«Кошки-мышки» Анна Калинкина читать онлайн - страница 1. Калинкина анна кошки мышки


Анна Калинкина - Кошки-мышки

Анна Калинкина

КОШКИ-МЫШКИ

Зачем опять трилогия

Объяснительная записка Дмитрия Глуховского.

Есть в числе «три» какая-то гармония. Троица, Троя, русская тройка, «ноль-три»… В мифах, в религии, в реальной жизни — от этого числа веет необъяснимым волшебством. Оно самодостаточно — потому что содержит в себе самое главное — начало, продолжение и конец, оно неколебимо, потому что на трех своих составных частях зиждется как на трех точках опоры. Тренога, третий срок, трояк в школе — как последняя надежда на выживание… Трилогия.

Любой фильм делится — по законам театральной драмы, сформулированным древними греками, — на три акта. Завязка, кульминация, развязка. Те же части есть и в романах. И когда история слишком эпична, слишком велика, чтобы уместиться в одной книге, она, бывает, захватывает сразу три.

Андрей Дьяков, Сергей Антонов, Андрей Буторин, Дж. P. P. Толкиен, Денис Шабалов… Все они мыслят трилогиями. И Анна Калинкина отныне присоединяется к сей достославной плеяде.

Третья часть позволяет поставить точку в истории. Третья часть нужна, чтобы исправить ошибки молодости, допущенные в первых двух. Чтобы учесть пожелания читателей и чтобы уесть критиков. Чтобы самим уже утомиться от своих героев и читателей ими утомить. Чтобы завершить конструкцию, придав ей искомую самодостаточность и стабильность. И кстати, трилогии лучше смотрятся на книжной полке, хотя кого это интересует в век пиратских электронных библиотек.

В общем, любого желающего написать трилогию во «Вселенную Метро 2033» мы всячески привечаем, потому что мы — за космическую гармонию двумя руками. Даже тремя.

Я серьезно. А насколько серьезно, вы можете узнать на сайте Metro2035.ru

Привет.

Дмитрий Глуховский

Глава 1

УХОДИМ ПОД ВОДУ

Женщина стояла, стараясь не шевелиться. Дуло пистолета упиралось ей в затылок.

— Ты пойдешь с нами. Ты хорошо меня поняла?

— Да, — выдохнула она почти беззвучно.

— Не слышу.

— Да, — повторила она громче. Обстановка не располагала к спорам. Вот дрогнет палец этого психа на спусковом крючке — и все кончено. Не то чтоб она так уж держалась за жизнь, но все же обидно погибать по глупости.

Пожилой мужчина в камуфляже, чуть помедлив, опустил пистолет. Она, не глядя на него, потерла затылок в том месте, где все еще ощущала прикосновение металла.

Ничего. Она еще расквитается с ним потом. Не стоило ему так себя вести.

И что самое противное — никто из обитателей станции Фрунзенская внимания на эту сцену не обращал. Исхудавшие люди в потрепанной военной форме проходили мимо, словно такие разборки были для них в порядке вещей. Делали вид, что ничего не замечают, предпочитали не вмешиваться. Поблизости, правда, крутился какой-то шустрый тип, но вряд ли за тем, чтобы вступиться за нее.

Впрочем, она давно уже не ждала от людей ничего хорошего. Здешние жители увешали свою станцию красными флагами, как это в обычае на всей Красной Линии. Издали это еще могло произвести впечатление, но вблизи становилось заметно, что полотнища ветхие и выцветшие, стены потрескались, а у жителей станции изможденные лица. Хотя за чистотой следят, этого у них не отнимешь.

Чуяло ее сердце — не надо было связываться с этим заданием. Но заплатить обещали хорошо. И на первый взгляд, трудностей ничто не предвещало…

* * *

Она была тогда на Парке Культуры и как раз искала работу. Бродила по станции, щурясь от чересчур яркого для нее света. Серые массивные колонны, оттертые дочиста, невыносимо блестели. «Зачем только их так надраивают?» — думала она. Ей по вкусу был полумрак.

На Ганзу — содружество торговых станций Кольцевой линии — попасть мог не каждый, но у нее были сталкерские «корочки» на имя Катерины Тишковой. По такой ксиве беспрепятственно пропускали всюду — и на Ганзу, и в Полис, и в Рейх, и на Красную Линию. На практике часовые всегда могли к чему-нибудь придраться, но тут уж как повезет. Ей чаще везло. Она научилась держаться уверенно, чтобы не вызывать лишних подозрений, а в случае непредвиденных осложнений дополнительным аргументом служила пригоршня патронов. Обычно часовые охотно брали мзду — они не знали, что кое-кто готов был заплатить за ее голову в сотни раз дороже. А если кто и узнал потом, то, наверное, надолго лишился сна.

Разумеется, имя и фамилию она придумала, но кого это волновало? Если очень хорошо заплатить, лишних вопросов тебе обычно не задают. А она могла себе это позволить: ее работа была опасной и потому оплачивалась неплохо. Вот только иной раз приходилось перебиваться случайными заработками от одного выгодного задания до другого.

Интересно, кто этому седому посоветовал обратиться именно к ней? Она разглядывала разложенные на лотке у торговца ножи, когда тот подошел и встал рядом. Она оглянулась и решила, что он ей не очень нравится. Лицо в морщинах, водянистые серые глаза, щеточка усов. Зато взгляд такой, как будто он тут самый главный. Не любила она таких. Отвернулась было, но он тронул ее за локоть:

— Отойдем-ка. Дело есть.

— Какие у тебя ко мне дела могут быть? — буркнула она.

— Значит, меня неправильно информировали, и подзаработать ты не хочешь?

— Смотря как.

— Пойдем, потолкуем. Ничего особенного делать не придется, проведешь нас кое-куда. А за ценой не постоим.

И она пошла за ним, понимая, что здесь, возле навострившего уши торговца, он ничего ей больше не скажет. Подумаешь, какие секреты!

— Куда провести-то надо? — спросила она опять, когда они остановились подальше от людей.

Седой огляделся по сторонам и, понизив голос, спросил:

— А не проболтаешься?

— Не бойся, я молчать умею.

Он торопливо написал что-то огрызком карандаша на клочке бумаги, показал ей. Потом тут же изорвал бумагу на мелкие кусочки.

«Точно псих», — подумала она. — Впрочем, здесь большинство безумцев рано или поздно свихивается на Изумрудном Городе. И особенно с Красной Линии почему-то. А седой с Красной линии — это и к гадалке ходить не надо.

Они все думают почему-то, что в Изумрудном Городе, в подземельях легендарного Университета, до сих пор обитают ученые. Что там совсем иначе, чем в метро, — у людей в избытке электроэнергия, тепло и свет, вдоволь нормальной еды. Что они могут себе позволить не думать о бытовых трудностях, а продолжать заниматься наукой. Жить полной жизнью, а не влачить жалкое существование, как здесь. В метро ведь только на Ганзе, на кольце, жизнь еще более-менее сносная. Ну, может, еще в Полисе, где обитают военные-кшатрии и брамины из Великой библиотеки. А на Красной Линии, говорят, многие впроголодь живут, на голом энтузиазме.

Впрочем, какое ей дело до чужих заскоков, — лишь бы платили. На Изумрудном Городе она уже неплохо заработала. Правда, из последней экспедиции кроме нее вернулся лишь один человек — а выходило их шестеро. Но она же не виновата, что они не умеют вести себя на поверхности. Она честно предупреждала — путь опасный. И тогда они подобрались к загадочному дворцу куда ближе, чем ей раньше случалось. Сначала по старой, разбитой дороге от Киевской топали чуть ли не полночи. Еще когда только вышли на вокзальную площадь, где до сих пор стояло несколько огромных заржавевших автобусов, а один валялся опрокинутый, — она сразу предупредила, что место нехорошее. Справа — остатки вокзала, по левую сторону — река. За спиной — полуразрушенный комплекс торговый, давным-давно разграбленный. Все полезное оттуда давно уже вынесли и по нескольку раз перепродать успели. За рекой — дворец-высотка. По слухам, там не только вичухи теперь живут, а кое-кто и похуже. Старые люди говорили, что Изумрудный Город тоже на тот дворец похож. Только непонятно, с чего они взяли, что именно там кто-то живой остался? Ну да это не ее дело, главное, чтоб платили. В общем, она к себе прислушалась, — и внутренний голос подсказал, что река, конечно, плохо, но вокзал — еще хуже. Вот и повела она своих подопечных вдоль реки, стараясь, впрочем, не приближаться к берегу. Сначала по правую руку дома разрушенные попадались, а когда обвалившийся мост миновали — не стеклянный, а следующий, обычный — углубились в джунгли. И лишь старая полузаросшая разбитая дорога пролегала сквозь них — и то приходилось постоянно через деревья упавшие перелезать или ржавые остовы машин обходить. Но они много сумели пройти. Чем дальше продвигались, тем выше был склон по правую руку, поросший буйным лесом. Такие звуки иной раз доносились оттуда, что даже ей не по себе становилось. А спутники ее — ничего, держались. Видно было, конечно, что трусят очень, но старались виду не показывать. Как что услышат — остановятся на минутку, потом машут ей — мол, пошли дальше.

Таким манером дошли они до большой прогалины, и старший показал — здесь, мол, будем на холм взбираться. И даже наполовину преодолели склон, на котором до Катастрофы был оборудован подъемник. Казалось, еще немного — и увидят в свете луны вожделенную цель, высокое, похожее на дворец здание со шпилем. И тут началось.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?ДА, ХОЧУ

www.libfox.ru

Кошки-мышки читать онлайн - Анна Калинкина

Анна Калинкина

Кошки-мышки

Зачем опять трилогия

Объяснительная записка
Дмитрия Глуховского

Есть в числе «три» какая-то гармония. Троица, Троя, русская тройка, «ноль-три»… В мифах, в религии, в реальной жизни — от этого числа веет необъяснимым волшебством. Оно самодостаточно — потому что содержит в себе самое главное — начало, продолжение и конец, оно неколебимо, потому что на трех своих составных частях зиждется как на трех точках опоры. Тренога, третий срок, трояк в школе — как последняя надежда на выживание… Трилогия.

Любой фильм делится — по законам театральной драмы, сформулированным древними греками, — на три акта. Завязка, кульминация, развязка. Те же части есть и в романах. И когда история слишком эпична, слишком велика, чтобы уместиться в одной книге, она, бывает, захватывает сразу три.

Андрей Дьяков, Сергей Антонов, Андрей Буторин, Дж. P.P. Толкиен, Денис Шабалов… Все они мыслят трилогиями. И Анна Калинкина отныне присоединяется к сей достославной плеяде.

Третья часть позволяет поставить точку в истории. Третья часть нужна, чтобы исправить ошибки молодости, допущенные в первых двух. Чтобы учесть пожелания читателей и чтобы уесть критиков. Чтобы самим уже утомиться от своих героев и читателей ими утомить. Чтобы завершить конструкцию, придав ей искомую самодостаточность и стабильность. И кстати, трилогии лучше смотрятся на книжной полке, хотя кого это интересует в век пиратских электронных библиотек.

В общем, любого желающего написать трилогию во «Вселенную Метро 2033» мы всячески привечаем, потому что мы — за космическую гармонию двумя руками. Даже тремя.

Я серьезно. А насколько серьезно, вы можете узнать на сайте Metro2035.ru

Привет.

Дмитрий Глуховский

Глава 1

УХОДИМ ПОД ВОДУ

Женщина стояла, стараясь не шевелиться. Дуло пистолета упиралось ей в затылок.

— Ты пойдешь с нами. Ты хорошо меня поняла?

— Да, — выдохнула она почти беззвучно.

— Не слышу.

— Да, — повторила она громче. Обстановка не располагала к спорам. Вот дрогнет палец этого психа на спусковом крючке — и все кончено. Не то чтоб она так уж держалась за жизнь, но все же обидно погибать по глупости.

Пожилой мужчина в камуфляже, чуть помедлив, опустил пистолет. Она, не глядя на него, потерла затылок в том месте, где все еще ощущала прикосновение металла.

Ничего. Она еще расквитается с ним потом. Не стоило ему так себя вести.

И что самое противное — никто из обитателей станции Фрунзенская внимания на эту сцену не обращал. Исхудавшие люди в потрепанной военной форме проходили мимо, словно такие разборки были для них в порядке вещей. Делали вид, что ничего не замечают, предпочитали не вмешиваться. Поблизости, правда, крутился какой-то шустрый тип, но вряд ли за тем, чтобы вступиться за нее.

Впрочем, она давно уже не ждала от людей ничего хорошего. Здешние жители увешали свою станцию красными флагами, как это в обычае на всей Красной Линии. Издали это еще могло произвести впечатление, но вблизи становилось заметно, что полотнища ветхие и выцветшие, стены потрескались, а у жителей станции изможденные лица. Хотя за чистотой следят, этого у них не отнимешь.

Чуяло ее сердце — не надо было связываться с этим заданием. Но заплатить обещали хорошо. И на первый взгляд, трудностей ничто не предвещало…

* * *

Она была тогда на Парке Культуры и как раз искала работу. Бродила по станции, щурясь от чересчур яркого для нее света. Серые массивные колонны, оттертые дочиста, невыносимо блестели. «Зачем только их так надраивают?» — думала она. Ей по вкусу был полумрак.

На Ганзу — содружество торговых станций Кольцевой линии — попасть мог не каждый, но у нее были сталкерские «корочки» на имя Катерины Тишковой. По такой ксиве беспрепятственно пропускали всюду — и на Ганзу, и в Полис, и в Рейх, и на Красную Линию. На практике часовые всегда могли к чему-нибудь придраться, но тут уж как повезет. Ей чаще везло. Она научилась держаться уверенно, чтобы не вызывать лишних подозрений, а в случае непредвиденных осложнений дополнительным аргументом служила пригоршня патронов. Обычно часовые охотно брали мзду — они не знали, что кое-кто готов был заплатить за ее голову в сотни раз дороже. А если кто и узнал потом, то, наверное, надолго лишился сна.

Разумеется, имя и фамилию она придумала, но кого это волновало? Если очень хорошо заплатить, лишних вопросов тебе обычно не задают. А она могла себе это позволить: ее работа была опасной и потому оплачивалась неплохо. Вот только иной раз приходилось перебиваться случайными заработками от одного выгодного задания до другого.

Интересно, кто этому седому посоветовал обратиться именно к ней? Она разглядывала разложенные на лотке у торговца ножи, когда тот подошел и встал рядом. Она оглянулась и решила, что он ей не очень нравится. Лицо в морщинах, водянистые серые глаза, щеточка усов. Зато взгляд такой, как будто он тут самый главный. Не любила она таких. Отвернулась было, но он тронул ее за локоть:

— Отойдем-ка. Дело есть.

— Какие у тебя ко мне дела могут быть? — буркнула она.

— Значит, меня неправильно информировали, и подзаработать ты не хочешь?

— Смотря как.

— Пойдем, потолкуем. Ничего особенного делать не придется, проведешь нас кое-куда. А за ценой не постоим.

И она пошла за ним, понимая, что здесь, возле навострившего уши торговца, он ничего ей больше не скажет. Подумаешь, какие секреты!

— Куда провести-то надо? — спросила она опять, когда они остановились подальше от людей.

Седой огляделся по сторонам и, понизив голос, спросил:

— А не проболтаешься?

— Не бойся, я молчать умею.

Он торопливо написал что-то огрызком карандаша на клочке бумаги, показал ей. Потом тут же изорвал бумагу на мелкие кусочки.

«Точно псих», — подумала она. — Впрочем, здесь большинство безумцев рано или поздно свихивается на Изумрудном Городе. И особенно с Красной Линии почему-то. А седой с Красной линии — это и к гадалке ходить не надо.

Они все думают почему-то, что в Изумрудном Городе, в подземельях легендарного Университета, до сих пор обитают ученые. Что там совсем иначе, чем в метро, — у людей в избытке электроэнергия, тепло и свет, вдоволь нормальной еды. Что они могут себе позволить не думать о бытовых трудностях, а продолжать заниматься наукой. Жить полной жизнью, а не влачить жалкое существование, как здесь. В метро ведь только на Ганзе, на кольце, жизнь еще более-менее сносная. Ну, может, еще в Полисе, где обитают военные-кшатрии и брамины из Великой библиотеки. А на Красной Линии, говорят, многие впроголодь живут, на голом энтузиазме.

Впрочем, какое ей дело до чужих заскоков, — лишь бы платили. На Изумрудном Городе она уже неплохо заработала. Правда, из последней экспедиции кроме нее вернулся лишь один человек — а выходило их шестеро. Но она же не виновата, что они не умеют вести себя на поверхности. Она честно предупреждала — путь опасный. И тогда они подобрались к загадочному дворцу куда ближе, чем ей раньше случалось. Сначала по старой, разбитой дороге от Киевской топали чуть ли не полночи. Еще когда только вышли на вокзальную площадь, где до сих пор стояло несколько огромных заржавевших автобусов, а один валялся опрокинутый, — она сразу предупредила, что место нехорошее. Справа — остатки вокзала, по левую сторону — река. За спиной — полуразрушенный комплекс торговый, давным-давно разграбленный. Все полезное оттуда давно уже вынесли и по нескольку раз перепродать успели. За рекой — дворец-высотка. По слухам, там не только вичухи теперь живут, а кое-кто и похуже. Старые люди говорили, что Изумрудный Город тоже на тот дворец похож. Только непонятно, с чего они взяли, что именно там кто-то живой остался? Ну да это не ее дело, главное, чтоб платили. В общем, она к себе прислушалась, — и внутренний голос подсказал, что река, конечно, плохо, но вокзал — еще хуже. Вот и повела она своих подопечных вдоль реки, стараясь, впрочем, не приближаться к берегу. Сначала по правую руку дома разрушенные попадались, а когда обвалившийся мост миновали — не стеклянный, а следующий, обычный — углубились в джунгли. И лишь старая полузаросшая разбитая дорога пролегала сквозь них — и то приходилось постоянно через деревья упавшие перелезать или ржавые остовы машин обходить. Но они много сумели пройти. Чем дальше продвигались, тем выше был склон по правую руку, поросший буйным лесом. Такие звуки иной раз доносились оттуда, что даже ей не по себе становилось. А спутники ее — ничего, держались. Видно было, конечно, что трусят очень, но старались виду не показывать. Как что услышат — остановятся на минутку, потом машут ей — мол, пошли дальше.

Таким манером дошли они до большой прогалины, и старший показал — здесь, мол, будем на холм взбираться. И даже наполовину преодолели склон, на котором до Катастрофы был оборудован подъемник. Казалось, еще немного — и увидят в свете луны вожделенную цель, высокое, похожее на дворец здание со шпилем. И тут началось.

Твари, атаковавшие их, устроили себе логово там, где на склоне стояла гигантская горка. Они скатывались сверху и сбивали людей с ног. А вокруг валялись оборванные металлические тросы, разломанные сиденья — остатки подъемника. Ее спутники спотыкались об эти тросы, запутывались в буйно разросшейся траве, как в сетях, падали, не успевая убежать. И твари настигали их.

knizhnik.org

Кошки-мышки читать онлайн, Калинкина Анна Владимировна

Зачем опять трилогия

Объяснительная записка Дмитрия Глуховского.

Есть в числе «три» какая-то гармония. Троица, Троя, русская тройка, «ноль-три»… В мифах, в религии, в реальной жизни — от этого числа веет необъяснимым волшебством. Оно самодостаточно — потому что содержит в себе самое главное — начало, продолжение и конец, оно неколебимо, потому что на трех своих составных частях зиждется как на трех точках опоры. Тренога, третий срок, трояк в школе — как последняя надежда на выживание… Трилогия.

Любой фильм делится — по законам театральной драмы, сформулированным древними греками, — на три акта. Завязка, кульминация, развязка. Те же части есть и в романах. И когда история слишком эпична, слишком велика, чтобы уместиться в одной книге, она, бывает, захватывает сразу три.

Андрей Дьяков, Сергей Антонов, Андрей Буторин, Дж. P. P. Толкиен, Денис Шабалов… Все они мыслят трилогиями. И Анна Калинкина отныне присоединяется к сей достославной плеяде.

Третья часть позволяет поставить точку в истории. Третья часть нужна, чтобы исправить ошибки молодости, допущенные в первых двух. Чтобы учесть пожелания читателей и чтобы уесть критиков. Чтобы самим уже утомиться от своих героев и читателей ими утомить. Чтобы завершить конструкцию, придав ей искомую самодостаточность и стабильность. И кстати, трилогии лучше смотрятся на книжной полке, хотя кого это интересует в век пиратских электронных библиотек.

В общем, любого желающего написать трилогию во «Вселенную Метро 2033» мы всячески привечаем, потому что мы — за космическую гармонию двумя руками. Даже тремя.

Я серьезно. А насколько серьезно, вы можете узнать на сайте Metro2035.ru

Привет.

Дмитрий Глуховский

Глава 1

УХОДИМ ПОД ВОДУ

Женщина стояла, стараясь не шевелиться. Дуло пистолета упиралось ей в затылок.

— Ты пойдешь с нами. Ты хорошо меня поняла?

— Да, — выдохнула она почти беззвучно.

— Не слышу.

— Да, — повторила она громче. Обстановка не располагала к спорам. Вот дрогнет палец этого психа на спусковом крючке — и все кончено. Не то чтоб она так уж держалась за жизнь, но все же обидно погибать по глупости.

Пожилой мужчина в камуфляже, чуть помедлив, опустил пистолет. Она, не глядя на него, потерла затылок в том месте, где все еще ощущала прикосновение металла.

Ничего. Она еще расквитается с ним потом. Не стоило ему так себя вести.

И что самое противное — никто из обитателей станции Фрунзенская внимания на эту сцену не обращал. Исхудавшие люди в потрепанной военной форме проходили мимо, словно такие разборки были для них в порядке вещей. Делали вид, что ничего не замечают, предпочитали не вмешиваться. Поблизости, правда, крутился какой-то шустрый тип, но вряд ли за тем, чтобы вступиться за нее.

Впрочем, она давно уже не ждала от людей ничего хорошего. Здешние жители увешали свою станцию красными флагами, как это в обычае на всей Красной Линии. Издали это еще могло произвести впечатление, но вблизи становилось заметно, что полотнища ветхие и выцветшие, стены потрескались, а у жителей станции изможденные лица. Хотя за чистотой следят, этого у них не отнимешь.

Чуяло ее сердце — не надо было связываться с этим заданием. Но заплатить обещали хорошо. И на первый взгляд, трудностей ничто не предвещало…

* * *

Она была тогда на Парке Культуры и как раз искала работу. Бродила по станции, щурясь от чересчур яркого для нее света. Серые массивные колонны, оттертые дочиста, невыносимо блестели. «Зачем только их так надраивают?» — думала она. Ей по вкусу был полумрак.

На Ганзу — содружество торговых станций Кольцевой линии — попасть мог не каждый, но у нее были сталкерские «корочки» на имя Катерины Тишковой. По такой ксиве беспрепятственно пропускали всюду — и на Ганзу, и в Полис, и в Рейх, и на Красную Линию. На практике часовые всегда могли к чему-нибудь придраться, но тут уж как повезет. Ей чаще везло. Она научилась держаться уверенно, чтобы не вызывать лишних подозрений, а в случае непредвиденных осложнений дополнительным аргументом служила пригоршня патронов. Обычно часовые охотно брали мзду — они не знали, что кое-кто готов был заплатить за ее голову в сотни раз дороже. А если кто и узнал потом, то, наверное, надолго лишился сна.

Разумеется, имя и фамилию она придумала, но кого это волновало? Если очень хорошо заплатить, лишних вопросов тебе обычно не задают. А она могла себе это позволить: ее работа была опасной и потому оплачивалась неплохо. Вот только иной раз приходилось перебиваться случайными заработками от одного выгодного задания до другого.

Интересно, кто этому седому посоветовал обратиться именно к ней? Она разглядывала разложенные на лотке у торговца ножи, когда тот подошел и встал рядом. Она оглянулась и решила, что он ей не очень нравится. Лицо в морщинах, водянистые серые глаза, щеточка усов. Зато взгляд такой, как будто он тут самый главный. Не любила она таких. Отвернулась было, но он тронул ее за локоть:

— Отойдем-ка. Дело есть.

— Какие у тебя ко мне дела могут быть? — буркнула она.

— Значит, меня неправильно информировали, и подзаработать ты не хочешь?

— Смотря как.

— Пойдем, потолкуем. Ничего особенного делать не придется, проведешь нас кое-куда. А за ценой не постоим.

И она пошла за ним, понимая, что здесь, возле навострившего уши торговца, он ничего ей больше не скажет. Подумаешь, какие секреты!

— Куда провести-то надо? — спросила она опять, когда они остановились подальше от людей.

Седой огляделся по сторонам и, понизив голос, спросил:

— А не проболтаешься?

— Не бойся, я молчать умею.

Он торопливо написал что-то огрызком карандаша на клочке бумаги, показал ей. Потом тут же изорвал бумагу на мелкие кусочки.

«Точно псих», — подумала она. — Впрочем, здесь большинство безумцев рано или поздно свихивается на Изумрудном Городе. И особенно с Красной Линии почему-то. А седой с Красной линии — это и к гадалке ходить не надо.

Они все думают почему-то, что в Изумрудном Городе, в подземельях легендарного Университета, до сих пор обитают ученые. Что там совсем иначе, чем в метро, — у людей в избытке электроэнергия, тепло и свет, вдоволь нормальной еды. Что они могут себе позволить не думать о бытовых трудностях, а продолжать заниматься наукой. Жить полной жизнью, а не влачить жалкое существование, как здесь. В метро ведь только на Ганзе, на кольце, жизнь еще более-менее сносная. Ну, может, еще в Полисе, где обитают военные-кшатрии и брамины из Великой библиотеки. А на Красной Линии, говорят, многие впроголодь живут, на голом энтузиазме.

Впрочем, какое ей дело до чужих заскоков, — лишь бы платили. На Изумрудном Городе она уже неплохо заработала. Правда, из последней экспедиции кроме нее вернулся лишь один человек — а выходило их шестеро. Но она же не виновата, что они не умеют вести себя на поверхности. Она честно предупреждала — путь опасный. И тогда они подобрались к загадочному дворцу куда ближе, чем ей раньше случалось. Сначала по старой, разбитой дороге от Киевской топали чуть ли не полночи. Еще когда только вышли на вокзальную площадь, где до сих пор стояло несколько огромных заржавевших автобусов, а один валялся опрокинутый, — она сразу предупредила, что место нехорошее. Справа — остатки вокзала, по левую сторону — река. За спиной — полуразрушенный комплекс торговый, давным-давно разграбленный. Все полезное оттуда давно уже вынесли и по нескольку раз перепродать успели. За рекой — дворец-высотка. По слухам, там не только вичухи теперь живут, а кое-кто и похуже. Старые люди говорили, что Изумрудный Город тоже на тот дворец похож. Только непонятно, с чего они взяли, что именно там кто-то живой остался? Ну да это не ее дело, главное, чтоб платили. В общем, она к себе прислушалась, — и внутренний голос подсказал, что река, конечно, плохо, но вокзал — еще хуже. Вот и повела она своих подопечных вдоль реки, стараясь, впрочем, не приближаться к берегу. Сначала по правую руку дома разрушенные попадались, а когда обвалившийся мост миновали — не стеклянный, а следующий, обычный — углубились в джунгли. И лишь старая полузаросшая разбитая дорога пролегала сквозь них — и то приходилось постоянно через деревья упавшие перелезать или ржавые остовы машин обходить. Но они много сумели пройти. Чем дальше продвигались, тем выше был склон по правую руку, поросший буйным лесом. Такие звуки иной раз доносились оттуда, что даже ей не по себе становилось. А спутники ее — ничего, держались. Видно было, конечно, что трусят очень, но старались виду не показывать. Как что услышат — остановятся на минутку, потом машут ей — мол, пошли дальше.

Таким манером дошли они до большой прогалины, и старший показал — здесь, мол, будем на холм взбираться. И даже наполовину преодолели склон, на котором до Катастрофы был оборудован подъемник. Казалось, еще немного — и увидят в свете луны вожделенную цель, высокое, похожее на дворец здание со шпилем. И тут началось.

Твари, атаковавшие их, устроили себе логово там, где на склоне стояла гигантская горка. Они скатывались сверху и сбивали людей с ног. А вокруг валялись оборванные металлические тросы, разломанные сиденья — остатки подъемника. Ее спутники спотыкались об эти тросы, запутывались в буйно разросшейся траве, как в сетях, падали, не успевая убежать. И твари настигали их.

Трое погибло там. Потом, когда выжившие шли обратно к Киевской вдоль набережной, по остаткам старой дороги, стараясь держаться подальше и от джунглей слева, и от плескавшейся справа реки, тонкое длинное щупальце, появившись в ...

knigogid.ru

Кошки-мышки | Метропедия | FANDOM powered by Wikia

Метро 2033: Кошки-мышки

Дата выхода

май 2013 года

Предыдущая книга

Следующая книга

Переплёт

Мягкий

Количество страниц

352

Формат

70x90/16 (170х215 мм)

Основные персонажи

Предыдущая часть

«Метро 2033: Кошки-мышки» — третий роман Анны Калинкиной, написанный в рамках «Вселенной Метро 2033» и трилогии «Под-Московье». Тридцать шестая книга серии. Выход романа состоялся в 2013 году.

Третья часть трилогии повествует о легендарной в московском метро женщине-убийце. Она не принадлежит ни к одному из государств подземки и за её голову назначена награда. Каждый день может стать для неё последним, и она надеется лишь на свою сталкерскую удачу, звериное чутьё и таинственную святую Алику Заступницу.

    ВНИМАНИЕ! Осторожно, спойлеры!

    В статье присутствуют серьёзные спойлеры. Если не уверены, что ознакомлены с тем, что здесь предоставлено, читайте на свой страх и риск, либо покиньте страницу.

    В Изумрудный Город Править

    На Парке Культуры Кольцевой линии девушка-мутантка по прозвищу Кошка нанимается проводником в группу сталкеров Красной Линии, чтобы указать им дорогу до Изумрудного Города. Доехав до Спортивной, группа выходит к потайному туннелю, в надежде пройти лёгким путём. Путь им преграждают гермоворота и чтобы не взрывать их и не обрекая себя на гибель, сталкеры возвращаются на Фрунзенскую и выходят на поверхность. Седой — командир группы решает пойти через метромост Воробьёвых гор. На мосту, потеряв сталкера Ермолаева, который свалился в реку, группа уходит. Пройдя через парк фигур под открытым небом — Музеон, группа приходит на Октябрьскую.

    Бандитский треугольник Править

    На станции, Кошка сближается с Сергеем — «мозгом» отряда, а Седой раскрывает карты: на деле, он хотел уйти с Красной Линии и податься в Бауманский альянс или на Фермы-фактории, чтобы там осесть. Для этого, ему пришлось избавиться от «свидетеля» Ермолаева. Но четвёртый член группы — Рохля, не хочет уходить без своей девушки Яны, которая находится на Китай-городе. Группа отправляется на Третьяковскую, чтобы послать оттуда гонца на Китай, так как Кошке нельзя появляться на станции. В северном зале Третьяковской на группу нападают морлоки и они бегут к Новокузнецкой, перейдя от которой в южный зал Третьяковки. Гонец приводит им с Китая беременную Яну. На выходе со станции, Кошка сталкивается со своим старым знакомым — Лёхой Фейсконтролем и убивает его. Начинается перестрелка. Со станции удаётся сбежать только Кошке, Яне и Седому, который отдаёт мутантке свои вещи и умирает. Яна вскоре также умирает от потери крови, родив сына. Кошке удаётся спрятаться от бандитов с малышом при помощи Алики Заступницы и девушка, взяв с собой малыша, уходит на Октябрьскую.

    Встреча с Победительницей Зверя Править

    Пристроив Павлика на время у одной из женщин, Кошка вместе с караваном челноков уходит к Шаболовской. Оттуда все доходят до Ленинского проспекта, где происходит бунт против какого-то Кораблёва. Кошку узнаёт один из бандитов с Китай-города и она сбегает в подсобное помещение, которое оказывается чем-то вроде кладбища, где похоронены все бывшие начальники станции. Там Кошка встречает нынешнего начальника Ленинского проспекта — подростка Егора Кораблёва, которого грозятся убить жители станции. Вместе с ним, Кошка уходит наверх, в надежде достичь Тульской. Но происходит странное: Кораблёв под гипнозом уходит к какой-то башне, а Кошке удаётся достичь Шаболовской и потерять сознание. Она приходит в себя в лазарете станции. К ней приходит Роджер — начальник Шаболовки и знакомит с легендарной Нютой — Победительницей Зверя. Она уже ждёт ребёнка. Роджер даёт им задание: подорвать башню, находящуюся над станцией, так как она излучает странные звуки, из-за которых сталкеры станции погибают. Им в помощь дают старого бандита — Дятла. Однако, когда он решает отправится к башне, она взрывается. Придя на станцию, Роджер обо всём узнаёт и приказывает развесить памятные портреты на станции. Нюту он отправляет домой — на Улицу 1905 года, а Кошке даёт ещё одно задание: отнести послание Черепу на Шарашку.

    Старый знакомый Править

    Прибыв на Шарашку-Академическую, она отдаёт послание Черепу и отправляется наверх, в музей Эволюции, чтобы найти там сувенир для Сергея, который, как верит Кошка, не погиб. На выходе их музея, она теряет сознание, но её спасают сталкеры Шарашки. Отлежавшись в их палатке несколько дней, Кошка отправляется на Шаболовскую. Роджер, увидя её, бледнеет, но выпускать со станции отказывается. Она узнаёт, что их операция по подрыву башни была напрасной. На деле, Дятел погиб зря, а в той башне находились выжившие, которые составляли сталкерам Шаболовской конкуренцию. Она сбегает на поверхность через Ленинский проспект, но ближе у Октябрьской, она встречается со стигматом. Кошку от мутанта спасают люди Вотана. Вместе с ним, Кошка выпивает на Октябрьской, но вскоре пьяный егерь говорит ей о назначении за неё награды и Кошка потихоньку сбегает из бара. Выясняется, что Регина — девушка, у которой Кошка оставила Павла, мертва. Она берёт Пашу и её ребёнка и садится на дрезину, которая довозит её на Таганскую. Там, на радиальной, она при помощи одной девушки кормит младенцев молоком и отправляется на дрезина дальше, на Комсомольской.

    Конфедерация 1905 года Править

    На Комсомольской, погостив у Никиты Питерского, Кошка решает добраться до Улицы 1905 года, где живёт Нюта. На Краснопресненской её ловят, но Кошка успевает отдать младенцев Марии — гадалке. Около недели, Кошка сидит в ганзейской тюрьме, но вскоре её оттуда вызволяет Нюта и живой Сергей. Вместе, они идут на Улицу 1905 года, где комендант Илья Зотов кормит её и пристраивает на станции. Через некоторое время, вместе с Сергеем, Нютой, музыкантом Вэлом и ещё одним сталкером, Кошка отправляется на Тушинскую. На поверхности, рядом с Беговой, они становятся свидетелями Дикой Охоты — всадников, которые расправляются с бандитами, гнавшимися за отрядом.

    Лемуры Планерной Править

    На Тушинской Нюта встречается с мужем, а Кошка с Сергеем и Вэлом остаются жить в вольном городе Тушино. Там Кошка знакомится с Иваном — человеком, которого она однажды спасла. Однако, спустя несколько дней, отец мужа Нюты говорит о странностях, происходящих на Сходненской. Собрав группу, Кошка идёт на станцию. Там выясняется, что на самой Сходненской всё нормально. Проблема обстоит на Планерной. Придя на станцию, они замечают лишь несколько еле живых людей и лемуров, которые теперь населяют станцию. Уцелевшие объяснили, что все жители станции отравились водой и умерли и лишь только некоторые ушли. Покормив выживших, Сергей и остальные идут на Сходненскую, чтобы предупредить о выживших. Кошка остаётся на станции.

    Спустя две недели, всех больных Планерной доставили на Сходненскую и Тушинскую. Когда со станции на Сходненскую прибывает Иван, Сергей спрашивает его про Кошку. Иван говорит, что Кошка ушла. Куда — неизвестно.

    На деле, Кошка отправилась навестить отшельника Константина и его ручного таракана Гектора в новом коллекторе Неглинки. После этого, она отправилась на Китай-город...

    Основные: Править

    Второстепенные: Править

    Прочие персонажи: Править

    • Павел — младенец, сын Рохли и Яны;
    • Петровна — старая жительница Шаболовской;

    Упоминаемые персонажи Править

    Основное место действия романа происходит в Московском метрополитене.

    Интересные факты Править

    ru.metro.wikia.com

    Анна Калинкина — Кошки-мышки

    Зачем опять трилогия

    Объяснительная записка Дмитрия Глуховского.

    Есть в числе «три» какая-то гармония. Троица, Троя, русская тройка, «ноль-три»… В мифах, в религии, в реальной жизни — от этого числа веет необъяснимым волшебством. Оно самодостаточно — потому что содержит в себе самое главное — начало, продолжение и конец, оно неколебимо, потому что на трех своих составных частях зиждется как на трех точках опоры. Тренога, третий срок, трояк в школе — как последняя надежда на выживание… Трилогия.

    Любой фильм делится — по законам театральной драмы, сформулированным древними греками, — на три акта. Завязка, кульминация, развязка. Те же части есть и в романах. И когда история слишком эпична, слишком велика, чтобы уместиться в одной книге, она, бывает, захватывает сразу три.

    Андрей Дьяков, Сергей Антонов, Андрей Буторин, Дж. P. P. Толкиен, Денис Шабалов… Все они мыслят трилогиями. И Анна Калинкина отныне присоединяется к сей достославной плеяде.

    Третья часть позволяет поставить точку в истории. Третья часть нужна, чтобы исправить ошибки молодости, допущенные в первых двух. Чтобы учесть пожелания читателей и чтобы уесть критиков. Чтобы самим уже утомиться от своих героев и читателей ими утомить. Чтобы завершить конструкцию, придав ей искомую самодостаточность и стабильность. И кстати, трилогии лучше смотрятся на книжной полке, хотя кого это интересует в век пиратских электронных библиотек.

    В общем, любого желающего написать трилогию во «Вселенную Метро 2033» мы всячески привечаем, потому что мы — за космическую гармонию двумя руками. Даже тремя.

    Я серьезно. А насколько серьезно, вы можете узнать на сайте Metro2035.ru

    Привет.

    Дмитрий Глуховский

    Глава 1 УХОДИМ ПОД ВОДУ

    Женщина стояла, стараясь не шевелиться. Дуло пистолета упиралось ей в затылок.

    — Ты пойдешь с нами. Ты хорошо меня поняла?

    — Да, — выдохнула она почти беззвучно.

    — Не слышу.

    — Да, — повторила она громче. Обстановка не располагала к спорам. Вот дрогнет палец этого психа на спусковом крючке — и все кончено. Не то чтоб она так уж держалась за жизнь, но все же обидно погибать по глупости.

    Пожилой мужчина в камуфляже, чуть помедлив, опустил пистолет. Она, не глядя на него, потерла затылок в том месте, где все еще ощущала прикосновение металла.

    Ничего. Она еще расквитается с ним потом. Не стоило ему так себя вести.

    И что самое противное — никто из обитателей станции Фрунзенская внимания на эту сцену не обращал. Исхудавшие люди в потрепанной военной форме проходили мимо, словно такие разборки были для них в порядке вещей. Делали вид, что ничего не замечают, предпочитали не вмешиваться. Поблизости, правда, крутился какой-то шустрый тип, но вряд ли за тем, чтобы вступиться за нее.

    Впрочем, она давно уже не ждала от людей ничего хорошего. Здешние жители увешали свою станцию красными флагами, как это в обычае на всей Красной Линии. Издали это еще могло произвести впечатление, но вблизи становилось заметно, что полотнища ветхие и выцветшие, стены потрескались, а у жителей станции изможденные лица. Хотя за чистотой следят, этого у них не отнимешь.

    Чуяло ее сердце — не надо было связываться с этим заданием. Но заплатить обещали хорошо. И на первый взгляд, трудностей ничто не предвещало…

    * * *

    Она была тогда на Парке Культуры и как раз искала работу. Бродила по станции, щурясь от чересчур яркого для нее света. Серые массивные колонны, оттертые дочиста, невыносимо блестели. «Зачем только их так надраивают?» — думала она. Ей по вкусу был полумрак.

    На Ганзу — содружество торговых станций Кольцевой линии — попасть мог не каждый, но у нее были сталкерские «корочки» на имя Катерины Тишковой. По такой ксиве беспрепятственно пропускали всюду — и на Ганзу, и в Полис, и в Рейх, и на Красную Линию. На практике часовые всегда могли к чему-нибудь придраться, но тут уж как повезет. Ей чаще везло. Она научилась держаться уверенно, чтобы не вызывать лишних подозрений, а в случае непредвиденных осложнений дополнительным аргументом служила пригоршня патронов. Обычно часовые охотно брали мзду — они не знали, что кое-кто готов был заплатить за ее голову в сотни раз дороже. А если кто и узнал потом, то, наверное, надолго лишился сна.

    Разумеется, имя и фамилию она придумала, но кого это волновало? Если очень хорошо заплатить, лишних вопросов тебе обычно не задают. А она могла себе это позволить: ее работа была опасной и потому оплачивалась неплохо. Вот только иной раз приходилось перебиваться случайными заработками от одного выгодного задания до другого.

    Интересно, кто этому седому посоветовал обратиться именно к ней? Она разглядывала разложенные на лотке у торговца ножи, когда тот подошел и встал рядом. Она оглянулась и решила, что он ей не очень нравится. Лицо в морщинах, водянистые серые глаза, щеточка усов. Зато взгляд такой, как будто он тут самый главный. Не любила она таких. Отвернулась было, но он тронул ее за локоть:

    — Отойдем-ка. Дело есть.

    — Какие у тебя ко мне дела могут быть? — буркнула она.

    — Значит, меня неправильно информировали, и подзаработать ты не хочешь?

    — Смотря как.

    — Пойдем, потолкуем. Ничего особенного делать не придется, проведешь нас кое-куда. А за ценой не постоим.

    И она пошла за ним, понимая, что здесь, возле навострившего уши торговца, он ничего ей больше не скажет. Подумаешь, какие секреты!

    — Куда провести-то надо? — спросила она опять, когда они остановились подальше от людей.

    Седой огляделся по сторонам и, понизив голос, спросил:

    — А не проболтаешься?

    — Не бойся, я молчать умею.

    Он торопливо написал что-то огрызком карандаша на клочке бумаги, показал ей. Потом тут же изорвал бумагу на мелкие кусочки.

    «Точно псих», — подумала она. — Впрочем, здесь большинство безумцев рано или поздно свихивается на Изумрудном Городе. И особенно с Красной Линии почему-то. А седой с Красной линии — это и к гадалке ходить не надо.

    Они все думают почему-то, что в Изумрудном Городе, в подземельях легендарного Университета, до сих пор обитают ученые. Что там совсем иначе, чем в метро, — у людей в избытке электроэнергия, тепло и свет, вдоволь нормальной еды. Что они могут себе позволить не думать о бытовых трудностях, а продолжать заниматься наукой. Жить полной жизнью, а не влачить жалкое существование, как здесь. В метро ведь только на Ганзе, на кольце, жизнь еще более-менее сносная. Ну, может, еще в Полисе, где обитают военные-кшатрии и брамины из Великой библиотеки. А на Красной Линии, говорят, многие впроголодь живут, на голом энтузиазме.

    Впрочем, какое ей дело до чужих заскоков, — лишь бы платили. На Изумрудном Городе она уже неплохо заработала. Правда, из последней экспедиции кроме нее вернулся лишь один человек — а выходило их шестеро. Но она же не виновата, что они не умеют вести себя на поверхности. Она честно предупреждала — путь опасный. И тогда они подобрались к загадочному дворцу куда ближе, чем ей раньше случалось. Сначала по старой, разбитой дороге от Киевской топали чуть ли не полночи. Еще когда только вышли на вокзальную площадь, где до сих пор стояло несколько огромных заржавевших автобусов, а один валялся опрокинутый, — она сразу предупредила, что место нехорошее. Справа — остатки вокзала, по левую сторону — река. За спиной — полуразрушенный комплекс торговый, давным-давно разграбленный. Все полезное оттуда давно уже вынесли и по нескольку раз перепродать успели. За рекой — дворец-высотка. По слухам, там не только вичухи теперь живут, а кое-кто и похуже. Старые люди говорили, что Изумрудный Город тоже на тот дворец похож. Только непонятно, с чего они взяли, что именно там кто-то живой остался? Ну да это не ее дело, главное, чтоб платили. В общем, она к себе прислушалась, — и внутренний голос подсказал, что река, конечно, плохо, но вокзал — еще хуже. Вот и повела она своих подопечных вдоль реки, стараясь, впрочем, не приближаться к берегу. Сначала по правую руку дома разрушенные попадались, а когда обвалившийся мост миновали — не стеклянный, а следующий, обычный — углубились в джунгли. И лишь старая полузаросшая разбитая дорога пролегала сквозь них — и то приходилось постоянно через деревья упавшие перелезать или ржавые остовы машин обходить. Но они много сумели пройти. Чем дальше продвигались, тем выше был склон по правую руку, поросший буйным лесом. Такие звуки иной раз доносились оттуда, что даже ей не по себе становилось. А спутники ее — ничего, держались. Видно было, конечно, что трусят очень, но старались виду не показывать. Как что услышат — остановятся на минутку, потом машут ей — мол, пошли дальше.

    Таким манером дошли они до большой прогалины, и старший показал — здесь, мол, будем на холм взбираться. И даже наполовину преодолели склон, на котором до Катастрофы был оборудован подъемник. Казалось, еще немного — и увидят в свете луны вожделенную цель, высокое, похожее на дворец здание со шпилем. И тут началось.

    Твари, атаковавшие их, устроили себе логово там, где на склоне стояла гигантская горка. Они скатывались сверху и сбивали людей с ног. А вокруг валялись оборванные металлические тросы, разломанные сиденья — остатки подъемника. Ее спутники спотыкались об эти тросы, запутывались в буйно разросшейся траве, как в сетях, падали, не успевая убежать. И твари настигали их.

    Трое погибло там. Потом, когда выжившие шли обратно к Киевской вдоль набережной, по остаткам старой дороги, стараясь держаться подальше и от джунглей слева, и от плескавшейся справа реки, тонкое длинное щупальце, появившись в проломе каменной ограды, оплело крайнего из них и быстро утащило в воду — он и пикнуть не успел. Она и единственный уцелевший член экспедиции все же вернулись тогда на Киевскую. Это ее и спасло — он смог подтвердить остальным, кто про экспедицию знал, что ее вины в случившемся не было.

    Помнится, она еще подумала тогда: «Вот за что особенно не люблю эти экспедиции — вариантов отхода практически нет: до ближайшего метро — пятьсот километров тайги, как говаривал один старик у нас на станции…

    Но, несмотря на это, всегда находятся новые безумцы, готовые ради мечты рисковать своей шкурой. Интересно, у кого-нибудь когда-нибудь получится? Может быть, именно в этот раз они дойдут? Но что, если там ничего нет?..»

    Когда она сказала Седому, сколько хочет за свои услуги, он только крякнул:

    — И почему я должен столько тебе платить? За такую цену я мог бы, наверное, самого Хантера нанять!

    Она была готова и к этому вопросу и невозмутимо ответила:

    — Потому что я могу видеть в темноте.

    Ответила, и внутренне вся подобралась, напряглась. Она всегда боялась сознаваться в этом. Но рано или поздно этот момент все равно наставал — когда речь заходила о цене. Если бы она умолчала о своих способностях, ее цена была бы куда меньше. Но рассказывать о них тоже было рискованно. Мутантов в метро не любили.

    Так и есть. Она уловила, как изменилось лицо клиента.

    — А, так ты из этих…

    Она пожала плечами. Кажется, пронесло — хоть он глядел на нее брезгливо, но крика поднимать или угрожать не стал. Видно, очень ему толковый проводник нужен. «Ну что ж, может, и сторгуемся, — подумала она, — а к взглядам косым мне не привыкать». Если он готов честно платить за работу, то какая разница, как он относится к мутантам, считает их за людей или нет? Когда дело будет сделано, она получит, что ей причитается, уйдет и, возможно, больше никогда его не увидит. К тому же — спасибо тем уродам, которые чуть ее не убили — она теперь не так уж и отличается от остальных людей. Шрам на месте отрубленного шестого пальца скрыт черной кожаной митенкой, а остаток уха прикрыт волосами — к тому же это увечье всегда можно объяснить боевым ранением, еще больше уважать будут.

    — Ну ладно, не важно, — примирительно пробормотал клиент. Понятно, успел уже оценить ее добротную экипировку, новенький защитный костюм, удобные и прочные тяжелые кожаные ботинки. Если она может себе позволить прилично одеваться, значит, неплохо зарабатывает.

    — Как звать-то тебя?

    — Катериной. Можно Кэт.

    Так называл ее один придурок с родной станции. Ей это прозвище нравилось, потому что выговаривалось легко и быстро. Впрочем, на станции у нее было и другое имя, но об этом она каждому встречному рассказывать не собиралась.

    — Радистка Кэт, значит?

    — Я не радистка, — сердито буркнула она. — Просто Кэт. Или Катя, мне все равно.

    — Ладно, Катя. Просишь ты, конечно, многовато, но если все получится, то патронов не пожалею — еще и добавлю.

    Интересно, откуда у него столько? Ограбил партийную кассу? Как ему удалось раскрутить генсека Красной Линии товарища Москвина на такую дорогостоящую экспедицию? Впрочем, это ее не касается. Как раз на такие вот бредовые проекты люди почему-то охотнее всего ведутся. Зависит от того, как преподнести.

    — Так не пойдет, — сказала она. — Половину отдадите мне сразу, перед выходом. Вторую — когда вернемся. Дойдем мы куда надо или нет, это неважно. Вы мне платите, чтоб я вас провела. Я проведу. А уж как далеко мы уйдем — от вас самих зависит.

    Не в ее интересах было сразу лишать их надежды.

    * * *

    Они направились в тоннель в сторону Киевской, затем свернули в боковой тоннель и вскоре увидели решетки, часовых и красные флаги. Седой провел ее через заставу Красной Линии — видимо, его здесь хорошо знали: часовые отдали ему честь, а на ее документы взглянули лишь мельком. И вот тогда в первый раз возникло у нее недоброе предчувствие, пробежало холодком по позвоночнику. Она сама не могла бы объяснить, что ее насторожило. Но чутье подсказывало — лучше бы отказаться. Зря она не прислушалась к этому предупреждению. «Успею уйти, — подумала она, — надо сначала узнать поподробнее про задание».

    Радиальная станция Парк Культуры по сравнению с богатой, хорошо освещенной кольцевой станцией, принадлежавшей Ганзе, выглядела полутемной и почти нежилой. «Вот сразу разница чувствуется, — подумала она. — Кольцевая-то понарядней будет. Там между светло-серыми колоннами арки полукруглые, и в промежутках между ними овальные картинки, на которых люди изображены. Хотя от этого великолепия, да еще при ярком освещении, глаза режет. А на радиальной станции колонны квадратные, высокие, зато кажется, что здесь просторнее. И каждая колонна словно еще раз отражается в стене напротив, покрытой кафелем, надраенным до блеска». А еще ей понравились два мостика над путями. На один из них они и поднялись по ступенькам, повернули — там обнаружилось служебное помещение, отгороженное белыми пластиковыми обшарпанными панелями. На них даже сохранились полустершиеся картинки — правда, разобрать уже почти ничего нельзя было, но она успела прочитать непонятное слово «сэндвич», а картинка явно имела отношение к еде. У нее даже в желудке заурчало. Может, это их столовая? Было бы неплохо.

    Седой открыл облезлую дверь и пропустил ее в небольшое помещение, куда, кроме него, протиснулись еще двое. Первый — светловолосый парень с короткой стрижкой, чуть полноватый, в новенькой военной форме. Лицо у него было, пожалуй, приятное и открытое, но при этом какое-то вялое, а серые глаза глядели сонно и безразлично. Казалось, по поводу происходящего вокруг него он испытывает только скуку.

    «Рохля какой-то, — подумала она, — но так даже лучше. Наверное, начальника какого-нибудь сынок — оттого и раскормленный». Подавляющее большинство жителей вечно голодной Красной Линии выглядели куда более истощенными.

    Другой был тощим, щуплым, с морщинистым лицом и выглядел так, словно постоянно принюхивался. Он все время нервно переминался с ноги на ногу, и она мысленно окрестила его Топтуном. Она любила давать нанимателям клички — про себя, конечно. Потому что иной раз они гибли так быстро, что запомнить имена и фамилии она не успевала.

    Тут же ясно стало, что она ошиблась, — в помещении обнаружилось только несколько ободранных пластиковых стульев. Значит, на кормежку пока надеяться не приходилось.

    Топтун, оглядев ее, недовольно сморщился. «Противный тип, конечно, — подумала она, — но вряд ли опасный. С таким в случае чего можно справиться без труда…»

    Седой назвал ей их имена — впрочем, она особо не прислушивалась. Разобрала только, что Рохлю, кажется, зовут Пашей.

    — А зачем было бабу нанимать? — подозрительно спросил Топтун. — Что, мужиков подходящих не нашлось?

    — Она тоже не промах. И к тому же видит в темноте, — пояснил Седой.

    Услышав это, Рохля с некоторым любопытством поглядел на нее. Топтун же сморщился, словно хлебнул кислого.

    — Так она из этих, — пренебрежительно констатировал он, словно бы ее здесь и не было.

    Она знала и терпеть не могла эту манеру нанимателей — заранее охаять, чтоб потом смотреть свысока. Не иначе как поторговаться хотят. Ничего, она стерпит. Но за каждый косой взгляд им придется заплатить дополнительно. Пусть не думают, что мутанты — существа второго сорта.

    Впрочем, она почти ничем не отличается от обычного человека. Но в том-то и загвоздка — в коротеньком слове «почти». Разница практически неразличимая, в критических обстоятельствах могла стать роковой. Всегда легче в трудную минуту пожертвовать жизнью мутанта, утешаясь тем, что он, в сущности, не совсем человек. Даже если очень похож.

    Но сейчас она не собиралась вести с ними беседы о правах мутантов. Не тот был момент, не та обстановка.

    Топтун, казалось, наконец справился с разочарованием. Лишь напоследок выразительно вздохнул, пожал плечами и закатил глаза, словно показывая, что выбор не одобряет, да что ж теперь делать.

    — Еще кто-нибудь идет с нами? — спросила она.

    — Да, еще сталкера прихватим и ботаника одного, — ответил Топтун.

    — Это кого? — настороженно спросил Седой.

    — Серега собирался с нами. Пусть идет. Вдруг и впрямь ученых найдем — ему хоть будет с кем потолковать на равных, вспомнить былое, — усмехнулся Топтун.

    Седой как будто успокоился при этом известии.

    — Ну, пусть идет, — согласился он.

    — А откуда пойдем — с Киевской? — спросила она.

    — Ты смотри — разбирается! — довольно хмыкнул Седой. — Нет, Катя, у нас другой план. Хотим по подземному туннелю пройти.

    И увидев изумление в ее глазах, пояснил:

    — От Спортивной один туннель отходит, который ведет в направлении Университета.

    Развернув сложенный вчетверо тетрадный лист, он показал непонятную схему:

    — Вот видишь, некоторые думают, что он прямо через подвалы Университета проходит. Метро-Два, слышала про такое? А если нет, то хотя бы где-нибудь на Воробьевых горах окажемся, — он ткнул пальцем в чертеж, — а отсюда уже рукой подать. Господи, как давно я не был в тех местах! — вдруг с чувством сказал он. — Самому не верится, что снова увижу Воробьевы горы.

    Она усмехнулась про себя. Рожденные до Катастрофы помнят много лишнего. В этом их сила — и в этом их слабость.

    — Только вот что с воротами будем делать? — хмыкнул Топтун.

    — Ничего, на месте разберемся, — загадочно сказал Седой. — Есть у меня идея…

    Она совсем было успокоилась. Задача, кажется, была даже проще, чем ей показалось сначала. Если они готовы столько платить за прогулку по туннелям, это их проблемы. И все-таки что-то ее настораживало. Где-то здесь был подвох, только она пока не понимала, где именно.

    — Выходим завтра утром. До Спортивной на дрезине доедем — я договорился, — сообщил Седой. — Вечером еще обсудим подробности.

    * * *

    Но вечером они уже почти ничего не обсуждали. Сидели у костра — Рохля, Седой, еще один военный, сосредоточенный и сдержанный, его фамилию она запомнила — Ермолаев. И мужчина лет сорока, видимо, тот самый «ботаник» Сергей, на которого она сначала почти не обращала внимания. Он тоже был в военной форме. Волосы светлые, с проседью, лицо усталое. В разговор сначала вообще не вступал — рисовал что-то в блокноте. Впрочем, говорили они, с ее точки зрения, обо всякой ерунде. Она решила, что Седой просто хочет заранее познакомить между собой участников экспедиции. Пожалуй, это было правильно. «Умный старик, — подумала она. — Хотя и вредный». Седой то и дело называл ее то пианисткой, то радисткой и довольно хихикал, будто сказал что-то ужасно смешное. Видно, это была шутка, понятная только ему.

    — А может быть, зря идем? Может, в тех подвалах нет никого? — спросил сталкер Ермолаев.

    — Да наверняка есть, — решительно сказал Седой. — Ведь само здание-то стоит до сих пор. А ведь там плывун, оно с самого начала держалось только за счет того, что в подвалах установили криогенные установки, почву замораживали. Значит что? Значит, они до сих пор работают? Иначе бы все рухнуло.

    Но голос его прозвучал как-то неубедительно. Сергей, сощурившись, посмотрел на него так, словно хотел возразить. Но ничего не сказал.

    — А может, на самом деле оно и рухнуло давно, — произнес Ермолаев.

    — Нет, рассказывали люди — стоит пока.

    — Да мало ли, что люди болтают. Им еще и не то может со страху привидеться. Они хотят увидеть здание — вот им и кажется, что оно там есть. А на самом деле это все мираж, обман, наваждение.

    — Да ну тебя, Ермолаев, помолчи лучше! — с досадой сказал Седой.

    — Интересно, а мутанты в туннелях за Спортивной водятся? — спросил Рохля.

    — Вроде пока не слышно было, — ответил Ермолаев.

    — Ничего, если встретим, Катерина с ними договорится. Она им практически родственница, — хмыкнул Седой. Что-то он начинал ее все больше раздражать.

    Сергей поглядел на нее внимательнее.

    — Почему родственница? — спросил он. Голос был с хрипотцой, но приятный. Можно так и звать его — Ботаник, подумала она. Но почему-то не шло к нему это прозвище. А другого она придумать не могла.

    — Ах, да, Серега, я ж забыл тебе сказать. Катя, проводница наша — не простая девушка, особенная. В темноте видит. Может, и еще какие способности выдающиеся есть у нее, о которых пока молчит, — насмешливо протянул Седой.

    Она ждала, что сейчас и Сергей изменится в лице и тоже пренебрежительно скажет какую-нибудь колкость. Не дождалась. Подняла на него глаза. В его взгляде было только любопытство.

    — А откуда ты? На какой станции родилась? — спросил он без тени насмешки, вполне дружелюбно.

    Вот этого им знать не надо. Она пожала плечами.

    — Кэт ниоткуда. Прикольно! — сказал Рохля. Но так беспечно сказал, что она не обиделась. — Кэт ниоткуда заведет нас в никуда.

    Седой ожег его мрачным взглядом, но не стал делать замечания. Хотя видно было — веселья Рохли он вовсе не разделяет. Она даже посочувствовала Седому — похоже, основные хлопоты легли на него, и он один из немногих, кто представляет, насколько опасен путь. Ну, может, еще Ермолаев, у которого такой серьезный вид. Все остальные о проблемах думать не хотят — Рохля, видно, по жизни раздолбай и воспринимает поход скорее как приключение, Сергей тоже весь в своих мыслях…

    — Прости, если тебе неприятно об этом говорить, — сказал он. Она уставилась на Сергея во все глаза. Крайне редко кто-нибудь вообще давал себе труд поинтересоваться, что ей нравится, а что нет. Очень редко. Практически никогда.

    — Просто я думал, что на Филевской линии… — начал было он и смутился. Это тоже было удивительно. Она не привыкла к такому.

    — Живут мутанты, — невозмутимо продолжила она за него, — и что я — одна из них. Я вовсе не обижаюсь. Но я действительно не знаю, где я родилась. Моя мать умерла, когда я была маленькой. Я росла у чужих людей на Динамо.

    Она специально продумала легенду заранее, выбрала оживленную станцию, где легче затеряться. В подземных швейных цехах Динамо, снабжавших чуть ли не все метро кожаными куртками, трудилось множество женщин. Проверить ее слова было практически невозможно.

    — Если бы ты сама не сказала, никогда бы не подумал, — сказал Сергей.

    Верно. Она могла бы им и не говорить ничего. Но если бы не умение видеть в темноте, ее услуги ценились бы куда дешевле. Наниматели чаще все-таки предпочитали проводников-мужчин, и нужен был какой-то козырь, чтобы соперничать с ними.

    — А другие… отличия у тебя есть? — спросил Сергей. Видно было, что он искал слово, чтобы не обидеть, и это ее чуть не растрогало. Но она не собиралась рассказывать ему об остальных своих приметах. Он мог где-то что-то слышать, и тогда она будет в смертельной опасности. А поговорить почему-то хотелось — как же давно она ни с кем не разговаривала просто так, без подначек, без опаски. Она даже не думала, что ей это нужно, — до нынешнего вечера.

    «Осторожнее, — сказала она себе. — Расслабляться нельзя. Вокруг враги. Все люди — враги, и даже самые хорошие — не исключение».

    Сергей ждал ответа, и она покачала головой.

    — Тогда тебя и мутанткой считать почти нельзя, — заметил он. Она нахмурилась. Опять это «почти», сводящее на нет все его добрые намерения. Почти человек. Но все-таки не совсем…

    Он заметил недовольное выражение ее лица.

    — Ты просто не представляешь, какие бывают отклонения, чего я насмотрелся за эти годы, — сказал он. — Поверь, по сравнению с остальными ты практически нормальна.

    — Все равно такие, как ты, сторонятся таких, как я, — упрямо сказала она.

    Он пожал плечами:

    — У жены моего знакомого было по шесть пальцев на руках.

    — А почему «было»? — тут же насторожилась она.

    — Потому что ее больше нет, — неохотно ответил он. — Она умерла молодой.

    — Как она умерла?

    — Я не хочу сейчас об этом. Это не так уж важно, — произнес Сергей, отводя глаза. «Тут какая-то тайна, — сообразила она, — но понятно, что больше он сейчас ничего не скажет».

    — Просто это я к тому, — снова начал Сергей, — что мутанты мутантам рознь. Бывают такие, у которых уже мозг поражен — вот это действительно тяжело. Правда, такие обычно долго не живут.

    — А может, у меня уже тоже мозг поражен? — как бы в шутку спросила она.

    — У тебя с мозгами, по-моему, дело обстоит куда лучше, чем у многих других, с кем мне доводилось общаться, — сухо ответил он. — Время позднее, пора расходиться.

    И только тут она обратила внимание, что остальные уже устроились на ночлег, а беседуют только они вдвоем.

    Сергей растянулся на драном спальнике, отвернулся и через минуту, казалось, уже спал. Она тоже оборудовала себе спальное место, но заснуть не могла еще долго — растревожил разговор.

    «Надо с ним осторожнее — он вовсе не дурак. А как хочется все рассказать ему. Но нельзя. И не в том дело, что мутантка — он, кажется, один из немногих, кому это параллельно. Но если узнает, что я натворила, кто я такая, — отвернется с ужасом и никогда больше не станет со мной говорить, даже не посмотрит в мою сторону».

    * * *

    Утром они перекусили в общественной столовой свининой с грибами. Столовая выглядела скромно — ободранные пластиковые стулья, колченогие хлипкие исцарапанные столики. Ей не очень хотелось есть, но она заставляла себя — неизвестно, когда доведется перекусить в следующий раз. Наблюдала за своими спутниками — Седой ел обстоятельно, не торопясь, Сергей жевал рассеянно, Рохля привередливо ковырялся в миске, сталкер Ермолаев глотал торопливо и жадно, как будто плотно поесть случалось ему не часто, Топтун словно обнюхивал каждый кусок. Потом все погрузились на дрезину, сделанную из вагона метро — она уже видела такие на Ганзе, только эта была более обшарпанной. Раздался гудок, и дрезина тронулась в путь. Она напряглась, прислушиваясь, как всегда в незнакомом туннеле, но опасности пока не ощутила.

    Довольно скоро добрались до Фрунзенской, где Седой поговорил с часовыми, после чего их беспрепятственно пропустили. Затем еще один перегон — и дрезина притормозила на Спортивной. Дальше им предстояло идти пешком.

    Выстроились в походном порядке — она впереди, как проводник («Как самый малоценный член экспедиции, которого не жаль потерять», — усмехнулась она про себя), следом — Седой, за ним Сергей, Топтун и Рохля, а замыкать шествие должен был сталкер Ермолаев. На груди у него висел автомат, у Седого тоже. Она сама больше полагалась на свой нож, хотя у нее был не только «калашников», но и пистолет. У Рохли и Сергея, как она заметила, тоже имелись ножи. Рохля, впрочем, легкомысленно размахивал найденной здесь же палкой, видимо, ручкой от метлы, как будто в случае чего именно ею собирался отбиваться от врагов. Она усмехнулась про себя.

    Отошли совсем недалеко, и вдруг она уловила движение сбоку. Застыла, сделав знак остальным. Напряглась, прислушиваясь. Тихий шорох внизу. Посветила и облегченно вздохнула — гигантская многоножка извивалась на шпалах, тщетно стараясь перебраться через рельс.

    — Фу, гадость! — буркнул за ее спиной Седой и огляделся, словно прикидывая, чем бы прибить мерзкую тварь.

    — Крупный экземпляр, — проговорил Сергей, — но я таких уже видел, тут они не редкость.

    — Ну, ты лентяйка, — сказал многоножке Рохля. И занес над ней палку.

    Девушку передернуло. Никак она не могла привыкнуть, что люди убивают беспомощных созданий, не делающих им зла, просто забавы ради. Вот так же и с ней в свое время расправились… чуть не убили. С тех пор она особенно жалела всех бессловесных тварей. Куда больше, чем людей. В глазах защипало, она закашлялась.

    Рохля тем временем, опустив палку, неожиданно осторожно подтолкнул извивающееся существо. Многоножка, наконец, перевалилась через рельс и мигом просочилась в трещину в стене.

    У девушки снова защипало в глазах. «А он не такой уж идиот, как мне казалось, — подумала она. — По крайней мере, не злой».

    Она знала, что за Спортивной туннели ведут к разрушенному метромосту. Но они свернули в боковое ответвление, постепенно уходящее вниз. По стенам стекала вода, под ногами струился ручеек.

    — Глубоко прокопали, — негромко заметила она.

