касторовое масло использовалось в качестве слабительного, в связи с этим его репеллентные свойства могут засвидетельствовать большое количество людей. И кажется, кротам оно также не по нраву, как и людям. Внимание: плоды клещевины, как и молочай, ядовиты. Ни одно из этих растений нельзя выращивать там, где есть маленькие дети.

В умеренных зонах, клещевина рассматривается как однолетнее растение. Она быстро растет и может достигать 4,5 м в высоту, предполагая еще одно направление использования этого растения, а именно, как скрининг (изгородь) для тех, у кого нет времени ожидать годами пока кустарники вырастут до нужного размера. У клещевины большие, звездообразные листья, которые делают ее очень привлекательным экземпляром.

«Кастрюльная» или «баночная» ловушка

Из наиболее эффективных простых “домашних” ловушек отмечают “кастрюльный” или “баночный” метод. Он заключается в следующем: в середине действующего хода крота, ниже его уровня, врывается кастрюлька или трехлитровая банка (можно с водой или без нее). Для этой цели удобно использовать садовый бур; затем ямка с кастрюлькой прикрывается от света сверху; крот идет по ходу, сваливается в кастрюльку (или банку) и тонет или не может выбраться.

Отравленные приманки

Фосфид цинка, широко используется в качестве пестицида для борьбы с кротами. Правильное размещение приманки – ключ к успеху. Определите основной ход с помощью щупа или железного стержня. Осторожно вращая щуп, сделайте отверстие более широким и опустите в отверстие чайную ложку отравленной приманки, так чтобы она попала на дно тоннеля. Закройте отверстие комком грунта. Достаточно трех или четырех приманок на площади со свежими кротовинами. Не следует ожидать немедленного результата. Если через несколько дней появятся дополнительные кротовины, повторно разложите отравленную приманку. Крот должен найти приманку в лабиринте своих  подземных ходов и съесть ее.

Крот © Vincenzo Guarneri

Мои знакомые, уже изрядно уставшие от нор крота на своем огороде, решили действовать. Для отпугивания надели на палочки пустые пластиковые бутылки и те, в свою очередь,  громыхали от ветра. Надо сказать, вредителей уменьшилось.

www.botanichka.ru

Читать Крот Филипп и мышка По - Балина Ирина - Страница 1

Ирина Балина

Крот Филипп и мышка По

© Балина Ирина, 2014

© Мартьян Анастасия, иллюстрации, 2014

© Owl Winter, оформление, 2015

* * *

Он всё это увидел своими глазами и остался жив, а оставшись в живых, очень этому удивился.

Кеннет Грэм. «Ветер в ивах»

Глава I

Под старым деревом

Наступила поздняя весна. Снега уже нигде не осталось, земля просохла и нагрелась под солнечными лучами. На деревьях зеленели сочные листья, в ветвях щебетали птицы, радуясь возвращению домой. Под большим старым дубом, настолько старым, что часть ветвей его уже засохла, и настолько большим, что оставшиеся распростёрлись огромной тенистой кроной, за столиком, накрытым белой накрахмаленной скатертью и заставленным всяческими угощениями, завтракало семейство кроликов. Как и любое кроличье семейство, оно было большим и шумным. Папа кролик сидел во главе стола и чинно отхлёбывал чай из большой чашки. Мама крольчиха суетливо подбегала то к одному крольчонку, чтобы вытереть ему нос, то к другому, чтобы промокнуть за ним разлитый чай. А так как крольчат у них было семеро, суетиться ей приходилось бесконечно, и галдёж под деревом стоял ещё тот.

– Мама! Младший отнял у меня пряник! – запищал один из крольчат.

– Не сердись на него, он же маленький, – начинает уговоры крольчиха.

Но рёв поднимается до небес, и маме крольчихе приходится бежать в домик, скрытый в корнях старого дуба, на кухню, чтобы пополнить тарелку с пряниками на столе.

Папа кролик неторопливо разворачивает газету. Он никуда не спешит сегодня, потому что у него выходной.

– Дорога-а-ая! – Зовёт он, слегка оборачиваясь назад. – Здесь полно объявлений. Держу пари, что в ближайшие дни мы начнём переезд.

Крольчиха уже возвращалась из дома, неся тарелку с пряниками.

– Ах, милый… – вздохнула она и опустилась на стул рядом с ним, – ну разве нам действительно нужен новый дом? Ведь дуб ещё не такой старый, как лис уверял. Он был уверен, помнишь? Был уверен и нам доказать пытался, что этой весной листья уже не распустятся больше. Но дерево живёт. И я думаю, будет жить ещё достаточно долго.

– Я люблю этот домик не меньше чем ты, дорогая. Но лис ведь прав. Дом староват, ещё мой прадед вырыл здесь первую норку для своей жены и крольчат. А сейчас, когда нас уже девять, в нём становится тесно.

– Я ни на минуту не сомневаюсь, что ты прав. Просто во мне говорят привычка и страх перемен. Если найдётся подходящий дом, мы все с радостью переедем в него.

Сказав это, крольчиха на секунду замолчала, как будто задумалась, а потом вдруг вздрогнула и вскочила со стула, да так, что папа кролик от неожиданности чуть не опрокинул на себя чашку с чаем.

– Что такое? – медленно проговорил он.

Крольчата мгновенно затихли и испуганно прижали ушки.

– Не знаю… – шёпотом ответила крольчиха, – кажется, будто стул подо мною зашевелился.

Все боязливо перевели взгляд на стул, на котором сидела мама.

– Как только он шевельнётся ещё раз, – тихонько проинструктировал папа кролик, – бежать всем. Я остаюсь, а ты, жена, приготовь что-нибудь потяжелее и подай мне из окна, когда забежишь в дом.

И тут стул зашевелился вновь. Только шевелился, разумеется, не сам он, а земля под ним заходила ходуном.

– Все в дом! – шёпотом скомандовал папа кролик.

Но команды и не потребовалось. Крольчата уже ринулись к двери, а мама крольчиха, убедившись, что все зашли внутрь, унеслась на кухню искать что-нибудь тяжёлое.