    — Этот туннель под рекой проходит, — пояснил Сергей.

    «Как странно», — подумала она. Она и не знала, что кроме верхних туннелей, существует еще этот. Так, значит, над ними сейчас река, толща воды? Ей стало не по себе. Сколько же усилий потребовалось, сколько людей понадобилось привлечь, чтобы прокопать такой ход? Ей хотелось спросить, кто и с какой целью это сделал, но сейчас не время было болтать. Когда они вернутся, тогда и спросит.

    Если, конечно, к тому времени будет, у кого спрашивать.

    — Говорят, раньше метро хотели под рекой пустить, — словно отвечая на ее невысказанный вопрос, тихо произнес Сергей. — Но потом вдруг был отдан приказ строительство заморозить, а туннели метро провести через мост. А этот туннель все же успели прорыть, и он тоже ведет на ту сторону.

    И тут Седой остановился. Ход упирался в запертые железные ворота.

    Седой пошарил по стене сбоку, нашел кнопку звонка. Нажал.

    Все замерли на месте. Как будто действительно ждали, что сейчас им откроют с той стороны.

    Но все было тихо. Седой нажал еще раз. Потом еще. Потом поднял обломок кирпича и постучал в ворота — громко и требовательно. Раз, другой.

    — Не надо, — вдруг раздался негромкий голос сзади. Принадлежал он, как ни странно, сталкеру Ермолаеву, который в течение всего пути почти ни слова не проронил. В голосе было отчаяние и какой-то детский страх.

    — Ты что это, Ермолаев? — удивился Седой.

    — Не надо, — умоляюще повторил военный. — Откуда ты знаешь, кто может нас ждать там? Я чувствую — людей там нет. Тогда зачем мы стучим? Нас могут услышать другие.

    — Отставить разговорчики! — резко сказал Седой. — Как ты надоел со своими бредовыми предчувствиями, Ермолаев! Не надо было брать тебя с собой.

    — Нельзя здесь стучать, — пробормотал Ермолаев чуть слышно. — Мы же не знаем, что может отозваться с той стороны.

    — А ты ведь знал, что ворота заперты, — напустился Топтун на Седого. — Что же ты нас сюда повел? Говорил, что у тебя есть план? Что теперь будешь делать?

    — Я все продумал, — веско сказал Седой. И снял рюкзак: — Здесь у меня взрывчатка.

    Какое-то время стояла мертвая тишина — все осмысливали сказанное. Первым не выдержал Топтун:

    — Нет, ты точно рехнулся! Хочешь взорвать ворота, а заодно похоронить нас здесь? Нет уж, с меня хватит. Я с самого начала знал, что эта авантюра добром не кончится.

    Взорвать ворота! Она похолодела. Если над ними река, то это чистое безумие. Взрыв обрушит тоннель, сверху в пролом хлынет мутная вода. Убежать нечего и думать — через несколько минут с ними будет покончено. Черт, ведь было же у нее предчувствие — а она не поверила. Зря…

    — Я приказываю поворачивать обратно! — истерически завизжал Топтун. — Ермолаев, забери у него рюкзак!

    — Не надо, — неожиданно спокойно сказал Седой. — Я согласен — возвращаемся.

    И у нее возникло ощущение, что лишь этот человек понимает, что происходит. И ловко управляет ими. Зачем-то ему был нужен этот спектакль. И он вовсе не выглядел обескураженным провалом экспедиции.

    — Ты за это ответишь! — шипел на обратном пути Топтун. — Перед руководством будешь отчитываться, когда вернемся!

    Седой невозмутимо молчал.

    * * *

    На Спортивной Сергей предложил перекусить, но Седой убедил их, что на Фрунзенской столовая лучше. Хорошо, что дрезина, которая привезла их сюда, еще не ушла обратно.

    На Фрунзенской, после того, как они поели и немного отдохнули, Седой и выдал главный сюрприз. Когда Топтун предложил возвращаться на Парк Культуры, он невозмутимо ответил:

    — Не в моих правилах начатое на полдороге бросать. Плохим бы я был командиром, если бы не имел плана про запас. Мы все равно пойдем в Изумрудный Город — но пойдем другим путем.

    У Топтуна отвисла челюсть. Видно, что такого оборота он не ожидал.

    — Каким путем? — спросил он.

    — Выйдем сейчас на поверхность, — невозмутимо сказал Седой. — Дело как раз к ночи идет, уже можно. — Он начал чертить на бумажке. — Вот Дворец Молодежи, мы перейдем через Комсомольский проспект, и совсем недалеко будет застекленный мост через реку — я со сталкерами говорил, он почти целый. Перейдем через мост и пойдем вдоль реки, потом на смотровую поднимемся — а там до Университета рукой подать.

    Честно говоря, она чего-то в этом роде от него и ожидала. Сразу поняла — этот тип очень непрост. Предчувствие ее не обмануло — он с самого начала не собирался ни перед кем отчитываться. Потому что он, похоже, вообще не собирался возвращаться.

    Седой говорил так легко, словно предлагал развлекательную прогулку по парку. Возможно, в прежней жизни это и была бы развлекательная прогулка. Но она-то знала — там джунгли. Еще свежа была в памяти последняя экспедиция, когда им так и не удалось подняться к этой самой смотровой, хотя трое заплатили жизнью за эту попытку.

    — Ты с ума сошел, — ответил Топтун.

    — Я никого не заставляю, — холодно уточнил Седой. — Хочешь — возвращайся на Парк Культуры.

    Она поняла — Седой как раз очень хочет, чтоб Топтун вернулся. Хочет отделаться от него. Топтун это тоже понимает, но у него, похоже, другая задача.

    — Я никого не заставляю, — повторил Седой и обвел взглядом остальных. — Кто еще хочет вернуться?

    Ермолаев смущенно кашлянул.

    — Приказываю тебе вернуться на Парк Культуры и сообщить об изменениях в планах экспедиции, — торжественно произнес Седой, и тот кивнул с видимым облегчением.

    — Какого черта?! — прошипел Топтун.

    — Пусть идет. У него ребенок маленький. И, между прочим, начальник экспедиции — я, — напомнил Седой. — Кто еще возвращается?

    Он вопросительно взглянул на Сергея, тот отрицательно помотал головой.

    — Ладно, — сказал Седой, — тогда давайте собираться. Ермолаев, ты проводишь нас и только тогда пойдешь обратно.

    Топтун был явно недоволен, но поделать ничего не мог. Тогда она и попыталась взбунтоваться — в ее планы вовсе не входило сопровождать их по поверхности. Но оказалось, что предложение вернуться распространялось на всех, кроме нее. Мутантку-проводницу никто не собирался спрашивать, что ей нравится, а что нет. Седой просто отвел ее в сторонку и приставил пистолет ей к затылку. Она, могла, конечно, попробовать убежать — с ним одним она бы справилась, но где гарантии, что ее не поймают? А если дознаются, кто она такая на самом деле, ей точно не поздоровится. Пришлось смириться.

    «Ладно, — подумала она, — тем хуже для них». Она уже ощущала знакомое тревожное и радостное предчувствие — как всегда, перед выходом на поверхность.

    «Я — Кошка. Большой город наверху опасен для людей — но я не совсем человек. Я — ловкая и быстрая, крадусь бесшумно, слышу опасность издалека. Я пыталась вас отговорить для вашей же пользы, глупые, неуклюжие люди. Вы не послушали меня — теперь пеняйте на себя!..»

    Глава 2 МЫ ПОЙДЕМ ДРУГИМ ПУТЕМ

    По эскалатору поднимались недолго. В небольшом круглом вестибюле, где стояло несколько сломанных киосков, под ногами идущих захрустели осколки стекла.

    Здесь чудом сохранились двери — может, поэтому хищников не обнаружилось. Перед выходом Кошка сделала спутникам знак подождать и долго прислушивалась. Вдвойне опасно выходить наверх в незнакомом месте — но выбора не было.

    Она толкнула дверь и, выйдя наружу, сразу прижалась спиной к стене, вскинув автомат. Ее окружали массивные четырехугольные колонны — оказалось, вход в метро расположен в огромном здании. Следом из-за двери появился Седой, за ним — Сергей и Рохля. Последним, беспокойно озираясь, вылез Топтун.

    Впереди виднелся полуразрушенный павильон, испещренный черно-белыми пятнами. Ей уже случалось видеть такие, но некогда было вспомнить, что означают эти пятна. Кажется, раньше наверху были столовые с такими смешными названиями. Седой показал направление — и отряд стал спускаться по ступенькам. Кошка оглянулась и высоко над головой увидела картину. Изображенные на ней люди то ли охотились, то ли воевали. Фигуры людей были серыми, а иногда попадались красные пятна — цвет знамени Красной Линии, догадалась она, цвет крови. Красное на сером.

    «Знаешь, что такое „красное на черном“?» — любил спрашивать ее Леха еще тогда, в прежней жизни. Леха был одним из тех, кто относился к ней терпимо. Конечно, он тоже мог и гадость сказать, и затрещину дать под настроение. Но иногда, особенно когда был немного пьян, ей перепадало от него что-нибудь вкусненькое — недоеденный кусок свиного шашлыка, горстка сушеных грибов. Он учил ее рисовать звезду одним росчерком уголька по стене, не отрывая руки, и задавал дурацкие вопросы: «А знаешь, что такое — „красное на черном“?»

    Он вообще как будто зациклился на цветовых сочетаниях — очень любил придумывать странные пароли. Допустим, своим для входа на станцию полагалось говорить «Белый снег», а отзыв был «Серый лед». А на следующий день он уже изобретал что-то другое. Многие его терпеть не могли за это, но он стоял на своем. И однажды она слышала, как он отчитывал одного из сталкеров:

    — Нет, ты мне правильно скажи пароль — тогда пущу.

    — Леха, да ты что, спятил? Это ж я — Чирей.

    — Знаю, что Чирей, а пароль назови.

    — Ну, это… Вроде синее на зеленом?

    — Нет, блин, золотое на голубом! Ну что за придурки? Простых вещей запомнить не могут!

    Может, ему надо было стать художником, а из него получился бандит. Вполне вероятно, что художником был его отец, но Леха отца не помнил. Это сближало ее с ним. Впрочем, Леха, казалось, не сильно огорчался. Иногда, под настроение, он сообщал собутыльникам, что его папа — стакан портвейна. А мама, соответственно, — анархия. Те гоготали и говорили, что в таком случае ему прямая дорога на Войковскую, давно уже переименованную анархистами в Гуляй-Поле. Но Леха был не из тех, кого можно было куда-то отправить против желания.

    Иногда Кошка даже пугалась его. Обычно Леха корчил из себя простецкого парня, что называется, душа нараспашку. Из одежды предпочитал черные спортивные штаны и черные же толстовки — видимо, чтоб грязь была не так заметна. Волосы в отличие от большинства он не остригал коротко, и они обычно неопрятными светлыми патлами свисали ему на плечи. Он уже начинал полнеть, при том что питались они все не сказать, чтоб хорошо. Уверял, что это у него так процессы в организме идут — капельку съест, и тут же лишний вес прибавляется. Лицо его нередко бывало опухшим от регулярного пьянства, глаза — как щелки, да к тому же он постоянно щурился. А еще была у него противная манера — вдруг замолкать посреди разговора и пристально, молча разглядывать собеседника до тех пор, пока тот не начинал нервничать. О чем Леха думал в это время — одному ему было известно. Но чужой страх явно доставлял ему удовольствие. Он любил ошиваться возле постовых, оглядывая всех входящих на станцию. Его иной раз так и называли — Леха Фейсконтроль. Иногда он, сощурив глаза, командовал часовому: «Вон у того, чернявого, документики как следует проверь». И ухмылялся, глядя, как начинает бледнеть один из челноков, как у него подкашиваются коленки.

    А насчет того вопроса… Кошке очень хотелось сделать Лехе приятное, ответить правильно, но она не понимала, чего он хочет. Вот красное на белом — это кровь на снегу, она знает, видела. Или кровь на марлевой повязке — впрочем, хорошую марлю трудно было найти, для перевязок чаще использовались стиранные-перестиранные пожелтевшие тряпки. А что такое красное на черном, она с трудом представляла и потому молчала.

    Правда ему, казалось, ее растерянность даже нравилась.

    «Ничего-то ты не знаешь, — важно и снисходительно подытоживал Леха. — Ну что с тебя взять — мутантка!»

    Прислушиваясь к звукам ночного города, Кошка подумала, что теперь она могла бы кое-что ответить ему. Может быть, красное на черном — это звезды Кремля, пылающие на ночном небе? Кошка видела их однажды — и, как ни странно, осталась жива. Конечно, перед выходом ее строго-настрого проинструктировали — не глядеть на кремлевские звезды. Но искушение было слишком сильным. Она подумала: «Можно ведь только разочек взглянуть. Я сумею. Я удержусь». Звезды словно переливались изнутри — кровавые отсветы на черном небе. И сразу — провал в памяти. Потом двое здоровых мужиков рассказывали, что им с трудом удалось удержать ее, а она отбивалась с неженской силой, вырывалась. Все же им удалось ее остановить — может, зря? Ну, отправилась бы она прямиком в Кремль, и съела бы ее засевшая там… — а хрен его знает, что там засело! — все равно она никому на целом свете не нужна. И вот странно — с ней ничего не сделалось до сих пор, а никого из тех, кто был с ней во время той вылазки, уже не осталось в живых — у сталкеров век короткий… Воспоминания прервал клекот, раздавшийся сверху, с крыши здания. Но ведь они еще не вышли из-под крыши, вряд ли хищник мог их видеть. Наверху послышалась возня, с крыши что-то упало и ударилось о землю в двух шагах от нее с глухим костяным стуком. Похоже, череп небольшого животного — а может, даже человеческий. Остальные члены группы стояли, прижавшись к ближайшей колонне. Лишь Сергей вдруг потянулся за упавшим предметом, но тут же передумал. Ему не так часто случалось выходить на поверхность, и чувствовал он себя неуверенно — постоянно боялся совершить ошибку. Подумать только, как все изменилось за двадцать лет! Он помнил — за Дворцом Молодежи, под крышей которого они сейчас находились, до Катастрофы располагался ухоженный парк, часть старинной усадьбы. Там были красиво подстриженные кусты и газоны, декоративные растения, причудливо вьющиеся дорожки, белки в клетке для детской забавы, а также еще какие-то птицы — фазаны, гуси. Был в парке и пруд с лебедями. Один из сталкеров рассказывал Сергею, в какие непроходимые джунгли превратился парк теперь, и какие ловушки подстерегают там зазевавшихся путников. Показывал и жуткий шрам, оставленный, по его словам, особо агрессивной и крупной белкой. Во что превратились лебеди и фазаны, Сергей даже спрашивать не стал. Не исключено, что именно один из них возился сейчас над ними на крыше, роняя им на головы остатки своего вчерашнего обеда. А еще, кажется, в усадьбе держали лошадей. Думать об этом не хотелось. Сергей постарался сосредоточиться на том, что находилось сейчас в поле его зрения.

    Впереди, там, где кончалась крыша, видно было черное небо, усыпанное кое-где звездами. И — вот оно — огромная крылатая тень пронеслась вдруг, заслоняя звезды. Пролетела мимо — туда, где торчали скелеты огромных деревьев. Наверное, увидела там добычу. Людей она не заметила — а может, не обратила внимания на такую мелочь.

    Спустя минуту с той стороны донесся треск, визг, шум, затем наступила зловещая тишина. Та же крылатая тень пролетела обратно — уже куда медленнее, размеренно взмахивая перепончатыми крыльями. В когтях у хищницы болталась темная масса — охота явно оказалась удачной. Кошка вспомнила рассказ одного из сталкеров, похвалявшегося, что кто-то из его знакомых летал на вичухе. «Вранье!» — убежденно подумала она тогда.

    Парень, стоявший рядом с Сергеем, вдруг попятился обратно к входу. Как будто передумал и хочет вернуться. Никто, кроме Сергея, этого не заметил, он ободряюще положил руку мальчику на плечо. «Первый раз, наверное, на поверхности», — снисходительно подумал он, не сознаваясь себе, что, опекая новичка, старается отогнать собственные страхи.

    Теперь можно было двигаться дальше — в ближайшее время ночному летуну будет не до них. Очень кстати, а то, стоя на одном месте, она уже начала замерзать, хотя все они по возможности утеплились перед выходом — под химзу одели теплые свитера и простеганные утепленные штаны. Это, конечно, несколько ограничивало свободу движений, но иначе было нельзя — наверху начиналась самая студеная пора. Кошка еще раз оглянулась на большое уродливое здание, в котором находился вход в метро. Эти жуткие каменные коробки, как можно было в них жить? Говорят, люди в этих каменных ячейках создавали себе уют, по трубам текла горячая вода… Но какой может быть уют в таких унылых сооружениях? Сидишь там, как в клетке. Лучше уж греться у костра и не запираться в тесные норы, чтоб в любой момент можно было уйти куда вздумается…

    Они пересекли широкий проспект, огибая заржавевшие остовы машин. Под ногами похрустывал ледок, хлюпала вода. «Конечно, приятнее ходить на поверхность летом, — подумала Кошка, — хотя и приходится париться в „химзе“. Но зато зимой листва облетает с деревьев и обзор лучше…»

    Перейдя проспект, они уперлись прямо в здание с надписью «…ом… инской… ниги». Седой показывал, что надо повернуть налево, но Сергей заинтересовался разбросанными внутри книгами и шагнул внутрь прямо через разбитую витрину. Кошка вошла следом, прислушалась — вроде, опасности нет. Но задерживаться здесь, конечно, не стоило. На полу была лужа, и валявшиеся в ней книги были безнадежно испорчены, но Сергей прихватил пару томиков из тех, что оставались еще на полках. Седой снаружи махал руками, торопил.

    Они выбрались обратно и пошли по проспекту. Вдоль тротуара через равные промежутки росли деревья, на голых ветвях которых до сих пор виднелись кисти красных ягод. Это выглядело очень красиво, и Кошка с сожалением подумала, что если бы не спешка, непременно набрала бы их. Говорят, есть живые ягоды рябины очень полезно — чтоб зубы были крепче, и вообще. Правда, обычно ягоды горчат, но после первых морозов горечь пропадает. А еще из рябины получалась неплохая приправа к свинине, если потушить вместе. С другой стороны, если учесть, что на поверхности все радиоактивное, то не известно еще, чего больше от такой еды будет — вреда или пользы. И все равно ей не нравилось, что здесь так много деревьев — очень уж подходящее место для всякой живности. Конечно, ближе к зиме некоторые звери впадают в спячку, как сказал Сергей, зато есть и такие, у которых пик активности приходится как раз на зиму. Опять же те, кто в холода залегает спать, обычно облюбовывают подвалы и нижние этажи домов — и поди угадай, где именно ждет сюрприз.

    Вот следующий магазин — как раз подходящее место для логова зверя. Витрина разбита, валяются человеческие фигуры — она уже видела такие, это куклы, которых зачем-то обряжали в одежду и ставили за стекло. Для красоты, наверное. Здесь они маленькие — изображают детей. А еще разбросаны подушки, грязные и намокшие, и стоит хорошенький красный автомобиль. Он выглядит совсем как настоящий и до сих пор почти новый, только в несколько раз меньше тех, которые в изобилии ржавеют сейчас на улице, иногда с останками пассажиров внутри. Неужели раньше и такие игрушки были у детей? Впрочем, ей-то какая разница? Своего малыша у мутантки никогда не будет, проверено, а до чужих ей и дела нет. Дети бывают злые, дразнят. Впрочем, иногда попадаются добрые, жалостливые детишки — но таким обычно в жизни хуже всех приходится…

    По знаку Седого они свернули с проспекта направо, на спускавшуюся вниз улицу. На здании напротив Кошка успела машинально отметить крупные буквы «ЗОНТ», и чуть ниже, помельче — «театр». Вокруг мощные деревья образовали настоящий бурелом, а еще дальше с двух сторон путь обступали массивные дома. И вдруг в этой чаще обнаружилось отлично сохранившееся небольшое сооружение, напоминавшее сказочную избушку из книжки — казалось, вот-вот дым пойдет из трубы. На нем тоже были надписи: «…ойка, …ярий». Слева и справа — участки земли, огороженные металлической сеткой. Загоны? Непонятно. Впереди — металлические ворота. Затейливые, полукруглые, трехстворчатые. А забора нет, да кажется, никогда и не было. Может, построить не успели — и теперь стоят одни ворота неизвестно для чего.

    Пройдя через ворота и сделав еще несколько шагов, они увидели стеклянное сооружение с выбитыми дверями. Осторожно зашли — и вот он, мост. Два эскалатора — совсем как в метро, только ведут не вниз, а вверх. А по бокам — лестницы.

    Они начали осторожно подниматься по ступенькам. Здесь все оказалось из стекла и железа, металлические части когда-то были выкрашены желтым, цвет даже местами сохранился. «Наверное, летом, в солнечную погоду, здесь было очень хорошо, — почему-то подумала Кошка. — Люди гуляли, любовались рекой, деревьями…»

    Сейчас деревья по берегам реки стояли жуткие, черные, голые. Верхняя часть стеклянного покрытия моста более-менее уцелела, а вот по бокам почти все стекла были выбиты. Подойти чуть ближе к краю — и вот она, река, внизу. Темная, холодная вода несет неизвестно куда ветки и всякий хлам.

    Лучи фонариков, скрещиваясь, заметались по металлическому каркасу, по стеклянной крыше. На полу обнаружилось чье-то мумифицированное тело — видно, долго уже тут лежало. Кошка огляделась — похоже, ее спутники совсем расслабились, а зря. Сергей разглядывал мусор на полу, Рохля, как завороженный, уставился в противоположную сторону, где за лесом виднелось неясное зарево. Пожар? Вполне возможно. В пустом городе они иногда возникают словно сами по себе. А может, виной всему костры, которые особенно в зимнее время жгут обитающие до сих пор кое-где на поверхности несчастные выродки, еще не забывшие, что такое огонь и пища, но прочно забывшие почти все остальное. Она вспомнила колонию слабоумных детей, живших летом в подвале неподалеку от Киевской — ближе к зиме никого из них не осталось — кто погиб, кто ушел… «Интересно, что же это там горит?» Опять вспомнился Леха с его любимой песней о том, что где-то вдали виден пожар, а в лесу скрывается зверь, которого надо убить. Кто-то из сталкеров сочинил, наверное. А ведь в той стороне и должен находиться Изумрудный Город…

    Кошка огляделась — с противоположной стороны у края моста стояли Седой и Топтун, о чем-то оживленно спорили. Две темные фигуры размахивали руками. Вот одна протянула руку, указывая вдаль, маска с хоботом повернулась в том же направлении. «Зачем они стоят так близко к краю?» — подумала она, но тут Рохля ее отвлек. И уже боковым зрением, невероятно обострявшимся в напряженные моменты, Кошка успела заметить резкое движение одного из двоих. Почти тут же послышался громкий плеск внизу. Еще не успев опять повернуться к ним, она уже обо всем догадалась. Там, где двое стояли у края моста, теперь остался только один. Кошка замахала руками, подбежали Сергей и Рохля. Седой стоял, держась за какую-то железяку, и смотрел вниз, туда, где черная масса воды все так же неторопливо текла мимо.

    Здесь лишь металлическая решетка отделяла людей от реки. И решетка эта в нескольких местах была сломана. Тому, кто упал в ледяную воду, спасения не было, это ясно. Да и ей ли жалеть, что одним участником экспедиции стало меньше? Она ведь их предупреждала, что не на увеселительную прогулку идут.

    И все же Кошка на всякий случай сняла рюкзак и принялась в нем шарить. Там был кусок хорошей, крепкой веревки. Но короткий, чересчур короткий. Рохля тем временем светил фонариком вниз.

    И вдруг из воды что-то показалось на минуту — вроде бы голова и рука. А они могли только смотреть. Прыгать, спасать — бесполезно. Тогда вместо одного погибнут двое — вот и все. Сейчас или намокший костюм утянет беднягу на дно, или он захлебнется.

    Но тонувший ухитрился содрать противогаз — и сдавленный крик донесся до стоявших наверху. В ту же секунду вокруг человека в воде образовалась небольшая воронка — или водоворот. А потом будто круглые створки над ним сомкнулись, захлопнулись. Секунду в луче света был виден огромный, черный ничего не выражавший глаз, а потом Рохля выронил фонарик, и тот почти беззвучно исчез в воде. Раздался сильный всплеск — и только волны пошли по реке, да такие, что вода едва не вышла из берегов. Проглотившее добычу чудовище вновь ушло на глубину.

    Кошка вздрогнула. Ей приходилось уже бывать возле реки. Один раз она даже смутно видела поднимающееся к поверхности из глубины огромное тело. Один из сталкеров сказал потом, что монстр был величиной с баржу. Она не совсем поняла, что он имел в виду, но если пасть у чудовища была такова, что могла втянуть взрослого человека целиком, словно таракана, то о размерах самого животного можно было догадаться. Кошка невольно попятилась от края моста, и остальные за ней.

    * * *

    Некоторое время они стояли подавленные. «А ведь я предупреждала — думала она. Погодите, то ли еще будет. Вы должны были знать, на что идете. До цели, возможно, не дойдет ни один».

    Наконец Седой как будто пришел в себя и дал знак двигаться дальше. Они побрели по мосту, время от времени оглядываясь.

    Ближе к противоположному берегу стеклянный потолок был обрушен, и часть моста обвалилась. Пришлось пробираться по уцелевшим металлическим опорам. Чудо-юдо караулило внизу, в черной воде — там иногда что-то мощно всплескивало. Один раз Рохля чуть не сорвался, но Кошка успела схватить его за руку, и Седой тут же подоспел на помощь, так что больше речному жителю ничего не обломилось. Впрочем, он и так получил от них неплохую плату за проход мимо его владений, за беспокойство, так сказать…

    Когда начали спускаться с моста, выяснилось, что один из боковых пролетов наружной металлической лестницы обвалился. А если прыгать с такой высоты, можно запросто руки-ноги поломать. Кошка мысленно подосадовала на неподготовленных спутников.

    Пришлось вернуться на мост. Можно было, конечно, пройти по нему дальше, туда, где вдали маячили заросли деревьев, но внутренний голос подсказывал — не стоит. Кто знает, какие звери сейчас охотятся в том лесу? Кошка видела, что и Седой, вроде, сомневается. Постояв немного, они, не сговариваясь, отправились обратно по лестнице. На последней уцелевшей площадке Кошка достала веревку и покрепче привязала к металлическому штырю. После того, как ее неуклюжие спутники спустились вниз, смотала веревку, убрала в рюкзак и осторожно примерилась, чтобы прыгнуть. Можно было бы тоже по веревке, но тогда ее пришлось бы здесь и оставить, а вещь полезная, может еще пригодиться.

    Сгруппировавшись, Кошка прыгнула, готовая к удару о землю, но тот получился неожиданно мягким — кто-то подстраховал. Они оба рухнули, покатились, и лишь поднявшись, она поняла, что это был Сергей. Ее падение он смягчил, но и сам на ногах не устоял. «Подумаешь, какие нежности! Охота была подставляться — и так не развалилась бы». Но против воли что-то предательски защекотало в носу, защипало в глазах. «Еще не хватало! — сердито подумала она. — Не время и не место нюни разводить — экспедиция в опасности».

    Что же дальше? С моста проводница успела заметить знакомое высокое здание с металлической крышей. На самом деле это даже не крыша была, просто верхние этажи у него были словно блестящими желтыми металлическими прутьями заплетены. Приметное здание находилось справа от моста.

    А когда она шла к смотровой с другой стороны, от Киевской, это самое здание маячило гораздо левее разрушенного подъемника. В общем, получалось, что сейчас им нужно вправо повернуть и идти вдоль реки, держа курс на приметную постройку.

    Но, к ее удивлению, Седой указал в противоположную сторону. Туда, где дальше по реке был Остров и памятник Царю-Мореходу, где блестели вдали полуразрушенные купола Главного Храма. Сначала Кошка решила, что у него в голове помутилось — и немудрено. Показала на приметное здание, попыталась объяснить, где они, по ее расчетам, находятся. Потом вспомнила, что Седой этого ориентира, скорее всего, не видит своим человеческим, слабым зрением. Но трудно было поверить, что он в знакомых местах заблудился. Он, рожденный наверху, должен был по-любому лучше нее город знать. Не до такой же степени все изменилось, чтоб он забыл даже, где право, где лево. В общем, или он от всего пережитого запамятовал, где этот его Изумрудный Город находится, или вообще туда не собирался — и Кошке почему-то показалось, что так и есть. А ей-то что, она вообще может бросить их тут и скрыться — пусть выкручиваются сами. Но пока ей отдали только задаток. Она не хотела себе сознаться, что ее удерживает кое-что и помимо платы.

    Ладно, в другую сторону — так в другую. Что там у нас? С моста она видела, что справа от реки, за полосой деревьев, есть еще какое-то болото. Не очень это хорошо — когда вокруг вода. Воду Кошка вообще не любила. В общем, лучше было пройти поскорее. И деревья здесь были уж больно высокие. Впереди же виднелся еще один мост — без стеклянного покрытия, и вроде он неплохо сохранился. Между опорами словно бы металлические цепи висят — по крайней мере, так издали кажется. Хотя Кошка знала, что на самом деле никакие это не цепи, а массивные металлические балки. Но рожденные наверху, видно, умели с выдумкой строить — так, чтоб вещи казались не такими, какие они на самом деле. А вон в воде у самого берега и заржавевший корабль — вода мотает его туда-сюда, как игрушку. «Интересно, что там чернеет на одной из опор моста? — подумала она. Надо будет поглядывать в ту сторону».

    Они брели вдоль реки между толстенными деревьями. Под ногами похлюпывало, но ботинки у нее были хорошие, да и жиром она их смазывала, чтоб не промокали. И все равно холод уже пробирался внутрь, пальцы ног озябли. Один раз Кошка оглянулась и в двух шагах от себя вдруг увидела блестящие глаза твари, распластавшейся на стволе и следившей за ними. Если бы не глаза, она бы приняла животное за коврик моха или наросты плесени — так неподвижно было прижавшееся к дереву плоское тело. Она уже видела таких — эти звери не нападали на противников сильнее себя.

    В реке снова что-то мощно плюхнуло, и Кошка от греха подальше увела спутников в заросли кустарников. Кое-где между ними возвышались мощные стволы. Идти здесь было неудобно, ноги увязали в мягкой грязи. Она сообразила, что это, скорее всего, дно обмелевшего пруда. Попадались гнилые доски, разбитые бутылки и прочий хлам. Рохля шагнул в сторону и вдруг увяз в грязи чуть ли не по пояс. Вот тут веревка и пригодилась — Кошка кинула ему один конец, чтоб он обвязался, и принялась тянуть за другой, а остальные мужчины помогали. Потом она наломала веток с ближайших кустов, набросала их под ноги. Пришлось снова выбираться на твердую землю. Кошка старалась не наступить на что-нибудь острое и с тоской думала, что ее ботинки могут не пережить этого похода. Так увлеклась, что чуть не забыла об осторожности. И лишь каким-то звериным чутьем уловила — под вывороченными корнями дерева-гиганта кто-то притаился. Кошка сделала спутникам знак подождать, пригляделась. Да, там кто-то был — кажется, довольно крупное животное, покрытое свалявшейся шерстью. Вдруг существо шевельнулось — и Кошка увидела исхудалую руку, сжимавшую камень. Это был один из тех несчастных выродков, которые до сих пор иногда попадались наверху. Кое-как им удалось приспособиться к новым условиям, но сил у них хватало лишь на то, чтобы поддерживать жалкое существование. Замотанные в драное тряпье, а иной раз и в звериные шкуры, они страдали от голода и холода, но главное — подвергались губительному воздействию радиации. Совершенно непонятно, почему они продолжали цепляться за жизнь. Если бы выродок попытался напасть, Кошка без сожаления убила бы его. Но он только следил за ними, явно напуганный, и в душе ее шевельнулось что-то похожее на сострадание. Ей ли не знать, каково это — когда тебя травят? Пусть живет. Все равно долго не протянет — голод, холод или хищные звери его доконают. И она сделала своим спутникам знак идти дальше. Они даже не поняли, чем была вызвана остановка.

    Еще немного — и вышли ко второму мосту. Прямо за ним на берегу реки виднелось приземистое квадратное здание, почти не разрушенное. И даже некоторые буквы уцелели от громадной надписи на самом верху. Интересно, что там было написано? Теперь осталось только «…ос…страх». Излишнее напоминание, страх и так сопровождал их постоянно. А за тем зданием опять простирались джунгли.

    * * *

    Седой указал на широкую улицу, служившую продолжением второго моста и уходившую вверх, на вершину холма. Он хотел, чтобы они шли по ней. Но тут сзади затрещали сучья — судя по всему, какое-то крупное животное направлялось прямо к ним. И они кинулись бежать через дорогу, лавируя между проржавевшими автомобилями. Впереди была решетка, ее охраняли две группы фигур со вздетыми вверх руками. «Это просто истуканы, — подумала Кошка, — изображения себе подобных, которые люди раньше везде любили ставить». Слева раздался хриплый торжествующий крик. Так она и думала — темное пятно на опоре моста оказалось крупной вичухой, которая, углядев добычу, встрепенулась, захлопала крыльями и сорвалась с насиженного места. Ей ответили эхом далекие вопли со стороны главного храма. И скоро уже три фурии с криками кружились в ночном небе, высматривая забредших в их владения людей.

    Путешественники помчались еще быстрее, стараясь оказаться под защитой деревьев, и опомнились только в середине небольшого парка. Здесь еще сохранились следы пребывания человека — сломанные качели, не совсем заросшие дорожки. И снова истуканы — сколько же их здесь? «Кладбище, — решила Кошка. Как-то она с одним сталкером шла мимо кладбища, и тот показывал ей каменные фигуры. — Если так, нужно побыстрее убираться отсюда». Хотя она боялась кладбищ куда меньше суеверных сталкеров. Она-то знала — там живут те же самые звери, что и в городе. Мертвые же мирно лежали под землей, и с чего бы ей было бояться незнакомых покойников? А те, кого она сама отправила на тот свет, сумеют, если захотят, найти ее везде, и не кладбищ ей нужно бояться, а темных туннелей. «Да это и не кладбище вовсе, — присмотревшись, решила она. — Тогда здесь были бы каменные плиты и кресты, а тут одни истуканы, и не так уж плотно они стоят. И качели висят — словно на детской площадке. И сиденья не маленькие, а целые лавочки на цепочках — можно даже вдвоем усесться. Жалко, что сгнили совсем…» Кошка вспомнила, как однажды позволила себе пару раз скатиться с одной из чудом уцелевших пластмассовых горок — ей это занятие очень понравилось. Рожденные наверху умели развлекать своих детенышей. Но сейчас не время было отвлекаться.

    Кошка с удивлением увидела, как Седой остановился перед одним из огромных истуканов, помещенным на высокую круглую тумбу. Каменная статуя была облачена в длинное пальто. Открытое мужественное лицо — и все же чем-то оно ей не понравилось. Бородка клинышком и усы. Седой некоторое время стоял перед истуканом навытяжку, словно встретил старого знакомого, а она оглядывалась — надо же кому-то помнить об осторожности. Поблизости обнаружился еще один идол — тоже в длинном пальто, в руке шляпа, лицо широкое и какое-то словно бы безвольное, нос толстый, усы висячие. А поодаль — еще, и хотя одежда у него была другая — куртка и широкие штаны, заправленные в сапоги, — он был явно из той же компании. Бородка и усики почти как у первого, а волосы каменным чубом торчат вверх. Интересно, откуда их здесь столько? И лица у всех такие благостные — как перед большой бедой. А еще чуть подальше — низенький, но самый страшный, хотя почему она так решила, — не смогла бы объяснить. У него какое-то кошачье выражение лица, ласковый прищур, словно он видит всех насквозь — и смотрит он со своего постамента свысока на маленьких каменных идолов, которые скорчились у его ног в разных позах. У кого рот распят в немом крике, кто весь перекрутился, кто сжался в комочек, кто искоса глядит отчаянными глазами. Эк их пробрало-то! Наверное, в этой сценке был какой-то смысл, который от нее ускользал. Дальше в большом количестве виднелись одинаковые изображения — лысоватый, с прищуром, с небольшой бородкой изображен был в разных позах.

    Но в том, что это точно не кладбище, Кошка уверилась окончательно. Рядом натыканы были тощие как скелеты фигуры, сделанные, видно, из металлических палок и почти насквозь проржавевшие. Она толкнула одну смеха ради — та рассыпалась. За ними надпись «…плот мира». Решив при случае спросить у Седого, что это значит, Кошка подняла голову, и она вдруг совсем близко увидела в просвете между деревьев покосившийся памятник Царю-Мореходу. Значит, и Остров тут, рядом. Она никогда раньше не видела памятник так близко. Вспомнив рассказы бывалых людей, первым делом присмотрелась — на месте ли сам царь, и с облегчением перевела дух — огромная темная фигура, державшая в руке что-то желтое и блестящее, находилась пока там, где ей и было положено. А корабль-то у Царя-Морехода какой чудной! Старинный, видно, — таких Кошка на реке не видела, разве что в книжках с картинками. Огромный человек стоит на маленьком кораблике. Настоящий мигом перевернулся бы — даже ей это ясно, хоть она в кораблях ничего не смыслит…

    От памятника мысли перескочили к Острову. Ох, нехорошее это место! Назывался он раньше Болотным. Сталкеры рассказывали — незадолго до Катастрофы было тут место для гулянья — люди по вечерам собирались, музыка играла. И поставили там памятник Царю-Мореходу, хотя говорили многие, что не место ему там. А во время Катастрофы, говорят, на остров упала бомба, и такая получилась воронка, что главная река и канал соединились снова прямо напротив Кремля, и сделался на этом месте огромный пруд — а до того Остров гораздо больше был. Еще говорили, что как раз под тем домом, в который бомба угодила, был вход в Метро-2, так вода его затопила — и тех, кто пытался там укрыться, тоже. С тех пор Остров и приобрел дурную славу. Сталкеры с Красной Линии говорили, что до сих пор там иногда в лунные ночи можно услышать музыку, увидеть разноцветные огни и скользящие по руинам тени. Они машут руками, приглашают к себе. Кто собирается до сих пор там, на развалинах? Говорят, несколько сталкеров пытались пробраться туда, но ни один из них не вернулся, чтобы рассказать, что видел. Потому и пользуется Остров дурной славой, но в то же время чем-то и притягивает людей. Слышала Кошка странные вещи — словно бы сталкеры, особенно с близлежащих станций, иной раз уходят туда умирать. Мол, как только чувствует сталкер, что силы уже не те, так и говорит близким, если есть они, конечно, — иду на Остров. И те, ясное дело, плачут, но отговаривать его не пытаются, потому как знают — чаще всего бесполезное это занятие. И дают ему тогда самый что ни на есть плохонький респиратор и химзу, какую не жалко, и автомат поплоше — ведь понятно, что этот путь — в один конец. И уходит он, и первое время его еще ждут вопреки всему, а потом и ждать перестают. Хотя кто знает — может, как раз там, на Острове, ликуют бывшие сталкеры и веселятся, отрешившись после смерти от подземных забот, вырвавшись на волю. Зажигают огни, приманивая других.

    И еще кое-что слышала Кошка. Рассказывали, что в старину здесь тоже был прорыт подземный ход под рекой. Но сделали это тайно, по приказу какого-то царя, и видно, секрет этот царь так и унес с собой в могилу. Много раз потом, говорят, пытались люди отыскать этот ход, но безуспешно. А что, если те, на острове, не к ночи будь помянуты, отыщут его первыми и к людям в гости наведаются, в метро? Об этакой жути даже думать не хотелось.

    В общем, для живых Остров — нехорошее место. Уходить, бежать надо отсюда, пока тоже не затянуло. Тем более от острова мост идет прямо к Главному храму, на крыше которого свили гнездо вичухи.

    Да и про мост рассказывают какую-то жуть. Словно появляется там иногда тонкая девичья фигурка в пышном изодранном белом когда-то платье — Белая Невеста. Туда ведь новобрачные приходили, чтоб замочки на перила вешать — в знак долгой и крепкой любви. А тут не получилось долгой — парень, говорят, успел до метро добежать, когда Катастрофа приключилась, а девчонка его снаружи осталась. Вот она и ходит, плачет, ищет свой замочек — как будто тогда сможет успокоиться. Всех, кого ни увидит, жалобно так на помощь зовет. Издали кажется — как есть девушка заблудилась, вот иной и идет на помощь сдуру. А поближе подойдет — начинает понимать, что неладно дело. У нее лицо бледное, губы серые — жуть! Кое-где даже кости торчат из-под кожи, если присмотреться. Волосы светлые, длинные, спутаны, нарядное когда-то платье — в бурых пятнах. В руке пук белых цветов засохших. И нельзя с ней заговаривать ни за что — кто поверит ей, захочет к людям отвести, того она в реку, говорят, сталкивает. И в последний момент показывается в настоящем своем обличье — голый череп облеплен поседевшими волосами, а в костлявых руках не букет — коса. Лезвие такое широкое железное на деревянной ручке, каким траву раньше срезали. Из него и оружие неплохое получается — им ведь не только траву можно срубить. И вроде уже не один сталкер на том мосту смерть свою нашел. И еще говорят, до тех пор будет Невеста там появляться, пока жених ее не придет к ней, не сдержит клятву быть с ней всю жизнь в горе и в радости. Да только где ж его теперь найти, да и вряд ли он на такое решится. А может, он и сам уже сгинул давно где-нибудь в туннелях. Так что по всему выходит, что бродить ей теперь по руинам вечно. Если, конечно, кто замочек ее — красный такой, в виде сердца — не найдет и в реку на глазах Невесты не кинет. Тогда, дескать, и покойница вслед за ним бросится, и кончится наваждение.

    А еще говорили, что иногда видели рядом с покойницей огромную черную собаку. Кошка поежилась. Из тех, кто Невесту видел, наверное, в живых уже никого не осталось. Потому что даже те, кому удавалось после встречи с нею в метро вернуться, все равно потом вскоре погибали или исчезали. Говорят, если уж кто на глаза ей попался, того она потом везде найдет и не успокоится, пока не сведет в могилу…

    Сбоку раздался шорох, и Кошка метнулась в сторону. Побежала куда-то сломя голову. Потом остановилась, пытаясь разобраться, где она оказалась. Ей стало стыдно. Скажут, не надо было бабу брать в проводники — трусиха. Она огляделась. Вон Седой стоит, какой-то кол в руках держит. Хотела привлечь его внимание и вдруг поняла — не Седой это, а какой-то старик в шапке-ушанке — стоит в железном корыте, в каких по реке плавают, а вокруг небольшой пруд. Кошка сразу не заметила, что и сама уже наступила в ледяную воду, и теперь вода эта просочилась в ботинки, обжигая холодом. В корыте у старика сидят ушастые мутанты — видно, он их выловил из воды. Еще один ушастый стоит на задних лапах сбоку на камне — лапы тянет к старику, видно, чтоб не забыли и его взять. А вон только уши торчат из-под воды — один прямо на дне распластался, неужели утонул, бедняга?

    У нее защемило сердце и защипало в глазах — как не вовремя. Несчастный маленький мутант в ледяной, черной воде… «Стоп! Ведь это все истуканы железные, неживые — напомнила себе проводница. — Да, но если памятник поставили, значит, это и вправду было?» С трудом оторвавшись от памятника утонувшему мутанту, она кинулась дальше, в заросли — там что-то белело. Непрошеный страх сжал сердце — почудилась девушка в белом платье. Кошка снова шарахнулась, ей померещилось, что холодная костлявая рука вот-вот схватит ее за плечо. С треском вломилась в кусты, спугнув несколько мелких животных. Но нет, никто не гнался за ней. Она осторожно присмотрелась — девушка была, но каменная. Сидела возле лужи с водой, мечтательно подняв глаза к темному небу. «Дура, — укорила себя Кошка, — ведь говорили же мужики, что Невеста женщин вроде бы не трогает. И чего было так бояться?» Но от пережитого ужаса ее до сих пор трясло. Да и кто может знать точно, как Невеста к женщинам относится, если женщин-сталкеров в метро наверняка по пальцам одной руки пересчитать можно. «Особенно, если на руке шесть пальцев», — невесело усмехнулась она.

    Недалеко от девы обнаружился какой-то мужик, тоже каменный. Кошка подивилась, как точно его изобразил неведомый мастер. Она и лицо узнала — видела в потрепанной книжке, которую ей как-то дали почитать ненадолго. Вроде бы он ту книжку и написал. Там еще было про кота ученого на цепи. Волосы у мужика хоть и каменные, а кудрявятся, и даже на щеки спускаются — не усы, не борода, а что-то вроде. Нос широкий, губы толстые. Сидит себе в пиджаке и смотрит задумчиво куда-то в сторону. Кошка проследила направление его взгляда — там стояли три красотки с крошечными головками, зато толстыми ногами. Одежды на них, в отличие от мужика, не было никакой, но они не смущались и, казалось, непринужденно беседовали друг с другом, не обращая внимания ни на него, ни на лютый холод. Попадались еще странные фигуры — и не человеческие, и не звериные. Сверху, вроде, человек, а ноги с копытами, как у свиньи. «Понаставили истуканов!», — в сердцах подумала Кошка. Двинулась обратно — и наткнулась на жуткую тетку, вкопанную по пояс в землю. Черная, страшная, вместо рук обрубки, на месте глаз и рта дыры, заделанные железными прутьями — не иначе, сама смерть это. Уходить, уходить надо отсюда — это, видно, нечистая сила водит.

    А еще запах, этот странный запах. Доносился он явно со стороны острова, где возвышались полуразрушенные кирпичные дома, и каким-то образом чувствовался даже в противогазе. И не сказать, чтоб он был противный, наоборот — пахло одуряюще и сладко. Но в том-то и беда, что обоняние у Кошки было развито куда лучше, чем у обычных людей. Запах будоражил, словно хотел рассказать о чем-то, поведать свою историю, отвлекал и мешал сосредоточиться. Он был такой плотный, тяжелый и словно бы маслянистый, что им, казалось, можно было наесться. И хотелось остаться здесь насовсем — лишь бы и дальше вдыхать его и ни о чем не думать. Это было опасно.

    Кошка вдруг подумала: как странно выглядит этот парк с голыми черными деревьями, тянущими ветви к небу, где среди кустов то и дело попадаются развалины небольших, точно игрушечных построек и караулят в самых неожиданных местах каменные и железные фигуры. Она наткнулась даже на огромную, в два человеческих роста, деревянную куклу с длинным носом и в островерхой шапке, валявшуюся на земле, уже порядком облезшую, полусгнившую. А потом набрела на тропу, вдоль которой на каменных подставках покоились одни головы — и словно следили за ней. Мысленно взглянув на себя со стороны, Кошка фыркнула. Несомненно, она и ее спутники, одетые в химзу и противогазы, среди этих фигур представляли собой зрелище не менее странное…

    Мелькнуло что-то в кустах или ей показалось? Нет, вроде, там и вправду что-то движется. В одном месте сгусток мрака внезапно принял вид огромной черной собаки. Кошка попятилась, затем нервы у нее не выдержали и она кинулась бежать. Здесь и там валялись крупные валуны, и, споткнувшись об один из них, она свалилась. Сидя на холодной земле, опираясь спиной о камень, огляделась по сторонам. Собаки, к счастью, не было. Куда же она попала?

    Поблизости, возле покосившегося маленького домика, стояла широкоплечая каменная девушка в косынке, рубахе и штанах, заправленных в грубые сапоги. Девушка смотрела сурово, а поодаль сидело остроухое животное с огромными выпученными глазами — возможно, тот самый кот ученый. «Может, это все-таки специальное кладбище для каких-нибудь особо выдающихся покойников всех времен? — подумала Кошка. — Тогда было бы понятно, почему фигуры такие разные». Суровая девушка в сапогах и в косынке явно имела мало общего с дамой в пышном платье, которая любезно и равнодушно улыбалась на соседней лужайке. Да, но тогда непонятно, почему нередко попадаются изображения одних и тех же людей?

    Немного поодаль на подставках стояли еще две каменные головы. Один — лысоватый с прищуром, у другого был мощный открытый лоб, широкое лицо, небольшая бородка. «Умные, наверное, были люди, образованные — а до чего мир довели», — с осуждением подумала Кошка. За этими головами она увидела множество белых женских фигур — одна заломила руки как бы в отчаянии, другая сосредоточенно играла на дудочке, третья же развалилась нахально, подперев руками голову, и бесшабашно улыбалась с таким видом, словно ей на все было глубоко плевать.

    Неподалеку прямо на земле валялись отдельно огромные, железные, почти не заржавевшие руки, ноги, части тела. Словно неведомые мастера хотели собрать очередного истукана — да надоело им или отлучились куда-то. И будто бы вот-вот вернутся.

    Кошка споткнулась, как ей показалось, о камень, взявшийся откуда-то на дорожке. Ей почудилось, что выглядит он необычно, и она, коря себя за любопытство, потянулась за ним, подняла. Понимала, что не дело это — камушки разглядывать, когда в любой момент, в любую минуту… Что может случиться в любую минуту, она додумать не успела, потому что, приглядевшись, поняла, что за предмет она держит в руках.

    Небольшой красный замочек в форме сердца. Заржавевший, облезлый, со сломанной дужкой.

    Глава 3 ПРОПАВШАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

    Кошка заорала в голос, отшвырнула замочек так, словно он жег ей руку, и кинулась напролом сквозь кусты. Ей чудился треск и топот сзади — словно догоняет ее разгневанная Невеста. Неожиданно проводница нос к носу столкнулась с каменной теткой в широком халате, державшей в руках треугольничек, сложенный гармошкой. От толчка тетка начала заваливаться вперед, Кошка оттолкнула ее и понеслась дальше, уже не разбирая дороги, то и дело замечая притаившихся в кустах зверей. Кто из них был настоящий, а кто каменный, она уже не понимала.

    И тут она увидела, наконец, знакомое место, обломки качелей. А вон и ее спутники столпились, озираются. Кошка, едва отдышавшись, знаками показала — пора уходить отсюда. Рохля-то был не против, он тут явно чувствовал себя неуютно, а вот Седой и Сергей так увлеклись, разглядывая статуи, что готовы были, видно, остаться тут до утра. Сергей даже поднял какую-то каменюку с земли — на память, что ли?

    Седой объяснил знаками, что надо вернуться обратно, и они двинулись было к той широкой улице, но вдруг услышали приближающийся топот и треск. Какое-то крупное существо двигалось прямо к ним, проламываясь сквозь кусты. Кошка, сделав знак остальным бежать за ней, кинулась наискосок, выскочила к железной ограде, к счастью, изрядно поломанной. За ней стояло высокое здание красного кирпича, щерившееся разбитыми окнами. Кошка легко взбежала по асфальтовой горке, оказавшись на пороге застекленного помещения, где валялись опрокинутые круглые столики и стулья. Там она остановилась, дожидаясь остальных. Первым догнал ее Топтун, затем, озираясь, подошел Сергей. Рохля же ухитрился споткнуться и упал, так что Седому пришлось тащить его чуть ли не за шиворот.

    Треск и топот раздавались совсем недалеко. Кошка, подумав, пересекла застекленное помещение, хрустя осколками под ногами, шагнула в проем двери и оказалась на каменной лестнице. Здесь было как будто тихо. Она поднялась на несколько ступенек вверх и обнаружила, что со второго этажа через большой четырехугольный проем отлично видно, что происходит на первом. Там стояли облезлые, но с виду очень мягкие диваны, на одном из них лежало высохшее скрюченное тело. Кошка, убедившись, что остальные потихоньку подтягиваются, заглянула в ближайшую распахнутую дверь. Это был зал, где рядами стояли стулья, а окна были завешаны тяжелой, плотной материей. Кошка представила себе, как рожденные наверху собирались в этом зале на совет — их мысли, казалось, еще витали здесь. А потом они, наверное, шли в застекленное помещение, садились за столики и подкреплялись, глядя на зеленеющий перед глазами парк, куда нарочно составили столько скульптур. А может, наоборот, в парк их свезли оттого, что не знали, куда девать. Сделали, допустим, кому-нибудь памятник, а спустя время решили, что не заслужил. Но не ломать же, — ведь трудился над ним мастер. Так убирали с глаз подальше…

    Совсем она замечталась, чуть об осторожности не забыла. И тут, сделав очередной шаг, Кошка уловила движение впереди. Кто-то двигался ей навстречу. Она застыла, присматриваясь, прислушиваясь. Тот, другой, тоже замер. Она решила упредить его и, сделав обманный выпад, ткнула в грудь ножом. Лезвие со стуком ударилось о гладкую поверхность, раздался звон, посыпались осколки. Какой идиот догадался повесить здесь зеркало? Хорошо хоть, не поранилась.

    Пора было уходить. Она вышла к остальным, поджидавшим ее у входа в зал. Успокоив их знаками, показала, что хочет спуститься. На ступеньках валялась расписная пузатая кукла — голова и туловище, больше ничего, зато раскрашена красиво. Кошка подняла ее — такие куклы бывают с секретом, в животе одной сидит другая. Тогда диковинку можно выгодно продать.

    Здание имело выход на другую улицу, но Кошка, послушав, что творится в парке, решила, что лучше вернуться уже знакомой дорогой. Кто бы ни был тот неведомый, продиравшийся сквозь кусты напролом, — крупный зверь или хоть бы даже сам Царь-Мореход, обходящий свои владения, — они его явно не интересовали, и он, судя по всему, успел уже уйти далеко. По крайней мере, тяжелых шагов уже не было слышно.

    Путешественники вернулись на широкую улицу — прямо напротив выхода из парка виднелись на той стороне другие огромные ворота. Как раз оттуда, с той стороны они и пришли, только не через ворота выходили, а через пролом в изгороди. Может, оно и к лучшему — чем-то жутким вело от этих ворот. Казалось, что это путь в один конец.

    Отряд начал подниматься по улице в гору. Справа ограда парка вскоре кончилась. Миновали невысокий дом из коричневатого камня, а следующий — светлый, повыше — стоял на углу, на пересечении с другой улицей. Впереди на тумбе опять маячил тот лысоватый, с прищуром — теперь Кошка вспомнила, что его изображения в большом количестве попадаются на Красной Линии. Завернули за угол, обойдя разбитое стеклянное окно на первом этаже, за которым навалена была куча хлама. Кошка вздрогнула, заметив сидящую фигуру. Неизвестный был в порванной, запачканной одежде, но хуже всего было не это. У него не было головы, зато одна рука была приветственно протянута вперед. И ведь явно не мертвец — труп не мог сохранить такое положение. Было в нем что-то неестественное. Казалось, он вот-вот встанет.

    Кошка лихорадочно соображала, что теперь делать. Ей довелось в свое время слышать о безголовом привидении в тоннеле, но неужели и здесь они водятся? И чего от него ждать, чем его задобрить, чтоб пропустил, оставил в живых?

    Пока она размышляла, Седой двинулся напролом, отшвырнув неизвестного. Тот со стуком рухнул на пол. Кошка на всякий случай обошла его стороной, хотя уже поняла, что это снова кукла, обманка. Но осторожность никогда не повредит. Она понятия не имела, куда они направятся теперь, но вход в метро неожиданно обнаружился прямо здесь же, в здании. Высокий красивый вестибюль, не чета Фрунзенской. На потолке белые фигуры, и даже окна полукруглые имелись. Но это и плохо, потому что почти все они оказались выбиты.

    Путники торопливо спустились по эскалатору и застучали в гермоворота. Рассмотрев их в глазок, часовые открыли без особого удивления, как будто здесь появление чужаков с поверхности — обычное дело. Сначала, как водится, на дезинфекцию отправили, потом принялись проверять с пристрастием. Впрочем, с документами проблем не возникло — сталкерские «корочки» здесь также вызвали уважение. Что предъявил Седой, она не видела, но всех остальных пропустили без заминки. И вот путешественники оказались на станции — усталые, взмокшие, голодные, еще не веря, что спаслись.

    Куда же это их занесло? Оказалось — на Ганзу, на Октябрьскую.

    * * *

    Измученной Кошке показалось, что эта станция еще красивее, чем Парк культуры. Светлая, нарядная, затейливая лепнина на потолке и даже на полу рисунок. Лампы горят ярко, как везде на Ганзе, и поперек станции натянуто белое полотнище с коричневым кругом — ганзейский флаг. Люди хорошо одеты, и сразу видно — не впроголодь живут. Много военных в сером камуфляже, снующих туда-сюда с озабоченным видом. Впрочем, Кошке сейчас не до того было, чтоб народ разглядывать, — ей хотелось есть, пить, куда-нибудь сесть, наконец — и все одновременно.

    Седой, словно читая ее мысли, отвел их в сторонку, велел дожидаться, а сам ушел, взяв с собой Сергея. Довольно быстро они вернулись, принеся каждому по порции шашлыка и по кружке браги. Кошка, чем пить сомнительное пойло, предпочла бы горячего грибного чая, но спорить не стала. Утолив первый голод, сидя прямо на полу, привалившись спиной к колонне, она вытащила из рюкзака потрепанную карту города и принялась ее разглядывать. Она научилась немного ориентироваться по этой карте, хотя через двадцать лет после Катастрофы, конечно, многое изменилось, и большинство улиц опознать было почти невозможно. И все же ей удалось найти кружочек, обозначавший метро Фрунзенская, откуда они вышли. А вот и широкий проспект рядом. Седой повел их налево, а если бы они пошли по этому проспекту в другую сторону — она сосредоточенно прочертила на карте царапину — то, получается, пришли бы в Изумрудный Город еще более прямым и коротким путем? Вот же метро Университет, на одном из перекрестков той же улицы.

    Получается, Седой вовсе и не собирался идти в Изумрудный Город. Хотя кто знает — может, он располагал какой-то информацией, которой не было у нее. Ну, скажем, в одном месте на карте серая полоска проспекта пересекалась с голубой полоской реки. Значит, там был мост, и вполне возможно, что он был разрушен, и Седой знал об этом. Кошка вздохнула. Изумрудный Город, словно не желая, чтоб его обнаружили, отгородился рекой, холмами и оврагами. Может, и не стоило так стремиться туда? Наверное, если и случалось кому туда добраться, они там и оставались, живыми или мертвыми. По крайней мере, никто еще не вернулся, чтобы рассказать, есть там жизнь или нет.

    Но если целью Седого была Ганза, то более идиотский, тяжелый и опасный способ попасть сюда с Красной линии трудно было и представить. Если уж так занадобилось Седому на Октябрьскую, мог ведь от Парка культуры на дрезине за один патрон проехать, а не тащить людей по поверхности. Ведь смерти-то они все только чудом избежали, а уж кому не позавидуешь, так это Топтуну. Непонятно, за что погиб, даже жалко его, хоть и был он какой-то мутный человечишка.

    Теперь-то они были в безопасности, вполне можно было и рассчитаться. Но Седой с оплатой не торопился, и Кошка почему-то не настаивала. «Куда мне спешить?» — словно оправдывалась она перед собой, не желая сознаться себе, что впервые за долгое время ей вовсе не хочется остаться на свободе и в одиночестве. Чем-то ей приглянулись эти люди. Рохля, такой беспечный, словно невзгоды и опасности к нему отношения не имели, с этой его любимой присказкой: «Ну ты лентяйка!» Она прикинула, что Рохля ей ровесник, но как же он от нее отличался! Видно было, что парень избалованный — не было в нем озлобленности, не было затравленного выражения в глазах. С настоящими трудностям он еще явно не сталкивался. Но ей казалось, что про людей он все понимает не хуже, чем она. Только она почти всех ненавидела, а в нем было какое-то доброжелательное снисходительное любопытство к ним. И ученый тоже не был похож на высокомерных браминов из Полиса, которых ей случалось видеть. А главное — Кошке казалось, что они смотрят на нее как на человека, а не как на существо второго сорта.

    Она оглянулась на спутников. Сергей копался в рюкзаке, Рохля, разморенный после сытной еды, сидел на полу, и голова его клонилась на плечо — вот-вот уснет.

    — А все-таки интересно было в парке, — пробормотал он, борясь с дремотой. — Страшно, но интересно. И запах такой приятный. Там ведь шоколадом пахло. Я его пробовал, я знаю.

    По лицу Седого словно судорога прошла, он впился глазами в парня. Но тот больше ничего не сказал. Лицо его, обычно бледное, чуть порозовело, светлые волосы растрепались, он казался очень юным и беззащитным. Седой судорожно вздохнул. Видно было, что ему хочется что-то сказать, и в то же время он не уверен, что стоит доверять свои мысли окружающим.

    — А что там за статуя была — женщина с головой кошки? — спросил Рохля.

    Кошка вздрогнула. Она не видела такой, хотя раз в парке был мужик с копытами на ногах, то могла найтись и тетка с кошачьей мордой. Но почему парень заинтересовался именно ею?

    Сергей задумчиво ответил:

    — Я читал, что в Древнем Египте была такая богиня. Не помню, как ее звали, но она была богиней веселья, красоты, любви, плодородия, домашнего очага, удачных родов. За это отвечала ее добрая сущность — та, которая изображалась с кошачьей головой. Но была еще сущность злая — с головой львиной. Убийца и разрушительница.

    Кошка вздрогнула. Сергей внимательно посмотрел на нее.

    — Что такое сущность? — спросила она.

    — Даже не знаю, как бы тебе объяснить понятней. Это как у людей — один и тот же человек может быть то добрым, то злым.

    — Настроение, что ли? — уточнила Кошка.

    — Не совсем. Скорее, другая ипостась, — и, увидев ее недоуменный взгляд, добавил. — Другая половина, что ли. Ведь в каждом из нас есть и светлая, и темная половина. Просто древние придумали свое воплощение для каждой из них. Одну изображали доброй, другую — злой, но это были разные лики одной и той же богини.

    Объяснил, называется. Интересно, в каких случаях добрая богиня превращалась в карающую? Когда гневалась на людей? Тогда злой она бывала, наверное, гораздо чаще. Но об этом Кошка спрашивать не стала.

    — А что такое Египет? — поинтересовалась она.

    — Это далеко отсюда, — пояснил Сергей. — Я до Катастрофы ездил с родителями туда на море.

    По лицу Кошки он увидел, что та его не понимает.

    — Море — это большое соленое озеро, — сказал он. — В нем легко плавать, потому что плотная вода сама выталкивает. К морю ездили раньше погреться, потому что там жарко и солнце светит целыми днями.

    — Я никогда нигде не плавала, — сказала Кошка. «Неглинка, куда пару раз свалилась, не считается, там воды мало», — подумала она.

    Сергей посмотрел, как ей показалось, сочувственно.

    — Интересно, море и теперь осталось? — спросила Кошка.

    — Думаю, осталось, — сказал Сергей. — Горы, пустыня — все это наверняка осталось. А то, что строил человек, разрушается. Раньше ученые откапывали из-под земли древние постройки — следы прежних цивилизаций. Только неизвестно, будет ли теперь, кому откапывать наши следы…

    Седой хмуро прислушивался к их разговору. Потом он осушил еще пару кружек браги, и язык у него развязался. Он все пытался напоить и Кошку тоже.

    — Давай выпьем, я угощаю, — предлагал он. — За таких людей, каких я сегодня повидал, грех не выпить. Давай сначала за Владимира Ильича.

    Кошка не решалась отказаться, чтоб его не рассердить, делала вид, что глотает пенистую брагу.

    — А теперь за Феликса Эдмундовича! — говорил он. Потом пришлось выпить еще за Якова, Алексея, Иосифа…

    — Эх, какие люди были! — вздыхал Седой. — Гвозди б делать из них… Оттого все и рухнуло — что такие кончились. — Он с пьяной враждебностью посмотрел на Сергея:

    — Ты что-то хочешь возразить?

    — Я ученый, я в политику не лезу, — сухо ответил тот, поднялся и отошел. Кошка проводила его глазами. Она поднялась было, собираясь его догнать, но Седой вдруг неожиданно схватил ее за руку и резко дернул обратно. Она изумленно уставилась на него. Рохля клевал носом, не обращая на них внимания, — вот-вот заснет.

    — Ну, чего смотришь? — пробурчал Седой. — Поговорить надо.

    И вдруг схватил ее за плечо, притянул к себе, обдавая перегаром, зашептал горячечно на ухо:

    — Знаю — ты все видела. Но что мне еще оставалось делать? Этот гад за нами шпионил, он бы нас сдал. Эх, грех-то какой на душу взять пришлось!.. А как она его сглотнула, тварь водяная? Никогда не забуду. Теперь сниться будет до конца жизни. Знаешь, мы когда пацанами были, летом на речке так развлекались. Бывало, поймаешь кузнечика или муху, крылья оторвешь и в воду кидаешь. Вот он плывет, трепыхается — и вдруг бульк — и нету. Рыбу-то не видно, как она к поверхности поднялась, и кажется, словно сам собой пропал, нырнул. Водоворот только на этом месте — а через секунду опять все как было. И тут тоже — бульк, и нет человека. Вот жизнь наша!.. Знаешь, я смерти-то не очень боюсь — с детства привык на речку через кладбище бегать. Деревня, где летом я жил, на холме была, на самом высоком месте — церковь, ее перед самой Катастрофой отремонтировали, в красивый такой синий цвет покрасили. А рядом каменная арка старинная — вход на кладбище. И тут же речка под горой — все рядом. Там еще по берегам цвели такие мелкие белые цветочки — дикий огурец, что ли. Как же они пахли! Двадцать лет с тех пор прошло, а я до сих пор помню этот запах медовый, дурманящий…

    Кошка хотела спросить его, чем пахло в парке, но боялась перебивать. И понемногу из его бессвязного бормотания она, наконец, уяснила себе, в чем на самом деле был смысл этой странной экспедиции.

    — Другу-то моему старому, Ивану, уже не помочь было: под подозрением он был, следили за ним. Знал бы, какая сука настучала на него товарищу Москвину, — собственными руками задушил бы. Не виноват ни в чем Ванька, но не оправдаться ему теперь — или в Берилаге сгноят, или расстреляют втихую. Так он хоть Пашку, сыночка своего, завещал мне спасти. А мне тоже терять уже нечего было, вскоре после Ваньки и меня бы взяли, как пособника врага народа. Знали ведь люди, что дружили мы с ним. А тут мы в экспедицию отправились — и концы в воду. Свидетелей нет, никто не знает, где мы. Пусть думают — погибли по дороге. Ермолаева-то я нарочно отправил, он расскажет, что наверх мы ушли. А мы спокойно куда-нибудь на Сокол или в Бауманский альянс подадимся, — бормотал Седой. — Ты уж проводи нас до места — у тебя хорошо получается. А я вдвое, втрое заплачу.

    «Расплатится? Или обманет?» Кошка делала вид, что колеблется, потом кивнула.

    — Вот и хорошо! — обрадовался Седой.

    «Всегда так у коммунистов, — подумала она. — Сегодня у них одно, а завтра — другое. Сначала все говорят, что в бога не верят, а потом, как прижмет, начинается, — грех, душа… Потому им доверять нельзя, глаз да глаз нужен…» Но надо было, пользуясь случаем, узнать побольше. И она спросила:

    — А чем пахло там, на острове? Такой тяжелый, сладкий запах. Для цветов-то сейчас не время, зима приближается.

    Седой как-то странно уставился на нее.

    — Я-то сначала думал, у меня одного глюки, — изменившимся голосом сказал он. — А парень-то тоже учуял, а теперь вот, оказывается, что и ты почувствовала. Я так думаю — это из прошлого запах. Я ведь помню еще то время, когда на месте храма бассейн был, а напротив, на Болотном острове — фабрика кондитерская. И часто, когда ветер с той стороны дул, казалось, что от бассейна карамелью да шоколадом пахнет… В общем, странные дела там творятся. Я в такие вещи не верил никогда, и в привидений не верил до одного случая, но теперь думаю — что-то такое есть. И еще я думаю, что запах этот — это нам знак был. То, что мы его учуяли, — не к добру.

    — А что это за парк был с истуканами? — решилась она спросить.

    — ЦэДэХа, — непонятно буркнул Седой. — Эх, зря мы тем путем пошли все-таки. Нехорошо теперь на душе. Предчувствие какое-то. Остров этот Болотный… там ведь в старину казнили на площади. Нехорошее место, смутное. Вечно там заварушки какие-то приключались. Словно жертвы требуются земле этой. И кажется мне — не насытилась она еще кровью человеческой. Тоска давит… муторно мне как-то. Не кончится добром наша затея. Я-то ладно, пожил уже, хоть бы Пашку спасти…

    Седой умолк, окончательно погрузившись в свои переживания.

    «Совсем раскис старик, — подумала Кошка. — То такой был суровый да правильный, а теперь сразу у него и душа заболела, и предчувствия появились. Ну, понятное дело — убийство просто так не проходит, кому и знать, как не мне. Теперь вот мается — все у него виноваты. Место, мол, не то…» Мужчинам вечно лишь бы оправдание для себя найти. Она честнее, она вины с себя не снимала, и за то, что сделала, расплатилась сполна. Но и ей сейчас тоже было не по себе. Интересно, что такое ЦэДэХа? Царское древнее хранилище? Может, потому и памятник Царю-Мореходу рядом? У Седого спрашивать не хотелось — начнет опять какую-нибудь чушь нести и испортит настроение окончательно.

    А Седой вдруг поднял на нее невидящие, больные глаза — и Кошка отшатнулась. Не человеческий был взгляд — что-то другое глядело из его глаз с неизбывной тоской. Кошке доводилось слышать от бывалых сталкеров о смертной печати — теперь она понимала, о чем они говорили. У нее возникло отчетливое предчувствие, что совсем немного осталось этому человеку — не жилец он. Кошка и забыла сразу, что хотела сказать.

    — Чего, боишься? — болезненно усмехнулся Седой. — Не дрейфь, тебя не убью… пока ты мне нужна.

    «Это еще кто кого», — хотела сказать она, но решила, что промолчать будет разумней.

    — Эх ты, радистка Кэт! — насмешливо сказал он. — Разве что парочки младенцев не хватает для полного сходства.

    «О чем это он?» — подумала Кошка, но уточнять не стала. Видно, это была какая-то шутка, понятная лишь ему одному. А Седой порылся в рюкзаке, извлек оттуда темно-синюю кружку с желтой блестящей надписью «Баден-Баден» и тупо уставился на нее, словно забыл, зачем она ему понадобилась.

    — Сашка Клещ принес. Эх, знатный был сталкер, а сгинул глупо. И зачем понесло его тогда опять в «РИАНОВОСТИ»? Там ведь и взять-то нечего было…

    Он сделал движение, словно собираясь подняться, но тут кружка выскользнула из его пальцев и со звоном разбилась о каменный пол станции.

    Кошка охнула. Седой тупо посмотрел на темно-синие осколки.

    — На счастье! — произнес он, но таким голосом, что у нее озноб прошел по спине.

    На Кошку он, казалось, больше не обращал внимания, и она тихонько ускользнула, решив поискать Сергея.

    * * *

    Станция жила своей жизнью, Кошка пробиралась мимо нарядно одетых людей, мимо лотков торговцев, где были разложены товары на продажу — чаще всего еда и оружие. Но попадались и одежда, и какой-то вовсе непонятный, но ужасно притягательный хлам, собранный, видно, сталкерами на поверхности: фарфоровая статуэтка с отбитой головой, стеклянный медведь, железная коробочка, уже почти облезшая, но когда-то, видно, очень красивая. Кошка поглазела на разложенные предметы, краем уха слушая чужие разговоры:

    — И прикинь — видит он, что идет по туннелю ему навстречу отряд в рубахах из металлических колец, ржавых таких. На головы горшки железные надеты, в руках — топоры на длинных ручках. Думал, все, глюки пошли. А оказалось, мужики просто в одном из старых подземных ходов наткнулись на древнюю захоронку с оружием и доспехами старинными. Ну и решили опробовать. В этих подземельях и до сих пор черта лысого найти можно… — вещал с авторитетным видом пожилой мужик.

    Парень лет двадцати на вид взахлеб рассказывал девушке, размахивая потрепанной книжкой:

    — А он ей и говорит: «Нечего брагу хлестать, Гертруда». А сознаться-то при всех не может, что отраву в кружку подмешал для сынка ее. «Не пей, — говорит, — а то человеческий вид потеряешь, и что я с тобой, пьяной, делать буду?». Но она не послушала — уж очень ей пить хотелось. Выпила — и мертвая упала. А те двое, которые между собой дрались, в это время друг друга закололи. В общем, всем хана.

    Девушка рассеянно улыбалась, явно не вслушиваясь в слова. Видимо, парень ее уже немного утомил своими рассказами.

    — Да что ты мне про черных заливаешь?! — кипятился худосочный мужик, размахивая руками. Его собеседник слушал с таким выражением, словно ни одному слову не верил. — Отбили черных уже, говорят. Да и не дошли бы они сюда. Им от ВДНХ сюда переться на хрен не сдалось! Да и руководство обещало… — тут он сконфуженно умолк, истощив, видно, все аргументы, а собеседник презрительно хмыкнул.

    Пожилая тетка в цветастом линялом платье, кутаясь в черный шерстяной платок, рассказывала сидевшей рядом худенькой девушке:

    — И вот идут они по туннелю, переговариваются, и вдруг показалось ему, что голос у Маши какой-то странный стал. Он обернулся, фонариком посветил — а это и не Маша вовсе, другая сзади идет. Лицо у нее серое, волосы сухие, ломкие, и платье на ней белое, пышное, только все изорванное и грязное. И говорит она ему: «Что ж ты, милый, испугался? Это ведь ты мой красненький замочек нашел? Замочек-сердечко? Вот теперь и я тебя отыскала, и уже не расстанусь с тобой». Он и оторопел. В голове одно крутится: «Где же Маша?» А покойница и говорит: «Зачем она тебе? Теперь я буду твоя невеста — вместо нее». И руками костлявыми тянется — то ли обнять хочет, то ли за горло схватить…

    Девушка слушала, затаив дыхание. В другое время Кошка бы тоже дослушала, чем история кончилась, но сейчас у нее были дела поважнее.

    Сергей сидел в одиночестве в самом конце станции с книжкой в руках. Увидев Кошку, поднял голову. Ей показалось, что он не слишком доволен ее появлением, но она только головой тряхнула: «Я — Кошка. Где хочу, там и гуляю. Не иду, когда зовут, и сама прихожу, когда вздумается».

    — Седой хочет в Бауманский альянс идти или на Сокол, — сказала она. — А ты как, пойдешь с нами?

    — То есть, они что же — обратно на Красную Линию не вернутся? — удивился Сергей. Кошка подумала: «Может, зря сказала? Может, Седой вообще хотел все от него скрыть, уйти потихоньку вдвоем с Рохлей? А может… — она похолодела. — Ведь Сергей для него теперь тоже — ненужный свидетель…»

    А Сергей тем временем о чем-то размышлял. Она ждала.

    — Не знаю, надо подумать, — сказал он, наконец. — Я-то надеялся, что мы опять попытаемся попасть в Изумрудный Город. Хотя, честно говоря, предчувствовал что-то в этом роде. Уж больно странным мне казалось — столько времени я просил организовать экспедицию, но согласия сверху не давали, а тут вдруг моментально все решилось. Ясно, что кому-то и зачем-то эта экспедиция очень понадобилась. Но если у них свои планы, то я сам о себе позабочусь. Результат нашей вылазки меня устраивает: хотя до Изумрудного Города не дошли, а все же не впустую сходили, кое-что удалось посмотреть. Но один я, наверное, на поверхность больше не пойду — скорее всего, придется возвращаться на Красную Линию. С другой стороны, если они эмигрировать собираются, меня потом допросами замучают — не поверят, что я их планов не знал. И мои объяснения, что я ученый, и мне это все параллельно, никто даже слушать не станет. У нас же там параноик на параноике сидит, особенно — в КГБ. В общем, тут как следует подумать надо, — и он нахмурился.

    — Не говори им, что я тебе рассказала, — на всякий случай попросила Кошка. Сергей почему-то усмехнулся. Она и сама себе удивлялась — зачем лезет в их дела? Пусть бы сами разбирались. Но ей хотелось еще с ним поговорить — он что-то интересное сказал вчера про мутантов. Краем глаза Кошка покосилась на обложку книги, которую он держал в руках — «Неотложная хирургия». Интересно, зачем она ему? Он что, еще и врач? Сергей сидел с таким видом, словно его отвлекли от очень важного занятия, и Кошка смутилась. Но он вдруг спросил:

    — А ты что решила? Поведешь их?

    Ей сразу стало тепло — значит, ему не все равно. Но она виду не показала, пожала плечами с деланным безразличием:

    — Я проводник, они обещали хорошо заплатить, если доведу.

    — Жаль, — протянул он, и снова сердце у нее забилось сильнее. Пора бы уже было перестать быть такой дурочкой. Она и думала, что давно стала умнее — до сегодняшнего дня так думала.

    — Я хотел тебя расспросить, — сказал он, словно извиняясь, — как ты это обнаружила, что в темноте видишь? Как это на тебя подействовало в детстве?

    «Замечательно, — могла бы она сказать ему. — Меня дразнили и преследовали, и я научилась драться и царапаться, чтобы постоять за себя. У меня много разных способностей. Откуда тебе знать такие вещи, ученый? У тебя-то, наверное, было нормальное детство — ведь ты из тех, кто был рожден наверху. Тебя не унижали, не попрекали тем, что непохож на остальных, ты не был изгоем…»

    Должно быть, что-то отразилось у нее на лице, потому что Сергей торопливо сказал:

    — Не думай, пожалуйста, что я из-за этого по-другому стану к тебе относиться. Наоборот, мне иногда кажется, что будущее — за такими, как ты. Ты сильная, у тебя повышенные способности к выживанию. Иммунитет, наверное, хороший, устойчивость к радиации. Может быть, для остатков человечества спасение в том, чтобы культивировать в себе ловкость, выносливость и неприхотливость, вернуться в первобытное состояние? Жаль только, что нажитые знания будут навсегда утеряны.

    Кошка молча глядела на него.

    — Мне кажется, что это не мы тебя, а ты нас презираешь, — проговорил он. — Ведь ты приспособлена к нашей нынешней жизни куда лучше.

    В чем-то он был прав. Большинство людей она презирала. Но не его. И ей было обидно, что он, видно, считает ее глупой.

    Сейчас она докажет ему, что не такая уж и дура. Да, может, она и мутантка, но на станции своей чуть ли не самой способной была. Не упускала случая узнать что-то новое, говорила с умными людьми, и со странниками тоже общалась, расспрашивала, что в других местах творится. Она знала — ей надо опережать других, быть умнее, сильнее, быстрее, иначе совсем затравят.

    Потому-то она теперь и может с ним разговаривать. Знает, какие слова надо говорить, когда беседуешь с учеными людьми. Ей особенно повезло, что пару лет у них на станции прожил настоящий профессор. По крайней мере, он так представлялся, и говорил так мудрено, что иной раз и не поймешь ничего — значит, и впрямь высоколобый, без обману. Сказал, что раньше в Полисе жил, но ушел, потому что с кем-то там поругался. И имя у него было мудреное — Аристарх. А отчество она и выговорить не могла. Звала его «Леоныч», он вроде не обижался. Она возле него крутилась, по хозяйству помогала — постирать там чего или заштопать, а иной раз и сготовить. А он ей про всякие интересные вещи рассказывал. Вообще-то он вредный был и скуповатый, наверное, за это его из Полиса и выгнали, но языком болтать ему не жалко было. А она слушала и училась, как умные люди между собой говорят. Он же ее надоумил сначала в уме каждое слово прокручивать, чтоб от всяких дурных словечек избавляться. А то ведь на станции у них все больше бандиты жили — ну, и говорили между собой своими словами. А с учеными такие слова не годятся, они если поймут по разговору, что ты им не ровня, то и смотреть на тебя не станут. Леоныч говорил — по разговору можно многое про человека понять, иной раз даже то, с какой он станции. Потому сейчас Кошка особенно следила, чтоб не прорвалось из прежней жизни какое-нибудь словечко.

    — Вот ты, наверное, не знаешь, что в Питере в метро тоже люди живут, — оглянувшись по сторонам, прошептала она Сергею, — а ведь так оно и есть.

    Он впился в нее взглядом:

    — А ты откуда знаешь?

    — Один из наших рассказывал. Ему человек с Сокола, со свинофермы, говорил, что видел своими глазами того, кто в Питере побывал и вернулся.

    Она уловила тень недоверия в глазах Сергея и заторопилась:

    — Там, в Питере, столько всяких ужасов! Взять хоть собак Павлова, но это еще не самое жуткое. Самое страшное — это Кондуктор, его даже Блокадники боятся.

    Лицо Сергея все больше вытягивалось.

    — Очередная версия байки про Черного Машиниста, — разочарованно сказал он. — А я-то думал, вдруг и вправду…

    — Да ведь это правда! Колька Рыжий рассказывал, а он врать не станет! — уверяла она, и с отчаянием чувствовала, что Сергей опять ей не верит. Видимо, авторитет неведомого Кольки Рыжего вызывал у него сомнения.

    — Ну, сама подумай, — терпеливо сказал он. — Как тот человек мог добраться до Питера?

    — Ты только не рассказывай никому — это тайна. Они самолет нашли где-то недалеко от Сокола и на самолете туда полетели. Ну, ты лучше меня знаешь, это такой железный аппарат, на котором раньше по воздуху летали.

    — Господи, ну как можно верить в такие глупости! — утомленно произнес Сергей. — За столько лет любой самолет пришел бы в негодность, да и летчики все свои навыки порастеряли бы… Ну, а обратно он тоже на самолете прилетел?

    — Нет, вроде, на поезде приехал, — пробормотала она, чувствуя, что все испортила, — с каждым словом Сергей явно верил ей все меньше. У него на лице и впрямь читалось разочарование, поэтому Кошка снова кинулась в бой:

    — Ты просто многого не знаешь, потому что все время сидишь на своей станции. А сталкеры везде ходят, обо всем слышат и друг другу рассказывают. Люди-то не только в Питере выжили! Один раз в Полисе радиосигнал поймали из далеких краев — не помню точно, откуда. И туда послали экспедицию.

    У Сергея на лице отразилось сомнение:

    — Да не может быть, — произнес он. — О таком событии было бы уже известно по всему метро. Если бы удалось узнать, что и в других местах уцелели люди — это многое изменило бы. Наверняка отчеты экспедиции — это была бы настоящая сенсация!

    — Да ведь экспедиция-то не вернулась, — пробормотала она. — Чего-то у них сломалось, кто-то погиб, а кто-то в тамошних подземельях остался.

    — Да-да, вот так всегда эти байки и кончаются, — фыркнул Сергей.

    — Вовсе это не байки. Просто на Красной Линии руководство от людей все скрывает. Я-то про товарища Москвина, генсека вашего, кое-что слышала — не хочет он, чтоб народ свое мнение имел. Вот и живете, как слепые котята, ничего не знаете, что вокруг творится!

    На шпильку в адрес товарища Москвина Сергей не обратил внимания.

    — Нельзя же верить всем нелепицам, которые рассказывают в метро, — снисходительно произнес он. — А если тебе скажут, что кто-то случайно нашел подводную лодку и поплыл на ней… ну, например, в Антарктиду, искать выживших, — ты тоже поверишь? Ну, тогда останется только поверить в орков и гоблинов!

    Насчет орков ей ничего известно не было, а гоблином иногда за глаза называли Леху, но когда один придурок посмел ему в лицо это прозвище высказать, пришлось потом тому придурку долго кровью кашлять. Из этого Кошка заключила, что гоблин — слово в высшей степени обидное. А между прочим, про подводную лодку слухи какие-то неясные тоже ходили, но она благоразумно не стала этого сообщать Сергею, чтоб окончательно не испортить его мнения о своих умственных способностях. Тем более, что и сама не очень-то верила. Лодки — это то, что они видели на реке, они могут плавать по воде, но не под водой, когда вода заливается в них, они просто тонут. А что книжку какую-то потрепанную она читала про подводную лодку, так это все выдумки. Есть какое-то умное слово для таких сказок, но Кошка его забыла. Верить можно только в то, что своими глазами видишь. Вот вичухи, стигматы и горгоны вправду существуют, ей самой не раз приходилось от них спасаться. А подводная лодка — вряд ли. Сомнительно что-то…

    — Но ведь люди рассказывают то, что сами видели, или другие видели и им сказали, — попыталась она объяснить. — Вот как узнали, например, что на Острове нехорошо? Один сталкер шел по набережной — и вдруг услышал чьи-то шаги. Затаился, выглядывает из-за угла — и увидел, кто по Острову ходит. Чуть не умер от страха!

    — Кого ж он увидел? — поинтересовался Сергей.

    — Царя-Морехода, — чуть ли не на ухо Сергею прошептала Кошка. — Говорят, в лунные ночи он по Острову бродит, успокоиться не может. Может, море ищет или еще какая забота у него. Иногда гром оттуда слышен — это он злится, ногами топает. Говорят, если топнет посильнее, Остров вообще может под воду уйти.

    Сергей громко, от души расхохотался — так, что на него обернулось несколько человек.

    — Ох, ну ты даешь! Давно так не смеялся! А я уж чуть было не поверил! Сталкер тот, наверное, грибочков пожевал галлюциногенных, вот и померещилось ему! Ну спасибо, рассмешила! А больше он там никого не встретил?

    Кошке стало до того обидно, что она не выдержала и расплакалась, как маленькая. Сказалась, наверное, и усталость, и страхи, пережитые в парке, когда она так опозорилась. Кинулась куда-то с перепугу очертя голову, как девчонка несмышленая…

    Сергей растерялся и неловко погладил ее по голове.

    — Что ты? Что с тобой?

    — Мутанта утонувшего жалко, — брякнула Кошка первое, что пришло на ум.

    — Какого мутанта? — опять растерялся Сергей. Она кое-как объяснила про маленького ушастого мутанта в ледяной черной воде.

    — Да ты все поняла не так, — сказал он, невольно улыбнувшись. — Ушастый вовсе не утонул. Я сам в детстве видел твоего мутанта. И не мутант это никакой, а зверь под названием заяц. Их раньше полно в лесах было. Сказки, басни, стихи детские про них писали. Ну вот, тот заяц — это тоже памятник, как в парке, через который мы проходили. Просто он сидел на камушке, а потом уровень воды поднялся, и он оказался под водой. Какая ты ранимая — так переживать из-за ерунды.

    Ранимая? Знал бы он все про нее — наверное, убежал бы с ужасом. От этой мысли Кошка зарыдала еще горше, а Сергей неловко ее успокаивал. Постепенно Кошка затихла, хотя и продолжала время от времени шмыгать носом — ей хотелось, чтоб он и дальше гладил ее по голове, как маленькую. Но ученый неожиданно чуть отстранился и вынул из рюкзака какой-то предмет.

    — На-ка вот, посмотри, что у меня есть.

    Это был сероватый камень необычной формы — словно закрученный в спираль. «Та самая каменюка, которую он подобрал в парке», — догадалась она. Ну, и что в нем необыкновенного? Ученый просто хочет отвлечь ее, как ребенка, которому показывают безделушку, ерунду какую-нибудь, чтоб перестал плакать. Кошке даже обидно стало.

    — Такими были древние моллюски, — словно отвечая на ее невысказанный вопрос, произнес Сергей. — Ведь миллионы лет назад, когда человека еще и в помине не было, здесь тоже разливалось море, и по дну ползали такие вот создания. В отделке некоторых станций использован мрамор, где иной раз встречаются похожие ракушки, окаменелости, сохранившиеся с незапамятных времен. И древнее море на самом деле никуда не делось — оно до сих пор плещется где-то в глубине, под нами, — Сергей указал под ноги. — Перед самой Катастрофой ходили упорные слухи, что Москва понемногу оседает, проваливается, и вскоре море ее поглотит. Кто знает, может быть, погружение продолжается, и скоро древнее море сомкнется над нами? Что взрыв не доделал — довершит вода. Чем все началось — тем и закончится. Впрочем, не слушай меня, это у меня хандра. Вполне возможно, что все останется в таком виде еще долгие годы. И люди сумеют приспособиться даже к нынешней жизни. Но для этого придется нам вновь пройти путем эволюции. И кто знает, что ждет нас в конце? Станет ли венцом творения грубый дикарь с дубиной в руке? Или многорукий мутант с глазами на затылке?

    Кошка, как завороженная, глядела на Сергея — лицо его казалось вдохновенным, светлые волосы он откинул со лба небрежным движением. Она вдруг подумала, что вовсе он не старый, как ей раньше казалось.

    — А некоторые думают, что там, внизу, ад, — робко сказала она. — Такое место, где грешников поджаривают на огне. Говорят, сатанисты на Тимирязевской роют яму вглубь — надеются до него докопаться.

    Сказала — и тут же пожалела, что не сдержалась. Лицо Сергея снова приняло снисходительное и скучающее выражение — словно он разговаривал с несмышленым ребенком. Надо было срочно исправлять положение. Не так уж много у нее было опыта в общении с мужчинами, которые ей нравились. Собственно говоря, на ее родной станции таких вообще практически не было. Может, кому-то и нравились мужчины, которые редкий день не напивались, чуть что — пускали в ход кулаки и говорили всякие гадости, но уж точно не ей. А таких, как Сергей или Рохля, Кошка до сих пор не встречала и как говорить с ними, не знала. Но инстинкт подсказал ей — любому приятно, когда его хвалят. И она нерешительно произнесла:

    — Ты такой умный… А откуда ты знаешь про все эти вещи — про э-во-люцию и все остальное? Я бы тоже хотела знать побольше.

    Кажется, помогло. Лицо Сергея вновь смягчилось.

    — Ну, мне ведь все-таки семнадцать уже было, когда Катастрофа случилась, — сказал он. — Я интересовался историей происхождения человека, в Зоологический музей ходил на лекции.

    — Какой музей?

    — Зоологический. На Никитской. Там нам рассказывали всякие интересные вещи — и про этих моллюсков тоже. Зоологический музей — это такое место, где хранились чучела животных, птиц. И древних, и современных. По ним как раз можно было проследить, как видоизменялись создания природы под влиянием эволюции, приспосабливаясь к окружающему миру. Был даже зал скелетов, где можно было увидеть останки давно вымерших животных. Ты не представляешь, какие гиганты населяли раньше землю. Мамонты, огромные ящеры. Теперь, похоже, история повторяется — мы на новом витке спирали.

    Что такое чучела, Кошка представляла. Среди охотников Ганзы были любители сохранять на память свои трофеи. Что такое скелеты, она тоже знала хорошо — в ее странствиях они попадались нередко. Но зачем было их специально хранить, Кошке не совсем было понятно.

    — А куда потом делись эти гиганты? — спросила она.

    — Вымерли миллионы лет назад, — пояснил Сергей. — Из-за огромных размеров им не хватало еды. Ну, и другие были причины.

    Вот это было уже непонятно.

    — А зачем же они выросли такими огромными?

    — Такими их природа создала, — терпеливо ответил Сергей, которого разговор, похоже, уже начал утомлять. Кошка переспрашивать не решилась. Ей представилась Природа в виде огромной женщины, которая создает неуклюжих гигантов — вроде как статуи в парке, где они были.

    — А что там теперь, в музее? — спросила она. Сергей с горечью махнул рукой:

    — Лучше не спрашивай. Конечно, попортилось все. Я даже и не ходил туда после Катастрофы, чтоб душу не травить. А сталкеры фигню всякую рассказывают — про призраки экскурсоводов, которые там теперь живут, и про черную музейную моль. Я одного попросил принести мне несколько препаратов заспиртованных — там в банках специальных интересные экземпляры были. А он, дурак, подумал, что этот спирт можно пить. Одну банку припрятал, жидкость выпил, а осьминогом заспиртованным попытался закусить. Уникальный препарат загубил, идиот. И себя заодно.

    — Как — себя? — спросила Кошка.

    — Как-как. Отравился и умер в мучениях. Дикие люди — никакого соображения. Лучше не думать об этом, а то опять расстроюсь. Такой редкий экземпляр был!

    Кошка так и не поняла, к кому это относилось — к сталкеру или к тому, что было заспиртовано в банке. Поняла одно — Сергей огорчился не на шутку.

    — А как ты думаешь, чем это пахло в парке? — робко спросила она.

    — Я никакого запаха не почувствовал, — сказал Сергей удивленно. — Но могу предположить, что морозным воздухом и гнилыми листьями. Подумать только — уже не верится, что когда-то наверху можно было ходить без противогаза. Эх, я бы с таким удовольствием сейчас вдохнул этот воздух полной грудью!

    Они некоторое время молчали, а потом он спросил совсем другим, безразличным тоном:

    — Значит, завтра вы собираетесь уходить? Пожалуй, я пока останусь здесь, успею еще решить, куда мне теперь податься. Мне бы в Полис хотелось, к браминам — я б лучше наукой занимался.

    Как они вот так умеют — два слова сказал, и сразу кажется, что он уже далеко-далеко, и подступиться нельзя. Она молча поднялась и пошла обратно к Седому — даже отвечать Сергею не стала, боялась, голос ее выдаст. Значит, больше они не увидятся — что ж, пусть так. Не станет она больше его искать, раз он над ней смеется!

    Седой вздохнул облегченно, когда ее увидел. Боялся, что сбежит?

    — Вот и наша проводница, — сказал он проснувшемуся Рохле: — Завтра выходим. Нечего тут задерживаться.

    Но тот вдруг отрицательно покачал головой.

    — В чем дело? — спросил Седой резко.

    — А как же Яночка? — спросил Рохля. — Пока не узнаю, что с ней, я никуда не пойду.

    Глава 4 БЕГИ, ДЕТКА, БЕГИ!

    Седой и Рохля заспорили, и постепенно Кошка поняла, в чем дело. Яночка была любимой девушкой Рохли, а полгода назад она пропала — думали, что попала в лапы бандитам, и те увели ее на Китай-город. Отец Рохли, видимо, не одобрял увлечения сына, а может, власти сочли лишним посылать за девчонкой спасательную экспедицию. Но теперь, оказавшись в непосредственной близости от бандитского притона, Рохля отказывался уходить, пока не узнает что-нибудь о судьбе подруги.

    Седой сперва пытался его переспорить, но безразличный, казалось, ко всему парень в этом случае проявил удивительную непреклонность. И Седой как будто сдался, обернулся к Кошке:

    — Ну, что делать, избаловал Иван наследничка, а мне теперь расхлебывать. Зайдем уж на Китай-город, коли рядом оказались.

    — Мне туда нельзя, — буркнула она.

    — Почему это? — спросил Седой.

    — Потому что! — отрезала она. — Не пойду — и все.

    По ее тону Седой, видно, понял, что спорить бесполезно, и на лице его появилось чуть ли не беспомощное выражение. Кошка пожалела бы его — если бы могла.

    — А что ж нам делать? — спросил он.

    — Других проводников искать, — проворчала она.

    Но ему, судя по всему, не хотелось искать других — в ее удачу он верил, а здесь явно никого не знал. И все же им удалось договориться — она доведет их лишь до Третьяковской.

    Там они отправят кого-нибудь из местных на Китай-город разузнать про Яну и будут ждать известий.

    Седой был очень недоволен и весь вечер бормотал себе под нос:

    — Вот тоже приспичило — через полгода искать девчонку! За столько времени ее и след простыл. Бандиты давно убили, небось. А по мне, так может, оно и к лучшему. Если и жива осталась, во что она превратилась-то, среди сутенеров и проституток? Да и девчонка так себе — была бы путная какая, а то свиристелка легкомысленная, таким цена пятак в базарный день.

    — А почему такое имя странное — Яна? — подумала Кошка вслух.

    — Ничего не странное. Мать-то ее Ульяной назвала, старинным именем, и в детстве Улей кликала. А парню не понравилось — он по-своему переиначил.

    Все же когда Рохля оказывался поблизости, ворчание Седого делалось вовсе неразборчивым.

    А у Кошки из головы не выходили его слова об отсутствии свидетелей. Ведь сама она, по сути, тоже превращалась в нежелательного свидетеля — получалось, что лишь ей теперь известно о том, что же случилось с ними и куда они направились. Может, в конце пути Седой, вместо того, чтобы расплатиться, попытается и ее убрать? Она решила на всякий случай быть начеку. А еще не давал ей покоя тот странный взгляд Седого — неживой какой-то взгляд. И она все всматривалась в его лицо в поисках смертной печати — но теперь ничего не видела. Вид у Седого был усталый и озабоченный, но самый обычный. И Кошка решила, что все это ей померещилось.

    «Интересно, какая она — эта Яна? Красивая, наверное, раз Рохля ее из головы выкинуть не может, — подумала она, ни с того ни с сего почувствовав даже какую-то ревность. — Однако нельзя сказать, что парень так уж спешил ей на выручку, — тут же утешила она себя. — Если бы не поход — мог и вовсе не собраться. Да вот только напрасно все это — девушки, скорей всего, нет уже в живых. А если и жива еще, то, может, сама об этом жалеет».

    Обычаи китайгородских бандитов были Кошке хорошо знакомы.

    Ночевать устроились в палатках, заменявших гостиницу. Кошке выпало делить палатку в женском отделении со словоохотливой старушкой, которая то и дело называла ее дочкой, удивлялась ее мужской одежде и пыталась выведать, куда и зачем она направляется. В конце концов Кошке это надоело.

    — На Таганку еду, к медикам тамошним, — буркнула она. — Язвы у меня на руках не заживают, лечиться надо.

    Старушка тут же замолчала и постаралась отодвинуться от нее подальше. Кошка облегченно вздохнула и через несколько минут уже спала. Она привыкла засыпать в любых условиях, и даже пары часов ей иной раз хватало, чтобы восстановить силы. А завтра силы ей понадобятся, она это чувствовала.

    И все же сон ее в эту ночь был беспокоен. Кошке снилась Природа в виде гигантской женщины в зеленых одеждах, которая выпускала гулять уродливых и неуклюжих белых каменных гигантов, и те брели, слепо пошатываясь, натыкаясь друг на друга. И попадали в руки другой особы — Эволюции. У той было злое и решительное лицо, и она безжалостно расправлялась с уродцами — одних вообще отбрасывала за ненадобностью, других пыталась обкорнать и переделать. Многие уродцы умирали, и было их жалко до слез. Проснувшись, Кошка все удивлялась этому сну. Она вспомнила, что давно еще ей показывали на какой-то картинке Свободу, которая тоже была изображена в виде женщины. Только у нее из головы росли то ли шипы, то ли рога. И тут еще эти разговоры ученого о богине, об э-во-люции — конечно, немудрено, что все это в ее бедной голове перемешалось.

    Когда уже собирались уходить, выяснилось, что Сергей все же идет с ними до Третьяковской — искать девушку Рохли. Он выглядел веселым, и Кошке подумалось, что Седой пообещал ему что-то — возможно, еще одну экспедицию на поверхность. Она насторожилась — вчера Седой говорил ей совсем другое. Она точно помнила — он собирался добраться вместе с Рохлей в какое-нибудь безопасное место и там осесть. Кошка решила теперь еще внимательнее следить за Седым — может, он просто хочет держать всех свидетелей под рукой, чтоб потом одним махом от них избавиться.

    Почему Сергей решил идти с ними? Ведь он сказал ей вчера, что будет сам за себя решать — по крайней мере, так она его поняла. Зачем он после вчерашнего разговора решил все же остаться вместе с ними? Или он ей не поверил, или… Кошка боялась додумать свою мысль до конца — было бы слишком самонадеянно с ее стороны считать, что причиной была она.

    * * *

    Она удивилась бы и, наверное, расстроилась, если бы ей удалось прочитать его мысли. Сначала, когда Сергей впервые увидел ее на Парке Культуры, у него все же возникло предубеждение, в котором он ни за что бы себе не сознался. Он считал себя человеком широких взглядов, и антипатию к женщине относил не на счет того, что она из мутантов, а скорее на счет, как ему показалось, ее излишней самоуверенности. Ему всегда неприятны были женщины, пытающиеся соперничать с мужчинами и командовать ими. Он вовсе не питал предубеждений насчет женского ума, просто не понимал, зачем им так нужно пытаться превзойти мужчин решительно во всех областях. К тому же Сергей не мог отогнать странного ощущения. Она разговаривала правильнее многих, кто встречался ему в метро, но его не покидало чувство, что она просто механически повторяет услышанные от кого-то и заученные фразы, не особо вникая в их смысл. В глазах было совсем другое — отчаяние и дикий страх, как у затравленного животного. Вот это и пугало. Холодок бежал по спине, словно от соседства с опасным зверем, который следит за тобой и ждет малейшего промаха, чтобы кинуться и вцепиться в горло.

    Вчера что-то изменилось. Когда она стала рассказывать ему нелепые байки с полной уверенностью в собственной правоте, он почти растрогался. Какой она, в сущности, еще ребенок — так слепо верит всяким глупостям, чем невероятнее — тем лучше. А уж когда она расплакалась, жалея утонувшего зайчика, лед был сломан окончательно. Он понял, что любая женщина, как она ни хорохорится, в глубине души остается существом нежным и ранимым. А уж о том, что она мутантка, он и думать к тому моменту забыл.

    И еще у него осталось смутное ощущение, что ей грозит какая-то опасность. Или ей кажется, что грозит.

    Впрочем, ради справедливости стоит заметить, что все эти мысли занимали Сергея недолго. Гораздо более важным ему казалось решить, что делать дальше. От этого выбора, возможно, сейчас зависела его жизнь.

    Если он вернется на Красную Линию, скорее всего, ему не поверят и уморят в лагере. Значит, этот путь закрыт. Но странно — Сергей вовсе не испытал сильного огорчения при мысли об этом. Оказавшись когда-то волей случая жителем Красной Линии, он так и оставался на ней по инерции. Тем более, что жена его, испытавшая жуткий шок в момент Катастрофы, категорически не хотела больше никаких перемен в жизни по принципу «Не вышло бы хуже». Но жена умерла несколько лет назад. Он продолжал жить по-прежнему, не особо тяготясь порядками коммунистов, стараясь не замечать неприятных, а порой и жутких вещей. Конечно, он не мог быть ярым сторонником идеологии марксизма-ленинизма, но зато на станциях Красной ветки существовал определенный порядок, и это было лучше, чем либеральный хаос. Тем, кто трудился, был гарантирован кусок хлеба. Да-да, именно хлеба: Красную Линию весьма долго обеспечивала мукой и зерном станция Сокольники, переименованная в Сталинскую. Говорили, что поблизости от нее находился огромный мукомольный комбинат, носивший какое-то нежное женское имя. Сергей поморщился. Он старался не слушать сплетни, но кое-какие вести и до него доходили — об опале секретаря Северной партячейки, о его дочери, по слухам, убившей собственного отца, а теперь гниющей заживо где-то в лагере. Может, это хорошо, что у них с женой не было детей? А теперь мучные склады уже опустели — невозможно же бесконечно жить старыми запасами. Красная ветка вновь жила под угрозой голода. И все же по своей воле Сергей вряд ли ушел бы. Но теперь, когда судьба все решила за него, он испытал облегчение. Он ведь ни в чем не виноват. Он не хотел дезертировать, просто так уж вышло. Он мирный человек, ему всегда хотелось заниматься наукой и не влезать ни в какие дрязги.

    Сейчас у него есть временный пропуск на Ганзу, который сделали ему как члену экспедиции. Но когда срок закончится, его выдворят — и до тех пор ему надо определиться.

    Спутники его собираются на Третьяковскую — а почему бы не пойти пока с ними? Воспользоваться случаем увидеть новые места — может, появятся еще какие-то варианты. Сергей, в отличие от умудренной жизненным опытом Кошки, вовсе не опасался подвоха со стороны Кузнецова (проводница называла его Седым), которого знал уже несколько лет, и был уверен, что Топтун упал с моста в реку случайно, без посторонней помощи.

    «Можно было бы отправиться в Полис», — думал Сергей. Его всегда манило государство, расположившееся в самом центре метро, на Библиотеке Ленина и трех прилегающих станциях. Только там еще и пытались заниматься наукой, сберечь накопленные человечеством знания. Но вот если бы их экспедиция в Изумрудный Город удалась, ему было бы что сообщить ученым-браминам, да и военных-кшатриев такая информация наверняка заинтересовала бы. То есть он пришел бы к ним не с пустыми руками. Тогда и отношение к нему было бы другое. А может, не зря Кузнецов обронил, что они еще собираются подняться на поверхность? Продолжить разведку, несмотря ни на что? Надо будет потолковать с ним об этом.

    Сегодня он как раз обдумывал предстоящий разговор с военным, а странную женщину-проводника до поры до времени вовсе выкинул из головы.

    Тем временем они подошли к переходу в центре зала. Сверху над ступеньками свисал ганзейский флаг, с двух сторон стояли пограничники в черно-сером камуфляже. Здесь кончалась территория Ганзы. Пройдя по переходу, путники спустились по ступенькам на Октябрьскую радиальную. Эта станция выглядела куда более грязной и запущенной, да и строители ее, видно, не заботились особо об украшениях — глазу не на чем было отдохнуть. Квадратные серые колонны, белый потолок без лепнины. Люди здесь были одеты намного беднее и выглядели изможденнее. Прямо сказать, куда более затрапезная станция, да и убирали ее, видно, в лучшем случае по большим праздникам. Не сравнить даже со станциями Красной Линии, где мраморные поверхности обычно натирались до блеска. Но Кошке такая обстановка была не в новинку — станция, где она росла, тоже не отличалась излишней роскошью. Наоборот, ей казалось, что в толпе этих оборванцев затеряться легче.

    Часовые, проверив документы, пропустили их в туннель к Третьяковской. Один из них еще долго и косноязычно пытался что-то объяснить, но Кошка слушала вполуха, поглощенная своими переживаниями. В память врезалось лишь настойчиво повторявшееся слово «мертвый», но ей было не до того. Давно уже не приходилось ей бывать так близко от родных мест, и она молилась про себя, чтобы все окончилось благополучно.

    В то, что девушка, которую они ищут, жива, ей верилось с трудом, но для Кошки удачным исходом было бы и то, чтобы все они вернулись из этого похода живыми. Рохля сегодня выглядел не таким сонным, как обычно, настроение у него было хорошее, словно он заранее верил, что Яну они найдут. Кошка хмыкнула про себя. Парень, видно, надеется, что как только они дойдут до места, его девушка сама выбежит им навстречу, как будто все это время только его и поджидала, целая и невредимая. А что, если она давно мертва? Или от перенесенных испытаний превратилась в отупевшее, изможденное существо? Что он будет делать тогда? По-прежнему захочет забрать ее с собой? Да и как он надеется забрать ее у бандитов — те просто так ничего не отдадут, в лучшем случае потребуют выкуп. Впрочем, патронов у Седого, кажется, хватает, но пожелает ли он отдавать их за девчонку?

    Страшно, что там может встретиться ей кто-нибудь из прежних знакомых. Если узнают, ей конец. Кошка постаралась, конечно, принять меры, чтобы хоть как-то изменить внешность: намазав щеки жиром, припудрила их потом мукой, а веки натерла пеплом. Подумав, под глазами растерла пепел тоже. На голову повязала черную тряпку на манер банданы. Когда она увидела в осколке зеркала, вмазанном в стену, свое отражение, то чуть сама не испугалась. Теперь она чем-то походила на одну из девушек с отдаленных станций, раскрашивавших лица всеми подручными средствами. Для полного сходства оставалось только намазать поярче рот и нацепить побольше железных висюлек — на одежду, в уши, на шею и даже в нос. Но этого она решила не делать, рассудив, что тогда будет, наоборот, чересчур выделяться. Пока она выглядела скорее изможденной замарашкой. Когда Сергей ее увидел, брови у него взлетели вверх, а Рохля лишь тихо присвистнул. Седой ничего не сказал, но в его глазах она заметила что-то похожее на одобрение. Казалось, он понимал, что заставило проводницу сегодня выглядеть таким чучелом. «Ничего, — подумала она. — Главное, капюшон толстовки натянуть до бровей, чтоб лица не видно было». С ее мальчишеской фигурой можно было издали и за подростка сойти.

    * * *

    В туннеле было сыро, по стенам стекала вода. Кошка то и дело вертела головой по сторонам, но ничего подозрительного пока не видела. Странным ей показалось лишь то, что по пути им никто не встретился: ни бродяги, ни челноки. Это ее слегка насторожило.

    Кошка заметила ответвление, уходившее вправо. Насколько она помнила, то был съезд к Новокузнецкой, Павелецкой и Серпуховской. На всякий случай стоило иметь это в виду. Хотя на Новокузнецкой, по ее мнению, ничего хорошего не было, и она надеялась, что туда им не придется отправляться. На Павелецкой радиальной не было гермоворот, и оттуда периодически пыталась прорваться всякая нечисть сверху. Впрочем, Павелецкая кольцевая, кажется, пока держалась за счет радиальной, снабжая ее людьми и патронами. Но обстановка там все равно была тяжелая. По мнению Кошки, для того, чтобы отсидеться, из всех этих станций больше всего подходила Серпуховская, и она решила на всякий случай держать это в памяти. Как ни странно, хотя раньше Кошка жила, казалось бы, недалеко отсюда, у нее не было возможности изучить этот путь как следует. До событий, перевернувших ее жизнь, она почти никуда со своей станции не уходила, а после, наоборот, у нее были веские причины держаться от родных мест как можно дальше.

    Чем ближе была Третьяковская, тем больше Кошка беспокоилась. Наверняка она встретит там знакомых — ведь оттуда до Китай-города рукой подать. Зачем, зачем она только согласилась вести группу туда? Всех патронов не заработаешь, а своя шкура дороже. И поглощенная мыслями об одной опасности, она благополучно проглядела другую. Когда появилась очередная развилка, она силилась вспомнить, что там ей объяснял часовой, но, конечно, сделала все наоборот.

    По ее подсчетам, они были уже совсем рядом со станцией, но впереди не видно было света. Неужели на Третьяковской теперь никто не живет? Кошка, сделав знак спутникам подождать, по железной лесенке вскарабкалась на перрон и застыла, оглядываясь и принюхиваясь. Все чувства, как обычно в минуту опасности, обострились. Она не столько увидела, сколько угадала кучку тлеющих углей за одной из колонн, а ноздри защекотал запах, который она бы ни с чем не перепутала.

    Запах жареного мяса.

    Стало быть, кто-то здесь живет. Черные тени таились по углам, Кошка нервно озиралась. Теперь она поняла, что пытался ей втолковать часовой перед уходом. Из-за того, что она не поняла его объяснений, они оказались в северном зале Третьяковской, на который законы цивилизации не распространялись.

    Мертвый перегон между Третьяковской и Марксистской был одним из самых гиблых мест во всем метро. Она знала, что в этот туннель прогоняли всякую шваль, человеческое отребье, бомжей, которые и находили там свой конец. Но, видимо, некоторым удавалось уцелеть. И они возвращались, окончательно утратив от пережитого ужаса человеческий облик.

    Круглые, когда-то белые своды станции покрывала теперь копоть. Кошка споткнулась о кучку обгоревших костей. Сгустки темноты придвинулись ближе, ей даже казалось, что она различает неприятный запах. Она словно чувствовала, как обитатели станции безмолвно сигнализируют друг другу: «Свежее мясо! Вкусная, теплая, парная человечина!»

    «Что делать? Может, вернуться?» — в панике подумала она. Сзади вскрикнул Рохля, кто-то зажег фонарик, несмотря на ее запрет. Седой, Рохля, Сергей торопливо подошли к ней, настороженно оглядываясь назад. Кажется, возвращаться было уже поздно, их окружали. Загоняли, как зверей.

    Переход в южный зал Третьяковской был совсем близко. Но черные тени — еще ближе.

    Внезапно Седой вскрикнул, но прежде, чем Кошка успела отреагировать, все уже было кончено: на полу у его ног скорчилось жуткое существо с выпученными глазами и неестественно вывернутыми суставами. Седой брезгливо вытер окровавленный нож об его лохмотья. Кошка вдруг наклонилась, непонятно зачем. Буркала уставились на нее. Раздались невнятные звуки. Странное создание было еще живо.

    — Добей его, — брезгливо скомандовал Седой, тяжело дыша.

    Но Кошка прислушивалась.

    — Рас-с-с… Рас-ска-жи, — с усилием непослушным языком выговаривало создание, — ей рас-ска-жи… На-та-ше… по-жа-луй-ста…

    — Расскажу! — твердо сказала Кошка. Она понятия не имела, кто такая Наташа и что ей нужно рассказать, но готова была обещать что угодно, если такая малость могла облегчить этому бедолаге переход в другой мир. Ему и так очень не повезло, лежачего не бьют.

    — Бли-же, — выговорило создание с усилием. — Сю-да, ко мне.

    Она опустилась рядом на колени, вглядываясь в то, что когда-то было человеческим лицом. Он еще что-то пробормотал свистящим шепотом — ей сначала показалось, что она ослышалась.

    — Ты — кош. Кош-ка.

    И тут она тоже его узнала. Ей случалось встречать его на Китай-городе тогда еще, в прежней жизни. До того, как она стала изгнанницей и убийцей. Это был один из тех уродов, которые травили ее как мутантку, существо низшего сорта. Как же могла с ним произойти такая перемена? Ведь времени с тех пор прошло не так уж много.

    — Ты — Кош-ка. Тебя нет. Ты умер-ла, — с усилием выговаривали посиневшие губы.

    — Чего ты с ним возишься? Прикончи его! — требовал Седой, но сам, к счастью, старался держаться в стороне от жуткого создания. Иначе он мог бы услышать его слова. И понял бы, какую нашел себе проводницу.

    Умирающий еще что-то бормотал. Наверное, считал ее погибшей — а она жива. А вот ему скоро конец. «Так тоже бывает, — подумала она. — Еще недавно ты мнил себя сильным и издевался над слабыми, и вдруг мы поменялись местами. Теперь я смотрю, как ты подыхаешь в грязи. Но теперь я не держу на тебя зла. Ты и так получил сполна…»

    — Ведь-ма… Все умрут там, — пробормотал лежащий, и лицо его искривилось то ли предсмертной гримасой, то ли злорадной улыбкой. Неизвестно, что теперь творилось в его полуразрушенных мозгах.

    — Добей его, чего ты ждешь?! — закричал Седой. Жуткое создание вздрогнуло и вытянулось.

    — Все уже, — сказала Кошка, — отмучился. И между прочим, меня учили, что каждый грязную работу за себя делает сам.

    — Слишком ты умная стала! — буркнул Седой. — Кто нас вообще в этот гадюшник привел, а?

    Назревавшую ссору прекратил раздавшийся одновременно с разных сторон не то стон, не то рык. Путешественники попятились, освещая пространство вокруг себя фонариками и наставив автоматы на темные сгустки. Твари не спешили выбираться на освещенное пространство. Кошка рванулась к ступенькам перехода и тут вспомнила наконец, о чем толковал часовой. Переход из северного зала Третьяковской в южный завален из-за этих вот жутких созданий, которые обосновались здесь. Черт, придется все-таки через Новокузнецкую, по-другому не получится!

    — Туда! — крикнула она спутникам, указав в конец зала, в сторону эскалатора, ведущего к Новокузнецкой.

    Сзади грохнуло несколько выстрелов — это Седой решил вразумить обитателей станции. Одна из его пуль явно попала в цель — послышался болезненный скулеж, перешедший в глухое ворчание. А затем раздались звуки, от которых Кошку передернуло — хруст, чавканье, жадное урчание. Стая быстро утешилась — теперь она пожирала останки собрата. Вдруг раздался нечеловеческий вой, полный муки, который тут же оборвался. Кажется, кого-то поедали живьем.

    Путешественники, не помня себя, промчались вверх по небольшому эскалатору. Подбежав к решетке, увидели за ней двоих братков, настороженно глядевших в их сторону. Седой торопливо протянул пригоршню патронов. Кошка нарочно держалась в стороне.

    — Ну, вы дурные, — сказал караульный, не торопясь открывать. — Тут уже давно мало кто шляется, только самые отчаянные. Умные люди нашу юдоль скорбную стороной обходят. Чего пришли-то? Откуда идете?

    — С Октябрьской. Купить кой-чего нужно… — неопределенно пробормотал Седой.

    — А-а! — гнусно осклабился охранник. — Видно, очень приперло, коли даже морлоков не побоялись. Да, я слыхал, вроде, что на Ганзе теперь дурь продавать запретили. Ну, у нас все найдется, только патронов отсыпай. Да вы уж не первые — приходили уже к нам за этим. Только двоих по дороге сожрали, — и он захохотал, очень довольный.

    — Открывай скорей! — крикнул Седой, нервно оглядываясь.

    — Экий ты быстрый. За проход по пять патронов с носа. И еще пять за беспокойство.

    «Думают, что мы дури хотим прикупить. Ну, так даже лучше», — подумала Кошка. Седой, не споря, торопливо отсыпал патронов. Чувствовалось, что в душе он давно уже проклинает Рохлю с его безрассудной затеей. Да и сам парень выглядел притихшим. Лицо его, обычно бледное, теперь и вовсе стало белым как мел. Казалось, он наконец осознал, чем может обернуться их поход.

    Лязгнул замок, и они очутились в тамбуре. Охранник уже возился со следующей решеткой, и через минуту отряд очутился на станции.

    * * *

    В первый момент Кошка чуть не ослепла от яркого света, а по ее чутким ушам ударил гомон торговцев, расставивших свои лотки на левом пути, прямо на шпалах. Спускаясь по ступенькам, путники видели сверху многочисленные палатки и навесы. Кошка уже не первый раз была на этой станции и каждый раз поражалась ее тяжеловесному великолепию — бежевый мрамор с коричневыми прожилками, массивные колонны, широкие квадратные арки, мозаичные вставки на потолке. Впрочем, Кошке они не очень нравились. Изображенные на этих мозаичных картинках люди указывали друг другу на различные предметы с таким видом, будто догадывались, что на них смотрят со стороны. Особенно хороши были широкие белые мраморные скамьи — таких она нигде в метро больше не встречала. Сиденья-то были обычными, деревянными, а вот каменные спинки уходили высоко вверх и там загибались завитушками. Одна старуха рассказывала Кошке, что скамейки эти будто бы утащили из какого-то разрушенного храма.

    Несмотря на все великолепие, станция выглядела грязноватой и замусоренной, на мраморных скамьях сидели размалеванные полуобнаженные девицы, а поблизости прохаживались сутенеры. Некоторые девчонки стояли возле палаток, пытаясь заманить клиентов.

    Не следовало задерживаться здесь — нужно было попасть в южный зал Третьяковской, откуда туннель вел на Китай-город. Но Рохля, забыв, наверное, зачем он сюда пришел, уставился на одну из девиц, раскрыв рот. «Конечно, на Красной Линии ты, небось, не видал таких», — усмехнулась про себя Кошка. Сама-то она, можно сказать, выросла в этой обстановке. Для нее это был мир, привычный с детства. С некоторыми из девиц на Китай-городе она даже была в неплохих отношениях — те просили ее постирать, а взамен подкармливали вкусностями, когда удавалось раскрутить клиента.

    Девушка, привлекшая внимание Рохли, и вправду была красавицей — у нее были черные длинные кудрявые волосы, хотя с виду и не слишком чистые, и большие черные глаза. Одета она была в яркие пестрые тряпки. Заметив взгляд Рохли, оценивающе оглядела всю их компанию и улыбнулась ему:

    — Пойдем со мной, красавчик. Я тебе еще и погадаю.

    И видя, что Рохля молчит, быстро сказала:

    — За гадание ничего не возьму, узнаешь судьбу бесплатно. А узнать-то есть чего: у одного из вас за плечами смерть караулит. Если пойдешь со мной, скажу — у кого.

    — Чего только шлюхи не придумают, чтоб клиента заманить! — фыркнул Седой.

    — А ты вообще засохни! — обернулась к нему девушка. — Тебе я и так могу сказать, чтоб только отвязался — ты и до ночи не доживешь!

    Седой застыл столбом. Рохля вздрогнул от неожиданности, а Сергей осуждающе покачал головой. В следующую секунду Седой нервно дернулся — по лицу было видно, он не привык, чтобы шлюхи так нагло разговаривали с ним. Но тут же, видно, вспомнил, где находится, неимоверным усилием воли сдержался, и только руки, сжатые в кулаки, выдавали его состояние. И тут плечистый квадратный парень в потертой коричневой кожаной куртке и спортивных штанах, казалось, безразлично прислушивавшийся к разговору, вдруг отвесил девушке короткую оплеуху — да так, что та с криком отлетела шагов на пять, чуть не сбив один из торшеров на длинной ножке, стоявших через равные промежутки по всей длине станции. Она свалилась бы на пол, если б не поддержали прохожие. К изумлению путников, девчонка, поднявшись, лишь потерла распухшую щеку, с ненавистью покосившись на плечистого, и молча заняла свое место возле палатки.

    — Что там? — спросили в толпе.

    — Да Глашка опять за свои предсказания взялась, вот Толян ей и врезал. И правильно сделал. Работаешь — так работай, нечего клиентов распугивать! — буркнула девица постарше с лицом, изуродованным шрамом и с на удивление красивыми ногами, которые она и демонстрировала чуть ли не во всю длину. — Идем лучше со мной, парень, — сказала она Рохле. — А судьбу незачем знать заранее, все равно от нее не уйдешь.

    Седой хотел, видно, что-то сказать, но поглядел на плечистого сутенера и благоразумно промолчал, лишь дернул Рохлю в сторону. Они уже отходили, как вдруг сзади раздалось:

    — Иди сюда, котик!

    Кошка вздрогнула, надеясь, что это какая-то ошибка, что обращаются не к ней. Но тот же развязный голос повторил:

    — Иди-иди, тебе говорю!

    «Провалилась! Бежать! Немедленно!», — мелькнуло у нее в голове. Но она, усилием воли придав лицу равнодушное выражение, обернулась и увидела абсолютно незнакомую ей девицу.

    — Ну что же ты, малыш! Я недорого возьму.

    Кошка облегченно вздохнула. Из-за низко надвинутого на лицо капюшона, эта дура явно приняла ее за парня. Боясь, что голос ее выдаст, Кошка лишь отрицательно помотала головой, и они, проталкиваясь сквозь толпу, устремились, наконец, к переходу.

    * * *

    Что удивительно, за проход в южный зал Третьяковской вновь пришлось платить. Им объяснили, что на этой станции верховодит другая группировка, а если неохота платить, то никто никого не неволит, они имеют полное право проваливать подальше отсюда. Кошка не удивилась — на Китай-городе дело обстояло примерно так же. Но Седой, она видела, был уже на пределе и с трудом удерживался, чтобы не высказать вслух, что он думает обо всей этой афере вообще и об этой богом проклятой станции в частности.

    Квадратные колонны подпирали грязно-белый потолок, на станции царили толчея и гомон. По углам шушукались непонятные люди, с подозрением глядевшие на пришельцев. Одного из них удалось уговорить отправиться на Китай-город, разузнать, есть ли там девушка по имени Яна, и передать ей записку. Оставалось только надеяться, что посланник, щуплый мужичонка, которому дали аванс и обещали еще, не обманет и будет расторопен. А путники тем временем зашли в столовую под названием «Грев», где Седой заказал всем по порции свиного шашлыка с грибами и по кружке грибного чая. В просторной палатке стоял чад от пригоревшей еды, а исцарапанные пластиковые столики пахли чем-то кислым. Время от времени их пыталась протирать вонючей тряпкой тетка в замызганном спортивном костюме и пластиковых шлепанцах, еле передвигавшая ноги — то ли изможденная, то ли просто пьяная.

    — О чем ты там с этим мутантом толковала? — как бы невзначай спросил Седой Кошку. — Знакомый твой, что ли?

    Кошка покачала головой. Стараясь, чтоб голос звучал равнодушно, ответила:

    — Я и не поняла, что он говорил. У него в мозгах уже черви завелись, наверное.

    — Мутант мутанта всегда поймет, — хмыкнул Седой. Кошка, вспыхнув от обиды, придумывала, какую бы гадость сказать ему в ответ, но тут Рохля, молчавший с тех пор, как разыгралась сцена с девушкой, задумчиво спросил:

    — Интересно, что она имела в виду?

    — Эта шлюха? — пренебрежительно спросил Седой. — Она просто несла какой-то вздор, чтобы нас задержать, заморочить — вот и все. Моя бы воля — стрелял бы таких на месте. Смеет еще раскрывать свою поганую пасть, будто ее кто-то спрашивал! Она должна знать свое место!

    Но в глазах его мелькнуло странное выражение — затравленное и тоскливое.

    — Может, это была цыганка? — предположил Сергей. — Тогда морочить людям голову у нее в крови. На публику работала. Конечно, глупо верить предсказаниям…

    Путники сидели возле одного из проделанных в матерчатой стене окошек, стараясь не привлекать к себе внимания и то и дело поглядывая в сторону туннеля к Китай-городу. На их глазах уже несколько человек прошло в ту сторону и двое явились оттуда. Кошка съежилась, стараясь, чтобы свет не падал ей на лицо. К счастью, народу в столовой в это время почти не было.

    И вот наконец их гонец нарисовался. Мог бы и побыстрее обернуться! А следом за ним двигалась фигура в темном плаще с капюшоном. Они помахали ему, подзывая. Войдя в столовую, гонец сразу протянул руку за причитающейся мздой, но Рохля нетерпеливо спросил:

    — Ну как, узнал что-нибудь?

    Гонец приложил палец к губам, а его спутник откинул с головы капюшон, и они облегченно вздохнули. Оказалось, это девушка, и симпатичная, правда, черты ее лица были словно смазаны — нос курносый, рот великоват. Коротко остриженные пушистые светлые волосы слегка вьются — видно, следит за ними, моет, расчесывает. Вот только портил ее этот жуткий бесформенный плащ. Но когда он слегка распахнулся, все стало понятно. Под плащом то ли платье, то ли длинная рубаха обтягивала вздутый живот — не сегодня-завтра рожать.

    — Привет! — как ни в чем не бывало, сказала она Рохле. — Вот не ожидала!

    — Привет! — побледнев, судорожно улыбаясь, ответил он. — Ну как ты?

    Первый раз Кошка видела его таким взволнованным. А девушка только рукой махнула.

    — Лучше не спрашивай, — протянула она. — Правда, грех жаловаться — меня не трогает никто — Кольки боятся. И ем сколько хочу — с едой-то тут получше, чем у красных. Теперь хоть не тошнит уже, а то сначала прямо наизнанку выворачивало. А вообще зря вы сюда пришли. Колька, если узнает, что я с вами разговаривала, вас всех убьет. Лучше уходите скорее.

    — А ты? — спросил Рохля.

    — И меня убьет, конечно, — легко согласилась она. — Говорю же тебе — уходите.

    — Так ты хочешь здесь остаться? Тебе здесь нравится? — спросил Рохля, побледнев.

    Она покачала головой:

    — Да нет. У нас редкий день без драки обходится. Скучно. Я бы ушла, только куда? Кому я такая нужна? — Яна положила руку на живот. А Рохля смотрел на нее чуть ли не умиленно. «А ведь ребеночек-то его, судя по срокам, — подумала Кошка. — Интересно, неведомый Колька в курсе, или ему без разницы?»

    — А ты откуда здесь?

    — За тобой пришел.

    — А с чего ты решил, что я с тобой пойду? — капризно протянула Яна. — Полгода прошло, от тебя ни слуху, ни духу. Мог бы раньше побеспокоиться. А теперь куда я пойду — у меня и сил нет много ходить, спать все время хочется.

    — Ну ты лентяйка, — ласково попенял ей Рохля. — Отсюда до Ганзы один переход всего — а там уже легче будет. На дрезину сядем и поедем.

    Кошку кольнула непонятная ревность — так ласково Рохля говорил с девушкой, словно с малым ребенком. Ей бы тоже хотелось, чтоб с ней так нянчились, заглядывали в глаза, предугадывали ее желания. Она сердито тряхнула головой. Что такого сделала эта девчонка, чтоб так привязать Рохлю к себе, чтоб он и спустя полгода помнил о ней и отправился ее спасать? Чем она лучше нее? Волосы пушистые и кожа мягкая? У нее бы тоже были красивые волосы, наверное — если бы их отмыть как следует. А девчонка еще разговаривает так капризно, словно уверена в своей власти над ним. Тут Кошка слегка утешилась при мысли, что если бы не экспедиция, Рохля, скорее всего, до сих пор сидел бы на Красной Линии, а эта его Яночка так и оставалась бы у бандитов.

    — А вот интересно, что твой папочка скажет? — неожиданно язвительно спросила Яна. — Он ведь орал — никаких детей, нечего мутантов плодить! А по-моему, дело в том, что он просто меня терпеть не мог.

    Теперь настала очередь Рохли скривиться.

    — Вот только не надо про папочку. Я, может, его вообще больше не увижу. Ушли мы оттуда.

    Яна нахмурила бровки, посмотрела на Седого — тот кивнул. Видно было, что старого коммуниста девушка не особо любит, как и он ее, но слова его во внимание приняла.

    — И куда вы теперь пойдете? — спросила она.

    — Да как получится. Скорее всего, в Бауманский альянс или на Сокол к свинарям подадимся — там тоже знакомые есть.

    Яна вздохнула.

    — Идем с нами, — снова попросил Рохля.

    — Как — прямо так? — с изумлением спросила она. — Ты с ума сошел?

    — Да, прямо сейчас. Потом-то ведь не уйдешь.

    Девушка согласно кивнула и задумалась. Парень ждал.

    — А что, — произнесла она, наконец. — Может, и вправду с вами? Колька со своими головорезами наверх ушел, меня теперь долго не хватятся. Меня сначала стерегли, а теперь не очень — думают, привыкла, прижилась, да и куда мне такой идти? А я не хочу с ними, надоели.

    Яна капризно скривила рот. На скуле у нее красовался синяк — застарелый, отливающий уже желтым. Что ж, причины для недовольства у девушки явно были.

    — А как меня с Третьяковской выпустят? — вдруг пришло ей в голову. Седой показал какую-то бумагу и одновременно похлопал себя по карману, где что-то брякнуло.

    — Ну, тогда пошли, — беспечно сказала Яна. — Лучше скорее, чтоб подальше уйти, пока не хватились.

    Видно было, что для Яны это очередное приключение — как и бандитский плен. «Бывают же люди, — с горечью подумала Кошка, — способные ко всему относиться легко. Как хорошо было без этой дурочки, а теперь все испорчено»… Ладно, ее дело маленькое, доведет она их до Бауманского альянса или куда они там собрались, получит то, что ей причитается, а душевные раны зализывать будет после. Интересно, а куда потом все-таки отправится ученый? Может, пойти с ним вместе? Она могла бы быть ему полезной, если его интересуют вылазки на поверхность. А он бы рассказывал ей про эволюцию и про всякие другие интересные вещи…

    Спутники ее тем временем стали собираться. Девушка вновь запахнула просторный плащ, после чего путешественники с деланной беззаботностью подошли к караульным. Те для вида мельком глянули в документы, один из них протянул руку, куда Седой всыпал пригоршню патронов. Девушка стояла, опустив голову, чтобы не было видно лица, но часовой, лишь скользнув по ней равнодушным взглядом, отвернулся к собеседнику. А тот глядел в упор — Кошка почувствовала его пристальный взгляд на себе. И не выдержав, подняла голову.

    Чтоб им всем пусто было! Леха Фейсконтроль собственной персоной. В черной замызганной рубашке, в спортивных штанах, явно навеселе. Засаленные волосы свисают на плечи, глазки-щелочки так и впились в нее.

    Вот и влипла. Но еще несколько секунд она вопреки здравому смыслу надеялась, что все обойдется. Может, все-таки не узнает?

    — Ки-иса! — протянул он. — Какими судьбами? Я уж и не чаял тебя увидеть.

    — Вы обознались, — пробормотала она невнятно, словно с набитым ртом.

    — Да ни в жисть! — восторженно заорал Леха. — Какие люди к нам — и без охраны! Только за каким фигом ты мукой обсыпалась? Я тебя в любом прикиде узнаю!

    На них начали оборачиваться, несколько человек подошло ближе, глядели выжидательно.

    — Чтоб я да не узнал тебя, лапуля! — еще громче завопил Леха. — Эх, Мурка, ты мой Муреночек! Кошечка, покажи ушко! Давай я тебя за ухом почешу, зверек ты мой хорошенький!

    «Выхода нет. Прости, Леха, но ты просто не оставил мне выбора». — И она молниеносным движением вонзила нож ему в бок. Фейсконтроль секунду недоуменно смотрел, словно не понимая, потом схватился рукой за живот. По пальцам заструилась темная кровь. Пока никто не опомнился, Кошка ударила второй раз — туда, где должно быть сердце. Ей не хотелось, чтоб он мучился. Леха с тем же удивленным лицом повалился ей на руки.

    — Мурка… киска… прости…

    «Эх, Леха! Я правда не хотела. Так уж вышло — или ты, или я. Лучше б это был кто угодно другой. Что за несчастная судьба поставила тебя сегодня у меня на пути? Помнишь, как ты меня спрашивал — что такое красное на черном? Теперь я знаю это, Леха. Красное на черном — это твоя кровь, пропитавшая рубашку. И на черном она не видна — просто влажное липкое пятно на ощупь…»

    Часовой, опомнившись, вскинул автомат, но Седой с неожиданной силой ударил его прикладом по голове, точно дубиной, и тот упал.

    — Уходите в туннель! — закричал Седой ей и Яне. Попытался подтолкнуть в ту же сторону и Рохлю, но тот замешкался. Его кто-то ударил сзади, и он осел на пол, все еще глядя на Яну. Та застыла в ужасе, так что Кошке пришлось силой тащить ее за собой. А сзади отбивался от нападавших Сергей.

    * * *

    Какое-то время Кошке удавалось тащить Яну чуть ли не на себе, но та все тяжелее висла на ней. И вдруг остановилась, схватилась за живот:

    — Все, не могу. Больно. Иди одна, я тут посижу.

    — Дура, тебя убьют!

    — Мне все равно. Больно очень. Пусть лучше убьют.