В этот момент папа кролик, не выпуская из рук газету, медленно подкрался к кучке земли, которая образовалась под стулом. Кучка продолжала увеличиваться, и вскоре стул упал, а из дыры в земле на его месте показался чей-то нос. У папы кролика подкосились лапы, он больше не смог вынести такого нервного напряжения, когда этот нос ещё и захрюкал.

– Пустые шишки! – воскликнул он, зажмурился и со всего размаху хлопнул по этому носу свёрнутой в рулон газетой, а потом быстро отскочил назад и пригляделся.

Нос на какое-то мгновение исчез из виду, но вскоре вновь появился из дыры в земле. Тогда кролик, набравшись смелости, ринулся запихивать этот подозрительный нос обратно.

– Да что же это? – кряхтел он. – Ну, давай-ка назад, ну, ну… – толкал он его со всей силы.

– Эй, там! – послышался вдруг из-под земли вполне звериный голос. – Может, хватит хлопать меня по носу и пытаться запихнуть обратно? Что если бы я с утра пораньше запер вас дома, подперев снаружи входную дверь?

Кролик остолбенел от удивления. В этот момент крольчиха высунулась из окна, протягивая ему сковороду.

– Нет, нет… – помахал ей кролик, не оборачиваясь. – Тут, кажется, вышла ошибка…

Тон кролика совершенно переменился. Он стал невероятно робким и заискивающим. Тем временем из дыры в земле, неторопливо отряхиваясь и поправляя очки, вылез крот.

– Здравствуйте… – пролепетал кролик и тут же спрятал газету за спину.

– Да уж теперь-то… – пробормотал крот, потирая нос.

– Я очень прошу меня извинить, – заговорил кролик, – мы тут все страшно перепугались. Понимаете? Вы прорыли дыру посреди нашего дворика. Понимаете? Понимаете?

– Понимаю. А вы ходите по моей голове, – грубо буркнул крот себе под нос.

Кролик почему-то тут же посмотрел на макушку крота, как будто ожидал там увидеть одного из своих крольчат.

– Простите, как вы сказали? По голове?

– Именно. И я не жалуюсь. – Ответил крот. Потом он два раза топнул ногой и указал пальцем в землю. – Там.

Кролик выпучил глаза, пытаясь рассмотреть, куда он указывает.

– Там, под землёй. Там я живу. Мой дом под землёй, – растолковал крот.

– Ох, так мы соседи? – полностью растерявшись, спросил кролик.

Кролик уже понял, что сосед его угрюм и неразговорчив, а потому сам же и продолжил диалог: «Позвольте предложить вам присесть». Он поднял с земли упавший стул и пододвинул его к столу, одновременно приглашая крота садиться.

– Я постою, – ответил крот. И кролик подумал бы, что крот просто смутился и отказался из вежливости, если бы тон его не был таким недружелюбным.

– Ах, от чего же? – кролик старался улыбаться кроту совершенно искренне, но всё ещё было видно, что он побаивается его. – Отчего же? Зачем стоять? Прекрасная погода. Садитесь и пейте чай вместе с нами.

– Погода прекрасная, – отозвался крот, изредка бросая на кролика взгляд исподлобья. – В сущности, это вообще первая погода, которую я вижу. Я был некогда предупреждён о том, что лучшее время наверху – это поздняя весна. Тогда и солнце ещё щадит глаза, и воздух полон свежести, и птицы поют особенно красиво. Собственно, ради этого я и вылез. Но первое, что получил, – шлепок по носу. Чего и ожидал, откровенно говоря, идея выйти наверх всегда казалась мне крайне сомнительной.

– Ах, простите, простите же нас! – воскликнул кролик. – Да если б мы знали! Да если б мы… – Кролика переполняли неловкость за свой поступок и стыд перед кротом. – И всё-таки попейте с нами чаю. Жена! Дети! Выходите во двор! К нам любезно пожаловал наш давний сосед.

Мама крольчиха опасливо приоткрыла дверь и медленно подошла к супругу. Крольчата хотели было высыпать наружу, но мягкая материнская лапа их остановила. Она подошла к мужу и прошептала на ухо: «Кто этот странный зверь? Ты уверен, что он безопасен?». «Похоже на то, – прошептал он в ответ, – так или иначе, я перед ним виноват. Надо уважить его чаем и хорошим обращением».

Крот выглядел мрачно и насупленно. Он весь был вымазан в земле, и его запылённые очки почти полностью скрывали маленькие глазки, из-за чего он казался ещё более непроницаемым и замкнутым. Но опасностью от него не веяло, а уж что-что, а опасность мама крольчиха в звере разгадать всегда могла. Поэтому она тут же поманила крольчат из-за двери, и всё семейство снова уселось за стол.

online-knigi.com

Крот Филипп и мышка По. Глава III. У огромной плотины (Ирина Балина, 2014)

Глава III

У огромной плотины

В Зелёном лесу, куда не взгляни, отовсюду на тебя в ответ взглянут глаза. Глаза совершенно разные: пара маленьких мышиных, пара больших совиных, пара хитрых лисиных или испуганных заячьих, – лес полон жителей. Поэтому когда крот, пообедав, собрался снова выйти наружу, он тщательно обтёр лапы о свою курточку и пригладил всклокоченные волосы на голове. Он никогда не стремился выглядеть хорошо, так как до недавнего времени его вообще мало кто видел, но после событий сегодняшнего утра ему захотелось снова подняться наружу, где, как известно, полагается не оскорблять других своим неопрятным видом.

«Хм… – хмыкнул крот себе под нос, – не могу же я позволить этим глупцам обвинить меня в неопрятности». И с этими словами он направился по подземному ходу туда, где, по его расчетам, должен был находиться выход в лес у берега реки. Несколько дней назад бобры завалили огромным деревом этот ход, поэтому крот не смог выбраться наружу, к воде, а вместо этого вылез во дворе у кроликов. Теперь он твёрдо вознамерился увидеть ту самую широкую реку, рассказ о которой он слышал ещё в детстве.

А ведь до чего же странным был крот, подумает кто-то. Всю жизнь просидел под землёй, исшарил все возможные ходы под лесом, а наружу, где происходит всё самое интересное, так ни разу и не поднялся.

Тщательно отмеряя шаги, выбирая нужный путь на развилках, крот прошёл долгий путь под землёй. Когда он вылез на поверхность, прорыв новый ход в обход поваленному дереву, солнце уже начинало садиться. Красные лучи просачивались меж листвы деревьев и будто поджигали их, поэтому, высунув морду наружу, крот сначала немного испугался, подумав, что лес в огне. Но, не почуяв запаха дыма, спокойно вылез из-под земли.

«Где же река? – подумал он. – Я точно знаю, что она должна быть здесь. Где же шум воды? Плеск волны о берег?» Вместо этого до крота доносилось монотонное дыхание запыхавшихся бобров, которые трудились над плотиной без остановки. Они валили деревья, разгрызали их и тащили, тащили, чтобы возвести стену, которой не видела ещё ни одна пара глаз в этом лесу.

– С дороги! – проронил запыхавшийся бобёр, волоча за собой кусок древесного ствола. Он прошёл мимо крота и чуть было не отдавил ему лапу.

– Грубиян! – прошипел крот ему вслед.

Он всё ещё не мог понять, почему на месте, где его виду должна была предстать широкая полноводная река, сейчас он видел только лишь огромное русло и маленький ручеёк, бегущий по самому его дну. Внешний мир продолжал его разочаровывать.

«Опять понапрасну вылез» – подумалось ему.

– С дороги! – снова услышал он голос уже другого бобра. Тот протащил мимо него древесную ветку. Один из сучков больно щёлкнул крота по носу.

– Безобразие! – на этот раз в полный голос выкрикнул крот. Но бобёр его не услышал, он был слишком занят. И что-то этот «полный голос» у крота получился каким-то тихим, ведь ему ещё никогда не приходилось кричать. Крот посмотрел туда, откуда мимо него один за другим проходили бобры, – там за горизонт утекал ручеёк, который некогда был полноводной и шумной рекой. Он перевёл взгляд в другую сторону и закинул голову высоко-высоко вверх, чтобы увидеть небо. Нужно было посмотреть именно так высоко, ведь совсем неподалёку от крота возвышалась стена огромной плотины.

Вокруг крота кипела работа. Бобрам было совершенно безразлично его присутствие здесь, на их гигантской стройке.

«Взгляну-ка я, что там за этой стеной, – подумал крот и начал искать путь в толпе бобров. – Какие же мужланы, – думал он, и лицо его искривлялось, выражая отвращение. – Большие, сопящие, взмыленные и глупые звери. Только и знают, что работать. Таскают свои деревья взад-вперёд, грызут, грызут, несут, несут. И зачем им прикладывать столько труда, когда можно жить и в доме поменьше? Зачем строить эту громадину? Форменное уродство, ничего примечательного, совершенно ничего…». Пока крот так думал, он успел забраться уже достаточно высоко над тем местом, где в земле зияла дыра его подземного хода. С такого расстояния можно было хорошо разглядеть, как бобры испещрили лес древесными опилками, сколько тропок они проложили, таща по земле древесные ветки, как много их было там, молодых и сильных, старых и опытных бобров. Все они молча выполняли свою работу, и только изредка от кого-нибудь внизу доносилось «с дороги!». А далеко-далеко, туда, где заканчивался лес, и начиналось бескрайнее поле, за самый горизонт убегал маленький ручеёк по руслу, которое было ему очень велико. Всего этого крот не видел, так как зрение у него было плохое, а стёкла в очках исцарапаны пылью. И всё же он чувствовал по шумному дыханию сотен уставших носов где-то внизу, что работа над плотиной кипела нешуточная.

Конец ознакомительного фрагмента.

kartaslov.ru

Читать книгу Крот Филипп и мышка По Ирины Балиной : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Ирина БалинаКрот Филипп и мышка По

© Балина Ирина, 2014

© Мартьян Анастасия, иллюстрации, 2014

© Owl Winter, оформление, 2015

* * *

Он всё это увидел своими глазами и остался жив, а оставшись в живых, очень этому удивился.

Кеннет Грэм. «Ветер в ивах»

Глава IПод старым деревом

Наступила поздняя весна. Снега уже нигде не осталось, земля просохла и нагрелась под солнечными лучами. На деревьях зеленели сочные листья, в ветвях щебетали птицы, радуясь возвращению домой. Под большим старым дубом, настолько старым, что часть ветвей его уже засохла, и настолько большим, что оставшиеся распростёрлись огромной тенистой кроной, за столиком, накрытым белой накрахмаленной скатертью и заставленным всяческими угощениями, завтракало семейство кроликов. Как и любое кроличье семейство, оно было большим и шумным. Папа кролик сидел во главе стола и чинно отхлёбывал чай из большой чашки. Мама крольчиха суетливо подбегала то к одному крольчонку, чтобы вытереть ему нос, то к другому, чтобы промокнуть за ним разлитый чай. А так как крольчат у них было семеро, суетиться ей приходилось бесконечно, и галдёж под деревом стоял ещё тот.

– Мама! Младший отнял у меня пряник! – запищал один из крольчат.

– Не сердись на него, он же маленький, – начинает уговоры крольчиха.

Но рёв поднимается до небес, и маме крольчихе приходится бежать в домик, скрытый в корнях старого дуба, на кухню, чтобы пополнить тарелку с пряниками на столе.

Папа кролик неторопливо разворачивает газету. Он никуда не спешит сегодня, потому что у него выходной.

– Дорога-а-ая! – Зовёт он, слегка оборачиваясь назад. – Здесь полно объявлений. Держу пари, что в ближайшие дни мы начнём переезд.

Крольчиха уже возвращалась из дома, неся тарелку с пряниками.

– Ах, милый… – вздохнула она и опустилась на стул рядом с ним, – ну разве нам действительно нужен новый дом? Ведь дуб ещё не такой старый, как лис уверял. Он был уверен, помнишь? Был уверен и нам доказать пытался, что этой весной листья уже не распустятся больше. Но дерево живёт. И я думаю, будет жить ещё достаточно долго.

– Я люблю этот домик не меньше чем ты, дорогая. Но лис ведь прав. Дом староват, ещё мой прадед вырыл здесь первую норку для своей жены и крольчат. А сейчас, когда нас уже девять, в нём становится тесно.