    «Черт бы побрал эту идиотку! Как не вовремя ей приспичило рожать!»

    Сзади, в туннеле, послышались выстрелы. Потом шаги, хриплое дыхание. Кто-то догонял их. Кошка ждала с ножом в руке. Шаги приближались, по характерному кашлю она узнала Седого. Он подошел, пошатываясь, словно пьяный. Прохрипел:

    — Почему вы здесь? Сказано — уходите!

    У него на губах пузырилась красная пена.

    — А где… — она хотела спросить про Сергея, но он понял по-своему:

    — Пашу не уберег. Что я Ивану скажу?

    «Вряд ли ты этого самого Ивана когда-нибудь еще увидишь», — подумала она, но ничего не сказала. Вместо этого выдавила:

    — А… ученый где?

    — Не знаю. Ранен, убит — какая разница? — хрипло пробормотал он и опустился на шпалы. — Ты вот что… тут, в рюкзаке у меня возьми, что тебе причитается. Там больше, чем достаточно. Спаси хоть девчонку. Ведь ее ребенок — Ванькин внук. Все, что останется от него…

    Тут Яна как раз застонала. Кошка попыталась ее осмотреть, а когда вновь повернулась к старику, он уже не дышал.

    «Действительно, какая разница? Мы все умрем рано или поздно», — подумала Кошка. И для очистки совести сделала последнюю попытку уговорить Яну, хотя понимала — бесполезно:

    — Ну, попробуй хоть немного пройти. Иначе умрешь.

    — Уж лучше умереть, — пробормотала та.

    — Дура! — с отчаянием сказала Кошка. — Чего ты с нами потащилась, если знала, что вот-вот родишь?

    — Ребенок, — невнятно пробормотала Яна.

    — Что — ребенок?

    — Колька… Он бы его убил… Ребенка… Или продал. Ему младенец не нужен. Он сам так говорил.

    «Интересно, — думала Кошка, — почему нас не догоняют?» Она сидела возле стонущей Яны и пыталась помочь ей, как могла. Сколько прошло времени? Она не знала. Наконец, в руках у нее оказался пищащий скользкий комок, а Яна лежала, и кровь текла из нее струей. Ничего нельзя было сделать. Еще через полчаса лишь комок у Кошки в руках подавал признаки жизни, слабо попискивал. И она мысленно попросила прощения у мертвой Яны, что завидовала ей.

    Она сняла с умершей рубаху, разорвав по шву, и завернула в нее ребенка. Потом взяла рюкзак Седого, обшарила его карманы, все патроны забрала себе, взяла и флягу, и нож — все, что могло пригодиться.

    Что теперь делать? Никого из тех, кого она должна была довести до места, не осталось. Они умерли, они все умерли из-за того, что связались с ней. Нашли бы другого проводника — может, остались бы живы. Она проклята, и лучше бы ей умереть тоже. Но это всегда успеется, а сейчас надо уходить. Но как быть с ребенком? Он, наверное, тоже вот-вот умрет, хотя пока и шевелился. В любом случае оставаться здесь, возле мертвых, смысла нет — если на нее наткнутся, ей не поздоровится. Интересно, успел кто-нибудь понять из Лехиных воплей, какая гостья побывала у них на станции сегодня? Если даже не успел, потом начнут опрашивать свидетелей, догадаются — а за ее голову здесь обещана хорошая награда. Значит, надо бежать, но куда девать ребенка? Зачем ей чужой младенец? Своего у нее не будет никогда, ну и не надо, а о чужом с какой стати заботиться? Какие странные звуки он издает — словно мяучит…

    Она никому ничего не должна. Седой обещал ей плату за работу, но теперь он умер. Все, что ему принадлежало, она и так забрала себе. И делать больше ничего не обязана.

    В какой-то момент Кошке захотелось оставить младенца здесь, возле мертвой матери, и уйти. «Все равно он, скорее всего, не жилец», — уверяла она себя. Но ребенок шевелился и слабо пищал.

    Ведь это только бессмысленный комочек. Он еще ничего не понимает. И все же ясно — бросить его здесь — означает обречь на верную смерть. Не надо обманываться — раньше, чем здесь кто-нибудь пройдет, его успеют загрызть прожорливые крысы. И даже если кто-то с Третьяковской найдет его еще живым — это такая публика, что в первую очередь подумает, кому бы продать ребенка с пользой для себя — а что с ним будет, это им без разницы. Пусть хоть суп из него сварят или пустят на шашлык. Продадут попрошайкам, которые клянчат еду, и ребенок умрет у них через пару дней. А может, сразу шваркнут малыша головой об стену — просто так, смеху ради. Гуманнее всего было бы не оставлять его живым — придушить, что ли? Ведь он еще ничем не провинился…

    Но Кошка все чего-то ждала. И вскоре ей стало ясно, что умирать младенец пока не собирается, а убить его она не сможет. Да, ей случалось убивать врагов, но то были взрослые мужчины. А вот погасить искру жизни в этом бессмысленном зародыше она почему-то была не в состоянии. Тем более, что Яна, его мать, такая легкомысленная и глупенькая с виду, умерла ради того, чтобы дать ребенку хотя бы возможность выжить.

    Значит, надо взять ребенка и идти. Вперед, на Ганзу…

    И как раз тут со стороны Третьяковской послышались шаги. «Все, — подумала она, — влипла. Быстрей надо было соображать!»

    Кошка прижалась к стене. Ребенок пока молчал. Но те, кто шел с фонарями, неизбежно должны были, приблизившись, ее заметить, и убежать она уже не успевала. Одна — еще могла бы попробовать. С младенцем на руках — вряд ли. Кошка еще плотнее прижалась к стене и стала ждать.

    Вдруг ей почудилось чье-то присутствие справа. Она изо всех сил старалась не оборачиваться. Морок, больше ничего. Черт, как же не вовремя! Кажется, все разом, даже здешние призраки, ополчились против нее. Кошка упрямо сжала губы, стараясь не поддаваться панике. Ей хотелось, как тогда в парке, с воплем кинуться куда угодно, очертя голову. Но тогда ее точно убьют! И она из последних сил старалась сдержать рвущийся вопль отчаяния и ужаса.

    Тем временем, люди с Третьяковской подошли ближе, луч фонарика упал на мертвое лицо Яны.

    — Гляди, это ж Колькина девка. Ох, и вломит он всем, когда вернется, что не уследили! — тут говоривший длинно выругался. — Что делать-то — на станцию тащить, или тут пусть лежит?

    — Уж лучше давай на станцию отнесем — а то не поверит, все равно возвращаться за ней заставит. Глянь, и старик тут, который бучу затеял. Откинулся, старый черт!

    Они разговаривали в двух шагах от нее — казалось, Кошка могла бы протянуть руку и дотронуться до одного из них. Она обостренным чутьем улавливала даже исходившие от них запахи — пота, перегара и оружейной смазки. Но вот что странно — Кошку они как будто не замечали, а ребенок у нее на руках молчал. Но ей по-прежнему казалось, что кто-то стоит справа от нее у стены.

    Наконец, бандиты подняли Яну, завернули в плащ и потащили обратно, нелестными словами поминая всех ее родичей до седьмого колена. И тут Кошка, еще не веря до конца в свое спасение, наконец оглянулась. Рядом с ней молча стояла неизвестно откуда взявшаяся женщина — темноволосая и темноглазая, похожая на цыганку. «Нищенка, бродяжка?» — подумала Кошка, но тут же поняла — вряд ли. Лицо у женщины было красивым, спокойным и печальным. Во что она была одета, не разобрать, кажется, в серое платье, спадающее складками. В такой одежде бродяжки по туннелям не ходят.

    — Кто ты? — спросила Кошка. Ребенок у нее на руках зашевелился, пискнул. Но женщина молчала. Лишь глядела внимательно на нее и на ребенка.

    — А может, возьмешь его? — Кошка протянула ей младенца. — Мне он ни к чему, не прокормить его, да и обуза. А я тебе заплачу, не думай.

    Женщина молча смотрела на нее, качая головой. Ободряюще улыбнулась, приложила палец к губам — и вот ее уже нет. Только теперь Кошка поняла, кому обязана спасением, и низко поклонилась месту, где только что стояла незнакомка.

    — Спасибо тебе, Алика, святая заступница, что помогла, отвела погоню. Не оставляй нас и дальше.

    И она тихонько побрела в сторону Октябрьской, укачивая засыпающего ребенка. Она решила, что раз уж мальчик остался в живых, его надо как-то называть. Немного подумав, остановилась на Павлике — в честь мертвого отца.

    Вокруг было тихо, даже как-то уж слишком тихо. Кошка брела, пошатываясь от усталости и спотыкаясь о шпалы. В ушах шумело. Странный это был шум, в нем как будто слышался чей-то голос. Ей даже почудилось, что она разбирает слова, произносимые жутким свистящим шепотом:

    Мертвым легче под землею,

    Лишь живому нет покоя.

    Ну, куда же ты, трусишка?

    Поиграем в кошки-мышки?

    Она знала, что ей будет плохо, но не думала, что так скоро. Когда отбираешь чужую жизнь, нужно быть готовой к тому, что мертвый вернется за тобой, чтобы отомстить. Но крохотный теплый комочек у нее на руках странным образом придавал сил. Появилось даже чувство защищенности, словно беспомощным ребенком можно было заслониться от ужаса, не имеющего названия.

    «Я должна спасти маленького», — упрямо сказала сама себе Кошка, и ей стало легче. У нее была четкая и ясная цель, перед которой меркли призрачные страхи. И Кошка для пущей бодрости замурлыкала себе под нос Лехину песню — о том, как в лесу полыхает пожар, а где-то прячется зверь. Сердце у нее сжималось. Разве она думала, что все так обернется? Теперь Лехи больше нет, и Седого, и Рохли, и Яны — да и Сергея, наверное, тоже — и все из-за нее. А зверь, на которого объявлена охота, которого надо найти и убить, — это она сама…

    Глава 5 НОВЫЕ ЗАБОТЫ

    С ребенком надо было что-то придумать. Ближе к станции он начал пищать все громче, а потом и вовсе раскричался. Наверное, голодный был. И чем его кормить, было непонятно.

    Кошка боялась расспросов часовых, потому на подходе к Октябрьской кое-как укачала младенца, замотала чуть ли не с головой в рубашку и сунула в рюкзак. Думала, что ее заставят показать, что внутри, но обошлось. Оказавшись на станции, она поспешно вынула ребенка, боясь, что Павлик задохнется. И он опять заскулил.

    Кошка осторожно развернула окровавленную рубаху Яны, в которую она замотала малыша. Надо бы осмотреть ребенка, вдруг у него какие-то отклонения? Хотя это мало что изменит. Раз уж она его там, в туннеле, не бросила, то теперь не оставит, даже если он не совсем нормальный. Впрочем, в детях Кошка мало что понимала, но, на ее взгляд, с малышом все было в порядке, хотя он показался ей очень тощим. Лицо у него было сморщенным и красным — наверное, от натуги. Он бессмысленно махал крохотными руками и ногами, издавая однообразные монотонные ноющие звуки. И уже успел обмочиться.

    Кошка с тоской озиралась по сторонам. Сейчас он завопит во весь голос, а она даже не знает, что в таких случаях делать. Может, дать ему какой-нибудь еды? А вдруг он, наоборот, от этого умрет — он же совсем маленький, грудной. Интересно, чем кормят детей матери, у которых молоко пропало?

    «Надо найти ему кормилицу, — решила она. — И искать ее лучше здесь, на радиальной станции, где не будут подробно допытываться, вписан ли ребенок в ее документы и откуда вообще он взялся. Если заплатить как следует, лишних вопросов задавать не станут».

    Кошка вспомнила, что когда они проходили здесь в прошлый раз, ей, вроде, попалась на глаза молодая женщина с ребенком на руках. Но сейчас ее не было видно. Кошка вновь завернула младенца в рубаху и стала обходить станцию, разглядывая ее обитателей. Те отвечали ей настороженными взглядами. «Ничего не выйдет, — тоскливо подумала она. — Ребенок так и умрет от голода у меня на руках — людей здесь полно, но им это безразлично. А он уже даже не плачет, а то ли икает, то ли сипит. Как, оказывается, быстро можно убить и как трудно бывает сохранить жизнь…»

    Кошка оглядывалась в поисках хоть кого-нибудь, с кем можно поделиться своей бедой. Одна пожилая женщина, сидевшая у колонны, показалась ей подходящей. Она ковыряла иголкой какое-то тряпье, мурлыча себе под нос и время от времени окидывая окружающих внимательным взглядом. Ее седые волосы были собраны в косицу, а морщинистое лицо вовсе не казалось злым, наоборот, внушало доверие. Кошка подошла и осторожно опустилась рядом, укачивая младенца. Старуха, кутаясь в заплатанное черное пальто, искоса поглядывала на нее. Младенец хныкал.

    — Бойкий малыш у тебя, — сказала, наконец, старуха.

    — Он просто голодный. Прямо не знаю, что делать, — сокрушенно сказала Кошка. — Перенервничала, и молоко у меня пропало. Как быть, не знаю. Кажется мне — людям тут ни до чего дела нет.

    Старуха пристально посмотрела на нее — так, что Кошке стало не по себе, но заговорила неожиданно мягко, даже как-то слишком по-доброму. Наверное, почуяла поживу.

    — Люди как люди — они везде одинаковы. Хоть и не святые они, но всех считать злыми тоже не стоит. Может, они готовы помочь, просто ты не умеешь попросить. Тут одна родила недавно — молоко-то у нее есть пока, а вот у самой еды не всегда хватает. А ей сейчас за двоих есть надо. Если поможешь ей, то и она тебя выручит.

    — За этим дело не станет, — Кошка достала несколько патронов и вложила в руку старухе. Та отказываться не стала, взяла без церемоний и спросила:

    — А поесть у тебя ничего нет? Лучше к ней идти не с пустыми руками.

    Тут Кошка и сама почувствовала, что проголодалась, но в ответ на вопрос покачала головой. Ей хотелось сперва убедиться, что старуха не обманет.

    Кошка последовала за старухой. Та привела ее к средних размеров палатке, потрепанной и рваной. Когда она откинула полог, в нос Кошке шибануло запахом кислятины и мочи.

    — Регина, спишь? — прошептала старуха, засунув голову внутрь.

    — Т-с-с, только уложила спиногрыза! Чего надо? — отозвался неприветливый голос.

    — Тут у женщины одной есть дело к тебе. Ей уйти надо, а ребенка не с кем оставить. Она хорошо заплатит.

    Из палатки моментально выглянула миниатюрная женщина. Светлые кудрявые волосы ее слиплись от пота, вдоль крыльев носа пролегали глубокие складки. Осунувшееся, землистого цвета лицо когда-то, видимо, было привлекательным, но теперь выглядело до крайности изможденным. Она куталась в короткий драный грязный халат — присмотревшись, можно было предположить, что изначально он был розовым. Женщина оглядела Кошку и младенца у нее на руках, ненатурально заулыбалась.

    — А сколько дашь? — быстро спросила она.

    — Не бойся, тебе хватит, — сказала Кошка, многозначительно тряхнув рюкзаком.

    — Я согласна, — торопливо произнесла Регина, оценив, видимо, добротное снаряжение Кошки и сообразив, что скупиться та не будет. — Только ты бы для начала купила пожрать чего-нибудь, а то я от голода прям помираю. Ну, и бражки нам по кружечке, мы бы все между собой и перетерли.

    — А тебе разве можно брагу, если ты грудью кормишь? — усомнилась Кошка.

    — Чуть-чуть можно, — захихикала та. — Наоборот, полезно, чтоб молоко не пропало.

    Кошка, не решившись пока оставить ей Павлика, с младенцем на руках отправилась к лоткам, где торговали едой, и купила несколько порций шашлыка и бутылку мутноватой браги — для старухи и для Регины. Себе взяла грибного чая. Тащить еду помогла старуха, увязавшаяся за ней.

    Регина уже сидела на пороге, ожидая их возвращения.

    — Давайте прямо тут посидим, что ли? — сказала она. — Только не орите, чтоб моего не разбудить.

    — А можно я посмотрю на него? — спросила Кошка.

    Регина заколебалась, но потом все же отдернула полог палатки и прошептала:

    — Только не разбуди.

    Кошка сунула голову внутрь и едва не задохнулась от запаха. В полутьме она еле разглядела крохотного спеленутого ребенка, спавшего на каком-то тряпье. Если Павлик был почти лысый, то у этого голову покрывали светлые волосики. Выражение его крошечного лица даже во сне показалось Кошке недовольным. Она повернулась к Регине и сказала:

    — Ты бы хоть тряпки эти меняла иногда.

    — Ноги у меня болят, — захныкала та, — никак после родов оправиться не могу. Да и сил никаких нет, а есть нечего, вот и…

    Она успела уже выпить почти всю брагу и жадно впилась зубами в мясо.

    — Долго тебя не будет-то? — спросила она Кошку, с набитым ртом.

    — Ну, может, несколько дней, — неопределенно ответила та. — Или неделю. Да ты не бойся, я заплачу вперед. Тебе сколько нужно?

    Видно было, что Регина мучительно сомневается — как бы не прогадать. Слишком много запросить — так незнакомка и отказаться может. С другой стороны, ей явно хотелось как следует использовать неожиданно подвернувшуюся возможность.

    — Тридцать в день, — наконец, произнесла она, — и давай сразу дней на десять вперед.

    — Куда тебе столько?! — возмутилась Кошка.

    — Так мне ж еще придется нянчиться с ним. Пеленки ему менять.

    — Ты своему-то не меняешь, — буркнула Кошка недовольно. — С чего я тебе должна верить, что о чужом позаботишься?

    — Так за своего мне и не платит никто! — захихикала Регина. — Шутка. Давай хоть по двадцать пять, не жмотничай.

    — Мне их тоже никто не дарит! — разозлилась Кошка. — Десять патронов в день — и это еще много. Сейчас дам тебе… пятьдесят штук. Это за семь дней — она для верности показала на пальцах. — Остальные двадцать получишь, когда вернусь.

    Кошка понимала — тут не то, что на семь и на два-то дня вперед ничего предсказать невозможно. Но выбора у нее не было: надо было срочно пристроить ребенка, а самой скрыться, пока шум не уляжется, хотя бы на первое время.

    — Черт с тобой, согласна! — торопливо сказала Регина, не желавшая упускать выгодный случай подзаработать без особых хлопот. — Кажется, он спокойный у тебя, — сказала она, разглядывая Павлика, который, казалось, задремал. Тот беспокойно закрутил головой, почуяв, видно, запах молока.

    — Покорми его, — велела Кошка и расстегнула рюкзак Седого. Кроме патронов, в нем оказались и другие вещи, служившие универсальной валютой: пластинки антибиотиков несколько батареек и даже чек, который можно обналичить на Ганзе — там недавно устроили банк для тех, кто не хотел таскать лишнюю тяжесть или боялся ограбления. Хотя Регина вряд ли знает, что это такое, и наверняка заупрямится. С другой стороны, патроны могли очень пригодиться в дальнейшем по прямому назначению, но как тут угадаешь? В итоге Кошка все же предпочла отсчитать нужное количество патронов, утешая себя тем, что хоть ноша станет полегче. Пересыпав плату в карман, Регина взяла Павлика на руки и скрылась в палатке. Через некоторое время она выбралась, объявив, что младенец наелся и уснул.

    — Теперь-то можно посидеть спокойно, — облегченно закончила она. — Может, принесешь еще бражки?

    Кошка промолчала, и тогда Регина повернулась к старухе:

    — Сходи, принеси. И себе возьми — угощаю. Обмыть надо сделку. Сгоняй в «Три потрона» — там, конечно, тошниловка, но брага у них очень даже ничего, — и тут же всыпала в морщинистую ладонь несколько патронов из тех, что дала ей Кошка. Та нахмурилась. Ей все это не нравилось и все меньше хотелось оставлять ребенка с этими пьяницами.

    — Ну, чего ты так смотришь? — обиделась Регина. — Знаешь, какая жизнь у меня была? Одни страдания! Что ж тут удивительного, что я иногда выпью кружечку-другую? Еще недавно у меня был парень… какая любовь у нас была! Он ноги мне целовал. Как он был красив, мой Эдик… а толку-то? Не приведи Господь тебе увидеть, как твоего любимого на твоих глазах какой-то жуткий монстр перекусывает пополам! Этот ужасный хруст… до конца дней буду его помнить!

    Вернувшаяся старуха слушала ее невозмутимо. Выхватив у нее кружку, Регина сделала большой глоток. Лицо ее приняло умиротворенное выражение.

    — Ну, вот и полегчало…

    Она заглянула в палатку и торжественно объявила, что милые детки спят, как два ангелочка.

    — Что делать, в жизни так много горя… Ах, бедный мой Алик! Хрусть — и пополам! Мой крошка стал сиротой еще до рождения…

    Кошка отметила, что перед этим Регина называла любимого Эдиком. Впрочем, скорее всего, не было не Эдика, ни Алика, да и никто никого пополам не перекусывал. Похоже, Регина в прошлом торговала собой, как девчонки на Новокузнецкой, младенца родила случайно, по недосмотру, а от кого — наверняка и сама не знает. Кошка подумала, что если б не отчаянное положение, то нипочем бы не оставила бедного Павлика у этой шалашовки, и дала себе слово забрать его при первой же возможности, как только все уляжется. Она бы забрала его прямо сейчас, но боялась, что несчастный малыш умрет с голоду, пока она будет искать ему более подходящую кормилицу.

    — Я могу и задержаться, — сказала Кошка. — Но ты не волнуйся, я все равно в конце концов вернусь и заплачу тебе все, как уговорено.

    — Как тебя зовут? — спросила Регина, и этот вопрос поставил Кошку в тупик.

    — Яна, — не подумав, брякнула она.

    — Красивое имя, — сказала Регина. — Да и сама ты уж больно красивая, мать. Ты б хоть сажу с морды стерла, а то я сперва тебя чуть не испугалась. Теперь-то вижу — ты, вроде, не кусаешься…

    Кошка ахнула, выудила из рюкзака маленькое треснувшее зеркальце и принялась вытирать лицо. Она совсем забыла про свою «боевую раскраску», которая теперь размазалась у нее по щекам. То-то ей показалось, что окружающие смотрят на нее с подозрением. Она выделялась своим видом даже на фоне здешнего сброда.

    — Разве имя что-то значит здесь? — пробурчала старуха. Напившись и наевшись, она выглядела умиротворенной, и теперь ей хотелось поговорить. — Если, конечно, это не прославленное имя человека, совершившего подвиг? Или, наоборот, какого-нибудь преступника, о делах которого рассказывают жуткие истории?

    Кошке показалось, что при этом старуха покосилась на нее, а потом невозмутимо продолжала:

    — Вот я своего имени и не помню давно. Люди зовут меня просто — Скорбящая.

    — О ком же ты скорбишь? — спросила Кошка.

    — Обо всех, — пояснила старуха. — Об ушедших и оставшихся, о тех, кто в беде, и о тех, кто в пути. Для меня разницы нет.

    — Да, но какое-то имя ведь записано у тебя в документах? — буркнула Кошка.

    — Я их потеряла давно, — безмятежно сообщила старуха. — Или спер кто-нибудь. Да и за каким фигом мне документы? На станции меня все знают, а сама я никуда отсюда не ухожу. Тут, видно, и помру в свое время. А ты откуда, птица перелетная?

    Она еще раз внимательно посмотрела на Кошку, словно запоминая, кивнула ей и почему-то погрозила пальцем. Кошке все меньше нравилось старухино любопытство. Если она и дальше будет совать нос в чужие дела так активно, «ее время» явно наступит раньше, чем она думает.

    Старухиным расспросам неожиданно положила конец Регина.

    — Вот теперь мне хорошо! — объявила Регина. — Давайте, что ли, споем?

    И совсем забыв, что только что боялась разбудить младенца, завела разудалую и не совсем приличную народную песню «Мама, я сталкера люблю», которую Кошка часто слышала на Китай-городе.

    «Изнанка жизни, — подумала Кошка. — Пока девчонка молода и красива, еще на что-то годится, ее вынуждают торговать собой, а потеряет товарный вид — придется перебиваться случайными подачками, как Регине». Подобные истории Кошка знала — на Китай-городе было несколько уборщиц со следами былой красоты, любивших, когда случайно удавалось раздобыть браги, вспоминать «боевое прошлое». У одной из них все лицо было исполосовано шрамами — говорили, любовник от ревности порезал. Впереди у таких женщин ничего хорошего не было — жалкое прозябание и скорая смерть от истощения или побоев…

    — Спать хочется, — зевнув, сказала вдруг Регина, оборвав песню на половине куплета. — Ты ступай себе, Яна, спокойно, куда там тебе надо, все будет тип-топ. Только когда придешь опять, жратвы принести не забудь.

    С этими словами она, не прощаясь, уползла в палатку.

    * * *

    Покосившись на старуху, которая тоже задремала, Кошка вдруг поняла: теперь, когда проблема с ребенком временно улажена, ей самой безумно хочется выпить чего-нибудь покрепче чая.

    Обходя платформу, она обратила внимание на грязноватый зеленый шатер, под которым стояли несколько ободранных пластиковых столиков и стульев. Оттуда доносились запахи чего-то подгоревшего. Перед входом висела вывеска — на куске картона кривыми толстыми черными буквами было написано «За три потрона». Войдя, Кошка увидела, что в углу, в железном ящике с углями, неопрятного вида мужик что-то жарит. Посетители были тоже подозрительные — пара темных личностей с бегающими глазами и несколько женщин неопределенного возраста с густо набеленными лицами и подчерненными бровями, одетых в пестрые обноски, сидевших за столиком и болтавших друг с другом. Кошка решила, что есть тут, наверное, не очень разумно, но можно рискнуть выпить браги. По крайней мере, будет повод посидеть и подумать, не привлекая к себе особого внимания.

    Женщины сначала уставились на нее, но вскоре решили, что она не представляет интереса. Вошел новый посетитель, и они тут же устремились к нему в надежде на дармовое питье, а если повезет, то и еду. Кошка подошла к мужику, сидевшему возле жаровни, и обратила внимание на еще один кусок картонки, висевший под потолком. Это было меню, и она тут же поняла, что название было придумано для завлечения клиентов — на три патрона здесь нельзя было купить почти ничего, кроме горелого шашлыка из крысятины и совершенно неаппетитной с виду жидковатой бурды, называвшейся «солянка по-октябрьски». Свиное мясо, тоже подозрительное на вид, жилистое и странно пахнущее, стоило уже дороже. Кошка так и не решилась взять ни то, ни другое. Подумала, что лучше поищет еды у торговцев. Прихлебывая отдающий грибами пенистый напиток, она пыталась осмыслить все, случившееся с ней за последнее время, но мысли разбегались, и сосредоточиться никак не удавалось. Все заботы этого бесконечного дня словно вновь навалились на нее.

    Еще утром их было несколько человек. Они хотели только узнать про девушку, а потом уходить куда-нибудь в безопасное место. А теперь все остальные погибли, а нее на руках грудной ребенок. И что с ним делать, непонятно.

    Кошка далеко не в первый раз видела смерть вблизи, и давно уже научилась не принимать близко к сердцу чужие беды. У нее и своих было достаточно, до которых тоже никому дела не было. Но в этот раз, как она ни старалась уверить себя, что все это ее не касается, было почему-то ужасно больно — словно защитная броня дала трещину, и теперь сердце саднит.

    Жаль было Яну, дурочку бестолковую, — хотя, если та и вправду боялась за жизнь своего ребенка, другого выхода, кроме как бежать, у бедняги не было. Безумно жаль было Рохлю. Кошка вспоминала, каким беззащитным он выглядел там, на станции, накануне их похода на Третьяковскую. Только увидела нормального человека — чуть ли не впервые в жизни — и тут же его убили. Если бы он остался жив, не пришлось бы сейчас ломать голову, что делать с его ребенком. А может, наоборот — у нее вместо одного младенца на руках оказалось бы два, большой и маленький. Впрочем, ее бы это не испугало. А он бы беспечно говорил ей: «Ну, ты лентяйка»… Кошка шмыгнула носом — такую боль причинило это воспоминание.

    «А ведь в самом деле, — пришло ей в голову, — этот ребенок абсолютно никому не нужен и целиком зависит от меня. У него больше никого не осталось. Ну разве что, если я правильно поняла из слов Седого, дед на Красной Линии. Да вот только дед, во-первых, не подозревает о существовании внука, а во-вторых, кажется, враг народа, а у красных с такими поступают сурово…»

    Кошка помнила совсем недавнюю историю с молодой женщиной, которую она несколько раз видела на станциях Ганзы. Звали ее, кажется, Виктория, патронами она сорила направо и налево, и трезвой Кошка ее видела редко. Пьяная, она громко хохотала, не обращая внимания на окружающих, висла на шее у мужа, и тому нередко приходилось тащить ее с гулянок на руках. Потом она пропала, а до Кошки дошли удивительные слухи. Дескать, Викторию на самом деле звали Ириной, и была она дочерью опального руководителя одной из станций Красной Линии. Отец ее то ли погиб, то ли бежал, а ее в итоге, по слухам, законопатили в Берилаг. Кошка слышала, что место это жуткое. Она не представляла себе, как выдержит заточение Ирина-Виктория — избалованная и капризная красавица с длинными светлыми волосами и точеной фигуркой. Тяжело такой придется в лагере. Ну разве что устроят ее там отдельно от остальных — все-таки дочь бывшего руководителя… Кошке вовсе не было ее жаль — в голове сразу всплывала история из потрепанной детской книжки про какую-то стрекозу, которая все пела, а потом пришлось и поплясать. Стрекоза на картинке была изображена хрупкой барышней, чем-то похожей на Ирину…

    Мысли Кошки снова вернулись к спасенному ею младенцу. Если она все правильно поняла, маленького Павлика, внука врага народа, ничего хорошего у красных не ждет. Уморят как бы случайно, а то и намеренно убьют. То есть отнести его на Красную Линию — тоже не выход.

    Кошке было немного жаль и Седого — если бы хоть он остался жив, то придумал бы, наверное, что с ребенком делать. По крайней мере, ему это было небезразлично, раз последние мысли старика были о внуке друга.

    И уж совсем невыносимо было думать, что Сергей тоже погиб. Почему ей так больно от одной мысли об этом? Они не успели закончить спор — и вот его уже нет. И теперь ей не с кем поговорить о важных для нее вещах, никто не сможет ее понять…

    «Мы не договорили с тобой, ученый. Я хотела узнать, как — тебе и таким, как ты, удается так легко рассуждать обо всем — как будто не умирают каждый день люди у тебя на глазах? Как тебе удается смотреть на все это спокойно? И что ты сказал бы, если б знал, что я натворила? Отвернулся бы от меня с ужасом? Назвал бы убийцей? Или попытался бы понять? Теперь я этого никогда не узнаю. Мне бы так хотелось рассказать тебе правду — чтоб ты все обо мне знал. А с другой стороны, я бы не вынесла, если б ты возненавидел меня после этого. Наверное, лучше было молчать. Но тогда я все время чувствовала бы, что обманываю тебя. Что стараюсь казаться лучше, чем я есть. А я хотела, чтоб ты знал, какая я на самом деле. Почему-то мне важно было, чтоб ты принимал меня такой, какая я есть. Но теперь тебя больше нет, и все это потеряло смысл…»

    А вдруг Сергей остался жив? Ведь могло быть и так, что его только ранили? Может быть, он лежит сейчас, истекая кровью, а она сидит тут? Что делать? Но она так измучена, что и шагу ступить не может. К тому же зачем обманывать себя — если бы все было так, то чужака, скорее всего, добили бы. Она ничем не сможет помочь, зато, если сунется туда, погибнет сама. За ее голову на Китай-городе назначена награда, и найдется немало желающих ее получить. Особенно теперь, после убийства Лехи…

    Значит, вот так все и кончилось — люди, к которым душа ее потянулась впервые за долгое время, исчезли из ее жизни, едва появившись, и впереди опять одиночество. Только покойников на ее совести прибавилось. И даже если считать, что в смерти спутников нет ее прямой вины, то Леху-то она своими руками убила. Именно из-за этого было невыносимо муторно и гадко, как ни пыталась Кошка себя убедить, что другого выхода у нее не было. Она знала его с детства, и иногда он даже был добр к ней. «Уж лучше бы я сама умерла», — в очередной раз пришла ей в голову тоскливая мысль, и вдруг захотелось впервые в жизни напиться до беспамятства, чтоб ни о чем не думать — и будь, что будет. Так надоели вечные страхи и сомнения!

    Она, наверное, так бы и поступила, если бы не одно «но»: Павлик. Если с нею что-то случится, младенец будет обречен. А Кошка с удивлением осознала: почему-то ей безумно важно, чтобы этот совершенно чужой ей младенец остался жив! И вдруг смутно подумалось: может, это надежда для нее искупить хоть что-то? До сих пор Кошка лишь отнимала жизни, и может, ей простится хоть часть грехов, если она спасет невинного ребенка? Раньше ей таких мыслей и в голову не приходило, и Кошка пока не была к ним готова. Сергей — тот бы, наверное, разобрался, а самой ей все это слишком сложно. «Нет уж, пока надо думать лишь о самом простом и необходимом».

    Итак, что она имеет? Ребенка удалось временно пристроить, но теперь придется платить Регине. Хотя бы до тех пор, пока не удастся найти для Павлика что-то получше. В рюкзаке Седого еще кое-что осталось, но ведь ей и самой нужно на что-то жить. Хотя…

    Кошка достала чек ганзейского банка, расправила на столе и, заслонив рукой от возможных любопытных взглядов, принялась изучать. К ее огорчению выяснилось, что чек был выписан на имя какого-то Ю. С. Кузнецова, и без предъявления паспорта обналичить его нельзя. Паспорта же (даже если Кузнецов — это именно Седой, а не кто-то другой) в рюкзаке не было. А даже если бы и был — она-то не мужчина… Раздосадованная Кошка чуть было не разорвала чек, но потом передумала и убрала в карман.

    Значит, надо искать работу. Не сегодня, конечно, — очень уж она устала. А вот завтра с утра стоит попробовать предложить свои услуги — вдруг здесь кто-нибудь ищет проводника? А если даже и нет — все равно отсюда нужно исчезнуть на несколько дней, чтоб все утихло. Возможно, вскоре на станции уже появятся люди с Китай-города — по ее душу. Может, они уже здесь. При мысли об этом Кошка машинально надвинула капюшон на лицо, как будто это могло помочь, и быстро взглянула сначала направо, а потом налево. Кажется, никто ею не интересовался. Зато она увидела поблизости человека в живописной, но потрепанной одежде — кожаной куртке с бахромой и дырявых штанах. Тот пытался настроить старенькую гитару. У них тут, оказывается, еще и музыка! Человек поднял голову и обвел глазами окружающих. Тут же кто-то крикнул ему:

    — Спой-ка нам «Ушел наверх и не вернулся»!

    Музыкант кивнул, взял несколько нестройных аккордов и запел — голос у него оказался низким и довольно приятным. Кошка уже слышала эту песню. Ее любили многие сталкеры, а особенно — их девушки. Но сейчас она как будто впервые вдумалась в слова. Как же больно — знать, что никогда больше не увидишь близкого человека… Словно в насмешку над ее переживаниями, в «Три потрона» пришла влюбленная парочка и расположилась по соседству. Парень щекотал девушку под подбородком и за ухом, та смеялась. Эта безмятежная картина подействовала на Кошку удручающе.

    «Вот живут же люди, радуются новому дню — даже здесь, в подземке. Они не знают, кто я — видят лишь бледное, усталое, осунувшееся существо — то ли женщину, то ли мужчину. И не знают, что за мной тянется кровавый след. А я вот не могу так беспечно смеяться и даже прямо глядеть в глаза другим. Видно, люди все же чувствуют это — они отворачиваются от меня. Никто не заговорит со мной просто так, не пошутит. Больно, но ничего не поделаешь…» Усилием воли она заставила себя распрямить плечи и надменно вскинула голову.

    «Они — одной породы, а я — другой. Никто из них не смог бы пройти через то, что пришлось вынести мне, и не сломаться. Я — Кошка. Посмотрим, посмеет ли кто-нибудь почесать за ушком меня?»

    Она торопливо встала, чтобы никто не видел, как ей плохо, кинула музыканту патрон и отправилась искать место для ночлега. Можно было заснуть прямо на полу станции, подстелив что-нибудь, как некоторые здесь и делали. Только вот очень ей не хотелось, чтобы всякий, проходящий мимо, глазел на нее спящую. И потом, так ведь можно и вовсе не проснуться, если заявится кто-то с Китай-города. Вернее, ее разбудят ударом ножа. Как в одной из Лехиных песен, где кто-то кого-то будил выстрелом в сердце.

    Проситься в палатку к Регине Кошка не стала — младенцы, наверное, будут ночью плакать, а ей хотелось выспаться. Даже если бы дети не шумели, она не смогла бы там заснуть от одного только запаха. «Бедный Павлик, — подумала она, — не очень-то весело начинается твоя жизнь. Но, по крайней мере, ты будешь в тепле и хоть как-то накормлен. Это всяко лучше, чем послужить пищей для крыс в туннеле…»

    За пригоршню патронов Кошке удалось получить место в старенькой гостевой палатке, где уже кто-то спал. Она тихонько улеглась на свободный матрас, прикрытый не таким уж грязным байковым одеялом. Как ни странно, сон пришел почти сразу. Кошке снился Царь-Мореход, печатавший гулкие шаги по мертвому Острову, искаженные каменные лица, а потом — Белая Невеста с лицом мертвой Яны. Ожидаемого упрека в ее глазах не было, казалось, она не жалеет, что умерла, но очень хочет о чем-то попросить — и Кошка догадывалась, о чем. Потом она увидела Леху — тот качал головой и грозил ей пальцем, одной рукой держась за живот. Одутловатое лицо его было бледно, одежда промокла от крови…

    Проснувшись, Кошка еще некоторое время пыталась прийти в себя и раздумывала. Раньше убитые ею не являлись ей во сне, и она решила, что это тоже из-за разговоров с ученым. Придется ей теперь с этим жить. А еще у нее было предчувствие, что это только начало…

    Глава 6 БОЛЬШОЙ ПЕРЕПОЛОХ

    Выбравшись утром из палатки, Кошка решилась заговорить с одним из людей в военной форме — патрульным, наверное.

    — У вас тут никому проводник не нужен?

    Тот окинул ее оценивающим взглядом, видимо, отметив про себя ладно подогнанную походную одежду, крепкие удобные ботинки. Потом пожал плечами:

    — Вроде, какие-то челноки на Шаболовку собирались. Вон они, в конце станции баулы свои разложили. Спроси у них, может, им провожатый понадобится. Лично я в ту сторону нипочем не пошел бы, но если кому подзаработать очень надо…

    Кошка подошла к челнокам. Сначала они вообще не хотели иметь дела с женщиной, уверяя, что это не к добру, но потом все же согласились, при условии, что заплатят ей меньше, чем обычно. Кошка скрипнула зубами от злости, но выбирать пока не приходилось. Ей хотелось спросить, что за люди живут на Шаболовской, но она решила не показывать свою неосведомленность. Наверняка челноки идут туда не первый раз, значит, бояться нечего.

    Вообще она слышала, что и на Шаболовке, и на Ленинском, да и на следующих нескольких станциях заправляют бандиты, и так вплоть до Калужской, где начинается загадочная Ясеневская община. Это было и хорошо, и плохо. С одной стороны, обычаи этой публики Кошке были известны, она знала, как с ними держаться. С другой, повышался риск встретить кого-нибудь знакомого. Но насколько она знала, люди с Китай-города не очень-то «дружили домами» с собратьями по ремеслу с других станций.

    По своей привычке, Кошка мысленно дала прозвища новым спутникам. Главного из них она окрестила Босс — за то, что много строил из себя. Это был темноволосый полноватый мужик в относительно новом спортивном костюме, объемистый живот его выпирал вперед, на пальцах блестели серебряные перстни. Другого, в просторных штанах цвета хаки и заношенной теплой жилетке поверх старой фланелевой рубахи, Кошка прозвала Волдырем — все его лицо покрывали красные прыщи, а волосы были редкие и какие-то серые. Третий, морщинистый невысокий мужик в пузырящихся на коленях тренировочных штанах и заплатанном черном свитере, получил кличку Шняга — за то, что все время суетился.

    По дороге наниматели рассказывали ей о своих проблемах. Она на всякий случай внимательно слушала — лишняя информация никогда не помешает.

    — На Шаболовке, вообще-то, торговать можно, — рассуждал Босс. — Мы им продукты продаем, а иногда на всякую утварь и посуду меняем — у них много. Рядом с Ленинским проспектом магазин был большой хозяйственный — название не помню, но всех этих мисок и тазиков было там до черта. И Ленинский успел запастись, и Шаболовской хватило с избытком, до сих пор излишки распродают. Правда, потом в овраге за магазином какая-то дрянь завелась, но они к тому времени почти все вынести успели.

    — А возле Шаболовской что интересного? — спросила Кошка.

    При этих словах челноки как-то странно переглянулись, а потом Босс отрезал:

    — Глупые шутки!

    Кошка удивилась и осторожно пояснила:

    — Вообще-то я магазины имела в виду. В смысле, чем там на поверхности разжиться можно?

    — Были и там магазины, как не быть. Да только на поверхность тамошние сталкеры уже не ходят давно, — даже странно, что ты этого не знаешь. А вот Ленинский проспект — богатая станция. У них там «Дом ткани» рядом был, да и большой торговый центр поблизости.

    — Ну и толку-то теперь от этих тряпок? — буркнул Шняга.

    — Все равно, хорошо бы до Ленинского дойти. Я своей бабе обещал красивое что-нибудь на платье. Они это любят, — глубокомысленно заявил Волдырь.

    — Ну, до Шаболовской доберемся, а там посмотрим — как пойдет, — сказал Босс.

    У Кошки вдруг появилось нехорошее предчувствие. Может, зря она в эту сторону отправилась? И она совсем забыла, что хотела спросить: почему же сталкеры Шаболовской перестали ходить на поверхность?

    * * *

    Едва они вошли на Шаболовскую, Кошка поняла, что предчувствие было не напрасным: обстановка здесь очень напоминала Китай-город. В одном углу шлепала картами пестрая компания, из другого доносилось нестройное, с надрывом, пение. Мотив был знакомым — кажется, они тоже исполняли «Ушел наверх и не вернулся», но слова были какими-то чудными. Впрочем, пели с душой — впору было прослезиться. Эта песня считалась народной, и на многих станциях ее исполняли по-разному — начиналась она всегда одинаково, а уж дальше сочиняли сами, кто во что горазд. Например, в одном варианте было «И долго плакала невеста», в другом, наоборот, «Недолго плакала невеста», а в третьем про невесту вообще не было ни слова, зато появлялась, допустим, старуха-мать или любимая сестрица, а где-то — верные друзья, которые напрасно дожидались возвращения бедолаги-сталкера.

    Сама станция с ее округлым сводом была похожа на закопченную пещеру — дым от костров разъедал глаза, а силуэты обитателей виделись неясно в этой мгле. Достопримечательностей, на взгляд Кошки, было здесь мало. Ну разве что картинка из кусочков цветного стекла в конце станции, изображавшая, как поняла Кошка, те самые кремлевские башни со звездами, на которые теперь смотреть нельзя. Вот на картинку смотреть можно сколько угодно, хотя, понятное дело, эти звезды ненастоящие. Те, что мерцают с башен, переливаются, как живые, словно в каждой из них и впрямь сидит демон, как некоторые поговаривали.

    Еще привлек внимание плакат над путями. Такие еще кое-где на поверхности попадались, только там они уже обветшали, настолько, что порой и не разберешь, что нарисовано или написано, а этот неплохо сохранился. Было на нем изображено непонятное существо. Впрочем, это явно был человек, но такой примечательной внешности, что Кошка долго пялилась на него, то и дело прыская в кулак. Одет он был в изодранную, белую когда-то рубаху с широкими рукавами, черную жилетку и такие же штаны, заправленные в остроносые сапожки. Вдобавок талию человека опоясывал широкий кусок светлой тряпки — словно от простыни часть отодрал. Но это было еще не так странно — мало ли оборванцев в метро? Гораздо примечательнее было то, что на голову этот тип повязал красную тряпку, из-под которой свисали многочисленные черные косички, украшенные крупными бусинами. Он задорно глядел, казалось, прямо на Кошку густо подведенными черным глазами, небрежно держа в руке странный, словно бы игрушечный пистолетик. И вообще, если б не маленькие усики и клок волос на подбородке, она бы решила, что это баба. Кошка тихо хихикала, представляя, что бы сделали с таким чучелом на Китай-городе, вздумай оно там появиться. И пистолетик бы не помог…

    Тем временем к торговцам подошли пара местных с вопросом, есть ли брага. Те, развязав свои баулы, выложили товар. Заинтересовавшись, подошли еще несколько мужиков. Впрочем, торговля шла не так уж бойко — то ли кто-то уже побывал здесь до них, то ли у народа просто было маловато средств. Вскоре Босс, оглядывая лишь на треть опустевшие баулы, решил:

    — Надо все-таки на Ленинский идти.

    Его услыхал проходящий мимо хмурый кряжистый мужик.

    — Не время сейчас на Ленинский идти, — буркнул он.

    — Почему?

    — Неспокойно у них.

    — А у вас, значит, нормально?

    — Так мы все тут привыкшие уже. Мы все метро собой заслоняем, — мужик икнул. — Только брагой и спасаемся — самое верное средство. А вы только и знаете, что драть за нее втридорога, да и хреновая она у вас: отрыжка от нее, и голова потом раскалывается, — мужик снова икнул и враждебно посмотрел на торговца.

    У Босса на лице читалась борьба между осторожностью и жадностью. Жадность, наконец, одержала верх.

    — Ничего, дойдем до Ленинского, быстренько все распродадим — и тут же обратно, — решил он. — Все нормально будет. Погодите, я сейчас. Надо с Роджером кое-чего перетереть…

    Босс ушел, а остальные стояли возле баулов, чувствуя себя не слишком уютно. К счастью, вернулся начальник челноков быстро.

    — Как там Роджер? — спросил Шняга.

    — Дрыхнет он. Со мной зам его говорил, Сенька Кривой. Ну, пошли, что ли?

    И группа, подхватив баулы, направилась к туннелю в сторону Ленинского проспекта. Один из мужиков, игравших в карты, посмотрел им вслед.

    — Скатертью дорога! Что может быть лучше длинного, темного туннеля? Да здравствуют наши туннели — самые длинные во всем метро!

    Он сплюнул прямо на грязный пол и длинно, замысловато и тоскливо выругался.

    * * *

    Туннель и вправду был длинным — казалось, он не закончится никогда. В одном месте Кошке почудилось боковое ответвление, но она не решилась посмотреть, что там — да и некогда было. Она знала, что в некоторых местах обычное метро пересекается с коммуникациями Метро-2, построенного когда-то для эвакуации руководства страны. И что там творится, в этих туннелях, можно было только догадываться. Ходили слухи о Невидимых Наблюдателях, в которые сама она не очень-то верила. В то же время она знала — в подземке есть места, где испытываешь совершенно отчетливое ощущение «взгляда в затылок». А уж есть ли там, в темноте, кто-нибудь или это сама тьма смотрит на тебя — другой вопрос. В коллекторе Неглинки, например, у нее не раз возникало чувство, что за ней следит Подземный Хозяин. Из-за этого Кошка старалась вести себя тихо в его владениях и даже иногда оставляла на земле подношения подземным духам — немного еды в тех местах, где стены коллектора были особенно густо покрыты загадочными рисунками и надписями.

    Челноки вполголоса переговаривались о том, что пару недель назад, по слухам, какая-то нечисть снова полезла из оврага реки Кровянки, не так далеко от Ленинского. Поэтому, скорее всего, оставшиеся у них продукты — вяленое мясо, грибной чай с ВДНХ (на самом деле — с Печатников, но местные все равно разницу не поймут, а стоит куда дороже) и даже коробка просроченных консервов — придутся кстати и будут пользоваться спросом.

    Потом все как-то разом замолчали, и вдруг впереди что-то отчетливо лязгнуло. Кошка застыла, прислушиваясь. Звук не повторялся, и она решила, что это крыса, пробегая, задела какую-нибудь железяку. Она оглянулась и увидела, что Босс держится за сердце. Волдырь и Шняга тоже были как невменяемые.

    — Вы что? — удивленно спросила Кошка.

    — Т-с-с! — пробормотал Волдырь. — Вдруг это он?

    — Да кто он-то? — недоумевала Кошка.

    — Да не ори ты так! Кто-кто, будто не знаешь. Данька Ключник…

    — Первый раз про такого слышу, — изумилась Кошка.

    — Твое счастье, — уже спокойнее сказал Волдырь. — Ну что, пойдем, или погодим еще?

    Босс молча покачал головой и опустился на шпалы, все еще держась за сердце, а Волдырь вполголоса принялся рассказывать:

    — Говорят, то ли в этом туннеле, то ли в следующем, который от Ленинского к Шарашке, бандиты какого-то бедолагу замучили. Вроде бы он в туннеле захоронку прятал — то ли дурь у него там была, то ли что-то ценное. Они его пытали, чтоб узнать, где его нычка, но он им ничего не сказал. Может, у него и не было ничего на самом деле. В общем, они его, еще живого, оставили в подсобке, где вместо двери металлическая решетка была. Заперли решетку эту на замок, а ключ положили у него на виду, но от двери подальше, чтоб дотянуться не смог. Так он и помер, на него глядя. Говорят, перед смертью все пальцы себе от голода обгрыз…

    А потом, спустя какое-то время, одного из тех бандитов возле этой решетки нашли. Задушенным. И на коже у него отпечатались словно бы черточки — как будто когти в горло ему вцепились. Вот с тех пор, говорят, и ходит Данька Ключник по туннелям, ключом железным бренчит. Все ищет обидчиков своих, и не успокоится, пока всех не истребит. А если кто ему не покажется, того потом задушенным находят…

    Кошка с сомнением отнеслась к этой сказке, и все же ей стало не по себе. Она еще раз прислушалась, но впереди все было спокойно. Понемногу Босс отдышался, и они снова тронулись вперед, причем теперь челноки старались держаться на почтительном расстоянии сзади нее, не теряя при этом друг друга из виду.

    «Нервы ни к черту, а туда же!» — с досадой подумала Кошка.

    Уже на подходах к Ленинскому проспекту челноки поняли — на станции что-то происходит. Оттуда доносился шум и гомон. Кошка почуяла неладное раньше всех, но возвращаться было уже поздно.

    Часовой, мельком глянув в документы, пропустил их со словами: «Не вовремя вы явились». Они и сами уже видели, — не вовремя: станция гудела, как потревоженный муравейник.

    «Удивительно, — подумала Кошка, — сколько здесь помещается народу!» Впрочем, по сравнению с Октябрьской радиальной, на Ленинском было как будто просторнее. Там колонны были низкими и массивными, а здесь — высокими, далеко отстоящими друг от друга. Она уже не раз замечала — чем дальше от центра, тем проще и просторнее становятся станции. В середине зала вверх уходили ступеньки — совсем как на Парке Культуры. В данный момент их использовали как трибуну. Какой-то человек, стоя наверху, держал гневную речь, а небольшая толпа, собравшаяся внизу, внимательно слушала. В толпе преобладали немолодые женщины, одетые в поношенное тряпье и накрашенные сверх меры. Они активно обменивались впечатлениями, подбадривали оратора криками, визгом и неприличными жестами.

    Многие из здешних обитателей, казалось, бесцельно слонялись по станции из конца в конец, но каждый исподтишка следил за другими, а в воздухе чувствовалось напряжение. Тут и там мелькали стриженые затылки и кожаные куртки «братков», но много было и обычных обывателей, одетых, кто во что горазд. Рядом с Кошкой один человек в военной форме спросил другого: «Ну как? Не нашли еще?» — и, не дослушав ответа, побежал дальше. В одном конце станции тоже шел митинг — оборванец, встав на ящик, держал речь к народу:

    — До каких пор терпеть будем, братцы? Жрать нечего, вода гнилая. На хрена нам такая власть?!

    Как ни странно, люди в военной форме, деловито сновавшие туда-сюда среди толпы, его не останавливали. Толпа одобрительно гудела: «Долой! Долой Кораблева!»

    Тут Кошка заметила подозрительно знакомую физиономию. И точно — то был Витька Подкова, неизвестно как попавший сюда с Китай-города. Еще не хватало! Надо было уходить, да поживее. Она попятилась, но Босс схватил ее за локоть:

    — Ты куда? А обратно кто нас поведет?

    Ей это было неинтересно — нужно было побыстрее уносить ноги. Пробормотав что-то невнятное, вроде «Сейчас вернусь», Кошка вильнула в сторону, надеясь затеряться в толпе женщин, но те вытолкнули ее прямо на ступеньки, ведущие наверх. Босс заторопился за ней. Кошка подбежала к оратору, который нервно от нее отшатнулся, и за его спиной увидела серую железную дверь, как ей показалось, в подсобное помещение. На двери были нарисованы череп и скрещенные кости.

    Кошка дернула за ручку, дверь подалась, и она, после недолгих колебаний, нырнула внутрь. С другой стороны на двери оказалась задвижка. Мигом загнав ее в пазы, Кошка огляделась. Она оказалась в темном коридоре. Снаружи в дверь ударили, но Кошка лишь фыркнула. Пробежав еще немного, она оказалась перед следующей неплотно прикрытой дверью. Толкнула ее — и вошла в длинное помещение.

    * * *

    Судя по всему, это тоже была станция, но совсем не похожая на метро, хотя были здесь и платформа, и рельсы внизу. Но эта станция ничем не была украшена, если не считать повязанных на металлические прутья ограждения черных лент. Тут и там попадались длинные деревянные ящики, также обвязанные лентами черной и белой ткани. На каждом были надписи белой масляной краской. На ближайшем Кошка прочла «Виталий Отчаянный». На другом — «Ларион Хромой». Ей стало интересно, поэтому она с трудом приподняла крышку одного из них. Внутри обнаружился скелет. Видно, жители станции хоронили здесь своих покойников — но, судя по тому, что их было не так уж много, не всех подряд, а только особо отличившихся.

    И тут Кошка почувствовала движение неподалеку от себя. Держа нож наготове, осторожно подошла поближе и увидела человека, который сидел на полу, обхватив колени руками. В этот момент она как раз споткнулась об очередной ящик, и человек, привлеченный шумом, вскрикнул:

    — Нет, не сейчас, пожалуйста!

    Он дышал судорожно, хрипло, словно каждый его вдох мог стать последним.

    — Я не хотела тебе мешать. Просто мне нужно было уйти со станции. Там такой шум, все кого-то ищут…

    — Да, — произнес он. — Они ищут меня. И наверное, скоро найдут.

    Это был совсем еще мальчик — на вид ему можно было дать лет пятнадцать. Осунувшееся лицо, светлые спутанные пряди свисают на лоб. В серых глазах незнакомца плескалась тоска.

    — А зачем ты им? — удивилась Кошка. — Они, кажется, ищут главного. Какого-то Кораблева…

    — Это я и есть, — устало сказал он. — Начальник станции Ленинский проспект Егор Кораблев.

    — Ты?! — не поверила Кошка. — А ты не слишком молод? Разве можно детям быть начальниками?

    Егор вздохнул:

    — Какая разница? Управляет все равно совет. А начальник станции нужен, чтоб все на него свалить, если что-то пойдет не так.

    — Что не так?

    — Ну, понимаешь, всегда наступает момент, когда что-то идет не так. И появляются недовольные. Иногда они начинают особенно сильно буянить, и тогда им нужно найти какой-то выход своей злобе. Ну, например, свалить все на кого-нибудь и убить его. После этого они на какое-то время утихомириваются.

    — А разве нельзя им дать то, что они просят? Может, тогда и убивать никого не придется? — предложила Кошка. Мальчик устало покачал головой:

    — Это невозможно. Они недовольны тем, что живут впроголодь, и что вода плохая. Да и тем, что живут под землей, — тоже. Дать им то, что они хотят, не может никто. Но если их недовольство найдет выход, то потом опять наступит мир — на какое-то время. Так проще и быстрее — найти виноватого. Отведав крови, они снова успокаиваются. Вон, видишь — тут лежат все наши начальники — он обвел станцию рукой. А вон тот ящик, пока пустой — для меня.

    Кошка ужаснулась:

    — Ты собираешься ждать, пока тебя убьют?

    — Это мой долг, — сказал Егор. — Нас так приучают.

    — Долг перед кем? — уточнила она.

    — Перед народом.

    — Но если тебя убьют, разве еды станет больше, а вода — чище?

    Он молча покачал головой.

    — Тогда я на твоем месте свалила бы отсюда, пока не поздно, — посоветовала она.

    — И куда я денусь?

    — Куда угодно. Метро большое. Найдутся места, где люди нужны.

    Егор уставился на нее с надеждой, но потом помотал головой:

    — Бесполезно. Мне не уйти. Они схватят меня. Посторонним сюда нельзя, но за мной скоро придут свои. Те, кого я знал с детства. И отдадут меня на растерзание этим озверевшим, которые сейчас так орут на станции.

    — А здесь есть другой выход? — деловито спросила она.

    — Вообще-то, если идти по туннелю в ту сторону, можно вскоре выбраться на поверхность, — сказал он. — А еще где-то здесь недалеко протекает в коллекторе река Кровянка, но туда лучше не соваться — по слухам, там такое водится… особенно ближе к кладбищу. Некоторые говорят, потому речку так и назвали — вода в ней иной раз бурая от крови. Впрочем, один старик рассказывал, что когда-то в незапамятные времена в этих местах располагались городские живодерни — оттого и название…

    Мальчик говорил отстраненно и равнодушно, как будто и в самом деле смирился со своей судьбой. Чем-то он в этот момент напомнил ей Сергея. Тот тоже способен был хладнокровно рассуждать обо всякой ерунде, не желая замечать грозящей опасности.

    — Все это байки, — сказала Кошка, хотя по коже у нее прошел озноб.

    — Я все равно не знаю, как попасть в коллектор, — успокоил ее Егор.

    — Так, говоришь, в ту сторону идти? — спросила она. — Тогда я, пожалуй, попытаю счастья. Хочешь, пошли вместе? Или так и будешь тут сидеть, смерти ждать?

    — Я должен, — неуверенно сказал он.

    — Никто никому ничего не должен. Тебе просто вбили это в голову те, кому так удобнее! — буркнула она, удивляясь, что тратит на него столько времени. На кой он ей сдался? Просто жалко — симпатичный мальчик, а так его убьют, и не успеет своих детей завести… Вот же привязались эти дети! Может, и хорошо, что не успеет, — кто знает, что бы из этих детей в такой обстановке выросло? Может, очередные уроды вроде тех, что ее изувечили. И вообще, чего она его уговаривает? У него ведь ни оружия, ни снаряжения, ни еды. Пойдет с нею — станет обузой. Почему в последнее время ее все тянет кого-то спасать? Почему она стала такой чувствительной? Это все ученый со своими разговорами — разбередил ей душу, а потом дал себя убить, и теперь некому поговорить с ней, разрешить ее сомнения. Может, она просто пытается доказать, что она не вовсе потерянная? А доказывать-то все равно уже некому…

    Может ли человек превратиться в хищного зверя? И если да, то может ли он потом вернуть себе человеческий облик и заслужить прощение?

    Хотя это не про нее. Она никогда и не была человеком. Словно подтверждая справедливость мыслей, начал саднить шрам на месте отрубленного шестого пальца.

    — Ну что, идешь? — грубо спросила она мальчика, злясь на себя за эти сомнения. И он, наконец, решился:

    — Да. Только подожди еще чуть-чуть, мне тут кое-что надо найти.

    Егор деловито открыл один из ящиков, где оказались припрятаны костюм химзащиты, противогаз и фильтры к нему. Еще в ящике нашелся автомат, с виду — в хорошем состоянии, хотя трудно было поверить, что мальчик умеет им пользоваться. Кошка немного успокоилась — такая предусмотрительность говорила о том, что умирать ему все-таки в ближайшее время не очень хотелось.

    — Вот теперь можно, — сказал он, и махнул рукой, указав направление.

    * * *

    Они побрели по шпалам. По дороге Егор делился с ней тем немногим, что знал о поверхности:

    — Тут ближе всего станции метро Шаболовская и Тульская. Но к Шаболовской идти — гиблое дело, хотя, говорят, кто-то доходил. В общем, сначала нам по улице Орджоникидзе, мимо бывшего завода… то есть, там завод давно был, а в последнее время вроде рынка вещевого, сталкеры шмотки таскали оттуда. Потом монастырь будет. Это даже хорошо, говорят, возле него меньше всего глючит. Правда, там еще кладбище рядом…

    — Далось вам всем это кладбище! — в сердцах сказала Кошка, позабыв, что сначала хотела уточнить, что значит «меньше глючит» и по сравнению с чем — меньше. — Можно подумать, ты мертвых не видел никогда. Лежат себе тихо, никого не трогают…

    — Разное люди-то говорят, — пробормотал парень. — Не знаю, как у вас, а у нас чего-то и мертвым не лежится спокойно. Была история со сталкером одним — ушел он наверх в самое полнолуние, а вернулся чудной какой-то: сам не свой, мрачный, ни с кем не разговаривает. Старик Петрович посмотрел на него внимательно и говорит: «Не нравишься ты мне что-то, глаза у тебя красные». И палку горящую поближе поднес — в лицо посветить хотел. А тот как кинется от него в туннель. Наутро там его и нашли — мертвым. Причем тело выглядело так, будто сталкер уж неделю как умер — весь иссох, хотя запаха от него не было. И велел Петрович непременно тело сжечь. А то, говорит, повадится к нам шастать по ночам, и не остановить будет, всех перекусает. Он еще хотел его для верности осиновым колом проткнуть, да не случилось осины под рукой. Она-то, вроде, растет, опять же, на кладбище, но кто ж туда в здравом уме ночью за ней пойдет?

    — Эк вас старик запугал! — с презрением сказала Кошка. — Если глупости не слушать, что остается? Сталкер убежал в туннель. Я бы тоже убежала, если б мне горящей палкой в лицо начали тыкать. Может, он уже болен был, оттого и глаза покраснели? Я вот слыхала про какую-то хворь, от которой температура зашкаливает, прям кровь закипает, и очень быстро умирают. Оттого и тело такое странное было. А вы и рады сочинять — покойники у них ходят… Ладно, рассказывай дальше, но пургу не гони, говори дело, а всякие ваши байки меня не интересуют.

    — Дальше выйдем к кинотеатру «Алмаз», а там уж по обстановке посмотрим — можно налево повернуть, на Шаболовку, но если туда нельзя будет, то лучше правее возьмем — к Тульской выйдем. А уж там…

    Что «там», Кошка узнать не успела: сзади послышался шум, и, кажется, голоса. Но они уже добрались до тяжелых ворот, сделанных, видно, уже после Катастрофы из подручных материалов. Торопливо облачились в костюмы и противогазы, потом Егор повозился с запором, и они вдвоем еле-еле приотворили одну створку. Как только они вышли, ворота тут же со стуком захлопнулись, отрезая путь назад.

    Она вгляделась в быстро сгущающиеся сумерки. Шпалы уходили вдаль, теряясь между полуразвалившимися строениями. Парень ткнул рукой куда-то в сторону, и они кинулись бежать по пустырю. Через пролом в стене выбрались к невысокому, зато длинному серому зданию. С рекламного щита над ним до сих пор пыталась улыбаться девушка, хотя дожди и непогода изрядно ее потрепали. Егор остановился в задумчивости, а Кошка вскарабкалась на стену небольшой полуразрушенной пристройки и с любопытством оглядывалась по сторонам… С одной стороны уходили вдаль пустыри, кое-где торчали покосившиеся трубы. С другой находился огромный полуразрушенный дом, и, поглядев в том направлении, она увидела вдруг вдали то самое здание с металлической конструкцией наверху, которое видела с моста, когда пыталась провести отряд Седого. «Значит, Изумрудный Город не так далеко отсюда», — машинально подумала она. Но теперь, конечно, у нее не было никакого желания туда идти. Еще Кошке показалось, что она видит торчащие гигантскими стеклянными зубцами башни. Один из знакомых сталкеров называл их «деловой центр». Он еще тогда очень смеялся, когда она уточнила, много ли там было до Катастрофы деловых, и по понятиям ли они жили? Башни изрядно пострадали, но все равно возвышались над всеми остальными зданиями, и были видны, казалось, чуть ли не отовсюду. Однажды Кошка была совсем недалеко от них, и было с этим связано какое-то тревожащее воспоминание… Но воспоминаниям предаваться было некогда — сзади, с той стороны, откуда они пришли, наметилось какое-то движение. Даже вроде мелькнул луч света. «Люди», — поняла Кошка, не зная, огорчаться этому или радоваться. Она не знала, чего ждать от этих людей. И вдруг прогремел выстрел. Пуля ударилась в железную стену недалеко от нее. Кошку со стены как ветром сдуло.

    — Сюда! Скорее! — заорал Егор, указывая на вход в здание. Она не заставила себя упрашивать.

    Внутри здание было поделено на множество отсеков, и они тихонько побрели, держа оружие наготове и каждую секунду ожидая нападения. Неожиданно они оказались в просторном зале с высоченным потолком, где на стеллажах в беспорядке были свалены какие-то предметы — кажется, обувь. Из-под ног Кошки неожиданно покатилось что-то крупное, тяжелое, оранжевое, по размеру чуть больше человеческой головы. «Мяч», — сообразила она, ей уже приходилось видеть такие штуки.

    В дальнем углу, за стеллажами, что-то зашевелилось. Кошка, стараясь не шуметь, дернула Егора за рукав, показывая туда. Не сообразила, что он в темноте видеть не умеет. Между тем, из-за стеллажа потихоньку выдвигалось крупное волосатое тело на тонких членистых конечностях. «Паук», — поняла она, хотя таких здоровых ей видеть еще не доводилось. Теперь Кошка заметила и протянутые между стеллажами здесь и там, как ей сначала показалось, веревки. На них выделялись узелки — а она по опыту знала, что эти узелки липкие, и если коснуться такого, то отцепиться будет очень непросто. Егор вскрикнул — он споткнулся об одну из веревок и теперь пытался освободить ногу. Кошка зашипела от злости, прикидывая, как справиться с пауком. Стрелять в него бесполезно — пули такому монстру почти не причинят вреда, он их даже не заметит. Надо бежать отсюда, но что делать с этим идиотом? Угораздило его так не вовремя прилипнуть! В отчаянии она схватила какой-то тяжелый круглый предмет и запустила подальше. Чудовище мигом сделало стойку, а затем метнулось в противоположный угол за катящейся добычей. Кошка же, схватив парня за руку, изо всех сил дернула — так, что он по инерции чуть ли не кубарем полетел вперед, и они вместе побежали к выходу. В двери паук протиснуться не мог, но они еще некоторое время слышали жуткий скрежет у себя за спиной — это хитиновые конечности пытались процарапать стеклянное окно, отделявшее зал от прохода.

    Тут оказалось, что хоть Егор и вырвался, его левый сапог остался в паутине. Теперь парень еле шел, припадая на одну ногу и неразборчиво шипя в противогаз ругательства. Стало ясно, что далеко они так не уйдут. После непродолжительных поисков они подобрали в одном из отсеков более-менее подходящий ботинок, хотя он оказался велик на пару размеров и вообще, кажется, был женским… Кошка в который уже раз прокляла свою несчастную судьбу и задала себе вопрос — какого черта она так носится с этим юнцом?

    * * *

    Следующая часть пути отложилась у нее в голове смутно. Помнится, они снова вышли на улицу. Пройдя немного, увидели перегородивший путь трамвай, стоявший поперек дороги. Взяли левее — там оказались такие развалины, что карабкаться по ним пришлось бы всю оставшуюся ночь. Кошка, скрипя зубами, тащила своего прихрамывающего спутника все дальше от улицы.

    За развалинами обнаружился не то пруд, не то огромная канава, наполненная водой. У Кошки уже давно противно ломило в висках, но она сначала не придавала этому значения. По другую сторону канавы простирались джунгли, а кое-где в просветах виднелась высокая кирпичная стена, за которой маячили купола-луковки. «Монастырь», — догадалась она. Пока все было так, как рассказывал парень. Правда, по его словам, им бы надо идти прямо по улице, а вместо этого они сильно уклонились налево. Да и насчет пруда Егор ничего не говорил.

    Кошка увидела неподалеку лежавший на боку заржавевший механизм с гигантским ковшом и догадалась, что канава, скорее всего, была выкопана людьми для другой какой-то надобности, а уже после Катастрофы ее постепенно заполнили дождевые и грунтовые воды. В какой-то старой книжке она видела картинку — крепость, а вокруг ров. А тут ров сам собой получился — случайно ли? И как преодолеть его? «Или взлетим, или поплаваем», — сказал бы по этому поводу Леха. Шутки шутками, но может, через канаву удастся как-то перебраться? Вон, и дерево поваленное лежит… Она подошла поближе и увидела — что-то поднимается из глубины. Совсем как тогда, на мосту. Из воды высунулась рыба и уставилась на них. У рыбы было почти человечье лицо, только белое, неживое, а серые губы чуть пошевелились, словно причмокивая. Казалось, она вот-вот что-то скажет, и это было почему-то страшнее всего. Кошка завизжала, шарахнулась назад, едва не сбив с ног Егора. Они помчались обратно, туда, где трамвай перегородил улицу. Это было похоже на какую-то баррикаду.

    Кошка принялась внимательно осматривать все вокруг и наконец заметила — в проходе, оставленном между трамваем и стеной дома, виднелись толстые клейкие нити паутины. Не зря они так хотели обойти это место! К счастью, почти все стекла в трамвае были выдавлены. Подтянувшись, Кошка забралась внутрь. Оглядевшись, махнула рукой, и парень последовал ее примеру. Стараясь не смотреть на то, что лежало на истлевших сиденьях и в проходе, они выскочили через разбитое окно с другой стороны и побежали по улице. Пока за ними, как будто, никто не гнался.

    Скоро они вышли на развилку. Кошка уловила какое-то движение, напряглась, сделала парню жест остановиться. Но потом, вглядевшись в темноту, облегченно махнула рукой: на небольшом пятачке асфальта бегали по кругу один за другим несколько клыканов. Это были довольно грозные собакообразные хищники жутковатого вида — голая серая лоснящаяся кожа обтягивала бугрящиеся мускулы. В обычное время их стоило остерегаться, но сейчас они были настолько увлечены своим занятиям, что не обращали внимания ни на что другое. Клыканы могли сутками кружиться в этом странном танце, и никто не знал, что означает для них этот ритуал, хотя, безусловно, он был важной частью их жизни. Твари двигались почти бесшумно, и это усугубляло ощущение нереальности происходящего.

    Егор задумался, глядя вдаль. Справа виднелась стена с колючей проволокой поверху. С одной стороны ее огибала улица, вдоль которой тянулась широкая полоса деревьев. Кое-где поваленные стволы образовали настоящий бурелом. Наверное, именно это и смутило парня. Еще правее, огибая стену с другой стороны, шла небольшая улочка, вдоль которой были проложены рельсы. Там стоял еще один трамвай, тоже перегородивший ее. Очень похоже было на недавнюю ловушку. Вполне возможно, там поджидает в засаде арахна.

    Кошка недовольно поежилась — она уже начинала мерзнуть. Во время бега она вся взмокла, но стоило немного задержаться — и холод начал пробирать до костей, несмотря на свитер и теплые штаны под химзой.

    Наконец Егор решился свернуть на широкую улицу, уходившую налево. Кошка не возражала — здешних мест она не знала совсем и надеялась, что у спутника есть какой-то план. Хотя, вполне возможно, что никакого плана у него не было, — мальчишка, как и она, выросший в подземке, наверняка имел о ближайших окрестностях самое смутное представление — по рассказам сталкеров и самодельным картам местности.

    Позже Кошка часто размышляла об этом, когда уже ничего нельзя было ни исправить, ни изменить…

    Глава 7 ШАБОЛОВКА

    Слева виднелось невысокое голубое здание, похожее на куб — из чудом сохранившейся надписи стало ясно, что когда-то это был кинотеатр «Алмаз». Дальше по обеим сторонам улицы возвышались огромные дома, стоявшие довольно просторно. Очень много было деревьев — они тянули вверх свои голые черные ветви, а когда налетал порыв ветра, поскрипывали и трещали, словно переговариваясь или пытаясь о чем-то предупредить путников. Руины домов оплетал гигантский плющ, с которого в преддверии зимы уже облетели листья. «Настоящая красота здесь будет летом, — думала Кошка. — На развалинах зазеленеют кустарники и лианы, закачаются яркие цветы размером с тарелку, от дурманящего запаха которых начинает мерещиться всякая дрянь и кружиться голова. А между ними будут носиться от одного цветка к другому крылатые жужжащие создания с кулак величиной, от укуса которых может онеметь все тело на несколько часов. Хорошо хоть, сейчас ничего подобного опасаться не приходится… Поздним вечером на потрескавшийся теплый асфальт будут выползать погреться ящерицы длиной с ее руку. Они не ядовиты, но челюсти у них сильные — если зазеваться, пару пальцев могут оттяпать запросто, даже перчатки прокусывают…»

    Кошка увидела на лианах засохшие сморщенные плоды размером с голову ребенка и нахмурилась. Возможно, именно это растение имели в виду сталкеры, когда говорили «бешеный патиссон». Если дотронуться до безобидного с виду «мяча», он тут же лопнет, разбрасывая крупные оранжевые семена, снабженные жгутиками. Говорят, если такое угодит в человека, то постарается проникнуть под кожу или забраться в рот, а оттуда — в желудок. И начинает прорастать внутри, разрушая живые ткани. И человек, считай, уже покойник, несмотря на то, что пока еще ходячий. Кошка не знала, правда это или нет, но на всякий случай попятилась. Она понятия не имела, способна ли химза защитить от этой напасти. Таким же свойством, говорят, обладают и семена одувана, но его пушистые головки, к счастью, давно уже облетели.

    Вновь стало холодно, несмотря на движение. Или это кажется от нервов? Егор в своем дурацком башмаке явно натер ногу и хромал все сильнее, из-за чего темп ходьбы снизился до предела. Кошка, хоть и отчаянно злилась, отдавала себе отчет: она понятия не имеет, где они вообще находятся, и теперь только мальчишка мог их вывести к какой-нибудь станции метро.

    От этой улицы в стороны иногда отходили другие, и Кошка запуталась окончательно. А Егор упрямо продолжал брести вперед. Справа за деревьями Кошка вдруг увидела высокое сооружение, похожее на сплетенную из проволоки башню. Одновременно у нее еще сильнее стала побаливать голова.

    Вдруг показалось, что она идет не по осенней разрушенной Москве, а по зеленеющему полю. И хотя она никогда не была здесь, она узнала это место. Вон церковь на пригорке — ее отремонтировали незадолго до Катастрофы, выкрасили в красивый синий цвет. Вон железная ограда, а в ней калитка. А левее — старинная кирпичная арка. И кресты, кресты. Одуряющий запах — какие-то мелкие белые цветочки испускают сладкий аромат. «Это та самая деревня, о которой перед смертью вспоминал Седой, — догадалась Кошка. — Чтобы дойти до реки, надо пройти через кладбище». Из этого сумбура чужих воспоминаний вдруг выделились слова, почему-то показавшиеся ей особенно важными:

    — Перед смертью…

    — Через кладбище…

    Вдруг вспомнился утонувший мутант — он тянул к ней лапки из-под воды. Кошка шарахнулась в сторону и пришла в себя.

    Не было никакого лета, голые черные деревья все так же поскрипывали на ледяном ветру. Кошка увидела спину своего спутника уже где-то впереди. Парень целеустремленно брел между деревьев в сторону той самой металлической башни-сети. Ловушка! Кошка хотела побежать вслед за ним, но голос в голове приказал: «Не смей! Ни шагу дальше! Там смерть!». Она пыталась окликнуть Егора, но он то ли не слышал, то ли не обращал внимания и уходил все дальше между толстых черных стволов. Вдруг ей все стало безразлично. «С чего я, собственно, решила, что там опасно?», — спросила себя Кошка, пытаясь заглушить дурное предчувствие. Возникло непреодолимое желание все же отправиться к башне и узнать, что же там такое. Может быть, там они и найдут вход в метро? Поколебавшись, она сделала шаг, другой. Остановилась. Потом, наконец, решилась и пошла вслед за Егором, стараясь все же не слишком торопиться.

    И тогда из-за деревьев стали появляться мертвецы.

    * * *

    Сначала она увидела тех, троих. Подонков, которые открыли ее счет. Она даже не сразу узнала их — так мало в них осталось человеческого. Ошметки гниющего мяса еще остались кое-где на костях, но лица были так обезображены, что она бы ни за что не догадалась. Но один, как при жизни, сипло гоготал и пихал в бок второго, словно увидав что-то невероятно смешное, а тот щерил в характерной ухмылке редкие зубы. Ее они как будто пока не замечали. Кошка попятилась, стараясь обойти их стороной, но из-за другого дерева выглянула мертвая Яна. Она почти не изменилась. «Это не я тебя убила!» — хотела крикнуть Кошка. «Ты, ты, — улыбаясь, кивала ей Яна, кутаясь в какую-то хламиду. — Если бы я не пошла с тобой, то могла бы жить. И рубаху мою ты взяла, а мне теперь холодно. Но я не сержусь. Оставайся с нами». За спиной у покойницы стоял Рохля, положив ей руку на плечо, и тоже кивал; лицо у него было безмятежным, в волосах запеклась кровь. Отвернувшись, Кошка увидела еще чье-то вздувшееся, распухшее лицо и не сразу узнала Топтуна. «Его же проглотила речная тварь, — вяло подумала она, — как он мог выбраться?». Она боялась, что сейчас увидит Сергея — и тогда в самом деле останется навсегда здесь, с ними. «Это лишь сон, я должна проснуться!».

    Усилием воли она попыталась стряхнуть оцепенение. Жуткие образины стали отдаляться, таять. Кошка развернулась, чтобы уйти, но тут со стороны башни налетел новый порыв ледяного ветра, и она увидела, кто преграждает ей дорогу. Леха собственной персоной. Он стоял без улыбки, молча, расставив руки и следя за каждым ее движением. Одет был, как при жизни, в черную рубаху и заношенные спортивные штаны. «Киса, — невнятно и хрипло сказал он, — иди ко мне. Я свою девочку не обижу. Девочка злая, убила меня, но я уже простил — не могу на мою лапочку долго сердиться». Один глаз его не открывался из-за огромного синяка, но другой зорко и злобно следил за ней. Серые волосы свисали сосульками вдоль лица, кое-где слезла кожа, обнажая пучки мускулов и торчащие кости. Кошка сделала шаг вправо — тут же шагнул и он. Это напоминало бы игру, но она знала, что ставка в этой игре — ее жизнь. И кажется, выиграть на этот раз суждено не ей.

    Ветер стих, и лицо Лехи пошло рябью, расплываясь, как отражение в воде. Кошка почувствовала, что в голове у нее слегка прояснилось, и невзирая на страх, шагнула вперед:

    — Уйди с дороги, падаль! Я тебя не боюсь!

    Леха согнулся, хватаясь за живот и понемногу расплываясь. Кошка с усилием сделала шаг, другой — и словно бы прошла сквозь него. Под ногами что-то похрустывало. Она поглядела вниз — кости. Мелкие, крупные, побелевшие от времени. Вот почему так тяжело идти.

    Через кладбище…

    Захотелось опуститься на землю и вздремнуть немного. Это ничего, что земля холодная. Она немного поспит, и ей опять приснится жаркое лето. С ней все в порядке, просто надо немного отдохнуть…

    «На том свете отоспишься!» — вдруг сказал чей-то грубый голос у нее в голове. Это тоже был голос из прошлого. В детстве ее так одергивали, когда она, устав от работы, забивалась куда-нибудь в уголок — отдохнуть. Но вскоре ее будили пинком и напоминали про ее обязанности — баловать сироту-мутанта никто не собирался. А теперь этот голос стал спасением. Кошка с трудом приподнялась — оказывается, она уже успела прикорнуть. Еле-еле сделала первый шаг — в сторону, прочь от чертовой башни. Куда угодно, только поскорее. Ноги окоченели и не слушались.

    «Ну ты лентяйка!» — сказала она себе, пытаясь скопировать интонации Рохли. Это подействовало. Сначала каждый шаг давался с трудом, потом стало легче. Она вновь вышла на улицу и почти сразу увидела на другой стороне невзрачный павильон и такую родную букву «М» над входом. Метро! Она выбралась к метро! Она вспомнила о своем спутнике — совсем чуть-чуть не дотянул до цели, бедняга… Но мысли были какие-то равнодушные. Кошка торопливо зашла в замусоренный вестибюль и заспешила вниз по заржавевшим ступенькам эскалатора. Что было потом, она уже не помнила. Кажется, она долго барабанила в ворота, потом ей наконец открыли охранники и стали расспрашивать о чем-то, но она уже ничего ответить не могла…

    * * *

    Она вся горела, голова была тяжелой, словно свинцом налита. Приходили непрошеные воспоминания. Вот чей-то волосатый кулак летит ей в лицо. «Ведьма! Мутантка! Вот тебе, чертово отродье!». Вот она чувствует жгучую боль — это когда ей ножом полоснули по уху. Сильно болит живот — так, что вытерпеть невозможно. Тянущая боль словно высасывает последние силы, вместе с кровью из нее потихоньку вытекает жизнь. А вот она стоит над тремя неподвижными, скрюченными телами, сжимая в руке нож. Она снова вся в крови, но на этот раз это не ее кровь. Она отомстила за себя. Отчего же на душе так муторно? И вдруг Кошка чувствует на себе чей-то укоризненный взгляд и вся сжимается. Откуда здесь взялся ученый? Его же убили… Кошка постепенно возвращалась к реальности. «Все они умерли, — вспомнила она. — Ученый, Седой, Рохля, девушка Яна. И мальчик с Ленинского проспекта тоже умер. А ведь я хотела его спасти. Неужели на мне теперь проклятие, и все, кто со мной связывается, обречены на смерть? Нет, но ребенок-то остался жив. Где он, кстати?» Вспомнилась старуха с Октябрьской. А вдруг Павлик уже умер тоже? Сколько прошло времени, сколько она пролежала больная?

    Кошка приподнялась и застонала. Тут же к губам ее прижалась кружка с водой, отдававшей чем-то металлическим.

    — Очнулась? Вот и славно! — произнес женский голос. — А то тебя Роджер давно уже хотел расспросить.

    Кошка замотала головой. Она чувствовала себя еще слишком слабой, чтоб отвечать на вопросы. Голова вдруг закружилась, и она снова провалилась в беспамятство…

    Когда она очнулась в следующий раз, у нее хватило сил открыть глаза и осмотреться. Кошка лежала на жесткой койке в небольшой комнатке с кафельными стенами. С потолка свисала лампочка на шнуре, свет был неярким, но и такой резал ей глаза. Возле койки стоял стул, на нем дремала женщина в замызганном зеленом халате. Когда Кошка зашевелилась, женщина мигом вскочила.

    — Ну как, получше тебе? Есть хочешь?

    Кошка отрицательно помотала головой, и даже это простое движение мигом отозвалось болью в затылке.

    — Ну, поспи тогда, — сказала женщина, протянув ей кружку с питьем. У напитка был странный вкус, но Кошка не могла понять, на что он похож. Выпила — и заснула крепко, без сновидений.

    Проснувшись, она почувствовала себя куда лучше и даже съела немного грибной похлебки, поданной сиделкой. Потом та дала ей кружку чуть теплого грибного чая.

    — А можно питья, как в прошлый раз? — попросила Кошка.

    — Понравилось? — усмехнулась сиделка. — Нет уж, хватит тебе спать. Это только тяжелым больным дают, а ты уже на поправку пошла…

    На следующий день, когда Кошка уже немного окрепла, в подсобку, где она лежала, пришел человек с обожженным лицом. Из-под его черной куртки виднелась нижняя майка в синюю и белую полоску, мешковатые штаны были заправлены в высокие ботинки на шнуровке. За поясом у него торчал пистолет, и Кошка заключила, что он из начальства, раз может открыто носить оружие на станции. Один глаз у него не открывался толком, из-за чего казалось, что мужчина все время хитро щурится. К тому же он сильно прихрамывал. Сиделка так угодливо вскочила перед ним, что Кошка поняла — его здесь боятся. А ей вот совсем не было страшно.

    Повинуясь знаку, сиделка поспешно вышла. Человек опустился на пластиковый стул, затрещавший под его тяжестью, и неожиданно по-доброму принялся расспрашивать:

    — Откуда ты пришла?

    Кошка решила по возможности не врать, а недоговаривать, поэтому честно ответила:

    — С Ленинского проспекта.

    В здоровом глазу мужчины промелькнула какая-то искорка.

    — Ну, и как оно там, на Ленинском?

    — Страшно, — сказала Кошка. — Там все были недовольны, жутко орали и искали какого-то Кораблева. Я подумала, что вот-вот стрелять начнут, испугалась и ушла.

    — То есть, живешь ты не там? — уточнил Роджер. — А где?

    — Везде, — честно сказала Кошка. — Где заработать можно, там и живу. На Ленинский я челноков провожала, а они мне почти не заплатили, между прочим. А вообще на поверхность хожу, кое-чего оттуда приношу на продажу — что подвернется. Тем и кормлюсь.

    — А сюда почему по поверхности шла? По туннелю побоялась?

    Тут Кошка прикинулась непонимающей:

    — Подзаработать хотелось. Думала, вдруг чего полезного по пути найду?

    — А тебя не предупреждали, что у нас тут наверху люди на раз пропадают? Неужели не слышала ничего про Шаболовку?

    — Не-а, — простодушно сказала Кошка. — Не предупреждали. Не успели, наверное.

    — Сталкер, значит? — она покосилась на мужчину. Он держал в руках ее «корочки». — Вот что, Катерина Тишкова, скажу тебе прямо — не люблю я баб-сталкеров. Не люблю и не понимаю. Чего вам неймется? Лучше б дома сидели, детей рожали.

    «У меня никогда не будет ребенка», — хотела сказать Кошка, но вовремя осеклась. Было, видно, в этом человеке что-то располагающее — захотелось рассказать ему о себе побольше. В последний момент вспомнила — нельзя. Она — не мутантка Кошка, а честный сталкер Катерина Тишкова. Точка!

    — Одна шла? — задал он следующий вопрос.

    — Нет. С напарником, — созналась она, решив поменьше врать, чтоб не запутаться.

    — С Ленинского, или, как и ты, приблуда? Да, как его звали-то?

    — Не помню, — жалобно сказала Кошка. — У меня прямо дыра какая-то в памяти. Когда уже возле станции вашей были, голова разболелась очень — и с тех пор не все помню.

    Неизвестно почему, она решила оказать юному начстанции последнюю услугу. Если узнают, что Егор погиб, то получается, что эти гады на Ленинском так или иначе своего добились. А так — пропал и пропал. Пусть побегают, поищут…

    — Ну, как хоть выглядел он? — настырно спрашивал обожженный. Кошка подумала, что интересуется он явно неспроста и решила врать до конца.

    — Да обычно выглядел, как все, — заныла она. — Невысокий, тощий, волосы темные, глаза тоже. Да и что мне его разглядывать? Чай, не замуж за него идти…

    Человек разочарованно вздохнул. Ну и ладно. Незачем ему знать, что у Егора были светлые волосы и серые глаза. А то вдруг они все тут заодно, и пришьют ей укрывательство беглого преступника, а то и государственную измену? «Главный — это я», — вспомнила она слова мальчишки, и окончательно решила ни за что не говорить правды о нем этому типу.

    — И чего с ним случилось? — поинтересовался тип.

    — Он ушел куда-то. Когда уже почти дошли до вас. Словно бы умом тронулся. Я не смогла ничего поделать.

    — Понятно… Расскажи еще раз, толком — когда голова-то заболела у тебя? — велел человек. И она с готовностью принялась описывать ему свои ощущения. Он слушал, иногда кивая в такт своим мыслям. Потом потрепал ее по волосам, сказал: «Ладно, отдыхай!» и ушел.

    — А кто это? — спросила Кошка вернувшуюся сиделку. Та закатила глаза:

    — Веселый Роджер — начальник охраны. Самый главный здесь.

    — Роджер, — машинально повторила Кошка. — Странное какое имя. И почему — веселый? Он вовсе не веселый, взгляд у него нехороший — даже когда улыбается. Ему бы больше подошло «Мрачный Роджер». Или «Злой Роджер».

    — Т-с-с! — прошипела сиделка и покосилась на дверь. — Неприятностей хочешь? Тебе не все равно? Он сам велел себя так называть. Говорит, в прежней жизни капитаном был — а на самом деле — кто его знает? Сказать-то что угодно можно, теперь не проверишь… Может, и правда был. Иногда, как напьется, орет: «Лево руля! Полный вперед!» и еще какую-то лабуду непонятную…

    * * *

    Роджер вновь появился ближе к вечеру, когда Кошка потихоньку делала упражнения, разминая затекшие от долгого лежания руки и ноги.

    — На поправку идешь? Вот и ладно, — благодушно прогудел он, изображая отца родного. — А у меня к тебе дельце небольшое. Выполнишь — награжу щедро.

    — Какое дельце? — насторожилась она.

    — Человечка одного надо будет на поверхность проводить.

    — Неет! — вскинулась Кошка. — Там у вас перед самой станцией целое кладбище. Не пойду!

    — Вот то-то и оно, что кладбище, — погрустнел Веселый Роджер. И она, осмелев, спросила:

    — А в чем дело? Откуда там столько костей?

    — Башню видела? — спросил он, и Кошка догадалась — речь идет о той ажурной конструкции. Кивнула.

    — Мутант какой-то там засел, — тоскливо сказал Роджер. — Морок насылает. Уходят люди наверх и пропадают с концами. И нам на поверхность теперь хода нет, и Ленинскому проспекту достается — глючит их не по-детски. Не удивлюсь, если и на Октябрьской чувствуют. Надо что-то делать с ним.

    — Я не умею с мутантами драться! — вскинулась она. Откуда Роджеру знать, что она и сама немного мутантка? Но тот, видно, кое о чем догадывался.

    — Главное — что тебя ему заманить не удалось. Вот, говоришь, напарник твой пошел на зов, а ты удержалась? Уж не знаю, в чем дело, может, мозги у тебя крепкие, башка чугунная. Но таких, как ты, на все метро — единицы.

    «И поэтому ты хочешь меня на смерть послать?! — мысленно возмутилась она. — Чтоб таких осталось еще меньше?!»

    А вслух сердито сказала:

    — Нет! Не пойду я туда. Я — сталкер вольный, сама выбираю, какой заказ брать, какой отклонить.

    Роджер ухмыльнулся:

    — А кто тебя спрашивать станет? Не пойдешь — мы тебя повесим.

    — Сталкера? За то, что заказ брать не хочет? — непонимающе подняла брови она. — Да если кто про это узнает…

    Теперь Роджер даже не ухмылялся, а хохотал в голос.

    — Ну, ты даешь! — отсмеявшись, покачал головой он. — Во-первых, как узнает-то? Спиритический сеанс, что ли, ради тебя, бродяжки бездомной, устроят?

    Кошка была так зла, что даже не поинтересовалась насчет загадочного сеанса, а начальник Шаболовки тем временем продолжал:

    — А во-вторых, повод найти не проблема. Например — за убийство.

    У Кошки потемнело в глазах.

    — Вы чего?! — почти выкрикнула она. — Кого я…

    — А напарника своего, — сладко улыбнулся Роджер. — Того, с которым шла с Ленинского. Втираешь мне, что он сам ушел. Разводишь, как лоха. Так я тебе и поверил! Думаю, ты сама же по дороге бедолагу и завалила — я уж сколько таких историй слышал. Хабар найденный не поделили или еще что…

    — Не докажете! — процедила Кошка, чувствуя, что ее загоняют в угол.

    — Дурища ты, Катька! Вот мое доказательство!

    Роджер достал из кармана куртки какую-то сложенную вдвое бумажку и помахал у нее перед носом.

    — Что это?

    — Будто сама не знаешь. Чек из банка ганзейского. Напарника твоего, значица, Кузнецовым Ю. Эс. звали. Вспомнила теперь?

    Не совладав с собой, она рванулась к нему, норовя вцепиться в горло или хотя бы выхватить, порвать проклятую бумажку. Но Роджер, судя по всему, ожидал подобной выходки, поэтому одним движением отшвырнул Кошку так, что она свалилась на пол.

    — А ты не тушуйся заранее, — сказал он, убирая чек обратно в карман. — Я тебе в напарники дам человечка одного. Вдвоем, глядишь, что-нибудь и сообразите.

    — Какого… человечка? — спросила она, тяжело дыша, но начстанции молча повернулся и вышел. А Кошка села на койку, подперла подбородок руками и глубоко задумалась.

    Зачем ей убивать мутанта? Она вовсе не испытывала к нему ненависти — ведь ее он оставил в живых. Лучше она уйдет отсюда, а местные пусть сами разбираются со своим мутантом. Но ее стерегли, к тому же она была еще слишком слаба.

    Кошка вспомнила, как однажды забрела к мутантам на Филевскую линию. Зачем — сама не знала. Возможно, хотелось найти место, где не была бы чужой. Найти дом. Но она обманулась в своих ожиданиях.

    Ее пропустили не сразу. Приставили к ней провожатого — на словах. На самом деле — надзирателя. Она рассказывала им свою историю, показала шрам на месте шестого пальца, но чувствовала — на нее смотрят с недоверием. И в чем-то она могла их понять. У многих из них на шее виднелся непомерно распухший зоб, большинство были абсолютно лысыми. У кого-то руки походили на клешни, у другого на спине возвышался уродливый горб, у третьего на почти прозрачном лице выделялись огромные выпученные глаза. На фоне большинства этих уродов Кошка выглядела почти как нормальный и даже здоровый человек. Ей и самой стало неловко, словно она хотела обманом вызвать к себе сочувствие. А в их глазах она читала зависть, задыхалась среди них, безнадежно изглоданных радиацией, обреченных на раннюю смерть. Поняла, что здесь ей тоже не рады. И поторопилась уйти.

    И все же мутантов Кошка жалела больше, чем людей. В массе своей они не были агрессивными — а люди, наоборот, истребляли их при каждом удобном случае.

    «Где ты, мой дом?» — с тоской подумала она.

    * * *

    Спустя еще день Кошка уже могла ходить и чувствовала себя более-менее окрепшей, но на всякий случай предпочитала пока подольше оставаться в кровати. Она как раз думала о малыше и о том, хватит ли Регине того, что она оставила на пропитание, когда дверь распахнулась вновь. На пороге появилась девушка, которую Веселый Роджер подталкивал сзади, впрочем, очень осторожно. Девушка выглядела очень недовольной. Она была высокой, худой, голубоглазой, коротко остриженные светлые волосы топорщились. Одета была в потрепанную майку и защитного цвета штаны, которые были ей коротковаты, и просторную куртку явно с чужого плеча, но, несмотря на это, показалась Кошке настоящей красавицей.

    — Познакомьтесь, девочки, — ворковал Роджер хриплым голосом, подталкивая незнакомку вперед.

    — Руки убери! — огрызнулась та, и Роджер, к изумлению Кошки, вместо того, чтобы выругаться в ответ, чуть отступил назад.

    — Это Катя, — назвал он Кошку именем, которое значилось в ее «корочках». — Девушка храбрая, и голова у нее крепкая. А это Нюта. Да-да, та самая.

    Про Нюту, Победительницу Зверя, Кошке слышать доводилось, но она никак не ожидала, что доведется встретиться с ней. Что-то про нее рассказывал знакомый егерь Вотан — говорил, что никакая она не победительница, просто глупая девчонка, которой невероятно повезло. К тому времени, как ее отправили на поверхность сражаться со Зверем, терроризировавшим Улицу 1905 года, жуткий мутант то ли сам уже копыта отбросил по случайному совпадению, то ли просто ему все надоело, и он убрался подобру-поздорову куда-то в другие края. А все лавры достались девчонке. Теперь с ней носятся, как с писаной торбой. Но здесь она находится явно против желания.

    Кошка принялась разглядывать Нюту с удвоенным интересом, а девушка нервно тряхнула головой — видно было, что ей все это не нравилось.

    — Садись, — предложила Кошка, показывая на постель возле себя. Вообще-то с первого взгляда девушка не внушила ей теплых чувств. Кошка сочла ее чересчур самоуверенной и заносчивой, чем-то даже похожей на ту самую Ирину-Викторию, которая сейчас отдыхала от бурной жизни в лагере для политзаключенных. Видно было — эта Нюта избалована и много о себе воображает. Привыкла, наверное, что все носятся с ней и потакают ее капризам.

    — Вот и славно, — засуетился Роджер, прямо-таки лучась умилением. — Потолкуйте между собой, подружитесь. Я на вас крепко надеюсь.

    — Какие еще надежды? — спросила Кошка, едва дверь за ним захлопнулась. — О чем это он?

    — Кажется, я знаю — о чем, — мрачно пробурчала Нюта. — Тут у них наверху сидит какая-то тварь, и они решили, что в моих силах помочь им с ней разделаться. Мол, одного мутанта угробила, значит, и второго смогу. А с какого боку тут ты, я вообще не понимаю. Тоже случалось с мутантами сражаться?

    Кошка насупилась.

    — Бывают мутанты, которые добрее людей, — сказала она. — Если людям приспичилось зачистку проводить, начали бы с себя…

    Нюта поглядела на нее с интересом:

    — В чем-то я с тобой согласна, — сказала она. — Но, боюсь, нашего мнения никто здесь не спросит. Придется делать то, что велят. Но тебя-то как угораздило во все это влипнуть?

    Кошка вкратце рассказала, как они шли по поверхности и как спутник ее ушел на зов, а ей удалось не поддаться, сохранить рассудок.

    — Понятно, — заключила Нюта. — Я давно подозревала, что женщины — существа более стойкие. Мне один знакомый рассказывал, что в давние века женщин с особенными способностями называли ведьмами и сжигали. А если бы не это, то сейчас, наверное, женщины были бы ведьмами через одну. И, возможно, жизнь была бы полегче. Это только кажется, что мир спасают мужчины. На самом деле они постоянно норовят переложить это хлопотное дело на женщин — и еще вопрос, кто справляется лучше.

    — А я думала, «ведьма» — это вроде ругательства, — задумчиво сказала Кошка. Ее ведь за глаза тоже называли так, она знала это. Память тут же воскресила давний эпизод.

    Когда ей пришлось покинуть родную станцию, она обошла чуть ли не полметро — так ей казалось. По крайней мере, центр исходила почти весь, все ей было интересно. Другие сталкеры наставляли ее и советовали, как лучше избегать опасностей, куда стоит сходить, а куда лучше вообще не соваться. О Полянке ходили противоречивые рассказы. Кто-то уверял, что станция пуста и заброшена, кто-то — что люди там есть. Один из сталкеров сказал — это станция судьбы. Там можно что-то понять про себя — кто ты, куда, зачем. Впрочем, некоторые поговаривали, что там происходят выбросы газа, из-за которых конкретно съезжает крыша, по таких было немного.

    На подходах к станции Кошка удвоила осторожность. Сначала ей казалось, что там никого нет, но, едва выйдя из туннеля, она поняла, что ошиблась. В середине станции горел небольшой костер, вокруг валялись кучи хлама и потрепанные книжки. Возле костра виднелись две фигуры. Кошка неуверенно подошла чуть ближе и поняла, что это женщины.

    — Что-то плохо горит. Не пора ли подбросить? — спросила одна.

    — Пожалуй, — согласилась другая и наугад выловила из кучи небольшую книжку. — Что там у нас? «Черная вдова для терминатора»? Годится!

    — А пару недель назад, кажется, мне попалась «Любовь под ясенем», — сказала первая и хихикнула. — Тоже неплохо горела.

    — Вот если попадется «Замерзшие в сугробе» — сохраним для смеха. А эту — в топку! — сказала другая, и книжка полетела в огонь. Тот разгорелся ярче. Только вот пламя показалось Кошке каким-то странным: слишком ровное, и не было слышно ни шороха, ни потрескивания.

    — Странно, — сказала вторая, — иногда вот такие книжонки горят гораздо лучше. Тепло дают веселое, и хватает чуть ли не на полдня. А помнишь тот толстенный том? Название забыла — на букву «О», кажется, начиналось. Он все тлел и чадил, насилу сожгли.

    — Даже огонь не берет, — сказала первая и фыркнула. — И голова потом болела, угар сплошной. Нет, эту положи, не трожь. Это мой любимый писатель. А ты все стараешься его в костер кинуть потихоньку. На той неделе я не уследила, ты одну книгу успела-таки сжечь.

    — Ага! Зато помнишь, какой дым валил? Глючило не по-детски. Несколько дней потом просветленные ходили! И брагу пить не надо было! — сказала вторая и хихикнула. — Да ведь у нас таких книг еще штук десять.

    — Все равно, пусть будут. Не так уж много у меня любимых писателей, — отрезала первая.

    Кошке казалось, что ее появление прошло незамеченным. Женщины сидели спиной к ней, но одна вдруг сказала, не оборачиваясь:

    — Не бойся, мы не кусаемся.

    — И не надо думать, что мы — ведьмы, — произнесла вторая ровно в тот момент, как эта мысль пришла Кошке в голову.

    «Точно, ведьмы», — окончательно уверилась она. Но, сама того не ожидая, сделала еще шаг к костру. Она понимала, что если сейчас убежит, то ничего не узнает. А ей очень хотелось понять, кто эти женщины и что делают здесь.

    У одной, в потрепанном черно-синем костюме, были темные волосы, которые выбивались из-под повязанного на голове шарфа, и тонкие черты лица, а в глазах — тревога. Нервные длинные пальцы женщины то и дело теребили висевший на шее на ремешке старый фотоаппарат. Кошка видела такой на одной из станций.

    У другой, рыжей, с короткой стрижкой, был маленький носик, одна бровь слегка изгибалась, словно она однажды чему-то удивилась, да так и удивляется до сих пор. Одета она была в темную юбку и пеструю кофту, обсыпанную пеплом.

    — Зачем ты пришла? Чего здесь ищешь? Раз пришла, значит, что-то тебе нужно? Сюда не приходят случайные люди, — произнесла темноволосая.

    — А если приходят, то не видят нас, — фыркнув, добавила рыжая.

    Кошка задумалась. Когда она шла сюда, ей казалось, что у нее куча вопросов к судьбе. Но она представляла себе все несколько иначе и не нашлась, что сказать. Чего она ищет? Примирения с собой? Прощения? Ответа на вопрос «за что»?

    — Вопрос поставлен некорректно, — сказала вдруг рыжая. — Как известно, ни добра, ни зла в чистом виде нет, есть только жизненный опыт. Сейчас тебе кажется, что жизнь кончилась, но когда-нибудь ты, возможно, поймешь, что так было нужно, чтобы ты изменилась.

    — Мне жить больно, — выдавила из себя Кошка.

    — А приятного никто и не обещал, — хмыкнула рыжая. — Я же говорю — сейчас не поймешь. Но зерно упало в почву, и со временем оно прорастет. А пока терпи.

    Темноволосая молча улыбалась, словно смягчая ее слова. И возможно, не столько слова подействовали на Кошку, сколько эта улыбка. У нее появилась надежда, что когда-нибудь и вправду все образуется, и каждый вдох не будет уже причинять боль.

    — А что вы здесь делаете? — спросила она. — Вы всегда здесь?

    — В последнее время — почти всегда, — сказала рыжая. — Мы должны поддерживать огонь, сжигать мусор. Чтобы тот, кто ушел в туннели, снова вернулся на свет.

    — Он ушел в будущее, — тихо сказала темноволосая.

    — Разве оттуда можно вернуться? — спросила Кошка.

    — Вот это нам и предстоит узнать, — сказала рыжая и саркастически фыркнула. — У нас много времени, и спешить нам некуда.

    Кошке показалось, что еще чуть-чуть — и она поймет. А после этого сама сумеет стать такой же спокойной и беспечной. Но ее еще слишком многое волновало.

    — Я… пойду? — неуверенно сказала она.

    — Приходи еще, — улыбнулась ей темноволосая. А рыжая протянула маленькое треснувшее зеркальце в пластмассовой оправе.

    — А… зачем оно мне? — робко спросила Кошка.

    — Нападет тоска — посмотри в зеркало в полночь. Раньше верили, что так можно будущее узнать, — сказала рыжая. — Мы-то теперь уже и сами не знаем, во что верить. Но ты все-таки попробуй. Иногда в нем можно что-нибудь интересное увидеть. Потом нам расскажешь.

    И снова фыркнула. Кошка решила, что женщины, наверное, еще не отошли толком от своих глюков.

    — Спасибо, — неуверенно сказала она и взяла зеркальце, думая, что вряд ли оно ей когда-нибудь пригодится. Уходя, она спиной чувствовала, как женщины смотрят ей вслед. И не утерпела, оглянулась.

    — Она вернется, — сказала рыжая. — Многие потом возвращаются.

    — Многие, но не все.

    — Не все, — согласилась рыжая. — И все же мы должны поддерживать огонь. Что у нас сегодня. Брага?

    В руках у женщин появились помятые алюминиевые кружки, в которых плескался бурый пенистый напиток.

    — Ну, за Артема! — сказала темноволосая.

    — За Артема! — произнесла рыжая.

    Кошка долго потом вспоминала эту встречу. И даже рассказала о ней по секрету сталкеру Сафроненко, о чем почти тут же пожалела. Сафроненко слыл известным остряком и балагуром и, конечно, все понял превратно. А в зеркальце она и впрямь иной раз заглядывала, но пока ничего интересного там не увидела. Оно неизменно показывало ей лишь бледную скуластую женщину с решительным взглядом и встопорщенными русыми волосами, каких много в метро. «Даже хорошо, что внешность у меня такая неброская, — думала Кошка. — Достаточно сменить одежду — и можно затеряться в толпе. Шрам на виске можно спрятать под челкой, шрам на руке скрывает перчатка с обрезанными пальцами, изувеченное ухо незаметно под волосами. А шрамы на душе и вовсе никому не видны…»

    Вздохнув, Кошка с трудом вернулась к реальности. Нюта сидела рядом и вопросительно смотрела на нее. Кошка подумала, не рассказать ли ей про Полянку, но решила, что пока не стоит.

    — Подружились, девочки? — заглянул в каморку Роджер. — Не беспокойтесь, провожатого я вам дам.

    — А что еще твой знакомый рассказывал? — поинтересовалась Кошка, но Нюта зябко повела плечом:

    — Не будем больше о нем — не хочу о грустном вспоминать. Чувствую — и так настанет для нас скоро невеселое время. Ты мне лучше скажи — тебе не кажется, что тут люди какие-то странные?

    — Да я их и увидеть-то толком еще не успела, — призналась Кошка. — Один раз проходила через станцию с челноками, а потом уже сверху добралась сюда еле-еле и до сих пор из лазарета не выхожу.

    — Я их отчего-то боюсь, — призналась Нюта. — Вот сама не знаю, почему, а жуть берет. Даже когда у анархистов жила — не было такого. Вчера, говорят, одного ночью зарезали. Если б где в другом месте такое случилось — уже вся станция на ушах бы стояла. А здесь никто не беспокоится — словно это в порядке вещей.

    — А-а, ты об этом… — пробормотала Кошка. — Ничего странного, люди как люди. Самые обыкновенные бандиты. Я таких часто видела.

    — А может, это из-за мутанта? Людей просто глючит. Роджер тебе тоже рассказал про мутанта?

    — Ясное дело, — буркнула Кошка.

    — Только я вот чего удивляюсь — почему нас-то не глючит?

    — Наверное, мы просто более стойкие. Мне на поверхности всякая ерунда мерещилась, а тут вроде ничего. А челноков, с которыми я сюда первый раз пришла, вроде тоже глючило. Я сама видела, как один из местных продал им пакетик грибной трухи за кучу патронов, уверяя, что это первосортная дурь. И ничего, купили.

    — Фу! — с отвращением сказала Нюта.

    — Лоха кинуть — не западло, — глубокомысленно изрекла Кошка одну из любимых Лехиных фраз. Нюта посмотрела на нее с недоумением:

    — Ты меня пугаешь.

    — Не обращай внимания, — торопливо сказала Кошка, спохватившись. — Тяжелое детство и все такое. Я вовсе не то хотела сказать.

    Нюта поежилась:

    — Не нравится мне тут. Я домой хочу.

    — Тебя никто и спрашивать не будет, чего ты хочешь, — «утешила» ее Кошка. — Как, впрочем, и меня… А я думала — ты храбрая. Теперь вот гляжу на тебя — и не верю, что ты та самая Победительница Зверя.

    Глаза Нюты неожиданно наполнились слезами.

    — Он — то есть, она — мне до сих пор иногда снится. Глаза такие печальные, укоризненные. Она была огромной, черной и очень страшной с виду — знаешь, вроде гигантского жука, что ли. Можешь вообразить жука величиной с двухэтажный дом? Тогда у тебя будет слабое представление о том, что это было. И у нее были очень красивые глаза и огромные, жуткие челюсти. Но ведь она не виновата, что ее такой создала природа. Если бы не весь этот кавардак, который люди устроили двадцать лет назад, не было бы таких монстров на поверхности. А она просто хотела жить, растить своих детенышей. Думала, что люди предназначены ей в еду. Для нее мы были так — мелюзга какая-то. Вроде крыс для нас. Да и убила ее не я, только мне никто не верит.

    — Расскажи толком, что случилось? — попросила Кошка.

    — Я ее только ранила. А из Зоопарка на запах свежей крови из пруда вылез монстр и ее сожрал.

    — Какой он был? — возбужденно спросила Кошка.

    — Я даже этого не знаю, — всхлипнула Нюта. — Я в это время в отключке лежала и очнулась, когда все было кончено. И хорошо. Если б я его увидела, то, наверное, с ума бы сошла от ужаса.

    — Ну и зачем ты теперь так себя терзаешь?

    — Потому что я убила ее детей.

    Кошка немного подумала и предположила:

    — Если погибла их мать, то они бы, наверное, все равно умерли бы от голода. Они так и так были обречены. Наоборот, благодаря тебе они умерли сразу, не мучились долго.

    — Я все понимаю, — всхлипнула Нюта, — но поделать с собой ничего не могу. С тех пор я часто думаю — кто мы такие, чтоб выносить им приговор? Чем мы лучше их? Они точно так же хотят жить и заботятся о своих детенышах. Иногда даже лучше, чем люди о своих.

    — Так уж жизнь устроена — или мы их, или они нас, — протянула Кошка. Про себя же она решила, что Нюта, пожалуй, симпатичнее, чем ей сначала показалось. И все же она, видно, избалованная и капризная, и толку от нее на поверхности, скорее всего, не будет никакого. Чуть что — сразу падает в обморок… Во внешности Нюты было что-то еще, что заставило Кошку приглядеться к ней повнимательнее. Лицо девушки было слегка осунувшимся, будто от усталости, зато глаза прямо-таки светились тепло и мягко. Кошке случалось уже видеть у женщин такие глаза.

    — Ты замужем? — без обиняков спросила она. Нюта кивнула.

    — Тогда может, объяснишь, как это вышло, что муж отпустил тебя на такое дело, когда ты ждешь ребенка?

    Нюта вздрогнула, а затем словно плотину прорвало — и она принялась бессвязно что-то рассказывать, давясь слезами. Кошка поняла только, что муж о намечающемся прибавлении семейства пока ничего не знает, Нюта отправилась на Ганзу, не ожидая никаких опасностей, а сюда ее завлекли с помощью какой-то хитрости. Это как раз было неудивительно. «Какой же ты гад, Роджер!» — подумала Кошка. Теперь она уже не сомневалась, что там, наверху, Нюта явно будет обузой — глупо всерьез ждать от женщины каких-то подвигов в «интересном положении».

    Так Кошка и сказала Роджеру, но у того было свое мнение.

    * * *

    Видимо, бывший капитан решил, что Кошка уже достаточно окрепла (хотя сама она так вовсе не считала), поэтому назначил дату их выхода на следующую ночь.

    Днем Кошка пыталась поспать, но в голову, как назло, все лезли непрошеные мысли. Она вспоминала про малыша, оставленного у Регины на Октябрьской. Перед глазами стояло красное, сморщенное личико Павлика и то, как он бессмысленно махал перед собой крохотными ручонками. Что ждет этого младенца, если она не вернется? Регина, конечно, не злая, но она, похоже, себя-то прокормить не в состоянии, а если придется выбирать, то конечно, предпочтет своего малыша чужому. Еще Кошка вспоминала всех тех, кто погиб, как ей казалось, по ее вине, и терзалась дурным предчувствием, что эти смерти — не последние. Нюта тоже не добавляла радости — за эти дни она успела измучить Кошку, то и дело повторяя с мрачным видом, что на этот раз она, Нюта, обязательно погибнет. При этом — даже не пыталась ничего предпринимать, чтобы избежать уготованной ей участи.

    Когда Кошка в очередной раз пыталась вздремнуть, Нюта разбудила ее, тряся за плечо. Кошка угрюмо уставилась на нее:

    — Чего ты?

    — Я, кажется, поняла, в чем дело, — всхлипывая, говорила Нюта. — Нет там на самом деле никакого монстра. Просто там, наверное, еще одно убежище, где остались другие выжившие, а местным хочется их оттуда выгнать. А насчет монстра они все выдумали. Нас посылают на убой. Это мне один мужик на станции сказал.

    У Кошки отвисла челюсть. Нюта и раньше говорила странные вещи, но это было уже вообще ни в какие ворота. Может, в ее положении у женщин начинает ехать крыша?

    — Главное, успокойся, — сказала Кошка перепуганной Нюте. — Мы по обстановке посмотрим. Ты только слушайся меня — я тебе буду говорить, что делать. Я наверху как дома — может, все и обойдется.

    — Тогда говори громче, — всхлипнула Нюта, — а то я одним ухом плохо слышу. И левая рука плохо действует.

    «Час от часу не легче», — подумала Кошка. А вслух спросила:

    — Но правая-то работает? С оружием, если что, управиться сможешь?

    — Да, мне показывали, как из автомата стрелять, — торопливо закивала Нюта.

    — Вот и ладно. Я, если увижу, что совсем дело плохо, крикну тебе: «Беги!», а сама постараюсь прикрыть.

    — Только у меня, когда волноваться начинаю, ногу сводит, — сообщила Нюта. — Это у меня с самого детства.

    «Славная напарница будет у меня — хромая, тугая на ухо, с больной рукой, да еще беременная! Алика, святая заступница, спаси и помилуй нас, грешных! — подумала Кошка. — Кроме как на тебя, нам надеяться не на кого…»

    И все же она постаралась, как умела, успокоить расстроенную Победительницу Зверя. Когда слегка присмиревшая Нюта наконец ушла, Кошка поняла, что до вечера сомкнуть глаз уже не удастся.

    Роджер, как обещал, выделил им и сопровождающего. Это оказался немолодой уже мужик по кличке Дятел, производивший впечатление не шибко умного. Кошка уже немного знала его. Мужик был сутулым, молчаливым, и лишь когда его окликали «Дятел!», выказывал какие-то эмоции — презрительно, веско и с расстановкой произносил «Сам ты дятел!», чем очень веселил окружающих. Было у него и обычное, человеческое имя, то ли Петр Иванович, то ли Иван Петрович, никто толком уже не помнил, — кличка пристала к нему намертво. Кошка вновь убедилась, что рассчитывать им придется только на себя. Оставалась, конечно, вероятность, что мужик лишь прикидывается, а в нужный момент вдруг проявит чудеса ловкости и сообразительности.

    — Ничего, девочки, как-нибудь выкрутитесь! — «обнадежил» их Роджер, вкладывая в руку Кошки небольшую черную коробочку с кнопкой. — Это вот тревожный сигнал, на всякий случай. Если, тьфу-тьфу, Дятел вдруг пойдет на зов монстра в его логово, подождешь сначала — вдруг вернется. А если не вернется, кнопочку нажмешь. Мы тут на станции сигнал услышим и будем знать, что вам подмога нужна. И прибежим вас вызволять. А на вас с Нютой я шибко надеюсь. Ты вот сумела устоять, зову не поддалась, да и она тоже девушка непростая. Может, все у вас и получится.

    Кошка уже натягивала «химзу», когда вдруг с силой нахлынули воспоминания, которые она пыталась отгонять все эти дни. Перед глазами вновь встало ухмыляющееся лицо мертвого Лехи, и она поняла, что не в состоянии идти. Она не выдержит, если мертвецы появятся вновь.

    Кошка отшвырнула костюм, рванулась было бежать. Но силы после болезни были не те. Ее поймали, скрутили, и в лоб ей уперлось дуло пистолета.

    — Поздняк метаться, — сказал Роджер. — Выбора у тебя все равно нет.

    И тогда, наконец, пришло долгожданное чувство ярости. А вместе с ним — легкость и сила. Она почувствовала, как быстрее побежала по жилам кровь, как налились силой мышцы, обострилось чутье. Ладно же! Двух девчонок, одна из которых в положении, посылают умирать за всех! Как будто не нашлось для такого дела мужчин. Грязную, трудную работу оставляют женщинам. Ну и пусть. Она пойдет наверх и умрет, если надо. Но может быть, благодаря этой ярости, ей удастся не только сделать то, чего от нее ждут, но и вернуться.

    * * *

    Вверх по эскалатору первой шла Кошка, за ней — Нюта, а замыкал шествие Дятел с рюкзаком за плечами. Роджер объявил им, что в рюкзаке боеприпасы, но это уж дело Дятла, а девушкам нужно только проследить за ним до поры до времени и прикрывать по возможности. Чтоб не сожрал его по пути другой мутант еще до выполнения боевой задачи. Кошка немного приободрилась. Может, и впрямь этот Дятел на что-то годится? А что туповат, тоже неплохо. Такой меньше подвержен постороннему влиянию.

    В вестибюле Дятел поменялся с ней местами — теперь он шел первым. Кошка, подумав, пристроилась замыкающей. Нюта шагала в середине, то и дело тревожно оглядываясь по сторонам.

    Поверхность встретила их обманчивой тишиной. Светила луна, башня возвышалась совсем рядом, за голыми черными деревьями. На рельсах застыл трамвай, и Кошке почудилось рядом какое-то движение. Она резко обернулась. Кого она увидит на этот раз?

    Но то был не очередной мертвец, а небольшое животное размером с собаку. Кошка швырнула в него камень, и зверь трусливо шарахнулся в сторону.

    Налетел ветер. Деревья зашатались, заскрипели жалобно. Что-то захрустело под ногами. И вдруг Кошке на миг померещилось, что их уже не трое — впереди идет четвертый. Прихрамывает, придерживая руками торчащие из живота кишки. Оглядывается и ухмыляется, отводя свободной рукой серые грязные патлы с лица. «Оставь нас, Леха! — взмолилась она мысленно. — Я очень виновата перед тобой, но это жизнь такая. Прости, если можешь». Мертвец покачал головой: «Легко отделаться хочешь, девочка».

    Кошка пропустила момент, когда поведение Дятла изменилось. Он потоптался на месте, потом, решительно поддернув рюкзак, зашагал в сторону сплетенной из металлических прутьев вышки. У Кошки заломило в висках, но она побежала следом и схватила его за рукав. Мужик, не оглядываясь, одним движением отшвырнул ее с такой силой, что она упала прямо в ледяную лужу. А едва выбравшись, увидела, что уходит и Нюта. Кошка метнулась за ней, подсечкой сбила с ног и для верности плюхнулась рядом, обхватив за плечи. За это время Дятел уже скрылся за деревьями.

    Нюта слабо шевелилась, пытаясь ее спихнуть, потом затихла. Мысли у Кошки стали вялыми и ленивыми, потекли неспешно. Сначала она вообще чуть не забыла, зачем они здесь оказались. Потом подумала, что Дятел, наверное, ушел как раз затем, чтобы попытаться истребить монстра, стало быть, все правильно, и им остается только ждать. Но постепенно ей захотелось самой проверить, как там у него дела. И вдруг она обнаружила, что бредет в сторону башни, а Нюта сидит сзади и смотрит ей вслед. Тогда Кошка поняла, что происходит, усилием воли стряхнула морок и решительно нажала кнопочку на зажатой в руке коробке.

    Что случилось потом, она позже никак не могла вспомнить толком. Кажется, перед глазами вздыбилась земля, заложило уши, а потом Кошку так приложило головой об асфальт, что она провалилась в темноту…

    * * *

    В следующий раз Кошка очнулась от холода. Кто-то тормошил ее. Она поняла, что это Нюта, а сама она лежит в ледяной луже неподалеку от входа в метро. Попыталась подняться на локте и, почувствовав резкую боль, рухнула обратно в лужу. Вдруг захотелось остаться тут — навсегда. Лежать, не шевелясь, и будь что будет.

    — Ну ты лентяйка! — сказала она себе и снова с усилием приподнялась.

    Стекла противогаза оказались чем-то залеплены, так что Кошка плохо видела и никак не могла разглядеть башню. И вдруг догадалась — ни башни, ни монстра больше нет, и это сделали они! Дятел взорвал башню, а они ему помогли. И в висках у нее уже не ломит, и голова ясная, соображает хорошо. Правда, очень болит, но по-другому уже, от ушиба. Но почему Дятел не возвращается? Она попыталась восстановить последовательность событий — вот она нажимает на кнопочку, и тут же ка-ак рванет! Эти два события наконец связались воедино у нее в памяти, и она истошно зарыдала, поняв, что Дятел не вернется, и что убила его она своими руками, пусть даже монстр погиб тоже.

    Кто-то продолжал ее тормошить. «Нюта, — поняла она. — Не время теперь плакать — надо возвращаться. Иначе Нюта тоже останется здесь, а она ведь ждет ребенка. Если, конечно, после всех этих передряг она его не потеряет…» Да и сама Кошка еще кое-кому нужна. Павлик!.. Ради него обязательно надо вернуться!

    И Кошка кое-как поползла в сторону метро, Нюта брела рядом и пыталась ей помочь, но в результате больше мешала. Спасибо хоть, оба автомата несла…

    Остаток пути из памяти стерся. Помнилось только торжествующее лицо склонившегося над нею Роджера и то, как она из последних сил закатила ему оплеуху, а потом еще пыталась выцарапать здоровый глаз. Начстанции, казалось, ничуть не огорчился такой неласковой встрече и на руках потащил Кошку в лазарет. Там ей что-то вкололи, и она отключилась.

    Глава 8 СТРАШНЫЕ СКАЗКИ НА НОЧЬ

    — …И вот ночью приходит к ней кто-то, рядом ложится, обнимает. Она спросонок и подумала, что это муж пришел. Хотя что-то ей показалось странным. Наутро смотрит — нет рядом никого. А муж-то ее и другие сталкеры только к следующему вечеру из похода вернулись. Ну, она и побоялась ему рассказывать. А скоро поняла, что ребенка ждет…

    Рассказчица, старуха с крючковатым носом, закутанная в старую шинель, со значением покачала головой.

    — А муж что? — спросила Нюта, зябко кутаясь в драное байковое одеяло, накинутое поверх куртки. Глаза ее лихорадочно блестели, ее знобило. Они с Кошкой сидели у костра и слушали старуху, прихлебывая настоящий чай, который на радостях выделил им из личных запасов Роджер. Ушибленная рука Кошки до сих пор была на перевязи, зато голова уже не очень болела.

    — Муж обрадовался — ведь до того не получалось у них детей завести, так что она скоро и думать перестала про тот случай. Потом срок положенный прошел — а ребенок не торопится появляться. Врач ее осматривает — и понять ничего не может. Раньше, говорят, беременных аппаратом каким-то просвечивали, а сейчас нет под рукой аппаратов, все на ощупь. И доктор не понимает — то ли одна нога у ребенка лишняя, то ли две, в общем, неладно что-то очень. Беременная уж в истерике, а муж говорит — ерунда, что там можно нащупать?! Доктор вечно пьяный, вот и мерещится ему. Ему уже без разницы, две ноги или четыре. А как доктору не пить, — убежденно произнесла рассказчица, — если он тут уже таких уродов насмотрелся, что по ночам спать перестал? Ему ж отдыхать тоже надо, а то будут руки трястись, зарежет больного на операции.

    — Давай дальше, не отвлекайся, — нетерпеливо буркнула Нюта.

    — В общем, муж ее доктору не поверил. Все будет путем, говорит. И вот, наконец, начались у нее схватки. Так она кричала, бедняжка, — всех на станции ужас пробирал, люди уши затыкали, а особенно слабонервные вообще чуть ли не в туннели уходили. А ведь тут народ, казалось бы, ко всему привычный… Ну, наркоза-то нет, дали ей водки. И вот раздался самый жуткий крик — а потом тишина наступила. Муж-то хотел заглянуть в палатку, узнать, как дела, сын у него или дочь — а ему не дали. Даже не сказали ничего, прямо с порога вытолкали и до вечера никого к роженице не пускали. Были с ней только врач да сиделка одна, которая роды принимала.

    Утром сказали — ребенок ночью умер, и его уже схоронили. Но чувствовали люди — дело нечисто. Иначе зачем бы так спешить с похоронами? А похороны какие у нас — известно: в туннель подальше отнесли, кое-как присыпали, а остальное крысы доделают…

    И как раз в тот день несколько пацанов под присмотром кого-то из старших в туннель отправились, мох и слизней собирать, и набрели на то место. Крысы уж могилку разрыли, а сгрызть тело не успели, видно, спугнули их ребята. Один потом рассказывал — вот где жуть-то настоящая. Ребеночек-то был весь в шерсти, а вместо ручек и ножек было у него шесть скрюченных лап, как у таракана какого. И хвост длинный, чешуйками покрытый. А личико как у человеческого младенца, только все синее, раздутое. Волосики к потному лбу прилипли, рот раскрыт… Может, и не своей смертью умер, а придушили его? Только двое пацанов его успели увидеть, а потом взрослый прибежал, тельце снова камнями завалил и строго-настрого запретил им кому-то рассказывать. Да разве мальчишкам рот заткнешь — к вечеру уже вся станция знала. Стали роженицу расспрашивать — она и призналась, что ночью к ней чужой приходил. Вот теперь и говорит народ — дело это темное. Про мутантов мы тут, конечно, наслышаны, а кое-кому и видеть их приходилось, но тут уж дело похуже будет — нечистой силой попахивает!

    Кошка с тревогой посмотрела на Нюту — ей не нравилось, с каким выражением та слушала рассказ. Нюта вообще после всего пережитого была словно бы не в себе. Врач осматривал ее и сказал, что с ее ребенком, вроде бы, все в порядке, но Нюта стала нервной и замкнутой и как будто постоянно прислушивалась к чему-то внутри себя. Не стоило бы ей слушать такие истории, да только что еще делать на станции долгими вечерами? Тем более, что от всякой работы девушек освободили.

    — И кто же к ней, интересно, приходил? — спросила Кошка.

    — А кто ж теперь, девоньки, знает? Ладно, если и вправду мутант. А может, мертвяк? Она-то с тех пор в уме повредилась. Так-то тихая, но иногда вдруг начинает ребеночка своего искать, звать — не верит, что умер он. Говорит, отец его забрал к себе и сам растит. А кто тот отец — сами смекайте. Уж конечно, не муж ее.

    — Опять сказки рассказываешь, Петровна? — осуждающе сказала пожилая санитарка. — Ребенок у Надежды родился с отклонениями, с какими долго не живут. Да и не приходил к ней никто чужой — это, наверное, муж ее слух распустил, чтоб не подумали, что от него такое родилось. А причиной всему — радиация.

    Когда женщина отошла, Петровна покачала головой:

    — Не так все просто, девоньки. Нет дыма без огня. Радиация-то нынче везде, а больных да уродов у нас на станции больше всего рождается — уж я-то знаю. Если уж на то пошло, у нас не только радиация — у нас этот треклятый мутант ведь сколько времени наверху сидел. Теперь нет его — может, снимется это проклятье с нас, больше будет нормальных деток?..

    Нюта и так сидела вся бледная, а теперь еще тяжело задышала. Петровна, наконец, заметила это и захлопотала вокруг нее, но при этом делала Кошке странные знаки. А потом, улучив момент, когда Нюта, вся зеленая, зажав рот, кинулась в отхожее место, шепнула:

    — Вот и эта бедняжка — ну зачем ребенка решила завести? Уж лучше бы к бабке какой обратилась, выковырнула бы, пока не поздно…

    Она еще долго рассуждала бы в том же духе, но тут вернулась бледная до синевы, всхлипывающая Нюта. Казалось, она не поняла, о чем говорит старуха. Кошка на всякий случай погрозила сплетнице кулаком. Та замолчала, но по глазам было видно — в своей правоте она уверена непоколебимо.

    — Ты как — в порядке? — спросила Кошка Нюту.

    — Да, да, — закивала та и вдруг расплакалась.

    — А чего ревешь тогда?

    — Дятла жалко! — пробормотала Нюта. — И про ребенка задумалась.

    — Насчет Дятла я не виновата. Это Роджер придумал, — торопливо сказала Кошка.

    — Да-да, — всхлипывала Нюта. — Теперь уже неважно, теперь не исправить ничего. Но ты ни при чем.

    Они никому не рассказывали о том, что в действительности произошло наверху На станции было объявлено, что Дятел геройски погиб при выполнении боевого задания, и теперь на одной из колонн висел его портрет (само собой, рисованный и не очень похожий на оригинал) в траурной рамке, возле которого прикрепили подсвечник. Роджер велел, чтобы свечка возле портрета горела целых три дня. Это было неслыханным расточительством, но одновременно свидетельствовало об уважении к погибшему и высокой оценке его подвига. Кошка пыталась утешить себя, что убила Дятла нечаянно и вины ее в том нет, но предчувствие упорно твердило, что она приносит смерть. В конце концов, Роджер ведь мог вложить смертоносный пульт в руку Нюты. Но почему-то выбрал ее. Значит, такая ее судьба — отдуваться за всех. Но на ее совести уже столько смертей, что еще одна уже не так важна.

    Только раньше мертвые не приходили к ней, не являлись во сне чуть ли не каждую ночь, как теперь. И связывала она это не с мутантом, или, по крайней мере, не только с ним. Ей казалось, причиной тому стал ее разговор с ученым. Что-то он задел у нее в душе, что-то там стронулось, и Кошка, прежде уверенная в своем праве убивать в отместку за то, что с ней тоже не церемонились, теперь затосковала, задумалась. Одно время она придерживалась правила — при встрече с вооруженным незнакомцем лучше ударить первой, чтоб тебя не опередили. Теперь она начинала сомневаться. Но разве возможна для нее теперь мирная жизнь, домашние хлопоты, какими живет большинство женщин? Разве сумеет она забыть прошлое? Она, может, и готова была отказаться, наконец, от мести, но разве люди способны забыть и простить? Слишком много было пролито крови, слишком многие искали ее, слишком многие желали, в свою очередь, ее смерти. Где ей прятаться теперь? Иногда эти мысли так одолевали ее, что ей казалось — проще было бы умереть. Не самой на себя руки наложить, а в бою или во время вылазки. Уж очень мучительны были все эти переживания. И только мысль о том, что где-то есть маленький ребенок, который без нее точно пропадет, еще удерживала Кошку от опрометчивых поступков. Хотя она по-прежнему не могла понять — чего ей так дался этот младенец? Может, оттого, что она знала, пусть недолго, его отца? И тот чем-то тронул ее сердце?

    «А вдруг Рохля все же остался жив каким-то чудом?», — подумала Кошка. Умом она понимала — шансов почти нет, но так не хотелось верить в его смерть. Вот бы он выжил! Может, тогда, со временем, когда все улеглось бы, она разыскала бы его и принесла ему сына. Впрочем, для этого необходимо сначала вернуться за младенцем, забрать его у Регины, найти ему няньку получше. Эта Регина слишком уж бесшабашная, ей как будто и до своего-то ребенка особого дела нет. Одна надежда, что обещанная плата заставит ее беречь малыша…

    Кошка старалась не сознаваться себе, что когда она держала маленькое теплое тельце на руках, переживания и страхи, которые обычно не давали ей покоя, сразу начинали казаться несущественными. Все было просто — есть она, есть малыш, который без нее умрет, который даже не умеет еще внятно пожаловаться на холод, голод, боль, может только плакать, когда ему не по себе. Надо просто быть рядом, чтобы откликаться на его нужды. Надо заботиться о том, чтобы он был сыт и обогрет, а все остальное отходило на второй план. И ей хотелось еще раз подержать на руках Павлика, чтобы не думать ни о чем плохом и тяжелом.

    Интересно, будет ли Дятел тоже являться ей в снах? Ведь она не хотела его смерти. Скорее, он должен навестить Роджера. Не случайно, наверное, начальник Шаболовской запил после того, как они с Нютой вернулись на станцию с поверхности — грязные, промокшие, израненные, испуганные, полуживые.

    Но больше всего Кошку сейчас беспокоила Победительница Зверя. Пока она сама нуждалась в помощи, Нюта неотрывно сидела возле нее, поила, кормила, щупала лоб, то и дело бегала за врачом, но как только состояние Кошки перестало внушать опасения, Нюта, казалось, впала в какую-то прострацию. Иногда она не отвечала на вопросы — сидела, уставившись невидящим взглядом куда-то вдаль или словно бы внутрь себя. Вот как сейчас.

    Кошка старалась не оставлять ее одну. Видно, перенесенные испытания оказались Нюте не по силам. При этом Кошка все яснее понимала — без нее мутанта, возможно, уничтожить и не удалось бы. Точно так же, как и Зверь погиб не случайно, а только оттого, что сражаться с ним послали именно Нюту. Отчего это так, Кошка не взялась бы объяснить, но уверенность эта крепла в ней с каждым днем. Возможно, судьба сильно задолжала этой девочке. Теперь одно только ее присутствие приносит другим удачу, но бедняжка страшно расплачивается за это. И Кошка решила на всякий случай не сводить с нее глаз.