– Я ни на минуту не сомневаюсь, что ты прав. Просто во мне говорят привычка и страх перемен. Если найдётся подходящий дом, мы все с радостью переедем в него.

Сказав это, крольчиха на секунду замолчала, как будто задумалась, а потом вдруг вздрогнула и вскочила со стула, да так, что папа кролик от неожиданности чуть не опрокинул на себя чашку с чаем.

– Что такое? – медленно проговорил он.

Крольчата мгновенно затихли и испуганно прижали ушки.

– Не знаю… – шёпотом ответила крольчиха, – кажется, будто стул подо мною зашевелился.

Все боязливо перевели взгляд на стул, на котором сидела мама.

– Как только он шевельнётся ещё раз, – тихонько проинструктировал папа кролик, – бежать всем. Я остаюсь, а ты, жена, приготовь что-нибудь потяжелее и подай мне из окна, когда забежишь в дом.

И тут стул зашевелился вновь. Только шевелился, разумеется, не сам он, а земля под ним заходила ходуном.

– Все в дом! – шёпотом скомандовал папа кролик.

Но команды и не потребовалось. Крольчата уже ринулись к двери, а мама крольчиха, убедившись, что все зашли внутрь, унеслась на кухню искать что-нибудь тяжёлое.

В этот момент папа кролик, не выпуская из рук газету, медленно подкрался к кучке земли, которая образовалась под стулом. Кучка продолжала увеличиваться, и вскоре стул упал, а из дыры в земле на его месте показался чей-то нос. У папы кролика подкосились лапы, он больше не смог вынести такого нервного напряжения, когда этот нос ещё и захрюкал.

– Пустые шишки! – воскликнул он, зажмурился и со всего размаху хлопнул по этому носу свёрнутой в рулон газетой, а потом быстро отскочил назад и пригляделся.

Нос на какое-то мгновение исчез из виду, но вскоре вновь появился из дыры в земле. Тогда кролик, набравшись смелости, ринулся запихивать этот подозрительный нос обратно.

– Да что же это? – кряхтел он. – Ну, давай-ка назад, ну, ну… – толкал он его со всей силы.

– Эй, там! – послышался вдруг из-под земли вполне звериный голос. – Может, хватит хлопать меня по носу и пытаться запихнуть обратно? Что если бы я с утра пораньше запер вас дома, подперев снаружи входную дверь?

Кролик остолбенел от удивления. В этот момент крольчиха высунулась из окна, протягивая ему сковороду.

– Нет, нет… – помахал ей кролик, не оборачиваясь. – Тут, кажется, вышла ошибка…

Тон кролика совершенно переменился. Он стал невероятно робким и заискивающим. Тем временем из дыры в земле, неторопливо отряхиваясь и поправляя очки, вылез крот.

– Здравствуйте… – пролепетал кролик и тут же спрятал газету за спину.

– Да уж теперь-то… – пробормотал крот, потирая нос.

– Я очень прошу меня извинить, – заговорил кролик, – мы тут все страшно перепугались. Понимаете? Вы прорыли дыру посреди нашего дворика. Понимаете? Понимаете?

– Понимаю. А вы ходите по моей голове, – грубо буркнул крот себе под нос.

Кролик почему-то тут же посмотрел на макушку крота, как будто ожидал там увидеть одного из своих крольчат.

– Простите, как вы сказали? По голове?

– Именно. И я не жалуюсь. – Ответил крот. Потом он два раза топнул ногой и указал пальцем в землю. – Там.

Кролик выпучил глаза, пытаясь рассмотреть, куда он указывает.

– Там, под землёй. Там я живу. Мой дом под землёй, – растолковал крот.

– Ох, так мы соседи? – полностью растерявшись, спросил кролик.

Кролик уже понял, что сосед его угрюм и неразговорчив, а потому сам же и продолжил диалог: «Позвольте предложить вам присесть». Он поднял с земли упавший стул и пододвинул его к столу, одновременно приглашая крота садиться.

– Я постою, – ответил крот. И кролик подумал бы, что крот просто смутился и отказался из вежливости, если бы тон его не был таким недружелюбным.

– Ах, от чего же? – кролик старался улыбаться кроту совершенно искренне, но всё ещё было видно, что он побаивается его. – Отчего же? Зачем стоять? Прекрасная погода. Садитесь и пейте чай вместе с нами.

– Погода прекрасная, – отозвался крот, изредка бросая на кролика взгляд исподлобья. – В сущности, это вообще первая погода, которую я вижу. Я был некогда предупреждён о том, что лучшее время наверху – это поздняя весна. Тогда и солнце ещё щадит глаза, и воздух полон свежести, и птицы поют особенно красиво. Собственно, ради этого я и вылез. Но первое, что получил, – шлепок по носу. Чего и ожидал, откровенно говоря, идея выйти наверх всегда казалась мне крайне сомнительной.

– Ах, простите, простите же нас! – воскликнул кролик. – Да если б мы знали! Да если б мы… – Кролика переполняли неловкость за свой поступок и стыд перед кротом. – И всё-таки попейте с нами чаю. Жена! Дети! Выходите во двор! К нам любезно пожаловал наш давний сосед.

Мама крольчиха опасливо приоткрыла дверь и медленно подошла к супругу. Крольчата хотели было высыпать наружу, но мягкая материнская лапа их остановила. Она подошла к мужу и прошептала на ухо: «Кто этот странный зверь? Ты уверен, что он безопасен?». «Похоже на то, – прошептал он в ответ, – так или иначе, я перед ним виноват. Надо уважить его чаем и хорошим обращением».

Крот выглядел мрачно и насупленно. Он весь был вымазан в земле, и его запылённые очки почти полностью скрывали маленькие глазки, из-за чего он казался ещё более непроницаемым и замкнутым. Но опасностью от него не веяло, а уж что-что, а опасность мама крольчиха в звере разгадать всегда могла. Поэтому она тут же поманила крольчат из-за двери, и всё семейство снова уселось за стол.

– Надеюсь, вы нас простите? – всё ещё продолжал повторять кролик, когда крот медленно и с напускной неохотой всё-таки стал усаживаться за стол. – Мы ведь даже не знаем вашего имени. Вот же как получилось… Ну, мы ведь не знали. Не могли знать…

– Филипп, – коротко представился крот.