    * * *

    Вечерами они с Нютой нередко сидели у костра и слушали разные байки. Один из местных очень проникся к Нюте и все старался их развеселить. С этой целью притащил как-то местного поэта, одетого в длинную рубаху чуть не до пола, опухшего с перепою, и велел:

    — Ну ты, чмо! Почитай дамочкам что-нибудь. Только приличное.

    Лысоватый поэт, до того боязливо косившийся на парня, увидев девушек, вдохновился:

    — Давайте я вам про окрестную природу почитаю?

    И, торжественно подняв руку, начал с пафосом декламировать:

    Мальчик на кладбище ночью гулял,

    Мальчика сзади прохожий догнал,

    Быстро сомкнулись на горле клыки,

    Долго рыдала мать от тоски.

    Море крови и куча костей.

    Не отпускайте ночами детей!

    — Че ты гонишь, мурло?! — возмутился Нютин поклонник. — Нашел, чем девочек развлекать! У тебя ж путные байки есть! Ну, вот эта: «Страдал Гаврила от мутаций»…

    — Да я не помню ее, — отнекивался поэт. — Но про Гаврилу у меня стихов много, я другой прочту:

    Гаврила выследил горгона,

    Загнал его в засаду он,

    Но прочь умчался тот горгон.

    Тут один из мужиков, сидевших у костра, — мускулистый, с обветренным лицом, в потрепанном камуфляже, — схватил поэта за шкирку и принялся трясти, приговаривая:

    — Да где ж ты видел бегающих горгонов, придурок?! Они не то что бегать — ползать не могут. Пургу гонит и не краснеет. Я тебя в следующий рейд на поверхность возьму, чтоб ты живьем увидел хоть одного — тогда, может, что-нибудь путное напишешь.

    В конце концов полузадушенного и помятого поэта у сталкера отобрали и выдали обоим по кружке браги — за моральный ущерб.

    — И так всегда! — горестно вздохнул поэт. — Темные люди, не понимают искусства.

    Но почему-то особенно заинтересовал Нюту рассказ одного паренька о таинственной женщине-убийце.

    — Говорят, она с Китай-города, из логова бандитского. Было у нее шесть пальцев на одной руке и уши волосатые — вроде как у зверя. Но до поры до времени была как все. И вдруг однажды ночью троих человек зарезала и сбежала. Охотились за ней, конечно, но она всем глаза отводила. Я так думаю — мало того, что мутантка, она, наверное, еще и ведьма. С нечистой силой знается, потому и удается ей морочить добрых людей, скрываться. Глазища у нее желтые, зрачки, как у черта, а на руках когти длинные, железные.

    Кошка вздрогнула. Вот, значит, как рассказывают теперь эту историю «добрые люди» вроде тех, что отрубили ей шестой палец. А она не может даже слова сказать в свою защиту.

    — Пойдем, тебе пора ложиться, — затормошила она Нюту.

    — Нет, я еще хочу послушать, — закапризничала та.

    — А еще умеет эта шалашовка глаза отводить и до поры до времени обычной теткой прикидываться. Ну, вот навроде тебя, — и парень ткнул в Кошку пальцем. — А прозвище ей… — тут рассказчик вскрикнул — Кошка будто случайно толкнула под локоть его соседа, и кипяток плеснул парню на ногу.

    — Ты что, ненормальная?! — заорал он и замахнулся на нее. Тут уж Нюта сама поспешила увести подругу поближе к палатке. Но слух у Кошки был отменный, и до нее долетало:

    — …оборотень и есть! Мать-то ее, вроде как, не человеком была. Дескать, какой-то сталкер нашел ее на поверхности, в каком-то подвале, в логове кошачьем. Кошки-то теперь тоже стали не такие, как раньше, прямо скажу, — страшные теперь стали кошки. Говорят, их раньше дрессировали на потеху, и такие они стали умные, только что говорить не умели. А так все понимали почище людей. После Катастрофы сбились они в стаю, и человеку в тех краях, где они орудовали, лучше было уже не появляться. Тот сталкер случайно наткнулся на логово кошачье и увидел в нем среди котят младенца. Сразу-то не заметил, что у младенца уши острые, мохнатые. Думал, обычный ребенок, и с собой забрал. А получилось — оборотень самый натуральный. Когда подросла она, кровь и дала о себе знать. Не каждая ведь баба на мокрое дело решится. Ее так просто и не убить, только если пулей заговоренной…

    Кошка кусала пальцы, чтобы не завыть от тоски. У людей словно талант такой — наступать на больное место, даже не подозревая об этом. Или они что-то чувствуют? А в том, что Петровна свою историю рассказала нарочно, у нее даже сомнений не было. Просто, чтоб Нюте жизнь раем не казалась. Мол, не воображай о себе: хоть ты и называешься героиней, а сама такая же, как мы, и так же будешь рожать, как все бабы. И еще неизвестно, как ты с этим обычным делом справишься и кого на свет произведешь.

    И почему только люди так любят передавать именно гадости. Вот про нее насочиняли невесть что — и убийца она, и когти железные, и с нечистой силой знается. А о том, что ей случалось несколько раз выручать из беды женщин и детей, ни слова еще никто не сказал. Да, большинство мужчин она теперь ненавидит — ну так есть, за что. Чаще всего встречались ей тупые, самовлюбленные, хамоватые представители этого племени. А те, что были получше, обычно не умели за себя постоять и быстро гибли. И до недавнего времени она не очень их жалела. Куда больше сочувствовала женщинам, испытав на своей шкуре, кажется, все мыслимые несчастья, которые выпадают обычно на долю далеко не всем из них и не всегда. Но кого ей действительно было безумно жаль, так это детей и животных. Мимо их страданий она не могла пройти равнодушно.

    — А вот что у нас однажды еще приключилось… — начала было Петровна, поглядывая в их сторону, но тут в туннеле раздались хлопки. Кошка не сразу поняла, что это.

    — Шухер! Ложись! — крикнул кто-то рядом. Кошка толкнула Нюту на пол и упала сама. Выстрелы послышались ближе — видимо, постовые открыли стрельбу в ответ. По станции с топотом неслись крепкие парни, на ходу готовя к бою оружие и громко ругаясь.

    Вскоре стрельба стихла. Кошка осторожно потрясла Нюту за плечо:

    — Ты как, в порядке?

    — Я домой хочу, — мрачно ответила та. Одна щека у нее была оцарапана, на лбу пятно от сажи. Самой Кошке жутко хотелось чаю, но в суматохе кто-то опрокинул котелок в костер.

    Неугомонная Петровна пошла выяснять, что случилось. Оказалось, что то были какие-то бандиты с Ленинского, которых гнали до самой Шаболовки, и только здесь удалось двоих завалить, а еще двоих, раненых, разоружить и взять в плен. Петровна охотно рассказывала всем эту новость и чувствовала себя в центре внимания. Нюта сидела, обхватив плечи руками, и вид у нее был несчастный.

    — Э-эх, девчонки, — снисходительно говорила Петровна, поглядывая на них, — ничего-то вы в жизни еще не видели! Мы, старшие, вам сто очков вперед дадим. Я тут давно живу, всякого насмотрелась. То, что щас на Ленинском, — это так, чепуха. Постреляют чуток, нескольких, может, порешат сгоряча, да и успокоятся. Вот раньше было не то. Старожилы до сих пор помнят Большой Беспредел. Вот были времена! Кровь рекой лилась, власть чуть не кажный день менялась. Бывало, спать ложишься и не знаешь, при какой власти наутро проснешься, да и проснешься ли вообще? И люди тогда были — не чета нынешним. Это сейчас уж все, что можно, поделили, всех перебили, да и успокоились малость. Но кое-кто из тех, прежних, до сих пор, говорят, по туннелям шляется. Говорили люди, что видел кто-то недавно Гастролера — значит, снова жди беды… Вам-то повезло еще — то ли дело нам в свое время довелось пережить! — старуху, похоже, заклинило. — Да что там власть! Станции, и то чуть ли не кажную неделю переименовывали. Нашу Шаболовку не стали трогать, правда, хотя Роджер хотел поначалу. Да испугался, что народ бунтовать начнет. Сам себя собачьей кличкой называть велел — ладно, а станцию трогать не моги, на святое не покушайся. Тот же Ленинский, к примеру, несколько раз переименовать хотели — в Живодерную слободу, как место здешнее встарь называлось, или, попросту, в Живодерку. А иные предлагали Кровянкой назвать, как речку, что под землей текет поблизости. Но потом все же старое название вернули — чтоб челноки не пугались через эти станции ходить. А то и грабить будет некого… Академическую тогда переименовали в Шарашку. И то верно, там если парочка академиков случайно где и затесалась, то к тридцать третьему году уж точно всех извели. А Профсоюзная стала зваться Разгуляй. А все равно половина по-старому называет — кому как удобно, тот так и зовет. Тем более, что бандиты своих авторитетов тоже академиками кличут. Ну, а Черемушки, вроде, как были, так и остались, уж и не упомню. Вы меня слушайте — я много повидала, много чего рассказать могу.

    — Да что ты видела, старуха? — не сдерживая раздражения, буркнула Кошка. — Небось, во время разборок бандитских забивалась в уголок, накрыв голову подолом? А случалось тебе видеть страшные сны? О том, как при каждом шаге кости хрустят под ногами, а впереди идет мертвый, и ты знаешь, что он пришел за тобой?

    — Увидеть во сне, как мертвый ходит или говорит, означает опасность, — с умным видом заявила старуха. — А если покойник идет впереди, значит, кто-то из вас не вернется назад.

    — Без тебя знаю! — буркнула Кошка и покосилась на сидевшую рядом Нюту, бледную, как покойница. Кошка, которая к бандитским разборкам привыкла с детства, стала уговаривать ее успокоиться и лечь спать. Не без труда, но ей все же удалось увести подругу в палатку. Хотя, похоже, та не верила, что все кончилось.

    А ночью Кошка проснулась, как от толчка, и поняла, что Нюты рядом нет.

    Глава 9 КУДА ЗАВЕДЕТ ПУТЬ ЭВОЛЮЦИИ?

    Кошка вышла на станцию. Вдруг ей подумалось: на самом деле Шаболовка вполне уютная, и ночью, когда почти все ее обитатели спят, ей здесь даже нравится. Округлым сводом и такими же округлыми высокими арками станция напоминала что-то знакомое, но давно забытое. Кошке казалось, что где-то на картине она уже видела такое длинное сводчатое помещение и людей в старинных одеждах, пировавших за длинным столом. А в конце станции мозаикой выложена картина — Кремль, и здесь можно звезды рассмотреть во всех подробностях, здесь они не опасные…

    Сейчас на станции было тихо. Из большинства палаток доносился храп. Впрочем, некоторые спали прямо на полу, подложив под себя какое-нибудь тряпье. В двух местах горели костры, несколько человек играли в карты у огня, но Нюты среди них не было. Кошка на всякий случай заглянула в лазарет. Пожилая медсестра, дремавшая на пустующей койке, при ее появлении, было, вскинулась:

    — Что, плохо тебе?

    Кошка покачала головой, приложила палец к губам и вышла обратно на станцию. Искать Нюту по палаткам смысла не было — друзей у Победительницы здесь не завелось.

    А вдруг она просто ушла? Вот так встала среди ночи и решила, что здесь ей надоело? И сейчас идет по шпалам в темноте домой? «С нее станется», — подумала Кошка. Правда, Роджер обещал не сегодня-завтра отправить их назад вместе и даже отрядить сопровождающих. Только почему-то все тянул с этим. А без его приказа со станции вряд ли выпустили бы даже Нюту. И все же расспросить часовых не помешало бы.

    Часовые, стоявшие у входа в туннель к Октябрьской, Нюту не видели. Кошка кинулась в другой конец станции. Плечистый стриженый парень в потрепанной кожанке и тренировочных штанах, с массивной цепью на шее и парой железных перстней на толстых пальцах, охранявший туннель к Ленинскому проспекту, нехотя сознался, что пропустил Победительницу — как она выразилась, «прогуляться в одиночку». Хотел было доложить коменданту, но тот спит, — чего его будить из-за такой ерунды? А на станции всякий знает, что девчонке лучше ни в чем не отказывать, даже если желания у нее будут на первый взгляд бредовыми. Не совсем же она дура, наверное, далеко не уйдет. Может, ей из бабьего любопытства посмотреть захотелось на то место, где пристрелили двоих сегодня вечером. Туда уж, почитай, половина баб со станции сбегать успела, некоторых хлебом не корми — дай поглядеть своими глазами на убитых, будто они покойников не видали никогда. Но трупы, кажется, уже унесли, да и опасности как будто нет — вряд ли кто сегодня еще с той стороны сунется. К тому же туда недавно группа патрульных ушла — не разминутся с Победительницей, приведут обратно. Только вот не понимает он этой бабской привычки во все нос совать…

    Кошка краем уха слушала его рассуждения, прикидывая, идти ли сразу или подождать возвращения патрульных? Но тут как раз они появились из туннеля. Нюта им по пути не попадалась. Мучимая недобрыми предчувствиями, Кошка кинулась на поиски.

    Через пару десятков шагов она чуть не наступила в лужу крови. Трупов, к счастью, действительно уже не было. Но зачем понесло сюда Нюту? В голове у нее помутилось, что ли?

    Кошка прошла уже метров триста, и ей все больше становилось не по себе. Тишина в туннеле стояла такая, что уши закладывало. И все же Кошка сумела расслышать тихий всхлип. Нюта скорчилась на полу и горько, безнадежно плакала.

    — Ну что ты! Пойдем обратно, — погладила ее по голове Кошка.

    — Я никуда не пойду, — услышала она в ответ. — Лучше мне умереть здесь!

    — Ну что ты мелешь?! Слушать противно! Что это ты расклеилась?

    — Какая тебе разница? Отстань от меня! Ты не поймешь.

    — Это почему же?

    — Ты сильная, здоровая и… одинокая. Тебе непонятен страх за того, кто должен появиться на свет. Сначала я думала, что погибну наверху или потеряю ребенка…

    — Да, но ведь все обошлось. Радоваться надо.

    — С чего ты взяла, что все обошлось? Все только начинается! Ты думаешь, моему малышу пошла на пользу вылазка на поверхность? И общение с мутантом? После всего, что я перенесла, у меня не может быть нормального ребенка. Представляешь, каково это — девять месяцев мучиться? Сначала ты ничего не можешь есть, потом живот будет мешать спать. Придется, точно инвалидке, остерегаться всего — тяжелое поднимать нельзя, быстро ходить и то нельзя — а вдруг упадешь, навредишь ребенку? А потом ребенок появится, и ты увидишь, что он — дебил? Или хуже того — чудовище? Да лучше мне умереть здесь — тогда близкие будут плакать только обо мне, и у них не будет нового горя.

    — Не знаю, будет ли идиотом ребенок, но начинаю думать, что ты — точно идиотка! — нарочно резко сказала Кошка, хотя сердце ее сжималось от жалости.

    — Конечно, где же тебе понять?

    И тут Кошка не выдержала и влепила Нюте пощечину. Та словно немного пришла в себя.

    — Ты что — сдурела? Чего дерешься?

    — Где же мне понять?! — злобно бормотала Кошка. — Откуда же мне знать?! А ну посмотри на меня!

    — Я ничего не вижу, — растерянно произнесла Нюта, даже забывшая на время о своих переживаниях.

    «Ах, да, — вспомнила Кошка, — она же не может видеть в темноте!» Включив фонарик и сунув Нюте в руку, она отвела волосы со щеки.

    — Смотри!

    — Мамочки, — протянула Нюта, глядя на обезображенное ухо.

    — И вот на это посмотри, — Кошка, с шипением сорвав черную перчатку, протянула ей руку, где был ясно виден шрам на месте отрубленного шестого пальца.

    — Так значит, ты… — пробормотала Нюта и замолчала. А Кошка задрала рубаху и показала жуткие шрамы на теле.

    — Конечно, мне трудно понять! — язвительно сказала она. — Но я знаю, что можно многое вынести и все равно остаться жить. Я вот выжила, хотя никому не была нужна. А тебя, я так понимаю, родные люди ждут. Поэтому советую тебе выкинуть чушь из головы и вернуться к ним. И принять все, что тебе судьба пошлет. В конце концов, неизвестно — может, твой ребенок, наоборот, будет самым умным и красивым во всем метро? В любом случае нечего нюни распускать и рыдать от жалости к себе заранее. Уж это младенцу точно не на пользу. Пойдем-ка обратно. Впрочем, теперь, когда ты знаешь, какая я, может, тебе неприятно со мной рядом находиться? Тогда я сзади пойду.

    Нюта, возмущенно фыркнув, вскочила и кинулась ей на шею:

    — Катенька, прости меня! Я ведь ничего не знала. Какая же я была глупая, самовлюбленная дура! Я больше не буду.

    Кошка слегка смягчилась.

    — Но что же мне теперь делать? — горестно спросила Нюта. — Я от этих мыслей изведусь вконец. Вот сейчас ты меня образумила — и мне кажется, все будет хорошо. А ночью, бывает, иногда лежу без сна — и такие ужасы мерещатся…

    — Терпеть и молиться, — твердо сказала Кошка. Она сама от себя не ожидала таких слов, но когда произнесла их, поняла, что это правда. От Нюты теперь мало что зависело. Но лучше, если она не впадет в уныние и не будет заранее думать о самом плохом. И Кошка уверенно повторила:

    — Молись, вот, хоть Алике-заступнице. Слышала про нее?

    — Слышала, конечно, — слабо улыбнулась Нюта. — Алика, спасая своего младенца, убежала в туннель на верную смерть. Теперь ее почитают как святую, но мне она не являлась ни разу. Хотя Крыся, — это моя лучшая подруга, которая теперь замужем за анархистом одним, — мне даже амулет подарила. — Нюта прикоснулась к мешочку, висевшему на шнурке у нее на шее.

    — Вот здесь, если верить торговцу с Гуляй-Поля, большой палец Алики-заступницы. Может, она и оберегает меня, но я ни разу не почувствовала этого. Хотя однажды такой странный приснился сон… но не всегда можно верить снам.

    Кошка колебалась — рассказать или нет? И наконец, решилась.

    — А вот я ее видела, — твердо сказала она. — Я сначала сама в нее не верила, но теперь точно знаю — она есть и помогает несчастным. Поэтому одно тебе скажу — молись!

    — А где? — оживилась Нюта.

    — В туннеле недалеко от Октябрьской, — туманно ответила Кошка, решив на всякий случай не рассказывать Нюте про историю с младенцем. Она, конечно, вроде бы неплохая, даже добрая, пожалуй, но ведь скоро они разойдутся и, возможно, больше никогда не встретятся. А Нюта без всякой задней мысли может случайно рассказать про нее, кому не надо.

    — И что она делала? Как ты поняла, что это она? — спрашивала тем временем Нюта.

    — Я не сразу догадалась. Сначала просто увидела — стоит женщина, красивая очень. Волосы у нее темные, на цыганку немного похожа. А мимо как раз какие-то отморозки шли, и святая сделала так, что они не заметили ни меня, ни ее. Я пыталась с ней заговорить, но она пропала.

    — Да, так про нее и рассказывают люди, — уверенно сказала Нюта. — Некоторым она является с ребенком на руках, а кому-то — одна. Всегда приходит в трудную минуту и всегда молчит.

    — Значит, веришь в нее?

    — Как же не верить, если она из наших краев. Говорили, что чуть ли не на Полежаевской вся эта история случилась — еще до того, как всю станцию вырезали.

    — Вот и молись, — велела Кошка, — а о плохом заранее не думай.

    «Если даже это не подействует, то хоть отвлечет на время бедняжку от тяжелых мыслей, — подумала она про себя. — И уж по мне, верить в Алику-заступницу не глупее, чем в Невидимых наблюдателей. Она женщинам как-то ближе и понятнее — это раз. А два — как ни крути, Невидимых наблюдателей потому и прозвали так, что их никто никогда не видел. И есть ли они вообще — это на самом деле никому не известно».

    — Холодно здесь, — поежилась Нюта.

    — Пойдем лучше обратно, — решила Кошка. — Чего-то не хочется мне тут оставаться.

    Они шли на станцию, держась за руки. Нюта всхлипывала.

    — Знаешь, — вдруг сказала она, — Роджер, наверное, скоро отправит нас по домам, как обещал. Я вернусь на Улицу Тысяча девятьсот пятого года, а ты куда пойдешь?

    Кошка не знала, что ответить.

    — Нет, если это секрет, то не говори, — торопливо пробормотала Нюта, превратно истолковав ее молчание. — Просто я хотела тебе сказать — если когда-нибудь тебе понадобится убежище, приходи ко мне — и я помогу. На этой станции меня знают и уважают, если я за тебя попрошу, тебя тоже примут, как родную.

    Это было новое ощущение для Кошки. Ей такого никто еще не говорил, и это было приятно.

    — Спасибо, — искренне ответила она, — я буду помнить твои слова. И грустно продолжала — уже про себя:

    «Но предложением твоим вряд ли воспользуюсь, потому что не хочу навлекать всяческие беды и на тебя тоже. Ты не знаешь, кого приглашаешь в гости — убийцу, преступницу, которую ищут бандиты. И может, вот-вот найдут. Кровавый след тянется за мной, смерть играет со мной в догонялки, я не хочу приводить ее к тебе. Пусть лучше мое проклятие сгинет вместе со мной…».

    Нюта замолчала, а Кошка вдруг подумала: вполне возможно, она сейчас вспоминает историю, рассказанную тем пареньком у костра. И может, вот-вот догадается, у кого на груди только что плакала. Какими глазами будет Нюта смотреть на нее тогда? «Ничего, — подумала Кошка, скрипнув зубами. — Я многое уже вынесла — выдержу и это».

    * * *

    Когда они вернулись на станцию, их уже встречал Роджер. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что произошло, но внешне начстанции прямо-таки лучился радушием:

    — Не годится, девочки, гулять ночами в наших тоннелях. Вернулись — и ладно, а в другой раз я вам провожатого дам. Да, я вижу, вы уже в себя пришли? Домой, поди, захотелось? Это мы тоже скоро устроим.

    Поймав взгляд Кошки, он сочувственно ухмыльнулся и покрутил пальцем у виска, незаметно кивнув на Нюту. Видно было — Роджер считает, что у девушка поехала крыша, но относится к этому с пониманием.

    Кошка убедила Нюту лечь спать и посидела с ней, пока та не заснула. Ее уже все это начинало утомлять. Самой ей теперь ночами почти не хотелось спать — ведь именно по ночам сталкеры обычно ходят на поверхность, вот организм и перестраивается.

    Тихонько выбравшись из палатки, она вышла на станцию. Прислушиваясь к разговорам тех немногих, кто еще не спал, незаметно дошла до подсобного помещения, где обитал Роджер. Она решила, не откладывая, поговорить с ним о будущем. Почему он оттягивает их отправку домой? И она, и Нюта уже нормально себя чувствуют.

    У входа стоял часовой. Он покосился на нее, но ничего не сказал, поэтому Кошка заглянула внутрь. Она уже как-то заходила сюда, и в первый раз обстановка ее поразила. На стене висел подклеенный плакат, изображавший старинный корабль с полуголой девушкой на борту. Стену напротив украшала черная тряпка, на которой был изображен белый череп, а под ним — две скрещенные кости. Кошке показалась, что на какой-то другой станции ей уже попадались похожие изображения — то ли у анархистов, то ли у фашистов. Еще к стене было прикреплено деревянное колесо. Сам Роджер сидел за грубо сколоченным столом на деревянной лавке и что-то бормотал себе под нос. Полосатая майка выбилась из штанов, в воздухе висел запах перегара. Но когда он зорко посмотрел на нее, Кошка поняла, что начстанции не так уж и пьян.

    — Что, не спится? — спросил он. — Как здоровье?

    — Я об этом и хотела поговорить. Я уже поправилась, мне уходить надо.

    Кошка уже не первый раз заводила этот разговор, но Роджер обычно отмахивался, ссылался на занятость или говорил, что рано ей еще об уходе думать — не окрепла, мол. Но теперь, хоть он и был слегка навеселе, уходить от разговора не стал.

    — Ты вот думаешь только о себе, — упрекнул он, — а у меня обо всех должна голова болеть. Ты-то, может, и поправилась, а подруга твоя совсем плоха. Глаза у нее какие-то… невменяемые.

    «Ну и гад! — подумала Кошка. — Нечего было беременную девчонку наверх посылать! Чего ж теперь удивляться, что она не в себе?» Но ссориться сейчас с Роджером в ее планы не входило, и она довольно мирно сказала:

    — Ну при чем тут она? Она пусть остается, а я пойду. Могу даже без провожатых.

    — А вот этого не надо, — озлился Роджер. — Нечего тут, понимаешь, самодеятельность разводить! Все будет, и провожатые будут, дай срок. Мне сперва кое в чем разобраться надо. Часовые говорят, что с недавнего времени в туннеле на Октябрьскую какая-то ерунда творится. Как бы не завелся там зверек какой недобрый. Надо это все сначала проверить. Да и у тебя вон рука не зажила еще.

    Кошка тоже разозлилась и, размотав повязку, демонстративно согнула и разогнула руку, показывая, что это не рана, а так — ерунда.

    — Ну-ну! — хмыкнул Роджер. — А вот это поднять сможешь?

    Кошка посмотрела на предмет, лежавший возле Роджера под столом, и едва не вскрикнула. Это была окаменевшая раковина, закрученная в спираль, очень похожая на ту, которую прихватил с собой Сергей. Только эта была черного цвета и огромная, величиной с большую тарелку.

    — Откуда это? — спросила она пересохшими губами.

    — Нравится? — фыркнул Роджер. — Это я на Шарашке сторговал. Кучу патронов отвалил за диковину.

    В другое время Кошка бы подумала, что людям жрать нечего, а придурошный начальник вместо того, чтобы народ накормить, балуется всякими редкостями. Но теперь ее в первую очередь интересовало другое.

    — А у них откуда? У них есть еще такие?

    — Из музея, — сказал Роджер. — Есть у них там неподалеку музей… забыл, какой. Революции, что ли? Нет, не революции, но похоже как-то называется.

    — Эволюции, — неожиданно для себя вдруг сказала Кошка.

    — Во, точно, э-во-люции! — восхитился Роджер. — Какие ты слова-то знаешь! Они говорят, что в музее таких ракушек еще полным-полно. Но добираться туда опасно. А еще ходят слухи, что там люди бывают непростые. Про Изумрудный Город слыхала? Вот оттуда, говорят, гости приходят в музей. Хотя, может, врут сталкеры, чтоб цену набить — с них станется… — И увидев, как у Кошки загорелись глаза, добавил:

    — А чего б тебе не пройтись туда? Ты ж вон от безделья киснешь, я вижу. Диковинок себе надыбаешь. А я тебе маляву к пахану тамошнему дам — надо мне с ним перетереть кое-чего. Отнесешь — сотню «маслят» заплачу. Ну что, пойдешь?

    — Пойду, — решительно сказала Кошка. Дело было, конечно, не в обитателях Изумрудного Города, в которых она толком и не верила, и даже не в патронах. Просто она вспомнила рассказы Сергея. Кошка даже половины не понимала из того, что он ей тогда наговорил, хотя почти все слова его помнила. «Мы должны пройти путем эволюции», — так, кажется, он сказал. Наверное, там, в музее, разобраться в этом будет проще. Несмотря ни на что у нее в душе теплилась, слабая надежда, что ученый остался жив. Все-таки она ведь не видела мертвым ни его, ни Рохлю. Вот будет здорово, если она что-нибудь прихватит из этого музея на память для Сергея! Он ведь так радовался тому камешку, закрученному в спираль — как маленький. И еще ей казалось, что если она упомянет при нем, что рисковала жизнью, чтобы побывать в музее, то сразу вырастет в его глазах. Кошка улыбнулась было, но тут же нахмурилась. Скорее всего, его в живых уже нет. Но тогда, может, она хоть сумеет понять, о чем все-таки он говорил тогда? Что это за путь эволюции, как по нему идти и куда он заведет?

    Правда, для того, чтобы добраться до Академической, ей придется миновать Ленинский проспект. А ведь бегство оттуда в компании несчастного Егора Кораблева началось с того, что она увидела на станции знакомого с Китай-города. Впрочем, скорее всего, он ее не успел заметить. К тому же с тех пор прошло уже несколько дней, и не факт, что он там ее караулит до сих пор.

    Роджер внимательно следил за ней.

    — Вот и ладушки, — сказал он. — Сейчас я тебе маляву дам.

    Он, отвернувшись, что-то быстро начертил на клочке бумаги, затем тщательно свернул в несколько раз и засунул в пустую гильзу, а сверху капнул немного воска, отщипнув от укрепленной на колонне свечки, и пришлепнул своим перстнем.

    — Дела у нас с ним секретные, так что не вздумай свой нос совать. Откроешь — тебе же хуже будет.

    — Да на что мне твои секреты сдались? — протянула она.

    Кошке уже не терпелось отправиться в путь. Правда, она тут же с раскаянием вспомнила про маленького Павлика, дожидавшегося ее на Октябрьской. Наверняка с тех пор прошло уже много времени. Как поступит Регина? Вдруг подумает, что Кошка не вернется, что погибла, и отдаст кому-нибудь ребенка? Конечно, Кошка предупреждала ее, что может задержаться, но лучше было не испытывать судьбу. «А с другой стороны, что я могу сделать, если Роджер почему-то меня пока не отпускает? — тут же постаралась найти себе оправдание она. — К тому же еще день-два наверняка погоды не сделают…»

    — А когда я вернусь с Академической, смогу уйти на Октябрьскую? — на всякий случай уточнила она.

    — Конечно, сможешь, — заверил ее Роджер. — Как только вернешься, пойдешь — я уже тут все улажу.

    Кошка вышла и не слышала, как он бормотал ей вслед:

    — Сможешь, сможешь. Если, конечно, вернешься. Грехи наши тяжкие, доходы наши скудные, а туннели наши длинные и темные…

    * * *

    Собралась Кошка быстро, только попросила одну из женщин приглядеть за Нютой, пока она будет отсутствовать. Сунула в рюкзак химзу и противогаз, немного еды на всякий случай. Роджер дал ей пока рожок патронов в задаток, а окончательно расплатиться обещал, когда она вернется.

    Когда она немного отошла от станции, ее стало разбирать любопытство. Она достала гильзу, посмотрела на воск — с одной стороны он наполовину отклеился. Кошка осторожно подцепила другую половину кончиком ножа и вытащила свернутую в трубочку бумажку. Развернула.

    На бумажке был нарисован череп, а под ним скрещенные кости. И все.

    Кошка снова скрутила бумажку, опять затолкала в гильзу, залепила сверху воском, и пошла дальше, недоумевая. Возможно, руководители станций пользовались каким-то особым шифром для общения, но в таком случае к чему такая секретность? Что изменилось от того, что она увидела послание? Она ведь все равно не понимает, что означает этот рисунок для адресата. То есть, что означают обычно череп и кости, конечно, ясно, но что конкретно имел в виду Роджер, посылая этот рисунок начальнику Академической — абсолютно непонятно.

    Кошка задумчиво брела по туннелю, машинально прислушиваясь к непонятным шорохам и звукам. И вдруг впереди послышался лязг. Первое, что пришло почему-то на ум — прикованный цепями скелет. Знакомые сталкеры однажды рассказывали ей о такой находке в подземелье. В следующий момент она вспомнила про Даньку Ключника и застыла, прислушиваясь. Неужели это не досужие байки?

    Но вдруг впереди забрезжил слабый свет.

    Кошка немного успокоилась — вряд ли призрак станет расхаживать по туннелям с фонарем. Она прижалась к стене и стала ждать.

    Вскоре показался пожилой человек с фонарем, сжимавший в другой руке ружье. Он словно вовсе не удивился, увидев ее.

    — Как же людно стало в метро, — произнес он. — Уходишь в туннель искать уединения — обязательно на кого-нибудь наткнешься. Не бойся, дитя, я не причиню тебе вреда.

    Кошка обиделась:

    — Я не кто-нибудь, — сказала она.

    — И кто же ты? — иронически спросил человек.

    Она хотела ответить и вдруг задумалась. А в самом деле, кто она? Беглая убийца? Сталкер? Победительница мутанта?

    — Вот видишь, — сказал человек, — ты даже не можешь определить — кто ты, зачем, откуда? У тебя проблемы с самоидентификацией. Спрячь коготки, не выпускай без надобности.

    Кошка догадывалась, что он опять сказал что-то обидное, но его слова про коготки насторожили. Человек словно хотел дать понять, что знает про нее больше, чем она думает. И она решила на всякий случай с ним не ссориться. К тому же у нее появилась мысль — если он, судя по разговору, человек ученый, то, может, посоветует ей что-нибудь?

    — Кто я — это не так важно, — сказала она. — А вот куда и зачем — скажу. На Академическую мне надо. Я хочу пойти в тамошний музей имени не помню кого, чтобы взять там ракушек для одного знакомого.

    Про возможных посланцев из Изумрудного Города она, наученная горьким опытом, умолчала, чтоб снова за дуру не приняли.

    — Каких ракушек? — все больше удивляясь, спросил человек.

    — Я лучше нарисую, — пробормотала она. И, подобрав камешек, нацарапала на стене черту, заворачивающуюся кругами.

    — Спираль, — задумчиво произнес человек. — Символ, известный с древнейших времен…

    — Мой друг говорил, что она означает путь эволюции, — с трудом подбирая слова, объяснила Кошка.

    — Спираль — символ жизни и смерти. Означает развитие и остановку, начало и конец, взаимосвязь противоположностей. Напоминает о лабиринте и об урагане. В некоторых культурах — символ мудрости, в некоторых — пламени и огня. Но что тебе известно об эволюции, дитя? Все уже когда-то было, и ничего нового под луной нет. Вспомнить хотя бы старые предания. «Энума Элиш», например. Казалось бы, сколько лет прошло, а как современно звучит!

    — Какая Энума Элиш? — спросила Кошка. Человек не объяснял загадки, а громоздил новые.

    — Шумерский эпос. В переводе означает «Когда наверху». Объясняет тайны мироздания так, как их понимали древние.

    И он звучным голосом продекламировал несколько строчек, завороживших Кошку своеобразным ритмом. Она мало что поняла из этого, но ей понравилось.

    — Кто ты? — спросила она. — Может, проводишь меня?

    — Нет, дитя, сейчас мне не до этого. Но ты можешь не опасаться — до Академической, по крайней мере, ты в эту ночь дойдешь благополучно. А у меня свои заботы. Мне нужно прислушаться к голосам мертвых. Этой ночью они неспокойны, словно хотят предупредить о беде. В метро постоянно что-то меняется. Я вижу, ты понимаешь меня — ты тоже из тех, кто может слышать мертвых.

    — Да, это так, — вздрогнув, сказала Кошка. «А иногда и видеть», — подумала она. Ей отчетливо представилось Лехино лицо.

    — Что ж, счастливого пути тебе, дитя. Остерегайся чужого коварства и неизвестных растений. А когда встретишь своего знакомого, ради которого ты пустилась в этот поход, передавай ему привет.

    — От кого? — спросила Кошка. Но человек уже исчез — словно испарился. Она прибавила шагу и через некоторое время поняла, что находится уже на подходах к Ленинскому проспекту.

    Теперь на станции царило спокойствие. Здесь тоже почти все спали, и не верилось, что еще несколько дней назад тут бушевали страсти и озлобленные люди искали, на ком бы сорвать свой гнев. Связано ли это было с тем, что монстра на Шаболовке уже не было, или просто люди устали бунтовать, Кошка не знала. Она очень боялась встретить знакомых, но к счастью, этого не произошло. Часовые с обоих постов, которым она предъявила сталкерские «корочки», пропустили ее беспрепятственно, и вскоре Кошка уже шагала по туннелю в сторону Академической.

    Она вспомнила о странной станции рядом с Ленинским проспектом, где стояли гробы, и подумала: «Интересно, положили кого-нибудь в тот ящик, что приготовили для Егора, или просто со временем напишут на нем новое имя — какого-нибудь другого покойного вождя?»

    В туннеле царила тишина. Одиночество, тьма и тишина — прежде Кошку это только обрадовало бы. Но теперь в ушах снова зазвенел неотвязный шепот, в котором она вскоре начала различать слова:

    Я иду к тебе, я близко,

    Убегай скорее, киска.

    Догоню — тебе и крышка,

    Поиграем в кошки-мышки.

    Ей казалось, что голос ей знаком. При этом он был каким-то бестелесным и звучал, словно бы прямо у нее в голове. А может, она все напридумывала? Может, это просто у нее в ушах звенит от тишины? Как бы там ни было, она была рада, когда, наконец, увидела впереди свет.

    * * *

    Кошка снова убедилась — чем дальше от центра, тем проще и просторнее станции, тем меньше на них всяких вычурных наворотов, словно строители экономили время и силы. Станция Академическая в этом смысле не стала исключением. Квадратные высокие колонны, стоявшие далеко друг от друга, были облицованы светлым мрамором, и вся станция тоже была выдержана в серо-белых тонах. А вот публика тут была самая пестрая, и чем-то напомнила ей жителей Китай-города. Попадались и крепкие ребята в спортивных костюмах, и тощие юркие личности в пиджаках, брюках со складками, кепках и даже шляпах. Жилища у всех тоже были устроены по-разному — кто обитал в палатке, кто соорудил домик из пластиковых панелей, а один чудик жил даже в огромной картонной коробке.

    Кошка первым делом решила передать местному начальнику послание Роджера. На вопрос, кто у них главный, ее проводили к человеку по кличке Череп с серым, непроницаемым лицом, обтянутым сухой кожей. Тот как раз играл у костра в карты с двумя головорезами. Один из них, очень бледный, с рыжеватыми волосами, одетый в ярко-зеленый спортивный костюм, с массивной железной цепью на шее и серьгой в ухе, недобрым взглядом уставился на Кошку. Другой, здоровый бугай в черной борцовке и тренировочных штанах, весь покрытый татуировками, только глянул на нее мельком и снова перевел взгляд на карты в руке. «Дурь какую-нибудь принимает», — подумала Кошка. Начальник тут же, при ней, взглянул на клочок бумаги, затем кинул его в костер и подозрительно глянул на нее:

    — Не вскрывала?

    Кошка с самым честным видом отрицательно покачала головой.

    — Ну, то-то же, — сказал начальник, задумчиво и с сожалением, как ей показалось, глядя на нее.

    — Ты откуда, красавица? — насмешливо пропел рыжий. — Посиди с нами.

    — Закройся, Охряный! — буркнул Череп и спросил: — Надолго к нам?

    — Я хочу сходить в музей, — сказала Кошка. — Тот, где про эволюцию.

    — В му-у-зей! Образованная какая, гагара. Где уж нам, дуракам! — насмешливо пропел рыжий.

    Череп, как ей показалось, еле удержался от того, чтобы покрутить пальцем у виска.

    — Вот как? — протянул он задумчиво. — Это правильно. Тогда и я тебя кое о чем попрошу. Там на верхнем этаже кусты всякие растут. У одного ствол такой толстый, шипастый. Называется «молочай». Там даже табличка есть возле него.

    — Молочай, — повторила Кошка, чтобы лучше запомнить. Сидевший возле начальника головорез гулко захохотал, словно услышал что-то очень забавное, но под взглядом Черепа быстро умолк.

    — Да не парься, я тебе на бумажке напишу, — сказал Череп. — Так вот, ты отломи кусок — сколько сможешь унести. А я тебе лавэ отсыплю за это.

    — Сколько? — с любопытством спросила Кошка. Патроны ей были нужны.

    — Ты глянь, деловая ты какая! Не дрейфь, не обижу. Смотря, сколько принесешь.

    Кошка не знала, сколько надо брать за молочай, но в любом случае, хоть что-нибудь заработать не мешало. Череп говорил так, словно услуга была пустяковой. Словно местные сталкеры только и делали, что носили этот самый молочай на станцию мешками. И она согласилась.

    — А зачем он нужен? — спросила она. Головорез опять хмыкнул. Открыл рот, словно собираясь что-то сказать.

    — Спокойно, Расписной, — процедил Череп негромко, и тот тут же закрыл рот, так и не успев издать ни звука.

    — Я тебе потом расскажу, зачем он нужен, — пообещал Череп Кошке. — Когда вернешься. И расскажу, и покажу, и попробовать дам. И с собой сможешь взять кусок.

    — Ладно, — согласилась Кошка. — Объясни хоть, как добираться.

    — Да очень просто. У тебя карта есть? Ага, круто. Значит, смотри. Выходишь из метро, рядом перекресток. Тебе налево и вот по этой улице все прямо — а там увидишь. Здание приметное — не перепутаешь. Высокое такое и с башенкой на крыше. Там много интересного можно увидеть… в музее. Особенно ночью.

    И Череп как-то нехорошо улыбнулся.

    Глава 10 НОЧЬ В МУЗЕЕ

    Гермоворота открылись, выпуская Кошку в ночь. Прямо перед ней был перекресток. Она свернула, как ее учили, на улицу, уходящую влево.

    Вокруг было тихо. По правую руку от нее простирались густые заросли; толстые голые черные деревья, похожие на скелеты, переплетались ветвями. По левую руку стояли невысокие обшарпанные домики в три-четыре этажа. Кое-где на них сохранились балконы. Кошке понравились эти небольшие домики, она даже подумала, что на такой улице было бы неплохо жить. И еще у нее возникло ощущение, что такой линялый вид они имели еще до Катастрофы.

    В зарослях, что тянулись справа, Кошка увидела обломки скамейки и догадалась, что здесь, наверное, когда-то были в два ряда посажены вдоль улицы деревья, а после Катастрофы они вот так разрослись. Она вспомнила обитателей Академической и попыталась представить себе их прежнюю жизнь наверху. Ей подумалось, что в их жизни не так уж многое и изменилось — раньше они, наверное, шлепали картами, прихлебывая брагу, на лавочках среди деревьев, а теперь занимаются тем же самым в подземке, на станции.

    Налетел порыв ветра, толкнул в грудь, словно кому-то не хотелось, чтобы она продолжала путь. Деревья на бульваре заскрипели, застонали на разные голоса. Кошка почувствовала, что мерзнет, и прибавила шагу. Долго ли ей еще идти?

    Она посмотрела вперед и вздрогнула. Показалось ей, или там, вдали, в просвете облаков, мелькнул на миг призрак той самой башни, к которой она так долго и так безуспешно пыталась довести хоть кого-нибудь, которую до сих пор видела лишь на старых фотографиях?

    Изумрудный Город? Так он и вправду существует?

    Но когда Кошка прошла еще несколько шагов и снова посмотрела вдаль, то уже ничего там не увидела. То ли деревья заслонили загадочный дворец, то ли башня ей лишь померещилась. Слева за домиками послышался тоскливый вой. Кошка напряглась, но неведомый зверь, судя по всему, не охотился, а лишь хотел пожаловаться на судьбу, излить таким образом свою тоску. Выведя особенно затейливую руладу, он на некоторое время умолк, словно дожидаясь аплодисментов. А потом, не дождавшись, шумно и обиженно зевнул так, словно ему все вдруг надоело, и замолчал уже окончательно.

    На другой стороне улицы, за деревьями, виднелось высокое здание с надписью на крыше. Но многих букв не хватало, и Кошка так и не разобрала, что там было написано. Она прошла еще немного — впереди, как ее и предупреждали, выделялось светлым пятном здание с башенкой наверху. Видимо, когда-то оно было бело-розовым и очень красивым. Цвет и теперь еще кое-где сохранился, хотя стены во многих местах были грязными. Подозрительные серые разводы наводили на мысль, что в таких местах любят гнездиться вичухи.

    Здание было обнесено железной оградой, и Кошка осторожно шла вдоль него, заглядывая сквозь прутья и пытаясь угадать, есть там опасность или нет. И вдруг она увидела на стене выложенное металлом изображение такой же спирали, какую показывал ей ученый. Сразу потеплело на душе — значит, она попала именно туда, куда надо. И Кошка тихонько скользнула в открытые ворота, обвитые побегами дикого вьюнка. На некоторых даже сохранились сухие листья.

    Здание располагалось буквой «П». В левом крыле над разбитой дверью виднелась надпись «Кассы». Кошка решила, что ей туда ни к чему, и пошла к центральному входу. Сзади монотонно кричала ночная птица.

    Вот и дверь. Кажется, справа от входа что-то шевельнулось? Или ей показалось?

    Войдя, Кошка оказалась в небольшом помещении. Справа она увидела разбитую витрину киоска, где валялись выцветшие книжки, слева — уходящую вниз лестницу. Она заколебалась, но потом увидела стрелку «Начало осмотра» и осторожно пошла по ступенькам вниз.

    * * *

    Чудеса начались практически сразу. Прямо под лестницей стояла белая статуя животного, которое раньше ей случалось видеть лишь на картинках. Кошка знала, что на таких созданиях люди когда-то ездили верхом. Потом ее внимание привлекла застекленная витрина, за которой находились стул и стол, очень древние с виду. Под стулом она увидела пару огромных калош, со спинки свисал халат, а сбоку стояла кривая палка. На столе лежала стопка книг и стоял непонятный прибор. Выглядело все так, словно хозяин халата и калош на минутку отлучился, и Кошке стало не по себе. Вдруг здесь живет дух хранителя музея? Лучше было задобрить его, но, как назло, в кармане обнаружилась лишь пустая гильза. Все же это было лучше, чем ничего, и Кошка, почтительно склонившись, положила свое подношение на пол возле застекленной комнатки, надеясь, что ее добрые намерения оценят, и здешние духи-хранители будут к ней милосердны. Решив не поддаваться страху, она поднялась обратно по лестнице и, побродив по небольшому залу, обнаружила пару закутков с запертыми дверями и еще одну лестницу, ведущую вверх. Побрела по ней и попала в зал с застекленными витринами. Некоторые стекла были разбиты. Кошка подивилась на стоящее в одной из них массивное животное с огромными ушами и шлангом вместо носа. Она не испугалась — со слов Сергея она примерно представляла, что такое музей, к тому же в шкуре животного кое-где зияли рваные дыры. Понятно, что живым оно быть никак не могло. В другое время она бы долго глазела на такую диковину, но взгляд ее уже уперся в витрину, где лежали спиральные ракушки — самых разных размеров и форм. И Кошка, торопясь, принялась набивать ими рюкзак. Мельком оглянувшись, заметила в углу громадного зверя, вставшего на дыбы. Зашипела и заворчала на всякий случай, но зверь не отреагировал никак, и Кошка поняла, что это тоже чучело. Успокоившись, она прошла чуть дальше, и в следующей витрине увидела целую компанию: небольшое животное с крутыми рогами, птица с гребешком и ярким оперением — особенно хорош был хвост.

    Рядом, согнувшись, стояло существо, напоминающее человека, только небольшое и сплошь заросшее шерстью, а возле него сидела самая обычная крыса, каких и в метро было полно. Но внимание Кошки привлек стоящий возле них скелет. Когда-то он явно принадлежал человеку, но она удивилась не этому — что она, скелетов не видела? В руке скелет почему-то держал яблоко, с виду красивое и румяное. Кошке случалось находить кое-где на поверхности дикорастущие яблони, и она знала, что такое яблоки, но что все это значило, она не понимала. В итоге она решила, что у живущих до Катастрофы, наверное, было очень своеобразное чувство юмора, а яблоко явно было искусственное, иначе сгнило бы давно.

    Этажом выше ее внимание привлекли толстозадые птицы с длинными шеями и мускулистыми ногами, куда выше человеческого роста. А крыльев у них как будто и вовсе не было. «Наверное, это очень древние птицы, — подумала она, — сейчас на поверхности ничего подобного не увидишь. У вичух, например, огромные крылья, они отлично летают. А такая птица явно могла только бегать. Потому, видно, они и перевелись. Хотя, может, это предки шилоклювов?»

    Еще ей очень понравился небольшой зверь с толстым хвостом, весь покрытый чешуйками и оттого похожий на шишку. А в одной из витрин лежал огромный череп, поразивший ее своими размерами. Она из любопытства прочла табличку — череп принадлежал зверю по имени бегемот. «Ничего себе животные водились наверху раньше! — подумала Кошка. — Пострашнее иных мутантов».

    Лестница шла вверх, как будто бы тоже по спирали. На стенах висели картины, напоминавшие о прежней жизни. Вот среди деревьев с желтыми листьями — веселые беззаботные люди в разноцветных куртках. Картины словно рассказывали Кошке о прошлом, когда люди могли существовать на поверхности, не думая о подстерегающей на каждом шагу опасности. Или делая вид, что не думают. Кто-то думал, наверное, готовился, раз в итоге все кончилось Катастрофой…

    Поднявшись еще на этаж, Кошка увидела двух жуткого вида чудовищ. На подставке у одного из них было написано «Игуандон», а у другого, вообще невообразимо страхолюдного, словно бы с топорщащимся жестким воротником вокруг мускулистой шеи, — «Маруся». Это еще больше укрепило убеждение Кошки в том, что ученые были людьми своеобразными. Как можно было этакую жуть назвать таким нежным именем, она не понимала. Монстр по имени Маруся немного напоминал чудовищных гигантских созданий, которые жили теперь на поверхности, охотились по ночам и передвигались огромными прыжками.

    Чучела птиц Кошку не очень впечатлили. Вот разве что понравились черно-белые забавные существа с толстыми тельцами. Недоразвитыми крыльями, как руками, они словно указывали друг на друга. Кошке подумалось, что эти птицы, наверное, при жизни были очень общительными и дружелюбными, поэтому в том, что теперь они стоят здесь в витрине, мертвые и выпотрошенные, было что-то неестественное. Да, когда-то на них глазели посетители музея, а теперь и посмотреть-то некому. Скоро они совсем обветшают, и все здесь рассыплется в прах…

    Но куда больше Кошку поразила сценка в одной из витрин, изображавшая охоту. Пятнистого тонконогого зверя с красивыми рогами хватал снизу за горло другой, свирепый, покрытый серым мехом. Кошка расстроилась: и здесь вечная война, сильные побеждают, а красивые, но слабые гибнут. Неужели есть только два пути? Либо ты сильнее и убиваешь более слабых, либо становишься жертвой сам? Неужели надо непременно быть либо охотником, либо добычей? А если ей уже не хочется ставить ногу на грудь поверженному врагу, торжествуя победу? Не хочется увидеть, какого цвета у него кровь? Маленькое, слабое существо, с которым она так недолго нянчилась, успело изменить ее мысли. Вновь захотелось поскорее вернуться на Октябрьскую, забрать Павлика у непутевой Регины и скрыться с ним куда-нибудь, где никто их не найдет. «Надо спешить», — напомнила она себе.

    На последнем этаже буйно разрослись растения, оплетая все стены. Кошка осторожно пробиралась между ними, отодвигая лианы и зорко следя — нет ли среди них опасных? Хотя некоторые растения были ей и вовсе незнакомы. Подняв голову, она поняла, что находится как раз в той самой башенке, которую заприметила снизу еще на подходе к музею. Застекленные когда-то двери выходили на балконы; теперь половина стекол была выбита, и в зале гулял холодный ветер. Зато сверху открывался вид на мертвый город. Кошке захотелось посмотреть, не видны ли отсюда башни Изумрудного Города, и она осторожно шагнула на ближайший балкон, вцепившись в железные перила.

    Город лежал под ней. Кое-где еще прослеживались улицы, а местами виднелись лишь огромные котлованы и груды кирпичей. Далеко-далеко мерцал огонек, но Кошка даже представить себе не могла, кому пришло в голову развести огонь в ночи. Возможно, то было дело рук выродков, а может — сигнальный огонь для группы сталкеров. Озираясь по сторонам, она вдруг увидела на одной из отдаленных улиц медленно перемещавшиеся огни. Кошка не слишком удивилась — сталкеры иногда приводили в порядок найденную на поверхности технику и передвигались по городу на колесах. Некоторые группы, по слухам, располагали собственным автопарком, размещавшимся в каком-нибудь уцелевшем подземном гараже и использовавшимся по мере надобности. Иногда из-за этого возникали конфликты — когда кто-либо, наткнувшись случайно на такую «стоянку», решал попользоваться чужой техникой без спроса. Хотя, казалось бы, ржавеющих на поверхности автомобилей должно было всем хватить в избытке.

    В паре кварталов от музея на огромной куче земли собралось несколько волколаков. Кошка не беспокоилась — они были слишком далеко. Звери уселись в кружок, словно решив посовещаться между собой. Из-за облаков появилась луна, и один из мутантов, самый крупный, поднял морду вверх и завыл. Остальные нестройно подхватили. Кошка видела, как внизу зашныряли мелкие тени — небольшие животные в панике прятались, заслышав голоса хищников. Тут с той стороны, где, по ее расчетам, должен был находиться Изумрудный Город, раздались негромкие хлопки — Кошка поняла, что это выстрелы. Что-то бухнуло громче — возможно, граната. Волколаки тут же замолчали. Кошке очень хотелось увидеть, где стреляют, но для этого надо было выйти на противоположный балкон. Когда она оглянулась на кучу земли, то волколаков там уже не обнаружила. Зато у нее вдруг закружилась голова, она покрепче вцепилась в перила и подождала, пока страх высоты пройдет. Потом, медленно пятясь, вошла обратно в комнату с растениями. Хотела пройти на другой балкон, но перед глазами вдруг увидела угрожающе покачивавшийся плод, очень похожий на бешеный патиссон, и решила не рисковать. «Все равно я бы ничего не увидела», — утешала она себя. Ей, конечно, хотелось бы узнать, что там произошло — столкнулись ли две враждебные группировки, или просто сталкеры отстреливалась от мутантов? Но сейчас хватало собственных дел.

    Вдоль стены раскинуло ветви красивое дерево с красно-желтыми листьями, но что-то подсказывало Кошке — оно ядовито. Рядом валялось несколько птичьих трупиков. Впрочем, эти птицы тоже могли оказаться здешними чучелами, сделанными давно, но выглядели они так, словно погибли неделю назад, не больше. Кошку поразил плоский и длинный зеленый лист высотой в два человеческих роста, прямо из верхушки которого торчал огромный малиновый цветок, похожий на колокольчик. Он как-то странно покачивался, и хотя в комнату иной раз долетали порывы холодного ветра с балкона, цветок, казалось, жил собственной жизнью. Он словно принюхивался и прислушивался к происходящему, так что Кошка предпочла обойти его стороной.

    А вот, судя по всему, и молочай. Толстый зеленый ствол, усеянный колючками, который она едва смогла бы обхватить, был усыпан свежими побегами. Кошка прикинула, какой из них она сможет унести с собой, достала нож и принялась резать самый подходящий у основания. Это оказалось нелегким делом — колючки оказались удивительно острыми, Кошка чувствовала, как они царапают ее руки даже сквозь перчатки. Из растения вытекал густой белый сок, капая на ботинки, на одежду. У нее закружилась голова. Наконец Кошке удалось отпилить кусок, который она облюбовала — он оказался довольно тяжелым. Она завернула его в полиэтиленовый пакет, один из тех, которые на всякий случай всегда носила в рюкзаке. Чего-чего, а таких пакетов от прежней жизни осталось предостаточно. Но когда она повернулась, чтобы уйти, то услышала сзади потрескивание. Кошка рванулась, и какой-то шип впился ей в предплечье сквозь ткань комбинезона. Не обращая на это внимания, она помчалась по лестнице вниз с такой скоростью, что и оглянуться не успела, как добежала до подвала, где стояли калоши хранителя. «Нужно скорее найти выход!» — стучало в висках.

    * * *

    Подземный коридор уводил дальше, и она зашагала по нему, то и дело с опаской оглядываясь.

    Через несколько минут неожиданно накатила непонятная слабость. Закружилась голова, заломило в висках, Потом сзади послышались странные звуки, похожие на шлепанье босых детских ножек по полу. Кошка оглянулась и никого не увидела. Она не испугалась — то были словно звуки из прежней жизни.

    Когда она отлеживалась в туннеле, в каком-то закутке, полуживая, и ей было куда хуже, чем сейчас, она не раз слышала эти шажки. А потом и сама девочка появлялась из темноты — маленькое, хрупкое бесстрашное создание по имени Соня, в ветхом платьице, со спутанными светлыми волосенками, похожее на доброго духа. Дикая, как зверек, девочка почти не разговаривала, и понять ее было трудно. Но она приносила Кошке в обрезанной пластиковой бутылке воду или чай, или немного грибной похлебки — что удавалось достать, а потом сидела рядом, гладила ее по голове и что-то тихонько лепетала. Кошка точно знала, что умерла бы, если бы не эта кроха. Ее спасли маленькая Соня и старуха по кличке Аллергия, которая перевязывала ее раны. Остальным жителям станции, которую она считала родной, на нее было наплевать. Даже если кто-то и сочувствовал мутантке в глубине души, то боялся показать это. А старуха и девочка ничего не боялись. Одна была слишком мала, чтоб понимать, что такое опасность, а вторая слишком стара, чтоб чего-нибудь бояться. Наоборот, многие боялись ее — поговаривали, что у старухи дурной глаз.

    Потом, когда Кошка чуть-чуть поправилась и ушла, она не раз вспоминала ту и другую. И, встретив через пару месяцев одну из девчонок с Китай-города на другой станции, спросила про девочку и про бабку. Та сказала, что девочка давно уже пропала — только пятно крови нашли в туннеле, да и то неизвестно, чья кровь была. А старуха померла неделю назад — не проснулась утром, и все.

    В тот вечер Кошка ушла от всех и долго плакала в одиночестве, окончательно прощаясь с прежней жизнью. Теперь она знала — никого из дорогих для нее людей на Китай-городе не осталось. Теперь она может позволить себе отомстить. С этого дня она окончательно превратилась из глупой девчонки в хозяйку своей судьбы. Отныне она сама будет решать, что ей делать, и ответ будет держать лишь перед собой — не перед людьми. После того, что люди с ней сделали, она считаться с ними не обязана.

    С тех пор она неслась по жизни, как фурия, и угрызения совести ее не преследовали — до недавнего времени. Кошка вообще была уверена, что совесть придумали рожденные наверху, чтоб удобнее было опутывать друг друга идиотскими обязательствами, чтобы слабые, но хитрые выживали за счет сильных. Думала — и потешалась над ними в глубине души. Без лишних терзаний жить было куда удобнее. Но только до тех пор, пока мертвые не начали являться ей по ночам. И теперь она мысленно кричала им:

    «Чего вы от меня хотите?! Может, я наполовину и зверь, но это еще не преступление. Даже у древней богини была кошачья голова и две половинки — добрая и злая. Я тоже не всегда была преступницей. Может быть, я была наполовину богиней. Но мою добрую половину вы убили сами. Осталась только злая. И не я одна в том виновата».

    Она кричала, а слабый голосок в глубине души шептал, что и ей нельзя снимать с себя вину.

    И вот теперь эти шаги… что они значат? Может быть, это просто какие-нибудь зверьки, потревоженные ее приходом? Возможно, даже крысы. Вряд ли их тут много, судя по звукам, так что можно пока не бояться.

    А если это привет из прошлого, если ее маленькая спасительница продолжает следить за ней, теперь уже из другого мира, куда живым пути нет, то она тем более не испугается. Девочка помогала ей раньше, значит, желает добра и сейчас.

    — Соня? — неуверенно позвала Кошка. Ее голос был почти не слышен.

    Как и следовало ожидать, никто не отозвался. И шажки сзади стихли.

    Кошке очень хотелось увидать еще раз малышку Соню — даже если теперь она стала призраком или тенью. Но как она ни вглядывалась в темноту, ничего разглядеть не могла. Хотя, как только вновь тронулась с места, легкие шажки сзади послышались снова. Но теперь они, наоборот, придавали Кошке уверенности.

    Она вышла в помещение, где стоял стеклянный куб, на дне которого лежали ракушки и всякая грязь. Снова обнаружила лестницу наверх и оказалась в зале, увешанном выцветшими фотографиями важных бородатых людей. Дальше снова тянулись витрины. В одной сидел пушистый пятнистый зверь и словно бы ухмылялся. Возле него расположилось несколько милых детенышей. В другой те же звери с ухмыляющимися мордами рвали на части грациозное животное с подломившимися ногами. Надпись сверху приглашала: «Пройди путем эволюции».

    «Я не хочу идти таким путем», — подумала Кошка в ужасе.

    «Не хочешь? А придется!» — раздался у нее в голове голос Сергея.

    Да вот же он — выглядывает из-за соседней витрины… Нет, это не Сергей, это Леха ухмыляется ей единственным уцелевшим глазом, рукой придерживая распоротый живот: «Мы пойдем другим путем, да, киса?». Она в ужасе попятилась и побрела по залам, то и дело оглядываясь. Чучела диковинных созданий провожали ее глазами — гигантская полосатая зубастая ящерица, пятнистый зверь с длинной шеей и маленькими рожками. Особенно поразили ее существа, похожие на людей, но покрытые шерстью.

    В углу что-то зашуршало, потом отделилось от стены и полетело наискосок через весь зал. Кошка вспомнила рассказ Сергея про черную музейную моль. Жалко, что она не спросила у него, следует ли опасаться этих тварей. Но вот существо мелькнуло чуть ближе, и она сумела его разглядеть. Черная моль на самом деле оказалась летучей мышью.

    В очередном зале стояли белые скульптуры. Из подписи рядом Кошка поняла — это животные, которые жили на поверхности в незапамятные времена, когда людей еще не было и в помине. Она остановилась перед огромным жутким зверем со свирепой мордой, который протягивал к ней конечности с длинными пальцами — на вид совершенно как человеческие руки. «Вот где ужас-то, — подумала она, — куда там мутантам!». В одной витрине лежала огромная кость с парой отростков размером чуть ли не с Кошку. Из подписи она поняла, что это позвонок, представила себе, какой величины был его хозяин, и содрогнулась. В следующем зале из витрин глядели существа, уже очень похожие на людей, хотя в лицах еще было что-то звериное. В руках они сжимали дубины, камни и прочие тяжелые предметы. А в крайней витрине кто-то сидел и следил за ней.

    Первая мысль была о сталкерах из Изумрудного Города. У Кошки подкосились ноги. Но нет, не стали бы люди оттуда выходить без противогазов на зараженную поверхность. «Леха», — мелькнула другая мысль, но человек не шевелился. Кошка пригляделась и поняла, что он — не живой и не мертвый, он — искусственный. На нем были светлые брюки, а сверху — ничего, и одна рука наполовину отломана. Наверное, кто-то из сталкеров польстился на его одежду, а руку повредил, когда стаскивал второпях. У искусственного человека были светлые волосы, а на лице застыла улыбка, казавшаяся абсолютно неуместной. Кошке стало не по себе — вдруг показалось, что это он ей ехидно улыбается. Она оглянулась — вон тот страхолюдный с дубиной вроде бы теперь стоит к ней ближе? Или ей померещилось? И тут сзади опять послышались шаги. Теперь это не было похоже на легкую поступь ребенка. Шаги были размеренные, тяжелые, уверенные, от них, казалось, даже слегка подрагивал пол и звенели стекла в витринах. Так, наверное, могла бы топать ожившая статуя древнего мутанта, вздумайся ей прогуляться по музею.

    Кошку охватил такой ужас, что несколько секунд она не могла двинуть ни рукой, ни ногой. «Дура, зачем ты потащилась сюда?!». В глубине души Кошка не верила, что сюда наведываются выжившие из Университета, но раньше ей казалась заманчивой мысль о встрече с ними. Только она не так себе представляла все это. Одно дело — если бы она наблюдала из укромного места за чужими, не подозревающими о ее присутствии, и совсем другое — быть застигнутой врасплох. «Интересно, что ученые делают с мутантами?». Она вспомнила рассказы Сергея об экспонатах в спирту, и воображение тут же нарисовало ей банку, где плавает кисть ее собственной руки, с уродливым шрамом на месте шестого пальца. Банку с аккуратно наклеенным ярлычком: «Поймана в музее такого-то числа две тысячи тридцать третьего года»…

    Она постаралась взять себя в руки. Шаги приближались. Кошка оглянулась, но за витриной ничего видно не было. И тогда она, стараясь ступать бесшумно, торопливо пошла прочь, напрягая зрение изо всех сил, чтобы ненароком не врезаться во что-нибудь по пути.

    Из одного зала Кошка выскочила в другой, поменьше. Растерянно огляделась — перед ней было два выхода. Она кинулась прямо и попала в следующий зал. Болело предплечье, куда воткнулся шип неизвестного растения, по-прежнему кружилась голова, слабость тоже не проходила, а напротив, стала еще сильнее. Ей даже пришлось немного постоять, чтобы отдышаться. В душе теплилась надежда, что тот, сзади, свернет в другую дверь и ей удастся с ним разминуться. Но нет, шаги послышались вновь. Надо было скорее уходить, но как найти выход?

    Шатаясь, она вышла из зала и вскоре оказалась на небольшой площадке, откуда вниз шла очередная лестница. Цепляясь за перила и то и дело повисая на них всей тяжестью, Кошка не шла, а скорее сползала по ступенькам, согнувшись от боли, из последних сил заставляя себя двигаться. Голова кружилась, во рту пересохло.

    «Бум! Бум! Бум!» — стучало у нее в ушах. Кошка не могла понять, был ли то шум крови или посторонние звуки. Кажется, у нее начинался жар, и она подумала, что вот-вот потеряет сознание. Толкнулась в дверь, возникшую перед ней, — та была заперта. Побрела дальше, держась за стену.

    Темнота в глазах. Хруст мусора под ногами. Бледный луч месяца, падающий сквозь пролом в стене. Гулкие шаги за спиной.

    Значит, среди мертвых обитателей музея притаился живой. Затерялся среди скелетов и чучел, следил за ней. А теперь обнаружил себя и хочет ее догнать. Ей снова вспомнилась огромная белая статуя, изображавшая зверя с уродливой мордой и человеческими руками, которая так ее напугала. Умом она понимала — статуя ожить не может. Но ужас был сильнее рассудка.

    Наконец, Кошке посчастливилось набрести на дверь, ведущую на улицу, но за ней маячил знакомый силуэт — словно пень с растопыренными щупальцами. Откуда здесь взялся горгон? Она оглянулась и, поняв, что не в состоянии двигаться, опустилась на пол.

    Шаги приближались. Ей вдруг представилось, что это ожил дикарь с дубиной, который лишь притворялся неподвижным. Ну, конечно, ведь в музее явно не хватает еще одного образца — человека современного. Или мутанта современного. Сейчас этот дикарь огреет ее своей дубиной по голове, а потом придут гости из Изумрудного Города, сделают из нее славное чучело и посадят за стекло на пару с тем улыбающимся типом. Или поставят возле скелета с яблоком в руке и дадут ей в руки тоже что-нибудь забавное…

    Неизвестный был уже совсем рядом, а у нее даже не было уже сил повернуть голову.

    Глава 11 СТАЛКЕРЫ С ШАРАШКИ

    Кошка пришла в себя и поняла, что ее куда-то несут. Возможно, как раз в Изумрудный Город, на предмет изготовления из нее чучела. Но сопротивляться не было сил, и она покорно висела на плече у неизвестного.

    Когда в следующий раз пришла в себя, обнаружила, что находится в палатке и лежит на стареньком спальнике. Голова болела, тело ломило, во рту пересохло. Но она была пока жива, и это радовало. Рядом сидел человек в штанах цвета хаки со множеством карманов и выцветшей черной толстовке. Лицо его было обветренным и суровым, но почему-то внушало доверие.

    — Пить, — попросила она.

    Человек достал флягу и протянул ей. Питье было кисловатым и пахло травами.

    — Где я? — спросила Кошка жалобно.

    — В метро, на Академической, — ответил он. — А тебе куда надо?

    — Как я здесь оказалась? Я была в музее…

    — Если б не мы, ты бы в нем и осталась. Вообще-то там не так уж опасно, просто надо знать кое-какие правила. Ты, видно, укололась молочаем, а внизу горгон караулил. Здоровому человеку его обойти — раз плюнуть: не самый крупный экземпляр. Прямо скажем — хилый горгон, плохонький, попадаются и пострашнее. Но тебя, одурманенную, он запросто мог схарчить. Так что скажи «спасибо», что мы мимо проходили случайно.

    — Один шанс из тысячи, — важно заявил сидевший рядом бородач в спортивном костюме. Кошка с трудом повернула голову в его сторону.

    — Это наш капитан Вероятность, — представил его первый. — А меня можешь звать просто Меткий Глаз. Скоро придет еще Кондрат Неуловимый — вообще крутой мужик, таких на все метро единицы. Ну, Хантер, может, еще пара человек — не больше. Как раз он почти всю дорогу до метро тебя и тащил. Вообще-то в музее гибнут только новички и лохи последние. А тебя что ж, не предупредили насчет горгона? Зачем тебя вообще в музей-то одну понесло? Это, знаешь ли, такое место — туда новичку в одиночку лучше не ходить.

    — Мне велели принести молочая, — вспоминала Кошка.

    — А как правильно с ним обращаться — не предупредили? Это кто ж тебе велел? — нахмурился человек.

    — Начальник ваш, Череп.

    — Да какой он нам начальник! — отмахнулся человек. — Нам эти гопники — не указ. Мы — вольные сталкеры. Сегодня — здесь, завтра — там. Хотим — на Профсоюзную уйдем, хотим — на Ленинском палатку раскинем. Просто в последнее время и там, и там неспокойно, потому и осели здесь.

    — Да, на Ленинском недавно ужас что творилось, — пробормотала Кошка. — У них там, кажется, теперь другой начальник… А про вас я сначала вообще подумала, что вы из Изумрудного Города.

    Человек неодобрительно посмотрел на нее.

    — Не поминай всуе, — наставительно сказал он. — Хотя, конечно, если кто оттуда и появится, то, скорее всего, именно в музее — уж больно место подходящее. Но за что ж с тобой так — молочай требовать, не рассказав, как нужно с ним обращаться? Так у нас и с новичками не шутят, а ты и вовсе баба… Ладно, теперь не заботься ни о чем, ты у нас под охраной. На-ка вот, попей еще — надо тебе яд из организма выводить, — и он протянул ей кружку с чаем. — Ты вообще могла там, наверху, в оранжерее и остаться. Молодец, что слабости не поддалась, стала двигаться. Яд — он с потом выходит, поэтому после укола молочая первое дело — побегать как следует, попрыгать либо сплясать. Вообще-то, если уж ты сразу тапки не отбросила, значит, отравление не такое уж сильное. Тебя наш доктор осматривал, Мишаня, пока ты в беспамятстве лежала. Сказал — организм крепкий, выкарабкается.

    — Доктор осматривал? — вздрогнула Кошка.

    — Да чего ты всполошилась-то так? Доктор наш человек знающий. Циник, конечно, но добрая душа. И про молочай ему все известно.

    — А тот кусок, что я несла? Где он? — спросила Кошка.

    — Выкинули мы эту дрянь — не тащить же было еще и его.

    — А Череп мне обещал за него заплатить…

    — Сдается мне, куда больше он хотел, чтоб ты из музея не вернулась, — пробормотал Меткий Глаз. — А про молочай забудь. Мы с этой отравой стараемся бороться. Здесь некоторые привычку взяли добавлять его в питье понемногу — от этого потом им всякие чудные вещи мерещатся. Только такие очень быстро начинают путать свои глюки с тем, что на самом деле происходит, и долго, как правило, не живут. Ты, видно, тоже глюков насмотрелась — так кричала в бреду, я чуть не оглох.

    — А что я кричала? — испуганно спросила Кошка, решив, что, наверное, теперь они все про нее знают.

    — Да такую чушь несла! Кричала: «Не трогай его, невеста, зачем он тебе, ты же мертвая?!». Жениха, что ли, не поделила с кем-то? Леху какого-то все вспоминала. Песни пела. В общем, я вижу, с тобой не соскучишься.

    — А ракушки? — вскрикнула Кошка. — Те, что я взяла в музее?

    — Если ты имеешь в виду эти черные окаменелости, то мы, как идиоты, притащили их сюда тоже, хотя весили они прилично. Не знаю только, зачем они тебе сдались — вряд ли такой хабар стоит того, чтоб жизнью рисковать.

    Кошка облегченно фыркнула и принялась пить горячий грибной чай, слегка отдающий плесенью. Она уже поняла, что может чувствовать себя в безопасности. Меткий Глаз явно был уверен, что лучше всех знает, как надо поступать в каждом отдельном случае, и всех остальных постоянно этому учил. Немного нудный дядька, но от такого можно не бояться предательства, удара в спину. Наоборот, он явно из тех, кто защищает женщин и детей. Но неужели Череп действительно хотел, чтобы она погибла во время вылазки? Ему-то она чем не понравилась? Он ведь, вроде бы, ничего про нее не знал…

    Кошка снова задремала, а когда проснулась, в палатке, кроме уже знакомого ей Меткого Глаза, находился человек-гора в камуфляже. Он сидел в углу, вытянув ноги и прикрыв глаза. Русые волосы коротко острижены, черты лица — словно небрежно вырублены из камня. На поясе и на разгрузке — целый арсенал, не хватает, разве что, пушки.

    — Вот, познакомься, Кондрат Неуловимый, — с гордостью сказал Меткий Глаз.

    — Здравствуйте, — робко сказала Кошка.

    Человек-гора не отреагировал — только мельком взглянул на нее.

    — Не обращай внимания, — сказал Меткий Глаз. — Он у нас не из разговорчивых, иной раз за день ни словечка не проронит. Зато на поверхности ему цены нет!.. Э, да ты зеваешь! Так спи, набирайся сил. Пока мы здесь, тебя никто не тронет…

    * * *

    Очнувшись в следующий раз, Кошка и вправду почувствовала себя лучше. Сталкеры отпаивали ее чаем, а заодно расспрашивали и сами делились впечатлениями. В центре бывать им случалось нечасто, поэтому интересовало их все. Отбили ли атаку черных, которые, по слухам, пытались прорваться на ВДНХ? Держится ли еще Полис? Чем кончилась очередная стычка красных с фашистами? А еще они очень удивлялись, что Кошка выбрала себе такое неженское занятие.

    — И откуда же ты такая взялась? — спрашивал Меткий Глаз, самый любопытный.

    Кошка выдала привычную версию — о детстве на плантациях Динамо. Она старалась поменьше рассказывать о себе, зато охотно удовлетворяла их любопытство относительно опасностей центральных туннелей, рассказав и про Путевого Обходчика, и про Мамочку, и про Невесту, и про морлоков в Мертвом перегоне.

    — У нас тут тоже всякое бывает, — сказал Меткий Глаз. — Ты, когда шла от Шаболовки, никого в туннеле не встретила?

    — Попался один чудной тип по дороге, — нехотя созналась Кошка. Сталкер нахмурился и попросил ее описать странника. Выслушав, он переглянулся с Капитаном:

    — Думаешь, Гастролер?

    — Вряд ли, раз отпустил ее живой. Так, бродяга какой-нибудь.

    — Он сказал, что ему надо слушать голоса мертвых, — вспомнила Кошка.

    — Не, точно не Гастролер, — убежденно сказал Меткий Глаз. — Тот никого не слушает — ни мертвых, ни живых.

    — Да кто такой этот Гастролер? — спросила Кошка. И Меткий Глаз рассказал, что это легендарный неуловимый бандит, который чуть ли не со времен Большого Беспредела скитается по туннелям. Причем он мастерски меняет внешность — может переодеться старухой, прикинуться челноком, красным, фашистом, да кем угодно.

    — А как узнать тогда, что встретилась именно с Гастролером? — спросила Кошка.

    — Если б ты и вправду с ним встретилась, ты бы уже никогда ничего не узнала. И никаких вопросов не задавала бы, — сказал Меткий Глаз. — Лежала бы себе с перерезанным горлом. А еще он всегда оставляет поблизости знак — такую рожицу улыбающуюся, смайлик, как раньше говорили. В общем, главное правило — никому в туннелях не доверяй. Ни мужчине, ни женщине, ни ребенку…

    Они с Капитаном вновь принялись расспрашивать Кошку о центральных станциях. Больше всего их интересовали не байки о призраках, а монстры, которые водятся в туннелях.

    — Ух, за мной как-то раз одна тварь гналась отсюда чуть ли не до самого Ленинского проспекта! — вспоминал Меткий Глаз. — И как она в туннеле-то поместилась? Чуть ли не весь туннель собой перекрыла, да еще и передвигалась скачками. Я уж не думал, что живым от нее уйду.

    — Один шанс из ста, — подтвердил капитан Вероятность.

    — А как она называется? — спросила Кошка.

    — Да хрен ее знает. Мне один сталкер сказал, что он такую тоже видел — как раз в ваших краях. И название сказал, да только я тут же забыл — мудреное очень. Кажется, от слова «харя». И вправду, харя та еще! Такую увидишь — заикаться начнешь. Да и на фига мне ее название — мне с ней не здороваться. Хорошо хоть с тех пор не попадалось больше таких — видно, случайно забрела. Мы тут стараемся туннели контролировать, поэтому у нас нечисти всякой не так уж много. Вот в центре, говорят, мутанты кишмя кишат. Например, говорят, там где-то кошки очень жуткие водятся.

    Кошка сперва вздрогнула. Но когда сообразила, что сталкер не ее имел в виду, поняла, о чем он спрашивал, и кивнула:

    — Кошки Куклачева. Они живут не очень далеко от станции Кутузовская Филевской линии — той, которая занята мутантами.

    — А ты их видела? — спросил Меткий глаз.

    Кошка поколебалась, потом кивнула:

    — Я однажды проходила там, недалеко от стеклянных башен. Меня научили, что если хочу посмотреть на кошек и остаться живой, то нужно им принести какую-нибудь добычу. Или еду. И я разорила гнездо вичухи. Там было трое птенцов.

    — Ну, ты отчаянная! — пробормотал Меткий Глаз. — Могла бы запросто жизни лишиться.

    — Один раз вичуха у меня на глазах унесла человека, — упрямо сказала Кошка. — И это был не самый плохой человек из тех, кого я знала. С тех пор у меня к ним свой счет.

    — Ну, а дальше что было?

    Кошка задумалась. Как рассказать им о своих ощущениях? О том, зачем она вообще затеяла эту авантюру? Все из-за прозвища, которое ей дали на Китай-городе, из-за лохматого уха, от которого теперь остался лишь шрам, ноющий к перемене погоды. Она, конечно, понимала, что это бред, что не могут четвероногие быть ей родней, но где-то в глубине души брезжила слабая надежда — вдруг да примут за свою? Было так невыносимо чувствовать себя везде чужой, что она согласна была на любых друзей — даже тех, которые не умеют говорить, — лишь бы приняли в стаю и были к ней добры…

    — Ну, так как встреча-то прошла? — не отставал от нее Меткий Глаз.

    Кошка задумалась. Как рассказать им о прогулке по ночному городу? О чувстве, что за тобой постоянно следят чьи-то глаза? Глаза истинных хозяев здешних мест. Да и надо ли? Ведь они — сталкеры, и значит, испытывали нечто подобное не один раз… Тогда она дошла до места на проспекте, которое указали ей сталкеры, почти напротив торчащих обломанными зубцами совсем недалеко высоченных стеклянных башен, и положила увесистую тушку птенца вичухи прямо на асфальт. Отошла немного, чувствуя — кошки где-то здесь и следят за ней. И тогда из тени на свет луны величаво выступило гибкое создание. Пожалуй, среднего роста человеку оно было по пояс, но в остальном походило на тех своих собратьев помельче, которых можно было встретить в метро. Правда, теперь уже очень редко: большинство мурлык люди съели в голодное время.

    Создание уставилось на Кошку огромными желтыми глазами, потом перевело взгляд на тушку птенца под ногами и довольно заурчало. Тут же, как по команде, здесь и там замелькали пятнистые и полосатые шкурки. Ее тезки вцепились в добычу. Кошка торопливо достала еще две тушки и тоже кинула на асфальт. Самый большой мутант, вышедший первым, тоже принялся неторопливо есть. Когда Кошка сделала шаг вперед, зверь не отрываясь от еды, заворчал. Это был знак — хоть подношение и было принято благосклонно, но животные не собирались подпускать ее слишком близко. Для этой стаи Кошка тоже была чужой…

    — Они меня не тронули, — сказала она, — потому, что я пришла к ним не с пустыми руками. Но если бы не это, могли бы запросто порвать.

    — Десять из десяти, зуб даю, — подтвердил Капитан Вероятность.

    — А мне тоже случалось в центре бывать, — похвастал Меткий Глаз. — Я однажды даже на Полянку заходил. Бывала на Полянке?

    — Была один раз, — пробормотала Кошка.

    — И чего там видела? — с жадным любопытством спросил он. Кошка сначала хотела отмолчаться, но потом нехотя ответила:

    — Ничего особенного. Две женщины сидели у костра, книги жгли.

    — Во-во, — закивал Меткий Глаз. — Насчет костра из книг мне кто-то уже рассказывал.

    — А ты видел там что-нибудь? — спросила Кошка.

    — Знаешь, даже говорить неудобно — такая фигня померещилась, — смутился сталкер. — Пришел туда — пустая, вроде, станция, ни костра, ничего. И — никого. Только мусор какой-то бумажный на полу валяется. Посидел немного, гляжу — идут.

    — Кто? — тихонько спросила Кошка.

    — Откуда я знаю — кто? Шайка целая. Впереди две тетки с автоматами — одна темноволосая, в блестящем красном платье с разрезом до пупа и на каблуках, — это в метро-то, прикинь! — другая светленькая, в комбинезоне синем, тоже блестящем. Таких красоток теперь только в журналах старых можно увидеть. За ними мужиков трое в плащах — один в противогазе, другой в темных очках, а у третьего вообще вся рожа черная. Я с перепугу тоже за автомат схватился — думаю, все, каюк мне настал, куда я один против них? Даже если баб не считать, с тремя вооруженными бугаями трудно будет сладить. Да только смотрю — идет вся эта шайка по платформе с деловым видом, между собой переговариваются, а меня в упор не замечают. Прошли, как мимо пустого места, чуть не врезались — я еле успел в сторону отскочить — и в туннель куда-то свалили. Вот с тех пор я и думаю: правду говорят, видать, что там выбросы газа бывают. Мне такое даже под грибами не привиделось бы!

    — Когда мутант на Шаболовке сидел, он тоже глюки всякие наводил, — вспомнила Кошка.

    — Мутант на Шаболовке? Не, не слышал, — поднял бровь Меткий Глаз. Но на этот раз расспрашивать подробнее почему-то не стал.

    — А отсюда тоже можно дойти до Изумрудного Города? — в свою очередь поинтересовалась Кошка. — Мне показалось, я видела башню…

    — Да, иногда ее можно увидеть в хорошую погоду, — неохотно сказал Меткий Глаз. — Но мы туда не ходили. На фиг оно нам надо? Есть ли там кто, нет ли — нам об этом ничего не известно. Если там кто и живет, то, может, они не обрадуются незваным гостям. Если уж на то пошло, до Изумрудного Города и от Профсоюзной при желании дойти можно, хоть и приличное это расстояние. Больше скажу — мне один хмырь с Профсоюзной рассказывал, что уже не раз на поверхности замечал какой-то странный броневик. Появляется он бесшумно, и как раз со стороны Изумрудного Города. Страшное, говорит, зрелище — не заметишь, пока совсем близко не подъедет.

    — А он не пробовал сигналы давать фонарем? — спросила Кошка.

    Меткий Глаз посмотрел на нее, как на ненормальную.

    — Да он от страха не знал, в какую щель забиться! И я бы — да и любой нормальный человек — на его месте поступал точно так же, если б не захотел покончить жизнь самоубийством… Хотя, может, это Шура Кузнецов с Дона был? У него и впрямь броневик на ходу имеется, да какой! «Волк» называется. Зверь-машина! Да и сам Шура — мужик известный. Фартовый контрабандист! Где его только не встретишь. Все может достать — оружие, лекарства. И главное, никаких компаньонов или, там, посредников не признает — сам свои дела обделывает, в одиночку…

    — Кстати, я, когда с верхнего этажа музея смотрела, видела огни. Кто-то ехал на машине, — вспомнила Кошка. — Может, это он и был?

    — Может, и он, — не стал спорить сталкер. — Хотя в наших краях Шуру и его «Волка» давно не видели, даже странно. Раньше частенько наведывался, а теперь вот пропал. Был даже слух, что грохнули его, да я не верю… В общем, не знаю я, что это за броневик, и никакого желания это выяснять у меня нет. Раз его возле Профсоюзной видели — значит, пусть у тамошнего начальства голова и болит. Хотя им это тоже на фиг не нужно — у них свои заморочки. Прикинь, у них там на станции талисман был — черно-белая корова. Не настоящая, конечно, статуя. Откуда-то сверху притащили.

    — Что такое корова? — заинтересовалась Кошка. Меткий Глаз, не удивившись, ответил:

    — Животное такое, которое люди до Катастрофы разводили ради мяса и молока. Как свиней. Только коровы покрупнее будут. Может, наверху и теперь живут коровы-мутанты. В Подмосковье где-нибудь, например. В общем, не то, чтоб они там, на Профсоюзной, поклонялись этой корове, но считали, что она им приносит удачу. А соседи их, с Новых Черемушек, говорят, то ли умыкнули у них эту корову, то ли только пытались умыкнуть. В общем, из-за этого целая война случилась, и до сих пор у них отношения напряженные. Что по мне, и те, и другие дурью маются — далась им та корова? Была бы живая, а так… Важнее есть проблемы — караваны кто-то грабит, которые из Подмосковья сюда иногда доходят. А они, как дети малые, — все между собой отношения выясняют. Вот раньше на Черемушках атаманша была — Зинка, при ней не больно-то забалуешь. О-го-го женщина, сама на поверхность группы водила, да погибла в стычке, когда караван какие-то отморозки ограбить пытались. Вот с тех пор бардак у них и творится. Конечно, не такой, как во времена Большого Передела, но все равно ничего хорошего.

    — А этот Шура на броневике… Ты сказал: «с Дона». Как это? — заинтересовалась Кошка.

    — Так теперь Бульвар Дмитрия Донского называют, — пояснил сталкер. — Это на соседней с нами ветке уже. А на нашей линии, за Черемушками, Ясеневская община находится — может, слыхала? Появлялся тут раньше один тип оттуда, по кличке Арех. В большом авторитете здесь был — через него вся торговля с ясеневскими шла, и ни одно решение без него не принималось. Наши-то станции, по сути, с того и живут, что челноки поодиночке и группами из центра через них в Ясеневскую общину идут, а заодно и с нами торгуют. Им же по пути заночевать где-то надо. Перекусить, выпить, ну а если кто хочет — девочки там, дурь, все дела… В общем, этот Арех так себя поставить сумел, что самым главным посредником между нами и общиной сделался. Но его тоже чего-то давно не видать. И честно говоря, меня это не удивляет. Последний раз, когда мы с ним встречались, обратил я внимание — взгляд у него нехороший какой-то. Одержимый. Словно точило его что-то изнутри. Может, и сгинул где. Честно говоря, он мне всегда каким-то скользким типом казался, я б с таким в разведку не пошел…

    — А как в самой Ясеневской общине живут? — спросила Кошка.

    — Не знаю, врать не буду. По слухам, не так уж плохо. Иначе как объяснить, что, они к себе почти никого не пускают? Караваны доходят только до первой станции, там и торговля идет, а дальше, на территорию самой общины, им доступ не разрешен. Ну, это мне так рассказывали, а на самом деле, может, по-другому все, не знаю.

    Кошка честно пыталась запомнить полезную информацию, но ее все время клонило в сон.

    — А вообще тут ничего — жить можно, — подытожил Меткий Глаз. — Хочешь — иди к нам в группу? Не обидим. Будешь жратву готовить, а может, иной раз и на поверхность возьмем.

    Кошка задумалась. Не этого ли она хотела? Жить где-нибудь в глуши, на отдаленной станции, где ее никто не знает? Да только рано или поздно гости с Китай-города могли и сюда явиться. Стоило, пожалуй, выбрать местечко поукромнее бандитских поселений. И еще надо было скорее забрать Павлика. Ей казалось, что прошло уже очень много времени с тех пор, как она его видела. Она даже не знала, жив ли еще малыш. Какой-то тихий голос нашептывал, что ребенка надо предоставить его собственной судьбе и спасать свою шкуру. Уйти в ту же Ясеневскую общину, где ее не найдут. Но Кошка чувствовала — не хватит у нее духа бросить младенца. И еще, хотя она старалась не сознаваться себе в этом, теплилась в глубине души слабая надежда. Вдруг все же кто-нибудь из ее спутников остался жив? А узнать это можно было, только находясь поблизости от Китай-города.

    — Не могу, у меня ребенок на Октябрьской остался, — сказала она.

    Меткий Глаз только рукой махнул:

    — Вот почему с бабами связываться — себе дороже. Вечно у них то мужик, то ребенок! Хлебом не корми — дай за кого-нибудь уцепиться!

    * * *

    Проснувшись в очередной раз, Кошка поняла, что ей срочно нужно выбраться из палатки — молочай вместе с чаем просился из организма наружу. Сталкеры уже провожали ее в отхожее место, и она знала, где находятся кабинки — в туннеле недалеко от станции. В палатке находился Кондрат Неуловимый и, казалось, дремал. Застеснявшись беспокоить гиганта просьбой, да еще и по такому интимному поводу, Кошка пролезла к выходу, по пути запнувшись о вытянутую ногу Кондрата. Тот лишь мельком глянул на нее и снова прикрыл глаза.

    Когда она, шатаясь от слабости, уже возвращалась по туннелю обратно на станцию, перед ней вдруг молча вырос человек с ножом в руке. Кошка поняла, что драться с ним у нее нет сил, и лишь попыталась заслониться рукой, сама понимая, как это глупо и бесполезно. Все произошло очень быстро — в следующую секунду нападавший уже лежал на шпалах, а сверху на нем сидел человек-гора и деловито выкручивал ему руку. Неизвестный заскулил и дернулся — тогда Неуловимый накрыл лапищей его голову и начал не спеша поворачивать ее. Тот в ужасе застыл.

    — Что ж ты одна-то отправилась? — раздался голос Меткого Глаза. — Это хорошо еще, Кэп меня позвал, мы с Кондратом за тобой пошли — и не зря.

    — Я уж думала, это Гастролер, — дрожа от пережитого ужаса, созналась Кошка.

    — Да какое там! На Гастролера этот заморыш не тянет, — презрительно скривился Меткий Глаз. — Разве что на гастарбайтера!

    Он рассмеялся непонятной для Кошки шутке, но тут же вновь посерьезнел и задумчиво протянул, глядя на человека:

    — Однако, что же нам теперь делать с этим подарком судьбы? Утопить, что ли, в нужнике? Эй, ты, гнида! Кто тебя послал? Говори, а то убьем, — и Меткий Глаз пнул мужика под ребра.

    Тот дернулся и нечленораздельно заскулил.

    — Ладно, живи пока, — буркнул сталкер. — Кондрат, давай его пока хоть в сортире запрем, что ли?

    Человек-гора кивнул и деловито приложил пойманного головой об рельс. Тот обмяк. Бесчувственное тело запихали в одну из кабинок и отправились обратно на станцию, причем по пути Меткому Глазу пришлось поддерживать Кошку, у которой все еще подкашивались ноги.

    — Ничего, это молочай из тебя выходит, — утешал ее сталкер. — Сейчас еще чаю выпьешь, пропотеешь как следует, пару раз по нужде сбегаешь, — будешь, как новенькая! Только смотри, на этот раз без самодеятельности, если шкура дорога. Непременно кого-нибудь из нас с собой бери. И нечего стесняться — мы не для того тебя спасали, чтоб тебя потом прикончили.

    Когда она, выпив еще чаю, задремала, то сквозь сон услышала голос Меткого Глаза, разговаривавшего то ли с Кондратом, то ли с Капитаном Вероятность, а может, и с самим собой:

    — Интересно, кому же девчонка так насолила, что ее так упорно стараются убрать?..

    * * *

    Следующей ночью случилась очередная тревога. В то время, как Кошка дремала, посторонний, не заметив Кондрата, который тихо сидел в углу, накрывшись драным одеялом, сунулся было в палатку и примерился схватить ее за горло. Гигант мигом сгреб его в охапку, стиснув так, что едва не переломал руки. При обыске у человека был найден пистолет.

    — Какого черта ты тут делал?! — возмущался Меткий Глаз. — Только не надо нам заливать, что палаткой ошибся.

    — Да я ничего плохого не хотел! — обильно потея от страха, верещал злоумышленник. — Только хотел девчонку вашу расспросить про музей. Она ж, говорят, там недавно была. Только собирался разбудить, а тут этот на меня как накинется!

    — Выстрелом в сердце разбудить? — не удержавшись, поинтересовалась Кошка.

    — Ты, гадина, нас за лохов не держи, — возмущался Меткий Глаз. — Про музей он, видите ли, хотел расспросить! Ученый, блин! Можешь меня расспросить — я там бываю регулярно. А если я не гожусь, тогда Кондрат тебе популярно в двух словах все как есть про музей объяснит. Мало не покажется!

    Человек в ужасе дернулся. Его связали, заткнули рот и положили в угол, а Капитан Вероятность из-за нехватки места уселся на него сверху.

    Некоторое время все молчали, а потом Меткий Глаз замысловато выругался и, сокрушенно покачав головой, припечатал:

    — Уходить тебе надо, Катя!

    Кошка молча кивнула, изо всех сил стараясь сдержать упрямо наворачивающиеся на глаза слезы. Сталкер, видимо, заметил это и, смутившись, зачастил:

    — Ты не подумай только, мы тебя не выгоняем. Но только крепко за тебя кто-то взялся, никак не хочет оставить в покое. Что если в следующий раз не успеем? Потом до конца жизни себя корить будем.

    — Сто процентов! — буркнул Капитан со своего места, и даже насупившийся Кондрат коротко мотнул головой. — Ты сама-то как? Есть какие-нибудь мысли на тему того, кому тут могла дорогу перейти?

    Кошка пожала плечами. Она действительно не знала. Тех, кому она перешла дорогу, было слишком много, и кто из них на этот раз устраивал покушения, она понятия не имела.

    — Жалко, — снова вздохнул Меткий Глаз. — Не бойся, мы тебя проводим…

    Сталкеры помогли ей собраться и повели на Ленинский проспект. Что интересно, на блокпосту при входе в туннель возникли какие-то трения с часовыми, вникать в которые у Кошки просто не было сил. В конце концов их все же пропустили, но она поняла: если бы не авторитет вооруженных сталкеров во главе с суровым Кондратом, которого здесь, видно, боялись больше, чем начальника станции, она могла бы отсюда и не выбраться.

    Сначала Кошка еле переставляла ноги и думала, что через несколько минут упадет от слабости и больше не встанет, но, как ни странно, с каждым шагом ей становилось все лучше. Скоро она уже вполне бодро вышагивала, слушая рассуждения Меткого Глаза:

    — Я этого гада последнего узнал — шестерка начстанции. Без команды Черепа он бы не посмел на тебя руку поднять. Не знаешь, чем ты ему так не угодила?

    Кошка пожала плечами и, в свою очередь, спросила:

    — А у вас неприятностей не будет из-за меня? Из-за того, что вы меня защищали?

    Меткий Глаз и Капитан только расхохотались в ответ. Даже человек-гора издал какое-то утробное фырканье, отдаленно похожее на смех — так позабавила его мысль, что кто-то может попробовать доставить ему неприятности.

    Сталкеры проводили ее до самой Шаболовской.

    — Смотри, будь осторожна, — сказал ей напоследок Меткий Глаз. — Не знаю, кто и за что на тебя ополчился, да и знать не хочу. Но если что — зови нас на помощь.

    — Спасибо! — с чувством сказала Кошка, но очереди пожимая руки своим новым друзьям. Она понимала, конечно, что в случае чего вряд ли успеет передать им весточку, не говоря уж о том, чтобы дождаться спасителей. Но доброе отношение к ней хоть у кого-то уже само по себя рождало в душе необычное тепло. Просто так, ничего не ожидая взамен…

    — Может, и для меня еще не все потеряно? — тихо пробормотала она, взбираясь на платформу.

    Глава 12 СНОВА НАВЕРХУ

    Кошка сразу отправилась в конец станции, в закуток Роджера. Еще стоя у двери, она поняла, что начстанции не в форме. До нее доносилось его невнятное бормотание — видно, Роджер беседовал сам с собой:

    — А я вам говорю, что все это фигня на постном масле! Не может подводная лодка плавать в Балтийском море! Глубина у него не та — и точка! Да! И нечего мне лапшу на уши вешать!

    Роджер добавил еще пару выражений покрепче, потом вдруг заорал что-то про пятнадцать человек, сундук мертвеца и бутылку рома. Но Кошка все же решилась заглянуть.

    Увидав ее, Роджер побелел и замахал руками, словно отгоняя что-то, видимое только ему.

    «Допился», — подумала Кошка, а вслух произнесла:

    — Здравствуй, Роджер. Я за платой пришла, как уговаривались.

    Роджер прикрыл один глаз и уставился на нее. Затем одной рукой ущипнул себя за запястье другой и безаппеляционным тоном велел:

    — Сгинь!

    — Вот еще! — нахмурилась Кошка. — Я твою гильзу с запиской Черепу отнесла, самое время рассчитаться. И еще, ты обещал, что меня проводят до Октябрьской.

    — Вернулась… — медленно, словно не веря, произнес Роджер.

    — Ну да, а как же? — подтвердила Кошка, не понимая, почему он так странно с ней разговаривает, и решила списать все на алкоголь.

    — Вернулась, стало быть? — повторил начстанции. — Ну, ладно. Да только кто ты такая, чтоб тебе провожатых давать? И за что я должен с тобой рассчитаться?

    Кошка опешила:

    — Как, за что? За мутанта, которого мы с Нютой убили.

    Роджер выпучил на нее здоровый глаз, вполне натурально изображая изумление:

    — С Нютой? Погоди-погоди! Девчонка светловолосая? Беременная?

    Кошка кивнула, не совсем понимая, куда он клонит.

    — Никакой Нюты здесь нет! — припечатал начстанции.

    — Нет?

    — Нет. А про мутанта я вообще первый раз слышу.

    — Ну как же, с нами еще Дятел был… — растерянно пробормотала Кошка. И вдруг сообразила — по пути сюда она не увидела на привычном месте портрет Дятла в траурной рамке. Словно бы его и не было.

    — Ты глянь, еще и дятла еще какого-то приплела! — наглея на глазах, хлопнул ладонью по столу Роджер. — Хорошо еще не страуса! Слушай, а может, тебя глючит? Скажи честно, где ты берешь такие грибы? Я тоже такие хочу.

    «Вот, значит, что! — подумала Кошка. — Пока меня не было, он отправил Нюту с глаз подальше — и хорошо еще, если не убил. Теперь делает вид, что ничего не произошло».

    А Роджер продолжал хамить:

    — Нюта твоя, по-моему, немножко того, — сказал он, покрутив пальцем у виска. — Кто же станет слушать, что померещится бабе в ее положении? Ей, небось, за каждым углом мутанты чудятся…

    «Так, значит. Нюта все же жива — и на том спасибо», — сообразила Кошка.

    — Тебе это так просто с рук не сойдет! Я разберусь! — пригрозила она, зная, что, в сущности, припугнуть Роджера ей нечем.

    — Чего ты ко мне с глупостями лезешь?! — окончательно осмелел тот. — Ты что, не знаешь, как это бывает? Один придурок другому сказал «мутант» — и понеслось. Не было никакого мутанта, запомни это! Идиоты, одни идиоты кругом! У меня дела поважнее есть, людей кормить надо. Все только филонить горазды, глаз да глаз нужен. Сталкеров наверх отправил за жратвой — а эти лохи вместо того какие-то пуховики приперли. Да еще руками разводят — мол, все остальное украдено до нас. Дебилы! Как с такими дело иметь?!.. Ну, че зыркаешь? Свободна!

    И в свирепо уставившемся на нее глазе Кошка ясно прочла, что не доживет до следующего утра.

    * * *

    Кошка бесшумно пробиралась между палатками, и вдруг до ее ушей донеслись обрывки разговора. Она не видела людей — их скрывала от нее колонна. Разговаривали двое мужчин. Один негромко говорил другому:

    — Веселый Роджер теперь не знает, что с девчонкой делать. Вдруг догадается? Монстра-то никакого не было, а на самом деле жили там люди, только, видно, чудные очень. Ну, телевизионщики бывшие, что с них взять? Они там уже были за пределами добра и зла, не отличали, где явь, а где вымыслы. Один умелец из тамошних эту установку и сконструировал. За каким фигом — непонятно. То ли мутантов отгонять, то ли конкурентов. Ведь поначалу в этих краях несколько общин было. Например, когда Катастрофа приключилась, часть народу сумела укрыться в подвалах крупного торгового комплекса — ну, того, где «Ашан» был, а другие засели в дисконтном центре на Орджоникидзе — тоже в подвале. У тех, что на Орджоникидзе, еды практически не было, а у ашановских в первое время еще была. И вот началась у них война, в итоге которой первые истребили вторых, но и сами скоро вымерли, потому что те подвалы плохо были приспособлены для жизни. Потом сталкеры с Ленинского, заходя туда за жратвой, долго еще на трупы натыкались. А эти вот, на Шаболовке, сумели уцелеть — может, и за счет установки своей. Только вот людям она неслабо на мозги действовала, а договориться с деятелями этими никак было нельзя: пробейся-ка к ним попробуй с этой установкой… Так что были они у Роджера, как бревно в глазу: сами могли на поверхность выходить и по магазинам шарить, а нашим из-за них путь наверх был закрыт. Роджер уже несколько раз наемников приглашал, ну, чтоб чужими руками с этими гадами разделаться, да только никто из них не вернулся. А девки, вишь-ка, справились…

    Говоривший выдержал паузу и продолжал.

    — Ту, которая Победительница, все-таки пришлось домой отправить. Все-таки известная штучка, скандала побоялись. Ну как ее друганы с Девятьсот пятого что пронюхают и заявятся свою кралю вызволять? Зато вторая — шалашовка приблудная, никому не известная. Такой никто не хватится. Что по мне — нечего с ней валандаться: завести в туннель, там шило в бок, а остальное крысы доделают…

    «Пора рвать когти!» — подумала Кошка и начала по возможности тихо пробираться в конец станции — туда, где стояли дозорные возле входа в туннель к Октябрьской.

    — Не велено никого пускать без особого распоряжения начстанции! — буркнул часовой. Другого ответа она и не ожидала. Что ж, по крайней мере, не скрутили на месте. Кошка решила попытать счастья на противоположном блокпосте, у туннеля, ведущего в сторону Ленинского. К ее удивлению, то ли Роджер не успел отдать соответствующий приказ, то ли еще по какой причине, но часовые лишь мельком взглянули на ее «корочки» и посторонились.

    Кошка пошла по туннелю, внимательно оглядывая стены и потолок, и вскоре обнаружила то, что искала — шахту, уходящую наверх. Видимо, это было вентиляционное отверстие.

    — Вот и ладно, — пробормотала она. — Попутали вы, голубчики. Думали, я одна из тех тихонь, которых запреты да приказы удерживают? Думали, что, кроме как по туннелю, мне и пути на волю нет? Я — Кошка. Где хочу, там и гуляю!

    Она натянула костюм химзащиты, но противогаз надевать пока не стала. Цепляясь специальными крючьями, которые всегда на всякий случай носила в рюкзаке, за кабель, протянутый по стенам, добралась до отверстия шахты и протиснулась внутрь. Теперь предстоял долгий подъем.

    * * *

    Она не знала, сколько времени карабкалась, цепляясь за ржавые скобы, заменявшие ступеньки. Мешал костюм, сковывая движения, мешал висящий через плечо автомат, который приходилось то и дело придерживать, чтобы не сползал. Другой на ее месте, наверное, уже давно выдохся бы, но она, сжав зубы, вся в испарине, упорно поднималась. И наконец, оказалась в узкой бетонной трубе, прикрытой сверху крышкой. Не без труда отвалив ее, Кошка выползла наружу. Вокруг были развалины, и она не очень понимала, в какую сторону ей направляться теперь. В памяти встала карта поверхности, которую перед выходом показывал ей и Нюте Роджер — так, на всякий случай. Она тогда постаралась рассмотреть район во всех подробностях и помнила, что улица от метро Шаболовская вела в сторону станции Октябрьской. Где-то рядом с этой улицей она сейчас и находилась. Но как понять, куда идти, если вокруг россыпи битого кирпича в человеческий рост? Может, как раз под ними улица и находится? Кошка взобралась на одну из кирпичных горок и попыталась осмотреться. С одной стороны возвышалась полуразрушенная стена, с другой — остатки невысокого строения. Чуть дальше просматривался неплохо сохранившийся многоэтажный дом, и вдоль него — несколько деревьев на одинаковом расстоянии друг от друга. Вот это, наверное, и была улица — Кошка помнила, что верхние жители обычно высаживали деревья вдоль дороги, не везде, конечно, но довольно часто.

    Она пошла вдоль по дороге и вскоре увидела приметный ориентир — то самое голубое здание кубической формы, кинотеатр «Алмаз», который она видела по пути с Ленинского проспекта. Неподалеку, на перекрестке, по-прежнему бесшумно носились по кругу один за другим клыканы. Теперь она знала, куда идти. Развернулась и зашагала в обратном направлении.

    Теперь местность казалась Кошке немного иной, чем в прошлый раз, когда они шли здесь же вместе с Егором Кораблевым. Все было более обыденным, дома не казались такими высокими. Исчезла башня из металлических прутьев, возвышавшаяся в прошлый раз над всей округой. Краем глаза Кошка вдруг заметила серую тень, метнувшуюся куда-то вбок. Оглянулась — и увидела еще нескольких животных, настороженно следивших за ней. Судя по всему, это были обычные бродячие собаки — но если с одной она справилась бы без труда, то стая представляла проблему посерьезнее. Оглядываясь, Кошка сделала несколько шагов вперед. Животные тоже приблизились. Самым жутким было то, что все это происходило в абсолютном безмолвии. Звери не лаяли, не рычали — лишь понемногу сжимали вокруг нее кольцо. Кошка подняла автомат и сделала несколько шагов им навстречу. Звери попятились, но не убежали. «Не отстанут, — поняла она. — И за спиной оставлять их нельзя…» Она навела автомат на вожака, который как раз припал к земле и оскалил клыки. Кошка дала короткую очередь, и в ту же секунду пес прыгнул.

    Пули настигли зверя, но по инерции он продолжал прыжок. Серая, залитая кровью туша сбила Кошку с ног. Зверь вцепился ей в плечо, пытаясь прокусить «химзу», но хватка его делалась все слабее. Зато остальные члены стаи пришли на помощь вожаку — чьи-то челюсти, как в тисках, сжали ее ногу. Кошке удалось выхватить нож и воткнуть в горло ослабевшего пса. Хлынула кровь, вожак засучил ногами и издох. Кошка пыталась нашарить автомат, который при падении отлетел в сторону. Собаки прыгали вокруг, норовя вцепиться как следует, но в результате лишь мешали друг другу. Наконец ей удалось поднять оружие, и она полоснула очередью по бесновавшимся псам. Два или три свалились раненые, остальные немного отбежали и издали следили за ней. Кошка еле поднялась с земли, пытаясь понять, ранена она или нет. Болела нога, саднило плечо, но кости, вроде, были целы. Собаки больше не решались нападать. Она потихоньку двинулась вперед, то и дело оглядываясь на них, но они, похоже, на глазах теряли к ней интерес. Две или три подошли к распростертому телу вожака и принялись лизать его кровь.

    Наконец слева Кошка увидела вход в метро Шаболовская — неказистое невысокое четырехугольное строение грязно-белого цвета, вокруг которого еще сохранились обломки торговых палаток. Справа на асфальте валялись остатки металлического забора. Кошка увидела под ногами табличку «Стоянка машин». За забором земля была словно вспахана, а еще дальше образовалась огромная яма. Ей вдруг показалось, что голова у нее снова начинает болеть, но, возможно, то были последствия отравления молочаем.

    Миновав вход в метро, Кошка двинулась дальше и вскоре увидела справа многоэтажное здание. Опавшие листья, прихваченные морозом, шуршали под ногами. На деревьях, высаженных когда-то вдоль улицы, еще сохранились грозди красных ягод — Кошка уже видела такие, когда они только вышли с Фрунзенской. У Кошки даже рот наполнился слюной, когда она вспомнила их терпкую горечь, но она тут же одернула себя — не время сейчас ягоды собирать! И так неизвестно, удастся ли ей вернуться в метро до рассвета. Если нет, можно, конечно, попробовать укрыться от дневных хищников и слепящих солнечных лучей в каком-нибудь подвале или в доме, но лучше не рисковать. Кто знает, какое зверье водится в этом районе?..

    Под ногами вдруг мелькнуло что-то длинное, тонкое, черное. Кошке показалось, что оно шевелится, и она в ужасе отскочила в сторону. Вспомнились жуткие рассказы сталкера Сафроненко о пиявках с железнодорожной станции Удельная. Конечно, Сафроненко — известный балагур, он и соврет — недорого возьмет, и все же наверняка что-то такое было… Он говорил, что те пиявки из медицинского центра разбежались… А ведь в большом городе больниц много, и кто знает, какие существа расползлись оттуда? Но приглядевшись, Кошка поняла, что напугавший ее предмет был всего лишь куском толстого провода.

    Посередине улицы пролегали трамвайные рельсы, и это еще раз убедило Кошку в том, что она попала, куда надо. Одним из ориентиров на карте, которую она хорошо помнила, было трамвайное депо в конце улицы. Она понятия не имела, что такое «депо», но раз трамвайное, значит, наверное, туда и ведут рельсы. От депо до станции Октябрьская, судя по карте, было не так уж далеко.

    * * *

    Порыв ветра налетел неожиданно, и все вокруг словно преобразилось. Закачались ветви деревьев, а откуда-то сверху донесся резкий ритмичный стук. Перепуганная Кошка не сразу сообразила, что это хлопает створка распахнутого окна. Еще один порыв — и на нее посыпались осколки стекла, так что она едва успела увернуться. Повалил серый снег, который тут же, на лету, таял. А потом вдруг что-то с размаху накрыло ее голову и плечи. Кошка забилась, пытаясь вырваться, и только спустя несколько кошмарных секунд поняла, что атакует ее не живое существо, а унесенная ветром тряпка. Ветер крутил и швырял что-то похожее на обрывки серой бумаги, гнал по вспучившемуся асфальту дребезжавшую пустую жестяную банку. «Это все деревья, которые называют тополями, — подумала Кошка. — В начале лета они расшвыривают пух, похожий на снег, а потом из этого пуха вырастают новые, и сила у них такая, что они взламывают асфальт изнутри. Вот поэтому теперь так трудно идти — весь город зарос этими тополями, весь асфальт, даже уцелевший после Катастрофы, пошел трещинами, буграми и рытвинами. И этот ветер налетает, сбивает с ног, несет с собой всякую дрянь. Мусорный ветер, вот что это такое. Леха знал песню и про это, а еще там было что-то про смех Сатаны…» Кошка представила себе, как этот Сатана сидит сейчас где-нибудь на высокой крыше, смотрит вниз и смеется, глядя на дело рук своих. Или бродит где-нибудь поблизости. И тут ей показалось, что впереди действительно кто-то движется.

    Кошка напряглась, нащупывая нож. У того, кто шел впереди нее — если это был человек, а не призрак или не морок — были длинные светлые волосы. Кошка тихонько заскулила от ужаса. Она не была готова к такому. Мелькнула даже мысль, что Веселый Роджер и неизвестный мужик с Шаболовской врали — мутант на башне действительно был, только они с Нюрой и Дятлом его вовсе не убили. Он очухался и теперь опять насылает видения. «Нет уж, не поддамся!» — упрямо твердила она про себя, стараясь отвлечься от мыслей о привидениях.

    Кроме песни про мусорный ветер, Леха еще учил ее песне про безобразную Эльзу. Кошку всегда занимал вопрос, та ли это Эльза, которая в сказке сидела в пещере и плела братьям рубашки из крапивы? Выходило, что, пожалуй, и не та, поскольку Эльза из сказки, наверное, была красива, раз в нее влюбился король. С другой стороны, король — это просто главный правитель, вроде товарища Москвина на Красной Линии или все того же Роджера. Оба припомнившихся ей руководителя были настолько непривлекательны, что, пожалуй, для них сгодилась бы и безобразная. Тем более что эта Эльза, если верить песне, была не дура выпить. А еще Эльзой, кажется, звали шпионку, которую, по слухам, недавно нашли мертвой на Ганзе…

    Интересно, почему ей в последнее время все чаще вспоминаются по каждому поводу Лехины песни? Наверное, потому, что он знал их очень много, а она убила его и теперь должна помнить их вместо него. Как это ученый сказал: жаль, что знания будут утрачены? Теперь ее долг — постараться не забыть то немногое, что она помнит про Леху. Он ведь был не таким уж плохим, жалко, если память о нем рассеется без следа… Проклятье, что-то не вовремя ее на философию потянуло! Кошка посмотрела вперед — там ли непонятная фигура? Да, по-прежнему там, но, кажется, она удаляется. Что если попробовать отсидеться в одном из домов? Вообще-то она не любила заходить внутрь — словно сама в ловушку лезешь, но привидений боялась еще больше, чем мутантов. Снова вспомнились рассказы про Белую Невесту. Ведь судя по карте, не так уж и далеко Кошка сейчас от реки, от Острова и моста. Вообще-то Невеста не должна уходить с моста, но кто их, мертвых, знает, что им в голову взбредет? Ведь как ни крути, а красный замочек-то был, и Кошка держала его в руках. Может, теперь Невеста взяла ее след и не отступится, пока с ума не сведет или с собой не заберет?..

    Кошка осторожно зашла в подъезд, благо, дверь давно была выбита. Внутри были лужи и неприятный запах, который она почувствовала даже в противогазе, но опасности, вроде, не ощущалось. И она стала осторожно подниматься по лестнице.

    Впрочем, удалось дойти только до второго этажа — дальше лестница была разрушена, но ей дальше и не хотелось. Двери в квартиры тоже были выбиты, возможно, тут побывали уже после Катастрофы. Кошка за пару шагов пересекла малюсенький коридорчик и очутилась в комнате. Под ногами хрустнуло: игрушка, пластмассовая вроде. Кошка некстати вспомнила одного садиста с Китай-города. Каждый раз после ограбления, совершенного с особой жестокостью, на него накатывало что-то вроде угрызений совести. Дня три он обычно беспробудно пьянствовал, а потом отправлялся на экскурсию в магазин игрушек. И после этого вручал обветшавших, изодранных, выцветших зверюшек немногочисленным бледным, перепуганным детям, не понимавшим, чего от них хотят, да еще ворчал:

    — Чего понурые такие? Берите, да не забудьте дяде Мише спасибо сказать — я жизнью рисковал наверху за ваше детство счастливое! Все для вас, паразитов, а вы не цените…

    Дети, онемев от ужаса, глядели на дарителя, который, с чувством выполненного долга, отправлялся пьянствовать дальше. Кошка вообще считала, что Китай-город — не самое лучшее место для детей, особенно с тех пор, как побывала на других станциях и получила возможность сравнить. Даже странно, как там мог появиться, такой ребенок, как Сонечка, ее спасительница. Но Соня вообще была очень необычным существом. Во-первых, умела быстро бегать, а даже если ее догоняли, оборонялась настолько отчаянно, пуская в ход не только руки и ноги, но и зубы, и ногти, что ее старались не трогать. Во-вторых, девочка умела взглянуть так, что у самых закоренелых бандитов мороз пробегал по коже. Если прибавить ко всему этому, что говорила Соня непонятно, но горячо, особенно — когда сердилась, неудивительно, что многим обитателям Китай-города эта кроха внушала какой-то суеверный страх.

    И даже это ее не уберегло. «Знать бы, что с ней? — подумала Кошка. — Погибла или просто ушла?..»

    Дети. Кошка вновь вспомнила про Павлика. Он ждет ее на Октябрьской. Надо идти.

    «Что принести тебе сверху на память, Павлик? Грязного матерчатого зайца? Проржавевшую машинку? Радиоактивную погремушку? Осколки стеклянного шарика? Нет, уж лучше ничего не принесу — чем позже ты узнаешь, какое наследство тебе достанется, тем для тебя же будет спокойнее…»

    Постояв еще немного, она вышла из квартиры и осторожно пошла вниз по лестнице. Опасливо выглянула из подъезда — вроде бы та жуткая фигура больше не маячит впереди. Но теперь, после безмолвного мертвого дома, ей стало еще более одиноко, а потом охватил беспричинный ужас. Сейчас Кошка, наверное, обрадовалась бы даже мертвецу или привидению. У нее было чувство, словно она осталась в этом мертвом городе одна и никогда больше не увидит других людей. Вот странно — раньше ей казалось, что она людей недолюбливает, а теперь получается, что страшнее всего — одиночество и тьма… С трудом взяв себя в руки, Кошка заспешила вперед.

    А вот и мертвец. Человек в «химзе» лежал поперек дороги, уткнув голову в сгиб локтя, словно прилег отдохнуть. Видимых повреждений на теле не было, но труп давно уже закоченел. Кошка, может, и не стала бы задерживаться, но кинула взгляд на ноги мертвеца. Одна нога была в сапоге, а другая — в огромном, не по размеру, несуразном ботинке. И ботинок этот был ей знаком.

    Непослушными руками Кошка потянула с лица человека противогаз. Когда она стащила маску, его голова со стуком ударилась о мокрый холодный асфальт. Она повернула его лицом к себе, уже зная, что увидит, но в груди у нее все равно екнуло.

    Это действительно был Егор Кораблев — тот самый парень, с которым они вместе вышли с Ленинского проспекта. Которого она безуспешно пыталась спасти. Который ушел к башне — на зов мутанта. И вот теперь он лежит здесь. Может, никакого мутанта и впрямь не было, а парень просто заблудился и погиб?

    — Где я беру такие грибы? — пробормотала Кошка. — Значит, ничего не было? Нюты не было, мутанта не было… Ничего нет. Может, и меня уже нет? И все это мне приснилось? А интересно, с какого момента? Может, на самом деле музея тоже не было? Может, мне и про Ленинский проспект все приснилось? Может, снится и сейчас? И на самом деле я скоро очнусь где-нибудь на Ганзе?

    Все ужасы и переживания последних дней внезапно навалились на нее, грозя обессилить, лишить воли к жизни. Кошка вновь услышала размеренные, тяжелые шаги, сопровождавшие ее в музее. Царь-Мореход неспешно прошествовал мимо, не удостоив ее взглядом, и отправился дальше на поиски моря, своего корабля и прежнего мира. Из окна противоположного дома выглядывала Белая Невеста и приветливо махала ей рукой, зазывая в гости. Игуандон Маруся рычал на нее из подъезда, топорща жесткий воротник вокруг шеи. Безобразная Эльза стояла рядом, потрясая колючей зеленой рубашкой, и явно хотела, чтоб Кошка ее померила. Мертвый Леха укоризненно качал головой, пытаясь окровавленной рукой зажать дыру в животе.

    Кошка ударила кулаком по асфальту. Боль немного отрезвила ее, призрачные видения пропали. Как бы там ни было раньше, сейчас она явно находилась на поверхности. Было холодно и сыро, и надо было в первую очередь думать о том, как оказаться в безопасности. А уж вернувшись в метро, можно будет хоть до посинения размышлять о странных событиях, случившихся с ней за последнее время.

    Нужно идти дальше. Кошка заколебалась было — ей не хотелось оставлять парня вот так, валяться на холодной земле. Странно, что на него до сих пор не наткнулись какие-нибудь падальщики. Но что она могла для него сделать? Только слегка завалить мусором. Она сама понимала, какая ненадежная это защита, и ругала себя за то, что тратит силы на бесполезные действия. Ругала, а сама подтаскивала к телу все новые и новые ветки. Потом, когда их набралась целая куча, взгромоздила сверху пару толстых досок, какую-то железяку, оглянулась в последний раз на «могилу» и решительно зашагала вперед.

    * * *

    Справа показалась церковь, потом — невысокое здание с широкими во всю стену окнами. Сквозь них были видны столики, и Кошка догадалась, что раньше это, видимо, была столовая. Представила себе, как люди сидели здесь, неторопливо ели, глядя на деревья за окном. Вспомнила прогорклый чад в закусочной «За три потрона» и вздохнула.

    Ей вновь показалось, что впереди идет девушка со светлыми волосами, но теперь Кошка не испугалась. Вряд ли то был призрак Невесты — она, как известно, появляется в пышном белом платье, разорванном и грязном. А девушка была одета по-мужски, в джинсы и свитер. Может быть, она, наоборот, хочет указать ей путь?

    Кошка привыкла к тому, что в иных местах, прежде густо заселенных людьми, ей иной раз мерещатся голоса мертвых. Например, если подняться от коллектора Неглинки вверх по холму и пройти тихими переулками, в некоторых местах можно было услышать словно бы невнятный шепот. Кошка иногда вслушивалась, и ей казалось, что она разбирает отдельные слова. Вот женский голос упрашивает кого-то не уезжать, а мужской — сердится. Вот слышно, как плачет или смеется ребенок. Иногда голосов не было, зато отчетливо раздавались легкие шаги, хотя самого идущего видно не было. А однажды Кошка увидела на подоконнике третьего этажа маленькую детскую фигурку. Очаровательная малышка, с виду лет шести, со светлыми кудрявыми волосами, в длинной рубашке, служившей ей вместо платья, с любопытством смотрела вниз из черневшего пустотой оконного проема и, казалось, вот-вот упадет. Но как только она заметила Кошку, сразу исчезла. Может, то было привидение, а может — кто-нибудь из выродков. Обычно у них рождались уроды, но появлялись и нормальные с виду дети. Правда, долго они, как правило, не жили. В общем, тогда Кошка рассудила, что лучше не вмешиваться: привидение ловить бессмысленно, а если в заброшенном доме и впрямь обитает живой ребенок, значит, о нем есть кому позаботиться.

    Сейчас, вспомнив тот случай, она подумала, что стоило все-таки осмотреть тот дом. Если бы девочка плакала и звала на помощь, Кошка, возможно, так и поступила бы. Но опыт научил ее — лучше не делать лишних движений и не вмешиваться в чужую жизнь без приглашения. Если кто-то существует в абсолютно ненормальных с твоей точки зрения условиях и ощущает себя вполне гармоничным и счастливым, то это его личное дело.

    Вот и сейчас идущая впереди по трамвайным рельсам девушка кажется ей чем-то необычным. Но ведь та идет себе спокойно, ее не трогает. Почему надо ее бояться? Даже призраки не всегда бывают опасными. И, в сущности, почему они должны непременно вступать в какие-то отношения с людьми — пугать или, наоборот, помогать? Вполне возможно, что большинству из них до людей нет никакого дела.

    Засмотревшись на девушку, Кошка не сразу заметила, что дошла уже почти до конца улицы, где ее пересекала другая. Справа виднелась стена с широкими двустворчатыми воротами, распахнутыми настежь. Девушка свернула туда и пропала среди невысоких кирпичных строений. Судя по всему, это и было трамвайное депо.

    Кошка даже расстроилась. Она, вроде, уже привыкла к девушке и даже чувствовала себя не так одиноко среди развалин. Но следовать за ней в депо она не собиралась. Насколько она помнила карту, ей нужно было сейчас повернуть налево, выйти на проспект, а там уж рядом и площадь, где стоит памятник красному вождю, и метро.

    Она не сразу сообразила — то, что казалось ей живой изгородью, было скопищем горгонов. Черные тела, увенчанные пучками щупальцев, почти не выделялись на фоне голых мокрых черных кустов и удачно прикидывались безобидной растительностью. Не успела Кошка опомниться, как одно щупальце захлестнуло ее ногу, а другое взметнулось чуть ли не к лицу. Если монстру удастся опутать жертву и подтащить к середине ствола, где у него располагался рот, ее уже ничто не спасет.

    Отчаянно орудуя ножом и расшвыривая ошметки черной плоти, Кошка все-таки сумела освободиться и отбежать в сторону. И тут же увидела маячивший у выхода на проспект квадратный силуэт — словно огромная жаба сидела, слегка сгорбив плечи. Возня привлекла внимание жабоподобного хищника. Скачок — и жуткое существо оказалось совсем рядом.

    Кошка в ужасе вжалась в стену возле какой-то будки. Автомат тут явно был бесполезен. «Стань тенью!» — приказала она себе, надеясь, что жуткий хищник примет ее за часть пейзажа. Она, по неизвестной причине, больше всего боялась именно этих обитателей поверхности — как другие боятся пауков.

    Жабоголовый сделал еще прыжок — теперь он был совсем рядом, не дальше, чем в пяти шагах от нее. Но все его внимание было сосредоточено не на человеке, а на мокром асфальте, где извивались обрубки щупальцев, похожих на толстых черных червей. Невольно Кошка опять вспомнила про пиявок со станции Удельная, о которых рассказывал Сафроненко. А кто-то из сталкеров говорил ей, что из каждого такого обрубка щупалец может потом вырасти новый горгон. К счастью, из этих обрубков уже никто не вырастет — не судьба… Жабоголовый вывалил длинный язык, секунда — и черный обрубок уже извивался у него в пасти. Мутант нагнул голову, словно прислушиваясь к своим ощущениям, смакуя редкое лакомство. Потом судорожно икнул — и Кошке показалось, что она видит, как щупальце провалилось ему в желудок, все еще продолжая извиваться. Жабоголовый удовлетворенно потряс головой и вновь вывалил язык. Кошка вдруг увидела, что челюсть у него сильно искривлена, словно она была распорота, а потом неправильно срослась. Потому-то он, наверное, и предпочитал еду поделикатнее, которую уже нарезали на кусочки. Кошке пришлось дожидаться окончания этого жутковатого обеда. Она припомнила, что кто-то из сталкеров рассказывал, как они с голодухи попробовали варить щупальца горгона. Он уверял, что есть было вполне можно, только было ощущение, что жуешь резиновую подошву. С другой стороны, жители некоторых станций были убеждены, что эти твари ядовиты и употреблять их в пищу ни в коем случае нельзя. Но Жабоголового, видно, это не волновало.

    Обкромсанный горгон тем временем судорожно извивался. Наверное, если бы он умел издавать звуки, то вопил бы сейчас от боли. В любом случае, это сослужило ему плохую службу: доев мелкие кусочки, Жабоголовый обратил внимание на их прежнего хозяина. Одно движение — и один мутант словно натянулся на другого сверху. Горгон затрепыхался совсем уж яростно, и хищник сделал несколько судорожных движений, пытаясь заглотнуть его целиком. Кошка рассудила, что это самый лучший момент, чтоб смыться, пока на нее никто не обращает внимания. Кто знает, каков аппетит у этой жуткой жабы? Может, решит и ее употребить на десерт?

    Она вышла на проспект, где среди остовов машин неспешно ползали гигантские слизни, оставляя за собой белые полосы. Кошка знала по опыту — вещество, выделяемое ими, разъедает хуже кислоты, поэтому старалась не наступить ненароком в такой след. Одно неверное движение — и с ботинками можно было попрощаться, а возможно — и с ногами тоже.

    Из-за угла навстречу ей вывернуло существо, похожее на жутко истощенного человека, передвигавшегося на четвереньках. Оно опиралось на тонкие длинные «руки», сжатые в кулаки. Только на этих «руках» было по четыре пальца, По крайней мере, так с первого взгляда казалось. Ушей у существа не было, их заменяли щели, зато огромные челюсти были усыпаны острыми зубами. Узкие, длинные ноздри втягивали воздух — хищник пытался оценить, стоит ли добыча усилий. «Стигмат», — подумала Кошка и чуть ли не обрадовалась мутанту, как старому знакомому. По крайней мере, она тут не одна.

    Стигмат, похоже, обрадовался тоже и начал осторожно приближаться к ней. Кошка пристально следила за его верхними конечностями: в момент нападения этот мутант разжимал ладонь, и из глубокого шрама на внутренней стороне выстреливало длинное и острое жало — его «пятый палец».

    — Ну что ты, дурачок, я совсем не вкусная, — увещевала его Кошка, осторожно пятясь. Ей не хотелось его убивать.

    И вдруг сзади взвилась сеть, накрыв монстра. Стигмат забился, пытаясь освободиться. Мелькнули две темные фигуры в «химзе» и противогазах.

    «Сталкеры», — вяло подумала Кошка.

    Один из них приближался к ней:

    — Мурка! Ты, что ли?! — услышала она.

    И тут же поняла, что на самом деле сходит с ума. Только один человек называл ее так, и этот человек убит ее собственными руками. Кошка обреченно зажмурилась. Сил бороться больше не было. Она до последнего отбивалась бы от живых, а с мертвым ей не сладить. Леха все-таки пришел за ней.

    Ноги ее подкосились, и она опустилась на грязный асфальт, прямо в лужу. А потом наступила тьма…

    Глава 12 СТАРЫЙ ПРИЯТЕЛЬ И НОВАЯ ПРОБЛЕМА

    — Нет, вы посмотрите на нее! — возмущался обладатель басовитого голоса. — Киса, очнись, не время мечтать! Да и не место…

    И тут до Кошки дошло.

    — Вотан, это ты?! — заорала она.

    Над ней склонилась багровая рожа, обрамленная светлыми слипшимися волосами и наискось перечеркнутая черной повязкой.

    — Ну, ну, полегче, — бормотал Вотан. — Вот теперь вижу — это точно ты. Я вообще-то тебя сразу узнал по костюмчику — он приметный у тебя, вставочки металлические прикольные. Но когда ты встала столбом, а потом и вовсе рухнула как бревно ни с того ни с сего, уж не знал, чего и думать. Может, думаю, убили тебя, а костюмчик кто другой позаимствовал?

    — И не мечтай даже! — радостно сказала она. — А где я?

    Она лежала на дырявом матрасе в большой палатке, рядом сидел еще один сталкер — кажется, его звали Сигурд.

    — На Октябрьской, — буркнул Вотан. — Ты так некстати отключилась… пришлось нам тебя до метро по очереди тащить.

    — А чего вы наверху делали?

    — Что могут делать егеря Ганзы на вверенной их попечению территории? Охотились, естественно. Мутантов отлавливали для полигона на Пролетарке.

    — Ну и как?

    — Да так себе улов: паршивенький стигмат и нервическая девица! — егерь захохотал, гордясь своей шуткой.

    — Опасная у вас работа, — поежившись, сказала Кошка, решив не обижаться за «нервическую».

    — Ну зато и платят нехило, — буркнул Вотан.

    Как только окончательно пришедшая в себя Кошка выбралась из палатки, ей чуть ли не сразу попалась на глаза Скорбящая. Старуха сидела у колонны на каком-то тряпье, перебирала мешочки с сушеными травами и по обыкновению внимательно оглядывала всех вокруг.

    — Здравствуй, девушка, — пробормотала она невнятно. — А я уж думала — не вернешься ты. Приходил тут человечек один, спрашивал — не встречала ли я ляльку в черных перчатках, у которой волосы русые и шрам на виске. Я сказала, что не видала, а он тогда и говорит: если увидишь, передай, чтоб на Китай-город ни в коем случае не возвращалась. Ищут ее там. Один из людей, что приходили с ней в прошлый раз, выжил, и теперь его держат там в заложниках. Только пусть не вздумает туда соваться — и его не спасет, и самой плохо будет. Скажи, чтоб затаилась где-нибудь и не высовывалась, пока все не уляжется. Ладно, говорю, я старуха скорбная, убогая, но если где такую увижу, передам обязательно, а что уж она там натворила, меня не касается, мое дело маленькое. Он меня похвалил и патронов отсыпал.

    Кошка, поняв намек, тоже вложила в морщинистую руку пригоршню патронов. Попыталась расспросить старуху, как выглядел человек, но та лишь бормотала, что зрение у нее по старости слабое, а человек тот от других отличался мало — две руки, две ноги, одна голова, что еще надо? Кошка на всякий случай сделала вид, что новость ее не особо заинтересовала, хотя сердце затрепыхалось так, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди.

    — А как Павлик? — спросила она. — У Регины все в порядке?

    — Жив твой крикун, не беспокойся, — заухмылялась старуха беззубым ртом. Кошка стояла в растерянности, не в силах прийти в себя после всего услышанного.

    Значит, кто-то выжил в той резне? Может, это ложь, чтоб заманить ее на станцию? Но тот человек, наоборот, советовал ей там не появляться. Хотя посоветовать ей что-то — верный способ заставить ее поступить как раз наоборот.

    Но если это правда — кто же, кто же остался жив?

    Рохля? Тогда она могла бы отдать ему Павлика — ведь это же его сын, в конце концов, пусть бы сам о нем и заботился. Хотя Рохля, похоже, и о себе не очень-то в состоянии позаботиться. Но парень нравился ей — она все вспоминала его хрипловатый, с ленцой, голос «Ну ты лентяйка!». Она могла бы помогать ему с ребенком.

    А что если все-таки выжил Сергей? Кошка сама не знала, кого из них больше жалеет. Кого хочет увидеть. Она скучала и по тому, и по другому. Вот бы в живых остались они оба!

    Господи, как узнать? Ну почему неведомый доброжелатель не потрудился заодно назвать имя уцелевшего? А может, никакой он не доброжелатель, и это все нарочно подстроено, чтоб она помучилась, а на самом деле все ее бывшие спутники мертвы?

    Ответов на свои вопросы Кошка пока не находила. Ей хотелось тут же наведаться к Регине, навестить малыша, но Вотан ничего слушать не хотел и потащил ее в кабак «За три потрона» — обмыть удачный поход да и ее спасение за компанию.

    * * *

    — Так говоришь, от Парка до Октябрьской поверху шли?! Типа променад?!

    Вотан хохочет, словно его это очень забавляет. Видавший виды пластиковый стул под его грузным телом трещит и, кажется, вот-вот сломается. Вотан не обращает на это внимания и пристально смотрит на нее. Что у него во взгляде — насмешка, жалость? Отчего у нее такое ощущение, что егерь смотрит на нее, словно сквозь оптический прицел? И зачем постоянно подливает ей браги — словно хочет ее споить, как когда-то Седой. Кошка, стоит ему отвернуться, выплескивает излишки в кружку соседа по столу.