– А это моя жена Марта, – поспешил отрапортовать кролик, – детки: Эмма, Лил, Пушинка, Эдмунд младший, Найки, Хвостик и младшенький – Прыг. Меня зовут Эдмунд, но все зовут меня Эд, так что…

Крот выглядел совершенно безразличным. Крольчата с удивлением и опаской смотрели на незваного гостя.

– Прошу вас, угощайтесь, – сказал кролик и пододвинул кроту чашку.

Крот взял чашку в лапы и стал рассматривать её с неприкрытым пренебрежением. Крольчиха поинтересовалась, какого чая он желает, малинового или земляничного и, услышав краткое «всё равно», налила ему малинового. За столом воцарилось напряжённое молчание. Никто не знал о чём заговорить, и хотел ли их сосед вообще разговаривать. Крот выпил чаю, съел несколько пряников, стряхнул со стола крошки, кашлянул пару раз и стал собираться уходить.

– Ну, разве вы уже уходите? – задал вопрос кролик. – Ведь вы совсем ничего не съели. И мы даже не успели ни о чём с вами поговорить.

– Я не прочь посидеть чуток, – на удивление всем ответил крот, – и даже съел бы ещё чего-нибудь, если только вы позволите мне сидеть здесь молча. Прошу вас, говорите со своей семьёй, будто меня нет. Я и без того потревожил вас, да я и не мастер в застольных беседах.

Не успел кролик опомниться от столь длинного монолога крота, как крольчиха уже начала говорить: «Конечно, конечно! Сидите, сколько захочется. Мы можем совсем вас не замечать, если вам так угодно!». Потом она вздохнула как бы с облегчением и принялась поучать детей ровно держать спины и не класть локти на стол. Дворик кроличьего дома снова оживился весёлой болтовнёй и звонким детским смехом.

Кролик был в замешательстве, но решил, что предпринимать шаги по введению соседа в общество своей семьи он больше не станет по двум причинам: во-первых, очевидно было, что кроту этого не очень-то и хотелось, а во-вторых, – такой угрюмый гость за столом в воскресное утро грозил испортить всем чудесное настроение.

Завтрак растянулся до обеда, а на обед крота остаться не пригласили, потому он ушёл, не дожидаясь, пока ему начнут намекать о необходимости покинуть дворик. Он залез обратно в дыру, из которой вышел утром, и кролик аккуратно притоптал землю лапой.

– Гадкий тип.

Папа кролик ещё никогда и не о ком так не отзывался. Сказав это, он испуганно зажал рот лапкой, в страхе, что вслед за этими словами из него полезут и прочие, совершенно непрошенные. К счастью, их так никто и не услышал.

«Пф!» – фыркнул крот, не оборачиваясь, и зашагал вглубь подземного хода. – «Все эти семейные дела, суета, завтраки, Эдмунды и Пушинки, – ворчал он, углубляясь под землю, – ерунда! Как хорошо, что я живу один. Ни тебе жены, что вечно норовит накормить тебя чем-нибудь или стряхнуть крошки с воротничка, ни толпы маленьких бездельников, снующих повсюду, поднимающих пыль и шум». Крот ещё долго ворчал, пока, наконец, земляной ход не начал расширяться. А когда перед ним предстала просторная комната, заваленная сухими листьями и соломой, он вздохнул с облегчением, отдышался и, довольно ухмыльнувшись, завалился на свою любимую подстилку. После такого потрясения, как сегодняшняя встреча с внешним миром, кроту необходимо было поспать. И последним, что он буркнул, проваливаясь в сон, было: «Если б не эти наглые бобры…».

Глава IIВ кроличьем домике

Утром кролик по привычке беззаботно вышел во двор своего дома, но, наткнувшись взглядом на разрытую землю в том месте, откуда вчера вылез крот, он тут же вздрогнул и поморщился. Ему было крайне неприятно вспоминать о вчерашней встрече с угрюмым соседом, а от осознания того, что он мог снова вторгнуться на его территорию, кролика пробирала настоящая дрожь. Поэтому он разворачивал утреннюю газету, время от времени поглядывая в сторону кротовьей дыры.

Через минуту во двор уже высыпали крольчата, а за ними показалась крольчиха с чайными принадлежностями на подносе.

– Хвостик, Лил, Пушинка, – строго звала крольчиха, – верните портфель и зонтик вашего отца на место немедленно, он уже опаздывает!

– Мне некогда гоняться за этими сорванцами! – с улыбкой произнёс кролик, поймав за ушки пробегавшую мимо Лил.

Крольчата носились по двору, встречая новый день, счастливые, не ведая, что такое необходимость утром идти на работу. Кролик наспех отхлёбывал не успевший остыть чай.

– Дорогая, я уже опаздываю.

Крольчиха только что догнала Пушинку и пыталась отобрать у неё зонтик.

– Что за непослушные дети?

Остальные тоже включились в игру догонялки. Вот Эмма и Найки уже пытаются спрятать папин портфель меж древесных корней, у порога. И только Прыг, ещё совсем маленький, забавляется, глядя на всю эту кутерьму со стороны.

Но кто это выходит из-за стола? Чинно, горделиво задрав нос, Эдмунд-младший ласково, но настойчиво раздвигает стену из своих сестёр, чтобы забрать портфель отца.

– Эмма, Найки, – тоном очень похожим на родительский, произносит он, – прекратите баловство. Сколько вам лет? Лил, Пушинка, приличные девочки себя так не ведут. Хвостик, посмотри, как ты растрепался от беготни! Маме опять придётся тебя причёсывать. А ты, Прыг, должен знать, что такие затеи глупы, а не смешны. Отцу пора на работу, а вы только мешаете ему собраться. Хорошие дети должны помогать родителям!

– Но мы просто… – обиженно протянула Лил.

– Мы просто… – начала Эмма.

– Мы просто не хотим, чтобы папа уходил! – выпалил Хвостик.

– Будет тебе, Эдмунд, – ласково проговорила крольчиха, приглаживая ушки Хвостика.

Отец семейства ласково обнял сбежавшихся к нему крольчат, а Эдмунд младший бережно и с особым почтением вручил отцу портфель и зонтик. Кролик принял их, выражая полное одобрение действиям сына.

– Семья, – проговорил кролик, окидывая взглядом их всех, – я действительно опаздываю!

Сказав так, он вприпрыжку направился к воротам, ребячья суета всегда поднимала по утрам его настроение.

«Какая глупость! – думал крот, который уже несколько минут наблюдал за происходящим, высунув голову из дыры в земле. – Столько детей, столько шума и гама! Никакого покоя и порядка. Ни тебе спокойно собраться на работу, ни тебе тихонько позавтракать у себя во дворе. Какой же глупец этот Эд. Пф… И имя-то какое глупое!». Последние два предложения он, кажется, произнёс вслух, так сильны и неудержимы были мысли в его голове на этот счёт. Поняв это, крот нисколько не смутился и даже не прикрыл рот лапой, как сделал бы любой другой зверь в лесу. Наоборот, он ухмыльнулся злорадно и безразлично, от чего морда его приобрела очень неприятное выражение. Крольчиха услышала эти его слова и не стала притворяться вежливой.

– Вы невоспитанный хам! – проговорила она. – Я попросила бы вас удалиться с нашего двора, если бы не наше соседство, о котором я жалею, что узнала.

Крольчиха Марта всегда была прямолинейной, и муж её не раз упоминал этот факт, как одну из причин его любви к ней.

Крот не выказал никакого внимания её словам, напротив, он стал, как ни в чём не бывало, выбираться из-под земли. Медленно и неуклюже с непривычки, так как делал он это всего лишь во второй раз в жизни. Марта собрала крольчат и отправила их домой. Когда Прыг последним зашёл в дом, она проследовала за ним и демонстративно хлопнула дверью.

– Отлично… – проговорил крот. – Наконец-то я могу посидеть снаружи, не отягощённый обществом этого взбалмошного семейства.

Он бесцеремонно взял один из кроличьих стульев, пододвинул его поближе к дыре и уселся на него, вытянув задние лапы и откинувшись на спинку, передние лапы он закинул за голову, а нос устремил вверх. Он сидел так несколько минут и рассматривал крону старого дуба, сквозь которую в глаза ему бил солнечный лучик. Этот свет сильно раздражал крота, он пытался уворачиваться от него, но безуспешно. Крот уже почти рычал от недовольства, когда откуда-то на ветку, ближе всего склонившуюся над ним, прилетела стайка птичек. Они завели чудную весеннюю песню, но крот так сконфузился при первых же её звуках, что было совершенно ясно, что такое пение не пришлось ему по душе. «И как же тут, снаружи, можно жить? – думал крот. – Тут вечно какие-то звуки летят со всех сторон. Да ещё и этот ветер дует в спину. А солнце! Это солнце – просто наказание! Нет, неправ был тот крот, которому впервые пришла идея подняться на поверхность. Это место совершенно непригодно для жизни». Размышляя так, крот уже собрался было уходить, но тут внезапно он услышал посвистывание, которое отличалось от птичьего. Он повернул голову в сторону донёсшегося до него звука, тот шёл откуда-то из леса. «А это что? – пробурчал крот. – Ещё одна птица. Наверное, страшно уродливая и большая, раз не поёт с остальными». В эту минуту ветви кустарника у калитки раздвинулись, и из-за них показалась рыжая мордочка с длинным остроконечным носом, а вслед за ней и целый зверь. Он заглянул через забор, потом нагнулся и посмотрел в щёлочку между досок, потом подпрыгнул и снова посмотрел на двор. Кажется, он заметил крота только с третьего раза, потому что, заметив его, он как-то смутился и постеснялся своего поведения.

– Здравствуйте, здравствуйте! – переменив любопытное выражение мордочки на наигранно дружелюбное, прокричал он. – А хозяева дома? Позволите пройти?

Крот лишь пожал плечами. Это дело его не касалось, но ему было слегка любопытно.

Убедившись в безразличие крота, зверь просунул лапу меж двух досок забора и так ловко открыл калитку, будто делал это уже много раз. Затем он прошествовал мимо крота по дорожке, ведущей к входной двери. Он шёл, слегка согнувшись, а уши держал востро. Его мягкие лапы тихо ступали по земле и немного вязли в ней, оставляя следы. Позади себя зверь волок ветку, оторванную от кустарника у забора, – она прекрасно заметала следы.

– Жулик что ли? – поудобнее устраиваясь на стуле, совершенно безбоязненно произнёс крот.

От этих слов зверь весь сжался и пригнулся ещё ниже к земле, как будто на него замахнулись палкой. Он ненадолго замер, озираясь по сторонам, затем выпрямился в полный рост, сделал вид, что ветка ему нужна, чтобы отгонять мух и продолжил свой путь по направлению к двери дома. У самой двери он остановился, заглянул в окно и, убедившись, что в доме кто-то есть, постучал.

– Хозяюшка! Открывайте дверь. Это ваш верный друг и помощник лис! – призывно сказал он.

Дверь скрипнула, открывшись.

– Ааа… – протянула Марта, очевидно разочаровавшись в том, что увидела, – Гил… Здравствуйте. Какими судьбами снова к нам?

– Ну, Марта, я же просто скучаю по малышам. Зашёл повидаться.

– Вчера заходили. Заходили в пятницу. И так всю неделю. Гил, у вас всё хорошо?

– Мои дела лучше, чем у кого бы то ни было! – с сияющей улыбкой ответил лис. – Меня больше интересуют ваши. Видите ли…

Начала этого разговора крот не слышал, но продолжение услышать хотел, поэтому он влез обратно в нору и пошёл по длинному коридору в земле, ведущему в одну из его кладовых. Кладовая крота находилась как раз под кроличьим домиком, и там было прекрасно слышно всё то, что происходило внутри дома. Сначала крот слышал лишь топот маленьких заячьих лапок по дощатому полу, кто-то пару раз упал, один раз заплакал, потом был взрыв смеха со всех сторон, и тут с порога на пол ступили лапы двоих взрослых зверей.

– Видите ли… Ох, я пройду, если вы не против? – с этими словами лис протиснулся между крольчихой и противоположной стороной дверного проёма. – Видите ли, дуб очень стар, и мне крайне небезразличен тот факт, что, оставаясь жить в его корнях, вы подвергаете себя и своих крольчат опасности. – Говоря так, лис проследовал до середины комнаты, остановился и окинул потолок печальным взглядом. – Да, всё так, как я и думал. – Вздохнул он. – Он вот-вот обвалится. И я настоятельно советую…

– И вы настоятельно советуете нам скорее переехать отсюда. – Не дала ему закончить крольчиха. Она всё ещё стояла у открытой двери, как бы выжидая, когда лис вздумает удалиться так же неожиданно, как и пришёл. Но лис и не думал уходить. – Я и мой муж, мы слышали это от вас уже тысячу раз. Вы знаете, что Эд уже почти на вашей стороне, но мнение жены для него, скажу вам с полной уверенностью, не менее важно, чем… – Она помедлила. – Чем мнение лиса.

– Позвольте присесть? – с бессменной улыбкой задал вопрос лис и тут же опустился за стол.

– Садитесь, но завтрак уже окончен, а обед ещё не готов, – сказала крольчиха и плавно отодвинула на другой край стола вазу с печеньем.

– Марта, – доверительным тоном произнёс лис, поймав её лапу в свою, – милая Марта. Почему же вы так не рады мне? Вы и ваша семья мне искренне симпатичны.

Крольчиха брезгливо отдёрнула лапку и обтёрла её о фартук.

– Если бы мы были вам симпатичны, да если бы вы просто относились к нам с почтением, вы не стали бы надоедать нам своими частыми визитами, Гил. Мой муж, возможно, и поддался вашему очарованию, но на то я и его жена, чтобы исправлять подобные упущения.

– Марта, Марта! Вы, кажется, думаете, я ваш враг?

– Не друг, уж точно. Пушинка, Найки, возьмите младшеньких и идите играть во дворе.

Крольчата послушно высыпали на улицу, а Эдмунд-младший остался стоять у закрытой двери, прислушиваясь к разговору матери с лисом. Крот же старательно прижимал ухо к потолку своей норы, который одновременно являлся полом в домике кроликов.

– Вы можете улыбаться мне сколько угодно, – спокойным тоном произнесла крольчиха, – но вам меня не обмануть. Вы знаете, что дерево, под которым мы живём, прекрасно сохранилось и простоит здесь ещё не одну зиму. А место, это чудеснейшее место, на котором расположился наш дворик, – оно просто не даёт вам покоя. Другого такого нет во всём лесу.

– Марта, – прервал её лис, – милая Марта! Да как вы только можете так обо мне думать? Я являюсь добрым другом вашей семьи с тех самых пор, как на свет появился ваш первый крольчонок. Я всегда желал вам только добра.

– Разумеется, семейству мышей вы тоже желали только добра. И где же они теперь? Они…

Крот всё сильнее прижимал ухо к земляному своду, но звук почему-то стал плохо долетать до него, и он решил сменить место положения. Торопливо он перемещался от одной части норы к другой, пытаясь поймать голос крольчихи и наконец…

– А утки? Как жестоко вы поступили с ними! Ведь Агнесс сидела на кладке, их детки ещё не успели вылупиться, как вы согнали их с берега речки и отдали его этим ненасытным бобрам!

– Прошу меня простить, Марта, но я никого не сгонял! – постепенно повышая голос, отвечал лис. – Они добровольно покинули свой дом, я был лишь безучастным советчиком, сторонним наблюдателем так сказать…

– Действовавшим исключительно в интересах бобров! – закончила за него крольчиха. – Я достаточно терпела вас, Гилберт. Теперь убирайтесь из моего дома!

Лис начал что-то говорить в ответ, но по решительному настрою в голосе крольчихи крот понял, что тот очень скоро сойдёт с порога кроличьего домика. А потому он поспешил вылезти наружу, чтобы воочию понаблюдать за этой картиной. И действительно, через пару минут дверь резко распахнулась так, что Эдмунд-младший, терпеливо прислушивавшийся всё это время к разговору за ней, отскочил, едва избежав удара по носу. Из домика выскочил лис и, как ошпаренный, на четырёх лапах, каким его ещё никто не видел, убежал в лес, перескочив через довольно высокий забор. О том, что лис мог так высоко прыгать, не ведал даже он сам.

«Вот гадкий, – ухмыльнулся крот, возвращаясь обратно под землю, – да и эта хороша. Ц-ц-ц… Балаган!».

«Чумазый грубиян! Скандальная мамаша! Пропади они пропадом! Как же я объяснюсь с медведем? Ай-и…» – так думал лис, убегая всё дальше и дальше, вглубь Зелёного леса.

iknigi.net

Меры борьбы с мышами, полевками, крысами и кротами |  Читать онлайн, без регистрации

Меры борьбы с мышами, полевками, крысами и кротами

Самый современный препарат «Шторм» – это восковые таблетки с начинкой (д. в. флокумафен). Таблетку достают в тканевых перчатках и кладут под ящики, в дренажные трубы, лотки, коробки. Размещают приманку через 20–30 м по участку или в местах, где больше грызунов, там таблетки размещают через 2–6 м.

Для уничтожения мышей в каждую емкость положить 1 таблетку, а вот для уничтожения крыс кладут по 2 таблетки. Через неделю таблетки осмотреть, если они съедены, то разложить еще дополнительно. Но если таблетки не тронуты, то их нужно переложить на другое место. Еще раз напоминаю – голыми руками таблетки не брать, а то спугнете мышей. Обычно после поедания таблеток мыши и крысы гибнут через 3—15 дней. Меры предосторожности внимательно читайте в инструкции, приложенной к препарату.

Вторым также очень эффективным препаратом является универсальное средство – клей «Муксидан». Этот препарат применяют не только в садах, но также в жилых и производственных помещениях против мышей и мух.

Механический способ применения: для ловли мышей и мух на лист пергамента, картона, фанеры размером 30х20 см и более нанесите 60–70 г клея, равномерно разровняйте дощечкой слоем 0,5–1 мм по всей поверхности, отступив от края 1–1,5 см. Для ловли мышей поместите в середину клеевой стороны кусочек хлеба, смоченного 2–3 каплями растительного масла, кусочек сыра или колбаски и разместите в местах обитания мышей.

Против муравьев используют высокоэффективные инсектицидные ловушки. Действие ловушек основано на принципе «домино» – муравей съедает приманку и становится носителем действующего вещества. После возвращения в свое укрытие он заражает до 50 других насекомых, и все они гибнут. Сохраняет эффективность до трех месяцев.

Универсальное средство от мышей, крыс и полевок «Гранулы»: обладает высокой поедаемостью грызунами, так как его основа – натуральные зерна пшеницы. Накопительное действие активного компонента обеспечивает эффективное уничтожение грызунов.

Готовая к применению зерновая приманка «Форэт» содержит действующее вещество второго поколения, которое обеспечивает быстрое уничтожение крыс, мышей и полевок.

Брикеты «Форэт» для уничтожения мышей, крыс и полевок эффективны не только для сухих, но и для влажных помещений, садовых участков. Полное истребление грызунов за 5–7 дней.

Многоядные вредители, питающиеся пищей животного и растительного происхождения. Много вреда наносят овощным культурам ранней весной в теплицах и парниках, летом – в открытом грунте. Большой ущерб причиняют шампиньонам.

На пострадавших грибах и растениях видны погрызы, на корнеплодах часто можно заметить следы резцов. Ощутимый вред наносят полевая и домовая мыши. Длина тела полевой мыши 8—11 см, хвоста – 6–8 см. Уши короткие, прижатые к голове. Спина красно-бурая с темной продольной полосой. Брюшко белое.

Живут главным образом на полях, в огородах, садах. Осенью часть их переселяется в амбары, складские помещения, теплицы.

Длина тела домовой мыши 7–9 см. Хвост такой же длины, как и тело. Уши длинные и широкие. Спинная сторона тела серая или желтоватая, брюшная сторона несколько светлее. Ноги серо-желтые.

Помещение, где живут домовые мыши, пропитано острым, стойким, неприятным запахом мочи вредителя.

Меры борьбы. Глубокая перекопка почвы. Соблюдение чистоты на территории садового участка и дома. Уборка растительных остатков. Заделка в помещениях щелей и отверстий, через которые могут проникнуть мыши. Раскладка приманки.

Многоядные вредители, употребляющие в пищу различные культуры, в том числе овощные. Полевки полностью или частично съедают растения, и они увядают. Вокруг нор полевок возникают плешины.

Самые вредоносные – обыкновенная и пашенная полевки. Обыкновенная – длиной 9—12 см, с коротким хвостом, покрытым волосками. Уши короткие, спрятаны между волосками. Морда короткая. Спина темно-серая, иногда с розовым оттенком. Живет на полях, лугах, нередко в садах. Летом проделывает неглубокие несложные норы, имеющие несколько отверстий диаметром 3,5 см. Одно поселение состоит обычно из трех-шести нор. Иногда полевки в поисках пищи проделывают неглубокие норы. Поздно осенью часть вредителей переселяется в амбары, зерно– и овощехранилища, погреба. При благоприятных условиях полевки бывают очень плодовитыми. В полевых условиях в течение года имеют три-четыре помета, в каждом из которых по пять-шесть детенышей, в скирдах и помещениях размножаются круглый год.

Пашенная полевка крупнее обыкновенной. Тело темно-коричневое, длиной 11–14,5 см, хвост короткий (в четыре раза меньше длины тела). В течение года дает три-четыре помета с семью-восемью детенышами в каждом.

Многоядные вредители, используют пищу животного и растительного происхождения. Летом на огородах, в парниках выедают неправильной формы полости в свекле, моркови и других корнеплодах. В тканях растений можно рассмотреть следы резцов, а в почве или помещениях – найти крупные норы. Крысы распространяют различные инфекционные заболевания. В средней полосе европейской части нашей страны наиболее часто встречаются серая и черная крысы. У серой крысы тело длиной 17–28 см, хвост – 15–19 см. Прижатые ко лбу уши к глазам не подходят. Морда острая, вытянутая. Спина темно-серая или коричневая, брюшная часть – немного светлее. Предпочитают более влажные места – погреба, складские помещения, сараи. Летом часть крыс переселяется на огороды, в сады, мусорные ящики. Размножаются крысы круглый год, дают от двух до шести пометов, в среднем в каждом из них по семь детенышей. Половой зрелости достигают в четыре месяца.

У черной крысы тело длиной 13–19 см, хвост – 14–22 см. Прижатые ко лбу уши достигают глаз. Спина розово-черная, брюшная часть светлее. Летом из помещений крысы переселяются на огороды и питаются растениями овощных культур. В течение года дают два-три помета. Образ жизни и вредоносность такие же, как и у предыдущего вида.

Крот питается дождевыми червями в почве и личинками насекомых. Проделывает ходы, вредит растениям, особенно овощным: выворачивает всходы, подрывает корни, образует кочки, портит грядки.

Крот относится к отряду насекомоядных млекопитающих, ведет подземный образ жизни. Тело его цилиндрическое, длиной 11–16 см, покрытое коротким бархатисто-черным мехом. Голова конусовидная, впереди вытянута в виде хоботка. Подошвы ног короткие, но мощные, с крепкими когтями. Глаза очень маленькие, едва заметные. Слух хороший, хотя ушных раковин нет. Обоняние развито хорошо.

Кроты очень прожорливы: в поисках пищи постоянно роют новые ходы. Землю копают конусовидной головой и передними ногами. На поверхность почвы выползают очень редко.

В легких песчаных почвах кротов бывает меньше, чем в других типах почв. Активны в течение всего года, но зимой закапываются в более глубокие слои земли.

Размножаются один раз в год. Спариваются весной, в апреле. В конце мая – начале июня самки рождают от трех до девяти детенышей.

В конце июня молодые особи начинают самостоятельную жизнь.

Меры борьбы. Выкопка вокруг теплиц канавок и заполнение их щебнем. Отпугивание кротов с помощью вложенных в ход тряпок, увлажненных керосином.

Отлов кротов при помощи капканов – кротоловок металлических, их укладывают в норки, проделанные кротами.

velib.com


Смотрите также