    — Представляешь, — говорит Кошка, — мы были совсем рядом с Островом.

    — А-а-а, тем самым? Где у красных сталкеров, типа Валгалла? — понимающе кивает Вотан.

    — Почему у красных? — удивляется Кошка, смутно припоминая, что про Валгаллу он ей когда-то рассказывал. По его поверьям, это такое место, куда попадают убитые воины, чтоб пировать и веселиться в награду за подвиги. Кошка знала, что Вотан, Сигурд и вся их компания молится своим богам и даже имена они себе взяли в честь богов и героев. Это было нормально. В метро каждый верил, во что хотел — кто в Сатану, кто в Великого Червя, кто в Хозяина Туннелей. Лучше было в это не вникать. Главное — чтоб эти боги помогали.

    Вотан раньше и ей предлагал несколько раз присоединиться к их компании. Говорил, что это прикольно, что до этого в группе у них баб не было. Обещал подобрать ей имечко покрасивее: «Будешь у нас Брунгильдой. Или Фрейей. Или будем звать тебя просто — Валькирия».

    «А в этот раз что-то не предлагает…» — думает она.

    — Ну, к Острову ведь ближе всего Кропоткинская и Парк Культуры, — отвечает Вотан. — А сталкерам Ганзы не так уж плохо живется, чтоб по доброй воле на Остров отправляться. Когда силы уже не те, обучают молодняк.

    Кошка хочет снова выплеснуть брагу. Вотан пристально смотрит на нее. Ее сосед уже глядит остекленевшими глазами куда-то вдаль. Да и сам Вотан уже хорош.

    — А ведь я там был, — тихонько говорит он. И уже не смеется. Ей приходится наклониться к нему, чтобы разобрать слова.

    — Где? — спрашивает она, хотя сама уже понимает, о чем речь.

    — Там. На Острове.

    Она смотрит на него с ужасом, как на выходца из могилы.

    — Враки все это — то, что про него рассказывают. Никакие призраки не пляшут там при луне. Есть только полуразрушенные дома, я даже забирался в некоторые. В одном доме этаже на третьем такие прикольные вещи видел. Прикинь, ванна в виде громадной красной женской туфли на высоком каблуке! Была б там еще вода теплая, не вылезал бы из такой. А еще там мужик сидел, из какого-то камня сделанный. Я его про себя прозвал Один, — с ударением на первый слог говорит Вотан. — Сидит и смотрит на Храм — оттуда он как на ладони. А в углу другой мужик валялся — не каменный, настоящий. Вернее, то, что от него осталось. Я его про себя почему-то окрестил Ермолаичем. Мне даже казалось, что он улыбается мне — так у него зубы были оскалены. А призраков я там не видел, вот только…

    — Что? — подалась к нему Кошка. Егерь как-то странно усмехается:

    — Как же вы, бабы, на всякую чертовщину падки! Я так понял — люди там были, когда жахнуло. До метро они добежать, ясное дело, не успевали, а вот в подвалах тамошних еще прожили какое-то время — недолго, правда.

    — С чего ты взял? — впилась в него взглядом Кошка.

    — Я там надпись нашел на стене в подвале одном. То ли краской черной, то ли углем. Еле разобрал каракули. Знаешь, что там было написано? «Будьте вы прокляты, твари подземные!». Вот я и думаю — видно, кто-то из них пытался уже потом в метро попасть, да не пустили. Вот он и оставил перед смертью напутствие. Они знали, понимаешь, знали наверняка, что кто-то уцелел, заперся в убежище. А им двери не открыли, бросили умирать…

    Да, объяснять такое Кошке нужды не было. Ее ведь тоже когда-то бросили умирать. Иногда ей казалось — она и в самом деле умерла тогда. Потому что невозможно поверить, что та худенькая девчонка, жадно слушавшая сказки, ловившая каждое ласковое слово, брошенное ей мимоходом, как подачку, и нынешняя Кошка, безжалостная хищница, — одно и то же существо. Может, та девчонка умерла, а в тело ее вселился кто-то другой? Теперь он говорит ее голосом, смотрит на мир ее глазами. И обдумывает месть…

    — А призраков-то там нет, конечно, кости одни, — задумчиво продолжает Вотан тем временем. — Только вот слышал я иной раз за спиной как будто вздохи… и фонарь у меня в тех развалинах все время гас. А еще казалось — кто-то бесшумно идет следом за мной.

    — А ты слышал про подземный ход под рекой? — говорит, не удержавшись, Кошка.

    — А-а, вот ты о чем! — Вотан глядит — словно мысли ее читает. — Боишься, что однажды они наведаются к нам? И настанет судный день, и живые позавидуют мертвым? Может и так, почему бы и нет? Я бы на их месте — пришел.

    Кошка бледнеет. И вдруг Вотан разражается хохотом.

    — Ой, киса! Видала б ты сейчас свою моську! Наплел я тебе с три короба, а ты и поверила?

    Она пристально глядит на егеря. В его единственном глазу снова искрится веселье. Как будто и не он только что рассказывал ей все это. Но Кошка чует — от него исходит страх.

    К Вотану подсаживается одна из немолодых, набеленных женщин. Глаза, обведенные черным, жадно смотрят на еду.

    — Не угостишь, красавчик?

    — Уйди, чувырла! — орет егерь. — А то от твоей красоты ненаглядной у меня сейчас последний аппетит пропадет. Я еще не настолько пьян, чтоб на тебя позариться!

    Он смотрит в свою плошку, где дымится что-то непонятное. Брезгливо нюхает, потом подвигает к женщине.

    — А впрочем, можешь стрескать мой ужин! — орет он на всю закусочную. — Хозяин, небось, раскопал чью-то могилу, чтоб нас попотчевать сегодня. Чье это мясо?

    — Обижаешь, — доносится из угла. — Отборная свинина…

    — Знаю я, у кого ты ее отбирал. У бродячего пса, небось? То, что на Ганзе не доели, тебе мешками привозят, а ты этой дрянью сталкеров кормишь! Сколько раз зарекался ходить в твою тошниловку!

    — И вовсе обидно такую напраслину слышать, — бурчит хозяин, но Вотан уже не обращает на него внимания.

    — Песню! — ревет он. — Что за веселье без песни?!

    Кошка притворяется, словно ей тоже весело, и затягивает «Ушел наверх и не вернулся».

    — Да не эту, — кривится Вотан, — не то настроение. Другую давай!

    И он заводит боевую «Череп проломлен, пробита броня», а его спутники дружно подхватывают. Закончив эту, они без передышки начинают другую, про охоту на мутантов:

    И как она, бедняжка, ни орала,

    Но руку ей отъели до локтя.

    Кошка слышала, будто бы песня написана под впечатлением реального происшествия на Пролетарском полигоне, после которого женщин туда старались не пускать.

    — А теперь про мутанта давай! — орет Вотан, как только песня закончилась. — Про того, четырехглазого!

    Эту песню знали многие, и чуть ли не половина посетителей «Трех потронов» подхватывает:

    Я по городу гуляю, на развалины гляжу

    И застывшие трамваи стороною обхожу,

    Вдруг ужасного мутанта вижу я издалека —

    У него четыре глаза и всего одна рука.

    В какой-то момент Кошка поддается всеобщему веселью и начинает тихонько подпевать:

    Рассмотрев его поближе, удивился я вдвойне —

    У него четыре глаза и желудок на спине.

    И с какого перепуга создал бог такую страсть?

    У него четыре глаза, он готовится напасть!

    — Вот теперь я тебя узнаю, девочка моя! — восторженно орет Вотан. — Вот это по-нашему, киса!

    И он во весь голос выводит, отбивая такт ладонями по трещащей столешнице:

    Я подумал: «Вот зараза!» Сердце сжалось от тоски!

    У него четыре глаза и огромные клыки!

    И тут до Кошки доходит. Раньше он звал ее Катей, Катериной, Кэт. Мог Кримхильдой назвать под настроение. А кисой — не называл.

    Впрочем, может, он просто расчувствовался? И «киса» вовсе не означает, что теперь ему известно ее настоящее прозвище. Может, это просто единственное ласковое словечко, которое пришло на ум этому суровому головорезу?

    Но почему тогда, при встрече, он назвал ее Муркой? Или это ей померещилось?

    Кажется, брага ударила Вотану в голову как следует. Он прекращает петь, шикает на Сигурда, который предлагает еще что-то «побоевитее» и пристально смотрит на Кошку единственным глазом.

    — Слыхал я одну историю, — начинает он, — будто весь Китай-город подняли по тревоге, чтобы найти одну сталкершу. Особые приметы — изуродованное ухо и шрам на месте шестого пальца. И даже награду за нее обещали. За живую или мертвую.

    — И что ты собираешься делать? — спрашивает она, сверля его взглядом и нащупывая под столом нож. — Выдашь меня?

    — Э-э, да как тебе сказать? С одной стороны, объявленная награда не стоит того, чтобы я за нее даже почесался. Мы, егеря, за один удачный рейд втрое больше имеем. А рейды у нас, не считая последнего, — тьфу-тьфу! Так что пусть братки засунут эти три рожка себе… кое-куда.

    — Получается…

    — Да ни хрена не получается! — перебивает ее Вотан. — Киса моя, я же сказал: «с одной стороны». А если есть одна, то есть и другая, смекаешь?

    Кошка молча кивает.

    — Так вот, если эти быки китайгородские поймут, что за такие гроши серьезные люди не работают, и предложат серьезную же премию, мои слабые нервы могут не выдержать. И я буду первым претендентом. А знаешь, что с тобой сделают на Китае? Будут убивать долго и мучительно. Они, знаешь ли, на тебя порядком сердиты. Или продадут на полигон — помнишь наш полигон на Пролетарской? Я не раз поставлял туда дичь, но мне бы не хотелось, чтобы очередной дичью стала ты. Думаю, тебе это тоже вряд ли понравится. Ведь на полигоне, киса моя, все зависит от того, с какой стороны ты окажешься. Стрелком будешь, или мишенью! — и он хохочет, словно радуясь удачной шутке. — Так что делай ноги, киса моя, рви когти, пока старый Вотан не поддался искушению подзаработать. Беги, киса, беги и прячься понадежней… — он перегибается через липкий пластиковый стол, на котором валяются объедки, протягивая к ней руку. Кошка напрягается, готовая бить насмерть, но егерь лишь ласково треплет ее по щеке. — Сделай так, чтоб я тебя не нашел, очень тебя прошу. У тебя получится, я знаю. Надо очень сильно постараться — и все получится…

    Кошка вспоминает полигон на Пролетарской. Длинный зал, голые бетонные стены, все в выбоинах. Возле колонн — двухъярусные помосты, затянутые металлической сеткой. Там располагались в относительной безопасности охотники — а пойманных наверху мутантов, ослабевших от ран и от голода, выгоняли на них егеря. На полу — разводы засохшей крови, их даже не успевали отмывать толком. Забава для богатых охотников со всего метро. Впрочем, говорили, что и на Черкизоне есть что-то подобное.

    «Вот гад! — думает она. — Но ведь он меня спас, вместо того, чтобы дать тварям с поверхности прикончить — тогда бы он смог спокойно отнести на Китай-город мою голову. Хотя меня могли съесть целиком, и нести было бы нечего. Кстати, и потом, пока я была в беспамятстве, никто не мешал ему выдать меня — живьем. Но Вотан не сделал этого. А теперь, кажется, и вправду лучше уносить побыстрее ноги, пока он не передумал».

    — Спасибо, Вотан, — говорит она вслух. — За мной должок.

    — А у меня новый талисман, — хвастается тот, будто ничего не произошло. И, достав из кармана, вертит что-то серое перед ее глазами. Кошка вглядывается и ахает. Это изображение древнего моллюска, которое она видела у Сергея накануне похода на Третьяковскую. Грязно-белый камень, скрученный в спираль.

    — Где ты это взял? — хрипло спрашивает она.

    — Что, нравится? — усмехается егерь. — У торговца на Октябрьской. И можешь не облизываться — не продам даже за сто патронов. Я так думаю, эта штука приносит удачу. Хотя прежнему хозяину, кажется, удачи она не принесла — говорят, он плохо кончил.

    Произнося это, Вотан испытующе глядит на нее. Как будто нарочно бьет в больную точку. Как будто втыкает в нее нож и смотрит, что она теперь будет делать — забьется в истерике, заплачет? Мужчины все время пытались проверить ее на прочность — то ли сомневались в ее характере, то ли им невмоготу было, что она, слабое с виду создание, лезет в мужские дела… Что Вотану известно про Сергея?

    Ну уж нет! Она не покажет, как ей больно. Этого удовольствия она ему не доставит.

    — Дай-ка посмотреть, — равнодушно говорит она, взяв у него из руки скрученный в спираль камень. — Тебя обманули — это вовсе не редкость. У меня есть похожие, и даже красивее.

    Одновременно Кошка копается в рюкзаке. Что бы такое найти на обмен? Она знает — то, что Вотан не готов продать, он может в азарте выменять, если предложить ему вещь, в его глазах более ценную. В этом смысле он как маленький. Ее рука нащупывает что-то округлое и гладкое — и достав одну из черных, блестящих, словно отполированных раковин, она крутит ее у егеря перед глазами.

    «Значит, музей мне все-таки не приснился, — думает Кошка мимоходом. — Уже легче».

    Вотан напрягается:

    — Круто! Давай махнемся?

    — Подумать надо… — Кошка делает вид, что сделка ее не слишком интересует.

    — Да чего тут думать?! Ту можешь себе оставить, а эту я возьму. У тебя, говоришь, еще много таких? Можно их вместо амулетов продавать аборигенам — разбогатеем!

    Тем временем на пороге появляется новый посетитель. Кошка не знает его, но Вотан приветствует восторженным ревом. Кошка, пользуясь случаем, выскальзывает из столовой, сжимая в руке амулет Сергея, и, притаившись за чьей-то спиной, прислушивается.

    Вотан, судя по всему, опьянел вконец. Заплетающимся языком он говорил Сигурду:

    — Хочешь, анекдот расскажу? Приходит кошка на полянку…

    — Какая кошка? С четырьмя ногами и хвостом? — раздается другой невнятный голос. — А полянка где? В лесу? Смешно.

    — Да нет, та самая Кошка, которую все ищут и никто найти не может, убийца с Китай-города. Приходит она на станцию Полянка. И видит — сидят там две тетки, бледные, страшные, жгут костер и варят какое-то зелье.

    «Сафроненко — гад, разболтал всем, трепло проклятое! — думает Кошка. — Найду — своими руками придушу». А Вотан продолжает:

    — А в костер те тетки подбрасывают книги колдовские, чтоб лучше горел. «Ведьмы», — подумала Кошка. — «Кошка», — подумали ведьмы.

    — Ну и че? — раздается недовольный голос. — Я че-то не понял, где смеяться-то надо было?

    — А разве эту Кошку еще не поймали? За нее, говорят, пять цинков патронов обещали, — вклинился кто-то в разговор.

    — Да ну! Врешь?

    — Вот гадом буду. Ну, может, четыре. Но уж не меньше.

    — Это что ж такого надо сделать, чтоб так оценили? Станцию взорвать, не иначе.

    — Что, тоже хочешь маслят получить?

    — Это как посмотреть. Может, раз столько бабоса сулят, то ловить ее — себе дороже? Нет уж, мы люди маленькие, не нашего ума это дело. Ее, небось, так просто и не возьмешь, тут заговоры надо знать.

    «Надо уходить», — понимает Кошка. Белый камень, закрученный спиралью, лежит в кармане. «Приносит удачу? Посмотрим». Она знала, что Сергею эта каменюка почему-то была очень дорога и ни за что по доброй воле он не расстался бы с ней. То, что камень оказался у торговца, означало, что Сергея уже нет в живых.

    Теперь ей надо забрать Павлика и бежать. Хотя, может, оставить малыша у Регины? И Кошка кидается к ней.

    * * *

    Регина была сама не своя. Втянула ее в палатку и тут же набросилась с вопросами:

    — Что ты такого натворила?! Тебя ищут! Меня уже спрашивали про ребенка. Старуха говорила, что ты не вернешься, даже предлагала мне сбыть младенца с рук.

    — То есть как — сбыть с рук? — похолодев, спросила Кошка. Но она и сама уже поняла — как. Регина сообразила, что сболтнула лишнее, и торопливо начала оправдываться:

    — Я вовсе не хотела плохого, но ты пойми, мне неприятности тоже ни к чему, я сама — мать. Ты пришла, потом ушла, а мне куда деваться отсюда? Меня здесь каждая собака знает. Если ты во что-то замешана, мне тоже не поздоровится. Мне о своем ангелочке надо в первую очередь думать, а про чужого пусть у его матери голова болит.

    — Пусть у матери голова болит, — эхом повторила Кошка про себя слова, которые ее особенно взбесили, хотя в прежние времена она рассуждала бы точно так же. — У матери голова болеть уже не будет. Ей уже не больно. А мне что делать?

    — Да чего ты напрягаешься, ведь все хорошо! Вот твой младенец. Или погоди? Это, кажется, мой, — Регина захихикала, и Кошка поняла, что она опять навеселе. — Вот поэтому я и не послушала старуху, — сказала она, точно сообщая что-то невероятно смешное. — Прикинь, я боялась их перепутать! Вдруг отдам не того!

    Кошка с ненавистью смотрела на нее. Очень хотелось схватить Регину и трясти, чтоб та поняла, каково ей. Но Павлик был жив, и это главное.

    — Ладно, не обижайся, — примирительно сказала Регина. — Ты как — забрать его хочешь или оставишь еще?

    — Возьму, мне уходить надо.

    Что-то мелькнуло в глазах Регины — любопытство, которое Кошке совсем не понравилось. Но она лишь потребовала:

    — Тогда давай рассчитаемся!

    Пока Кошка отсчитывала патроны, женщина следила за ней крайне внимательно. Когда же, наконец, расчеты были произведены и патроны перешли из рук в руки, облегченно вздохнула и буркнула:

    — Знаешь что, посиди-ка с детьми, мне надо кое-куда сбегать. Я быстро вернусь. А они все равно пока снят.

    Младенцы и впрямь спали, и как-то даже слишком крепко. Кошка посмотрела на Павлика — она сразу его узнала. В этот раз он показался ей куда симпатичнее — ребенок уже не казался таким багрово-синим, личико его было беленьким, и ей даже показалось, что он похож на отца.

    Регина выскользнула из палатки. Выползая, она оглянулась на Кошку, и сердце у той екнуло. Кошка ясно почуяла опасность. Что-то ей не понравилось во взгляде Регины. Захотелось немедленно скрыться, но что делать с детьми? Не оставлять же одних?

    Выждав несколько минут, она схватила обоих младенцев и выскочила из палатки. Регины нигде не было видно. Кошка быстро пошла по станции, на глаза ей попалась старуха Скорбящая, которая, по обыкновению, сидела возле колонны. Кошка сунула ей младенца Регины:

    — Подержи-ка пока. Регина отошла, а мне недосуг ее дожидаться.

    И, не слушая возражений старухи, побежала к туннелю в сторону Шаболовки. Прошла немного по туннелю, но, не дойдя чуть-чуть до блокпоста, остановилась, сообразив, что это не самый лучший выход. На Шаболовке ее ждет не дождется Роджер. Чутье подсказывало, что на Октябрьскую лучше пока тоже не возвращаться, и она присела у стены туннеля, покачивая спящего Павлика и глядя в темноту. Иногда ей были слышны голоса часовых.

    Ближе к ночи Кошка отважилась вернуться на станцию. Другого выхода у нее не было. Павлик проснулся и захныкал, но она укачала его, и он задремал опять. «Голодный, наверное, — подумала Кошка. — Надо бы ему пока хоть воды давать попить». На Октябрьской было тихо, почти все уже спали, но старуха все так же сидела у колонны, держа на руках младенца Регины и покачиваясь с ним вместе. Увидев Кошку, она заворчала:

    — Где ты шляешься? Я уже устала.

    С этими словами она сунула второго младенца ей в руки.

    — Это не мой, — сказала Кошка. — Я думала, Регина давным-давно вернулась и его у тебя забрала.

    — Как же, вернулась, пьянчужка, и спать улеглась. Я два раза к ней заходила — дрыхнет! — возмущенно проворчала старуха. Кошке подумалось, что старуха и сама успела выпить. Но потом до нее дошел смысл сказанного, и она насторожилась.

    — Подержи-ка его еще немного, — сказала она, возвращая старухе младенца. — Я сейчас вернусь, через пару минут, обещаю.

    Она тихонько пошла к палатке Регины. Возле входа прислушалась — снаружи и внутри все было тихо. Заглянула внутрь. Регина лежала, укрывшись с головой рваным одеялом. Кошка осторожно потрогала ее за плечо — никакой реакции. Тогда она отдернула одеяло. На нее уставились пустые, широко раскрытые глаза. Кошка пощупала ледяную шею, пытаясь уловить биение пульса, хотя ей и так уже все было ясно. Судя по всему, Регину ударили узким ножом в сердце — крови вытекло совсем немного. И случилось это, наверное, вскоре после того, как Кошка скрылась — тело уже успело остыть.

    Кошка вновь накинула на мертвую одеяло и вернулась к старухе.

    — Все, — сказала она, — давай мне ребенка. Раздобудь еще кипяченой водички, что ли. Регина спит, не беспокой ее пока. Лучше подскажи мне, кто тут у вас мастер бумаги всякие писать? Да, будут про меня спрашивать — молчи, если жизнь дорога. Мол, знать ничего не знаю, ничего не видела и не слышала. Поняла?

    Старуха, выйдя из ступора, проявила чудеса расторопности и сообразительности. И через некоторое время бледная женщина в надвинутом чуть ли не на глаза капюшоне и с двумя младенцами на руках подошла к постам Ганзы. Она предъявила сталкерские «корочки» и справку, из которой следовало, что мать малышей умерла родами, и их отправляют в госпиталь на Таганку.

    Кошке подумалось, что это самая удачная легенда, чтобы попасть на Ганзу. На самом деле ей хотелось добраться до Улицы 1905 года. Ведь Нюта предлагала ей помощь — и пожалуй, самое время было воспользоваться ее предложением. Она надеялась, что на дрезине быстро доберется до Краснопресненской, а оттуда перейдет на Баррикадную. Чтобы снова пройти с детьми через посты, ей, возможно, потребуется еще что-то придумать, но там уж она решила действовать по обстоятельствам.

    * * *

    Человек пришел в себя. Голова у него раскалывалась от боли. Назойливый голос зудел:

    — Как тебя зовут, помнишь? Встать можешь?

    Какое там встать! Он и голову-то едва мог повернуть.

    — Где она?

    «Не знаю», — хотел ответить он, но из горла вырвалось лишь сипение.

    — Он не может пока говорить, — это другой уже голос, спокойный и усталый.

    — Не может — заставим.

    — Оставь его в покое. Сейчас ты от него все равно ничего не добьешься.

    — Я хочу только знать — где она? Куда скрылась эта дрянь?

    — Ты думаешь, ему это известно? Он, похоже, вообще ничего не помнит.

    — Вылечи его! И тогда я с ним так поговорю — все мне расскажет. Даже то, чего не знает!

    — И за каким чертом мне тогда его лечить?

    — Мне нужна она.

    — Да ее, может, и в живых уже нет.

    — Она живучая. Я найду ее. И в этот день она пожалеет, что вообще родилась на свет.

    — Не сомневаюсь. А теперь уйди отсюда. От твоей трепотни не то что у больного — у меня самого уже память отшибло.

    Теперь, когда назойливый голос, наконец, умолк, человек почувствовал себя лучше. Кое-что он все-таки помнил. С ними шла женщина. Значит, ей удалось бежать, ее не поймали. Кажется, была еще одна женщина, но она его интересовала меньше.

    Он должен поправиться и найти ту, первую. Прежде, чем ее найдут другие…

    Глава 14 ОТ ТАГАНСКОЙ ДО КОМСОМОЛЬСКОЙ

    Кошке повезло — с Октябрьской как раз уходила последняя дрезина. Правда, не в ту сторону, в которую нужно было. Ей ближе было бы добираться через Парк Культуры, тогда до Краснопресненской пришлось бы проехать всего три остановки. Но выбора не было — либо на Октябрьской дожидаться утра, либо ехать прямо сейчас, но более долгой дорогой. Впрочем, патроны у нее пока были, и расплатиться она могла. Потому решила ехать, боясь, что те, кто убил Регину, будут ее искать. Немногочисленные пассажиры с изумлением косились на хмурую женщину с двумя младенцами.

    На Таганской водитель объявил, что по техническим причинам дрезина пойдет только до Курской, а потом встанет на запасной путь на профилактику, и Кошка решила сойти здесь. Дети уже снова начинали хныкать, и хотя она поила их кипяченой водой, они уже явно были голодны. Она подумала, что, возможно, в здешнем госпитале младенцев сумеют накормить, да и пеленки сменить не мешало бы. Но идти туда самой ей не хотелось. Она помнила — от Таганской радиальной всего один перегон до Китай-города. Может, у бандитов свои люди есть и в госпитале, тогда ей несдобровать.

    Таганская тонула в полумраке, и Кошка порадовалась тому, что время ночное. Днем свет на станции был бы более ярким. Но даже и в полумраке станция была красива. Белый полукруглый свод немного напоминал Шаболовку, правда, этим сходство и ограничивалось. Здесь было не в пример интереснее — на стенах, на красивом синем фоне, размещались выпуклые картины в овалах.

    Кошка разглядывала гостиничный комплекс, оборудованный в северной части зала. При помощи металлического каркаса и разноцветных пластиковых панелей были построены многочисленные двух- и четырехместные кабинки, тянувшиеся двумя рядами до конца станции и разделяемые лишь узким проходом посередине. Но уж слишком много охранников маячило возле входа. Она так и не решилась пойти туда. Павлик расплакался, другой младенец тоже недовольно кряхтел. Еще не хватало, чтоб ее приняли за побирушку. Надо было срочно что-то придумать, чтоб их накормить.

    Кошка осматривала идущих мимо людей, надвинув капюшон почти на самые брови. Рядом с ней остановилась худенькая бледная девочка с тряпкой в руках. Заплатанный спортивный костюм, светлые волосы неровно, кое-как острижены. Кошка окликнула ее:

    — Эй! Не хочешь подзаработать?

    Девочка подозрительно уставилась на нее.

    — Дети у меня голодные — молоко пропало. Не знаешь, кто может помочь?

    Девочка задумалась.

    — Молоко для младенцев можно в госпитале достать. У некоторых ведь мертвенькие рождаются, и они молоко свое в госпиталь сдают — тем, кому нужнее. Но только дорого очень.

    — За это не бойся, — сказала Кошка. — У меня есть, чем заплатить.

    — А почему ты сама не хочешь сходить туда? — спросила девочка, внимательно ее разглядывая.

    — Устала очень, — пробормотала Кошка.

    Девочка пристально смотрела на нее — Кошке даже неловко сделалось. Она натянуто улыбнулась.

    — Ну говори, сколько нужно?

    — Не знаю, — призналась девочка.

    Кошка принялась рыться в рюкзаке, девочка наблюдала за ней. Увидев таблетки, она сказала:

    — Лекарства они тоже берут. Даже еще лучше. Госпиталь ведь…

    Кошка протянула ей пачку антибиотиков.

    — Вот, возьми, этого, наверное, хватит. Много молока брать смысла нет, мне же негде его хранить, испортится. Хотя бы пару раз накормить их досыта — и то ладно. И попроси, чтоб одну бутылку подогрели чуть-чуть.

    Она не была уверена, можно ли довериться первому встречному, но выхода у нее все равно не было.

    — А тебя будут спрашивать, для кого ты его берешь? — на всякий случай уточнила она, внимательно следя за реакцией собеседницы.

    Девочка, все так же внимательно глядя на нее, пожала плечами:

    — Скажу, что тетка послала. Или кто-то из гостиничных жильцов. Им без разницы.

    Девочка ушла. Минуты тянулись раздражающе долго, а тут еще Павлик раскричался не на шутку. Кошка, не зная, как его успокоить, изо всех сил трясла младенца, но в результате добилась лишь того, что ребенок Регины тоже начал хныкать. На Кошку стали оглядываться прохожие. А девочки все не было. «Сбежала, — решила Кошка. — Вот ведь не везет!» И когда она уже собиралась, наплевав на опасность, отправляться в госпиталь сама, вдруг увидела пробиравшуюся к ней девочку с пакетом в руках. В пакете были две поллитровые пластиковые бутылки и соска.

    — Больше у них нет пока. Сказали завтра утром зайти, тогда еще будет.

    Кошка тут же сунула Павлику в рот бутылку.

    — Давай помогу, я умею, — предложила девочка и взяла младенца Регины. Запах от него был ужасный, но девочка только заметила: — Перепеленать бы их. Я могу принести чистые тряпки.

    Младенцы жадно сосали молоко, и у Кошки немного отлегло от сердца.

    — Принеси, пожалуйста, — попросила она. — А как тебя зовут?

    — Марта, — сказала девочка.

    — Красивое имя, — заметила Кошка.

    — Да, это, кажется, то ли в честь улицы, то ли в честь календаря, — несмело улыбнулась девочка.

    — Мама не говорила тебе? — спросила Кошка.

    — Мама умерла, когда я совсем маленькой была. Я у тетки живу, — вздохнула Марта. Видно было, что живется ей несладко.

    Младенцы, наевшись, заснули. Девочка ушла и вскоре вернулась, принеся ветхие, но относительно чистые тряпки. Они перепеленали младенцев, и несколько тряпок Кошка сунула в рюкзак про запас. А потом, не удержавшись, широко зевнула и потерла глаза.

    — Ты спать хочешь, — не вопросительно, а утвердительно сказала Марта. — Поспи, я посижу тут с тобой, покараулю.

    — Мне утром нужно уехать на первой же дрезине, — предупредила Кошка.

    — Я разбужу, — обещала девочка.

    Кошка задремала. Иногда она просыпалась и видела Марту — та сидела рядом, обхватив острые коленки руками, лицо ее было задумчиво и строго…

    * * *

    Ближе к утру Марта потрясла Кошку за плечо:

    — Тебе пора. Скоро начнут ходить дрезины.

    В руках у девочки дымилась кружка с чаем. Кошка благодарно прихлебывала кипяток, пахнущий грибами. Она подумала, что надо отблагодарить девочку, и протянула ей несколько патронов, но девочка отрицательно покачала головой:

    — Не надо. Я просто так тебе помогала. А ты так и не сказала мне своего имени.

    — Катя.

    — Может, это имя и записано в твоих документах, — чуть улыбнулась девочка, — но у тебя есть и другое. То, которое ты скрываешь. Иначе ты не просила бы меня о помощи. Ведь ты меня не знаешь. Я могла убежать, и ты не нашла бы меня. По тебе видно было — ты боялась, что я тебя обману. Но еще больше ты боялась, что кто-нибудь здесь тебя узнает.

    «Не может быть, — промелькнуло у Кошки в голове. — Девчонка говорит наугад, она не может знать».

    — И кто я, по-твоему? — спросила она, стараясь, чтобы голос ее звучал весело и беззаботно. Может быть, удастся все обратить в шутку. — Шпионка фашистов? Лазутчица красных?

    Марта смотрела куда-то вбок. Кошка проследила за ее взглядом, и обмерла: девочка смотрела на ее руку, которой она прижимала к себе Павлика. Перчатка порвалась, и ясно был виден уродливый шрам на месте шестого пальца.

    — Ты — Кошка, — уверенным шепотом произнесла девочка.

    У Кошки лихорадочно закрутились в голове самые разные мысли. Что делать? Отпираться? Убрать девчонку по-тихому? Не хотелось бы. Видимо, все эти сомнения отразились у нее на лице, потому что Марта сказала:

    — Не бойся — от меня никто ничего не узнает. Умру, но не скажу.

    Кошка посмотрела ей в глаза — и поверила.

    — Я тебя не только по шраму узнала, — сказала Марта. — У тебя глаза другие. Ты с виду похожа на побирушку, но смотришь без страха. Нищие по-другому глядят.

    «Надо будет учесть на будущее, — подумала Кошка. — Если, конечно, оно у меня есть».

    — Спасибо тебе. Марта! Не знаю, что бы я делала без тебя. Возьми все-таки хоть несколько патронов — больше мне нечего тебе дать.

    Девочка упрямо помотала головой:

    — Не надо мне ничего.

    — Но почему? — спросила Кошка. Потом неуверенно протянула руку и погладила девочку по волосам. Та неожиданно разрыдалась и сбивчиво заговорила:

    — Я всегда завидовала тебе — как только узнала твою историю. Ты храбрая, сильная, ты сумела отомстить за себя. Я тоже хочу быть такой, как ты. Я стану сталкером, когда вырасту. И убью любого, кто попробует меня обидеть!

    Кошка скривилась:

    — Марта, это не самая легкая жизнь, и я ее не выбирала. Так получилось. Ты не знаешь, что мне пришлось пережить. Меня уже раз пять ставили к стенке, с десяток раз пытались изнасиловать. С тех пор, как я стала охотницей, многое и вправду упростилось. Но зато у меня нет дома, нет близких. Меня ищут по всему метро, и если найдут, то мне не поздоровится. Я убегаю, как загнанная крыса, и не знаю, что меня ждет впереди. А ты пока можешь выбирать. Живи лучше обычной жизнью — когда подрастешь, ищи мужа, чтоб защищал и кормил тебя, рожай детей. Тебе кажется, что сейчас тебе плохо, — но у тебя есть еда и место, где спать. А может быть хуже… гораздо хуже, уж я-то знаю. Сколько раз я жалела, что не могу просто жить, как большинство. Ждать своего мужчину… — она хотела продолжить: «заботиться о детеныше» — и умолкла. Вот чего-чего, а этой радости она за последние несколько часов хлебнула предостаточно.

    Марта с сомнением посмотрела на нее. Сейчас она еще не могла понять, что в относительно спокойной жизни есть свои преимущества. Даже в такой безрадостной, как у нее.

    — Я знаю твою историю. Ты не виновата. Ты только отомстила за себя.

    Кошка скривила губы:

    — Те, кто ищет меня, думают по-другому. В этом мире у каждого своя правда…

    Они помолчали, а потом Марта неожиданно спросила:

    — Это ведь не твои дети?

    — Нет, не мои. Мне надо их куда-то пристроить. Может быть, разрешат хоть одного оставить у вас в госпитале?

    Марта покачала головой:

    — Лучше этого не делать. У нас очень страшные вещи рассказывают о том, что бывает в госпитале с ничейными детьми. Говорят, медики их используют для опытов, режут. Или делают им уколы, от которых они покрываются сыпью и умирают. Если хочешь, чтоб они остались живы, даже не думай об этом.

    Кошка вздохнула. Она вспомнила Седого, который все говорил, что для сходства с какой-то радисткой Кэт ей не хватает лишь парочки младенцев. «Накаркал, гад!» — устало подумала она и попросила: — И все же оставь себе патроны, Марта. Прибереги на черный день. Кто знает, что с нами будет завтра?

    На этот раз девочка кивнула и пересыпала пригоршню патронов в карман своей спортивной курточки.

    — Я не буду спрашивать, куда ты идешь, — шепнула она. — Вдруг меня и вправду будут мучить, чтоб заставить сказать? Лучше будет, если я не буду знать. Но если вдруг у тебя получится убежать — думай обо мне иногда. Может, когда-нибудь ты вернешься за мной. Или я сама тебя найду. Мне довольно того, что я тебя видела. Теперь я знаю — это не сказка, Кошка есть на самом деле. У меня теперь есть цель в жизни. И я стану такой, как ты.

    Кошка заглянула ей в глаза — и увидела там упрямство и затаенную боль.

    — Да, Марта, ты сможешь, если захочешь. У тебя получится, — твердо сказала она. Порылась в рюкзаке и достала складной ножик.

    — Вот, возьми на память. И не вешай нос!

    — Спасибо! — просияла девочка. — Знаешь что, я схожу еще раз в госпиталь. Может, у них там появилось еще молоко?

    Кошка проводила Марту глазами и некоторое время сидела, баюкая младенцев. А потом опять забеспокоилась: Марты не было. Вдруг ее уже схватили и допрашивают? Лучше на всякий случай укрыться.

    Она подошла к концу перрона и слезла по железной лесенке на рельсы вниз, с трудом сохраняя равновесие. Подумала и уселась прямо под платформой, прижимая к себе детей и молясь заступнице, чтобы они не раскричались. Здесь было грязно, в лужицах воды валялся всякий мусор. Но ей было не привыкать.

    Блокпост был неподалеку, в туннеле, поэтому до Кошки долетали голоса часовых. Потом ей почудилось, что на платформе Марта разговаривает с каким-то мужчиной. Слов Кошка разобрать не могла, но по интонациям догадалась, что он ругает ее за что-то, а девочка жалобно оправдывается. Этот спор мог вовсе не иметь к ней отношения, но Кошка твердо решила, что будет сидеть здесь, не вылезет ни за что, пока не подойдет дрезина. Наверное, тогда она успеет выбраться?

    Младенец Регины вдруг расплакался. Кошка трясла его, шикала, укачивала — все без толку. И вдруг у себя над головой услышала:

    — Кошка?

    Голос был не Марты. Говорил мужчина.

    «Вот и все, — обреченно подумала она. — Убегать некуда, отбиваться с младенцем в каждой руке — невозможно…»

    По лесенке на пути спустились двое пожилых мужиков в грязных оранжевых жилетах, подошли к ней.

    — Глянь-ка! Баба! — сказал один другому. — А я-то думал, кто там мяучит — кошка, что ли, у нас завелась? А это дите орет. Гражданочка, ты чего тут сидишь? Жить надоело? Так хоть дитев пожалей. Сейчас дрезина подойдет.

    — Мне как раз на дрезину надо, — жалобно сказала Кошка.

    — Так чего ж ты ее под платформой дожидаешься, чудачка? Хочешь, чтоб по путям размазало? Попрошайка, что ли? Так тебя бесплатно не посадят, тем более грязную такую.

    — Нет, я заплачу, — пробормотала она.

    — Ну и давай, вылезай, — один из мужиков помог ей выбраться и подняться по лесенке. Кошка прислонилась к стене, и тут из туннеля раздался гудок и подкатила дрезина. Мужик помог ей усесться и, судя по всему, был очень рад, что одной головной болью у него стало меньше. Он как-то странно на нее поглядывал — наверное, решил, что у молодой мамаши крыша поехала, а Кошка до самого отправления тряслась от страха. Марту она больше так и не увидела…

    * * *

    На Комсомольской пришлось сойти — младенец Регины как-то странно дергался, и Кошка отчего-то подумала, что он умирает. Она уже измучилась — и с одним-то ребенком было тяжело, а двое — явный перебор, тем более для женщины, находящейся в бегах, в розыске. Как все было бы просто, если бы не дети! Она бы ушла сейчас в коллектор Неглинки, пока все не улеглось. Ей нравились те места — там запросто можно было затеряться. В более новом отрезке коллектора, просторном, как туннель метро, можно было вообще идти во весь рост по берегу неглубокой реки, где водились странные белые рыбы. Еще там бегали огромные белые тараканы, некоторые размером с небольшую собаку. Выглядели они жутко, но для людей опасности не представляли. Земля в этих краях была буквально пронизана подземными ходами — относительно новые пересекались с куда более древними. То был настоящий лабиринт, но Кошка чувствовала себя в нем вполне уверенно. Да и посторонних там почти не бывало. Но с детьми нечего и думать об этом. Их там просто нечем будет кормить.

    Сходя на платформу, она пошатнулась, и тут же кто-то поддержал ее сзади. Кошка оглянулась и увидела мужика средних лет с обветренным лицом.

    — Вишь, как устала — на ногах не держишься! — добродушно сказал он. — Ты к кому приехала? Чья будешь?

    — Я не местная. Мне бы врача. Ребенку плохо, — пробормотала она.

    — Да ты его просто держать не умеешь. И завернула слишком туго. Вот, смотри, — он размотал пеленки и вновь замотал. Как ни странно, младенцу это, видимо, понравилось. Личико у него сразу стало спокойным, а мужик еще покачал его на руках. Кошка оглянулась, но дрезина уже отъезжала от станции.

    И вдруг она увидела, как прямо под уходящий вагон шагнула девушка в красной шали. Кошка вздрогнула, ожидая, что сейчас начнутся крики, визг. Но ничего подобного не случилось. Дрезина набирала ход, никто словно бы ничего не заметил. Она потрясла головой, стараясь избавиться от наваждения.

    — Следующая вряд ли раньше, чем через час, будет, — сообщил мужик. — Пойдем-ка пока, я тебе чаю налью, а то вон ты какая бледная.

    Пришлось ей идти за ним. По пути Кошка все оглядывалась — не столько ожидая погони, сколько на красивые арки, соединяющие колонны, на потолок, где выложены были разноцветные картины и висели огромные светильники. Эта станция даже подавляла ее своим великолепием.

    Новый знакомый отвел ее к себе в палатку, находившуюся в самом конце станции, а сам вскоре вернулся с кружкой чая. Кошка воспользовалась случаем, чтобы дать младенцам оставшееся молоко, но им явно не хватило. Оба недовольно крутили головенками и морщились. Она дала им еще воды из бутылочки. Мужик сочувственно глядел на нее.

    — Тяжело тебе с двумя. А отец-то есть?

    Она покачала головой.

    — Умер, что ли? Бедняга! — посочувствовал мужик. — Не повезло тебе. Давай познакомимся, кстати. Я — Никита Питерский. Сталкер известный, меня тут каждая собака знает.

    — А почему Питерский? — машинально спросила она.

    — А у нас тут наверху вокзал поблизости. В прежней жизни поезда оттуда аккурат до Питера ходили. Я эти места знаю, как свои пять пальцев. Где можно пройти, где нельзя, когда веселых мутантов с Каланчевки опасаться надо особенно. Я тебе больше скажу — иной раз из Подмосковья караваны приходят в метро. Ведь выжили-то люди не только в Москве, но и в других местах. Области даже меньше досталось, там кое-где и радиационный фон пониже. Так что где только не живут. Один рассказывал мне, что даже в старых разработках на станции Силикатная обитает группа спелеологов одичавших. Их Катастрофа там застала, они потом как-то приспособились, но уже человеческий язык почти забыли, только друг друга еще худо-бедно понимают. А тебя-то, кстати, как зовут?

    — Катя, — неохотно ответила она. Ее раздражали его вопросы, но не хотелось грубить человеку, который по-доброму к ней отнесся. А он рассуждал:

    — Трудно тебе придется, Катя. Плохо с детьми одной. Отец-то, небось, тоже сталкером был?

    Она кивнула, и мужик продолжил:

    — Сталкеры — профессия рисковая. Но мне пока удается перехитрить костлявую. Знаешь, Катя, какие чудища сейчас живут наверху? Ты, наверное, и на поверхности не была ни разу?

    Кошка снова молча кивнула, начиная догадываться, что мужик слегка навеселе — оттого такой добрый и разговорчивый. В собеседнице он, похоже, не слишком нуждался: сам себе задавал вопросы и сам тут же на них отвечал — знай только кивай и поддакивай.

    — Если б ты увидела, к примеру, вичуху или стигмата, боже упаси, ты бы от страха умерла, наверное.

    Кошка дернула головой, стараясь удержаться от смеха. Вичух и стигматов ей за последнее время встречать приходилось немногим реже, чем людей. Мужик по-своему истолковал ее движение — решил, наверное, что девушка смутилась и напугалась. Ободренный таким вниманием, он вещал дальше:

    — А уж веселые мутанты с Каланчевки — это, скажу я тебе, чуть ли не самые кошмарные существа. Они примерно как люди, только все волосами заросли и передвигаются на четвереньках — да так быстро. И дышат хрипло на бегу — хех-хех-хех — как будто хохочут. Оттого, когда стая бежит, ее издали слышно. И ведь многие одеты в обноски какие-то — вот в чем кошмар. Так посмотришь на них и задумаешься — что жизнь наша? Сегодня ты еще ходишь на двух ногах и спишь в тепле, а завтра уже на карачках бегаешь и объедкам радуешься. Но я тебе так скажу — не это самое страшное в теперешней жизни, Катя. Теперь ведь человек человеку — зверь. Убить готовы друг друга из-за ерунды. И ладно бы мужики только. Бабы еще хуже лютуют. Вон, говорят, на Китай-городе одна троих порешила просто из-за того, что не понравилось ей, как они посмотрели на нее. Представляешь, что творится, если даже там, на станции бандитской, ужаснулись люди? Даже по их понятиям это — форменный беспредел. И ведь так до сих пор убийцу эту и не поймали. Как подумаешь, что и теперь она где-то поблизости ходит… Вот только представь себе — идешь ты с детьми по туннелю, а она — тебе навстречу. С ножом. Говорят, за нее большую награду обещали. Я все сам собираюсь по туннелям побродить — может, встречу ее где? Мне ту премию получить совсем не помешало бы, да и дело бы доброе сделал — хороших людей от убийцы избавил. Страшные времена настали, Катя, вот, что я тебе скажу, если даже бабы так озверели…

    — Мне пора, наверное, — пробормотала Кошка. Мужик выглянул из палатки и махнул рукой:

    — Да рано еще, не подошла дрезина. А я ведь тоже один-одинешенек, Катя. У тебя вон хоть дети есть. Может, останешься со мной жить? Я вижу — ты девушка скромная, а что с детьми — так это даже лучше. У меня была жена раньше, но ребенок мертвый родился, она и ушла. А теперь тоскливо. Хочется, чтоб ждал кто-нибудь из походов. Зарабатываю-то я неплохо, прокормили бы твоих крикунов. И ты бы жила, горя не зная. Ну там, иной раз постираешь, сготовишь чего-нибудь — зато сыта была бы, семью имела. Соглашайся! Попытка не пытка — не поладим, так разбежимся.

    Кошка решила попробовать сменить тему.

    — А мне показалось, — тихонько сказала она, — что когда дрезина отъезжала, под нее девушка спрыгнула, прямо на пути.

    — А-а, — не удивившись, сказал Никита, — в красной шали, что ли?

    — Да. Откуда ты знаешь? Эта шаль так и летела за ней — словно крыло, — вздрогнула Кошка.

    — Обычное дело — привидения, — охотно разъяснил Никита. — Ее тут видели уже. Самоубийца, наверное, вот и не может успокоиться. Тут еще и не такое бывало. Часовые рассказывали — однажды ночью целый траурный поезд мимо проехал. Тихо-тихо — без гудка, без огней… Просто выехал из туннеля паровоз старинный, тянущий открытую платформу. А на ней, прикинь, гроб открытый стоял, весь венками и еловыми лапами заваленный, цветами усыпанный! И лежал в нем мужик в черном пальто, с небольшой бородкой, торчавшей вверх. Проехал поезд вдоль всей станции и снова в туннеле скрылся. Откуда ехал, куда делся, — никто не узнал, спрашивали потом — на следующей станции его не видели. Часовым дали по три дня отгулов, налили спирта и велели языком не трепать. Да только рты народу разве позатыкаешь? Лично я думаю, что это как-то было связано со штурмом Комсомольской радиальной. Потому как произошло вскоре после этого. Слыхала, небось, о тех событиях? Когда наши коммунистов штурмовали? — понизил он голос.

    Кошка мало что слышала об этом, но, на всякий случай, кивнула.

    — Вот я и думаю, — сказал Никита, — что был то, на самом деле, поезд-призрак с Красной ветки. Просто не туда заехал. А может, нарочно был послан, в напоминание и наказание… Так что ты решила, Катя? Останешься со мной?

    — Да я не могу… — начала было Кошка. Никита нахмурился:

    — Я бы на твоем месте крепко подумал, Катя, прежде, чем отказываться. Уж больно ты разборчивая в твоем-то положении. Себя надо помнить. Я вон тебя с довеском готов взять — это не всякий тебе предложит. Я мужчина самостоятельный, обеспеченный. А ты, Катя, сдается мне, врешь. У тебя, наверное, и мужа-то никакого никогда не было. Обманул, небось, мужик и бросил с пузом. Но я не мелочный, Катя. Я готов тебя простить. Так что пока не поздно, подумай хорошенько, прежде чем от своего счастья отказываться.

    У Кошки отвисла челюсть. Теперь ее еще и во вранье обвинили — а она ни слова толком и сказать-то не успела, все больше молчала и кивала.

    Тут, к счастью, Павлик у нее на руках захныкал.

    — Ой, он, наверное, снова есть хочет!

    — Так покорми его.

    — Мне нечем, — пробормотала она.

    — Молока, что ли, нету? Это тут часто бывает, — авторитетно заявил Никита. — Питание неважное и все такое. Посиди тут, а я поищу кого-нибудь, кто может помочь.

    Подождав чуть-чуть после его ухода, Кошка быстро выбралась из палатки и поспешила к перрону. Дрезина уже стояла там, она торопливо уселась и все оглядывалась — не догоняет ли ее новый знакомый? Наконец дрезина тронулась, и Кошка облегченно вздохнула. Ей казалось, что осталось совсем немного.

    Глава 15 КТО ТЕБЯ НАНЯЛ?

    Кошку схватили на Краснопресненской. Там, где чуть ли не на каждой колонне были развешаны изображения Нюты — Победительницы Зверя, где ей уже показалось, что теперь она в безопасности. С младенцами на руках сопротивляться толком Кошка не могла, хотя кому-то все же неслабо заехала ногой по коленке — месяц теперь будет хромать, не иначе.

    — Чего вы от меня хотите?! — кричала она, хотя на самом деле понимала — то, что так долго удавалось избегать ареста, можно объяснить только чудом. Но как они догадались? На чем она прокололась? Кошка решила молчать до последнего и сначала узнать, что ей предъявляют. Но Павлик и второй малыш, что будет с ними в тюрьме? Кошка лихорадочно твердила стражам, пока ее вели через всю платформу:

    — Мне нельзя в тюрьму. У меня дети грудные. Они не выдержат, умрут.

    — Да что ты всполошилась? Может, тебя сразу отпустят, — буркнул один из них, но так гадко ухмыльнулся при этом, что Кошка поняла — врет. Скорее всего, это надолго. Несчастный Павлик, так ей и не удастся его спасти. Он и так уже давно не ел, и личико его казалось почти прозрачным. А еще младенец непрерывно кряхтел и морщился, словно у него что-то болело, и постоянно пачкал тряпки, в которые она его заворачивала. Да и второй был тихий, вялый — словно угасал потихоньку.

    Когда она проходила мимо, люди глядели на нее молча, и во взглядах Кошка читала любопытство, злорадство, презрение — все, что угодно, только не сочувствие. И вдруг от толпы отделилась темноволосая черноглазая женщина, очень красивая, похожая на цыганку, протянула руки:

    — Давай мне детей, голубушка. Присмотрю за ними.

    Как и в случае с Мартой, Кошка не знала, можно ли ей доверять. И, точно так же, у нее не было выбора. К тому же лицо женщины показалось ей смутно знакомым. Где-то она ее уже встречала. И Кошка сунула младенцев ей в руки.

    — Кто ты? Как тебя найти, если жива буду?! — крикнула она.

    — Маша я, голубушка. Гадалка Маша. Меня тут всякий знает, — успокаивающе произнесла женщина. И Кошка вдруг почувствовала облегчение. Тем более, что Павлик не стал капризничать, даже не заплакал — но правде говоря, у бедняги, наверное, и сил на это уже не осталось. Оба младенца, наоборот, вмиг успокоились на руках незнакомки. И женщина тут же скрылась в толпе. Но больше всего удивило Кошку, что ее конвоиры ничего не возразили. И они сами, и окружающие словно восприняли это как должное. Возможно, насчет младенцев никакого приказа им не отдавали, а возиться с ними никому не хотелось.

    * * *

    Кошку держали в тюрьме уже несколько дней. Это было подсобное помещение, разделенное грубо сваренными из ржавых арматурных прутьев решетками на несколько отсеков. В соседних камерах держали каких-то бродяг, и разговаривать с ними, несмотря на все попытки завязать общение, Кошка не стала. Она молча лежала на грязном матрасе, отвернувшись к выложенной кафелем стене. Кафель был в каких-то бурых потеках, что наводило на нехорошие мысли. Казалось, кто-то из заключенных, не выдержав заточения, разбил голову об стену, а его мозги поленились отмыть как следует. Воздух здесь был душный, спертый, а кормили узников два раза в день жидкой грибной похлебкой. Зато Кошка наконец-то смогла выспаться — первый раз с тех пор, как у нее на руках оказалось двое детей.

    Иногда ее вызывали на допрос. Офицер с жестким лицом отрывистым голосом задавал вопросы:

    — Кто тебя нанял? На кого ты работаешь? На красных? На фашистов?

    Кошка никак не могла взять в толк, чего от нее хотят, но на всякий случай решила все отрицать.

    Потом к жестколицему присоединился другой. У этого, наоборот, лицо было округлое, бабье, и голос, пожалуй, даже приятный. Он успокаивающе говорил:

    — Ты же умная девушка, Катя. Ты все нам сейчас расскажешь, и мы тебя отпустим. Домой, к маме. Война и шпионаж — не женское дело. Вот одну шпионку недавно нашли мертвой. Небось, свои же и убрали. И говорят, поблизости видели женщину, похожую на тебя. Но ты нам все честно расскажешь, и мы тебя будем охранять. Может, сделаешь доброе дело — поможешь предотвратить диверсии, которые твое руководство планирует. У нас тут и так хлопотно — то труп нашли, то мотовоз куда-то запропастился…

    Голос его плавно лился, журчал. Хотелось тут же во всем сознаться, и даже в том, чего не делала. Но Кошка старалась не поддаваться наваждению. Понимала — они только и ждут, когда она раскиснет, и ее легко будет убедить в чем угодно. Пока же она уяснила одно — они явно принимают ее за другую. И то хорошо: по крайней мере, бандитам с Китай-города не выдадут.

    — А что — мотовоз тоже я угнала? — как-то раз спросила она, не удержавшись.

    — Похоже, что нет, — с сожалением признал круглолицый. — Ты тогда уже под замком сидела. Но при известном старании всегда можно представить дело в нужном свете. Ну, ты меня понимаешь?

    Она понимала и все же стояла на своем — из последних сил, и старалась не падать духом. Чтобы держать себя в форме, проделывала нехитрые упражнения, насколько позволяло крохотное пространство камеры. И по-прежнему ломала голову над тем, чего же от нее хотят? Ведь не могут же опытные люди не видеть, что она совсем не похожа на шпиона? Ей рассказывали, что шпионов долго учат, они хитрые и кого угодно могут обвести вокруг пальца. А по ней, стоит ей только рот открыть, сразу видно — ничему ее в детстве не учили. Разве что с ножом управляться. Издеваются они над ней, что ли? Или им просто надо отчитаться, что не зря здесь сидят, — вот, преступницу поймали?

    Если они не знают, на кого повесить кражу мешка грибов, — это еще полбеды. Хотя и за кражу можно было огрести по полной, особенно — еды и боеприпасов. Куда хуже, если поймут, что в их руки попала убийца, преступница, по которой на Китай-городе давно уже веревка плачет, — тогда все пропало.

    А может, они хотят таким странным образом завербовать к себе на службу? Так чего прямо не предложили? Зачем эти игры? Она бы, может, даже согласилась, ей сейчас главное — выжить. Иначе некому будет позаботиться о Павлике. Это было единственное, что до сих пор привязывало ее к жизни.

    Но Павлика она в каком-то помрачении своими руками отдала непонятно кому. Какой-то цыганке, которая показалась ей знакомой. Теперь Кошка уже не могла понять, что на нее нашло. Может, это была побирушка, которой младенцы нужны, чтоб просить милостыню? Чтоб они не кричали, она будет поить их сонным питьем, а когда умрут, найдет себе других.

    Надо было как можно скорее вырваться отсюда. Чтоб разыскать Павлика, пока не поздно. Если еще не поздно. Но как это сделать, Кошка не знала.

    В тюрьме было совершенно нечего делать — только спать и думать. Очень скоро Кошка стала ждать вызова на очередной разговор со следователями, как избавления от замкнутого круга: горькие мысли — наяву, череда мертвецов — во сне. Чаще всего приходил Леха. Она даже начала привыкать к нему. Рохля снился реже, к тому же обычно с ним вместе являлась Яна. А уж ее видеть Кошке не очень-то хотелось — Яна отвлекала Рохлю и мешала ей разговаривать с ним…

    * * *

    Однажды дверь темницы отворилась в неурочный час. На пороге стоял тюремщик, а за ним — кто-то еще. «На допрос, наверное, — подумала Кошка. — Может, хоть теперь что-то сдвинется с мертвой точки?». Она приподнялась с кучи опилок, служивших ей сиденьем, но тут в лицо ей ударил луч фонаря, и одновременно она услышала вопрос тюремщика: «Эта?»

    — Да, это она, — ответил голос, при звуках которого у нее слезы подступили к глазам. А может, это луч света так подействовал на нее, привыкшую к темноте. Она поднялась, стараясь разглядеть вошедшего, но тюремщик рявкнул:

    — Назад!

    — Зачем вы так? — с упреком сказал тот же голос. И человек шагнул к ней, опустился рядом на опилки, взял за руку. Она уткнулась ему в плечо и зарыдала.

    — Ну что ты, что ты, — приговаривал он, гладя ее по голове. — Теперь я нашел тебя, теперь все будет хорошо.

    — Это еще бабушка надвое сказала, — многозначительно произнес тюремщик. — Еще разобраться надо.

    — Разберемся, — ответил ему Сергей. — Я где угодно готов подтвердить, что она ни в чем не виновата.

    Кошка разглядывала его — похудевший, со шрамом на лбу, в одежде, висящей на нем мешком. Видно, несладко ему пришлось.

    — Что с тобой было, как же ты уцелел? Как ты нашел меня? — бормотала она, стараясь говорить тише и то и дело оглядываясь на тюремщика.

    — Тише, тише, — говорил Сергей. — Я был ранен, когда пришел в себя — первое время не помнил ничего. До сих пор удивляюсь, что меня оставили в живых.

    — А Ро… Паша жив?

    Сергей сразу перестал улыбаться:

    — Не знаю. Я его мертвым не видел. Но когда начал припоминать что-то, пытался спросить о нем — мне никто не отвечал. Если он и выжил, то, видно, его держали где-то в другом месте. Но если честно — не верю я в это. Боюсь, что убили Пашу.

    Чувствовалось, что ученому тоже хочется о многом расспросить, но он не хочет говорить при посторонних.

    — Я еще приду, — сказал он прежде, чем уйти.

    Ему удалось зайти к ней только на следующий день, когда охранник сменился. Другой был куда сговорчивее, и за горсть патронов согласился оставить их вдвоем на несколько минут. Сергей принес тарелку шашлыка, и Кошка, давясь, ела, стараясь одновременно рассказать ему, что с ней случилось:

    — Мы шли по туннелю, и тут у Яны началось… Я думала, нас догонят, но помогла святая заступница.

    Сергей и не думал спорить. Заступница так заступница, от радости он готов был соглашаться с ней во всем.

    — Старик нас успел догнать, но он ранен был и скоро умер. А потом Яна умерла тоже. Кровью изошла, — Кошка всхлипнула. — Может, если б я знала, что надо делать, она бы не умерла?

    — Не вини себя, ты молодец, ты храбрая. Ты ведь не бросила ее одну, осталась с ней до конца. Что делать, так уж вышло. Она могла умереть и на Китай-городе…

    Кошка сунула руку в карман и достала сероватый, закрученный в спираль камень. Протянула его Сергею. Он обрадовался, как маленький:

    — Мой пропавший талисман! Откуда он у тебя?

    — У одного сталкера увидела, узнала и выменяла. Знаешь, я ведь в глубине души не хотела верить, что ты погиб, ждала тебя. Я ради тебя даже ходила в музей, принесла еще кое-что оттуда. Но рюкзак у меня отобрали, когда арестовали… Ладно, это все потом. Расскажи, как ты вообще узнал, что я здесь?

    — Давай по порядку. Очнулся я у бандитов и сначала вообще почти ничего не помнил. Они мне рассказывали, как мы на станцию пришли. Спрашивали, зачем мы приходили, и тобой интересовались очень. Я так понял, какие-то счеты у них к тебе. Говорили, что ты убийца, чуть ли не десяток человек на тот свет отправила. Но ведь этого не может быть — наверное, они тебя с кем-то перепутали?.. За мной сначала следили, не хотели отпускать — ну, ты понимаешь. А недавно, наоборот, отпустили, и даже намекнули, что ты жива и что я могу найти тебя на Ганзе. И я тут же отправился тебя искать. У меня ведь больше никого не осталось, и возвращаться мне некуда. Здесь люди мне рассказали, что несколько дней назад схватили девушку, похожую на тебя. Я пытался выяснить, в чем дело, но никто из руководства станции ничего не говорит, зато в народе слухи ходят один чуднее другого. Рассказывают, что на Ганзе недавно нашли задушенной одну шпионку, правда, это было не здесь, а на Проспекте Мира, кажется. То ли она шпионила в пользу красных, то ли в пользу фашистов, то ли для тех и других. С тех пор был приказ усилить бдительность, и видимо, тебя тоже приняли за разведчицу. Тем более, ты появилась с двумя младенцами на руках.

    — При чем тут младенцы? Мало ли женщин с детьми? — нахмурилась Кошка.

    — Наверное, что-то в твоем поведении показалось странным. А женщина-врач, которая осматривала тебя после ареста, заявила, что ты не рожала, по крайней мере, в последние месяцы, и дети, следовательно, не твои. Они, видно, решили, что ты младенцев специально для отвода глаз купила или взяла напрокат у какой-нибудь нищенки. А что это за дети на самом деле? Неужели бедная Яна родила двойню?

    — Долго объяснять, — нахмурившись, сказала Кошка. — На самом деле только один из них Янин, а второй чужой, но теперь он тоже сирота. И кажется, из-за меня. В общем, получается, что теперь они оба — мои. Кроме меня, они никому не нужны. Мне бы только найти их. А для этого надо выйти отсюда.

    — Я уверен, что это жуткое недоразумение скоро разъяснится, и тебя отпустят, я так и говорю всем. Ты не можешь быть ни в чем замешана, ты сильная, храбрая, умная, самоотверженная…

    Сергей отчего-то смутился и замолчал. Кошка хмыкнула. Похоже, он отправился на ее поиски в надежде, что она поможет ему, разберется во всем, справится со всеми проблемами, как справлялась во время экспедиции. А оказалось, что она сама нуждается в помощи. Знал бы он, как на самом деле все плохо. И тут спасительная мысль пришла ей в голову.

    — Если хочешь мне помочь, иди на Улицу тысяча девятьсот пятого года и разыщи там Нюту, Победительницу Зверя. Если кто-то может что-то сделать, то только она.

    — Ты ее знаешь?

    — Да. Скажи, что ты от Кати, с которой она встретилась на Шаболовской. Она поймет. Скажи, что я в беде, что меня держат в тюрьме и подозревают неизвестно в чем. А еще постарайся узнать про детей. Когда меня забирали, я отдала их какой-то женщине. Такой темноволосой, темноглазой, на цыганку похожей.

    Ученый нахмурился, видимо, соображая, почему нельзя было отдать детей в более надежные руки, и при чем тут какая-то цыганка.

    — А как ее звали? — спросил он.

    — Не помню! — с отчаянием сказала Кошка, внезапно осознав, что за эти дни имя женщины совершенно вылетело у нее из головы.

    — И как я ее найду? — озадаченно спросил Сергей, но, увидев ее глаза, замахал руками. — Ладно, ладно, не волнуйся. Буду всех спрашивать. Кто-нибудь наверняка ее запомнил.

    — Ну все, поговорили — и хватит, — буркнул сторож, входя в камеру. — Потом наговоритесь. Если успеете.

    Уже вслед Сергею Кошка крикнула:

    — Маша! Я вспомнила — ее звали Маша!!!

    * * *

    «Что-то тут не так, — думала она, сидя на грязном матрасе, обхватив голову руками. — Как это вышло, что бандиты так спокойно отпустили Сергея? Ведь мы — ну, пусть я, но мы же были все вместе — убили Лёху, увели женщину у этого… как его? Кольки, кажется. Да и потом в туннеле перестрелка была, вроде. Седой и Рохля вполне могли еще кого-нибудь из китайгородских ранить или даже убить… Но об этом можно подумать потом. Сейчас главное — чтоб он Нюту нашел. И тогда я узнаю, на самом деле мы встретились с ней на Шаболовке или мне и вправду все почудилось».

    Наверное, она задремала и пропустила тот момент, когда в камере появилась Нюта. Но вот же она — так близко, что дотронуться можно. Только зачем она сидит на грязном полу босая, в выцветшей майке и драных джинсах и укачивает какой-то сверток, из которого доносится кряхтение? Ее что, тоже арестовали?

    — Скажи, ведь это правда? Ведь ты же знаешь, что мутант был? И мы его убили? — теребит ее Кошка. Нюта печально улыбается:

    — Конечно, правда. Просто у нас украли победу, принадлежавшую нам по праву. Так часто бывает, люди завистливы. Но я уже привыкла. И ты не сердись на них.

    — А кто это у тебя? Павлик? — спрашивает Кошка.

    — Т-с-с! Посмотри, только тихонько, — говорит Нюта и откидывает уголок одеяльца. Кошка видит симпатичную мордочку, заросшую рыжей шерстью, глазки-бусинки.

    — Ой, какой милый зверек! — говорит она. — А зачем ты его запеленала?

    — Это мой ребеночек, — тихонько отвечает Нюта. — Он будет расти вместе с твоими, они подружатся и будут играть вместе — правда, здорово?

    И тут Кошка замечает, что у зверька белые острые клыки. Из свертка высовывается лапа с длинными кривыми когтями. Она кричит. Нюта осуждающе качает головой:

    — Тише ты! Разбудишь мне малыша. Правда, он хорошенький?..

    Кошка проснулась в испарине и с облегчением поняла, что это был сон. Правда, по ее понятиям, ничего хорошего такой сон не сулил.

    Днем дверь ее каморки распахнулась. На пороге стоял тюремщик, а рядом — Нюта. Самая настоящая. Высокая, с этими ее огромными голубыми глазищами и с таким недовольным видом, будто ее только что разбудили. Кошка чуть не расплакалась от облегчения. Значит, все было на самом деле! Теперь, наконец, все должно уладиться. Сейчас Нюта узнает ее и вспомнит, что обещала ей на Шаболовке. Нюта поможет — потому что, кроме нее, надеяться больше не на кого.

    — Ну и запах здесь! — сморщила нос Победительница Зверя, глядя на Кошку. Тюремщик посветил той в лицо фонарем.

    — Узнаешь ее?

    «Это же я!» — хотелось крикнуть Кошке, но она молчала. Нюта все сейчас скажет сама.

    Победительница Зверя еще некоторое время равнодушно глядела на нее.

    — Нет, это какая-то ошибка, — сказала она тюремщику. — Я впервые вижу эту женщину.

    И прежде, чем Кошка успела что-либо ответить, дверь захлопнулась. Она вновь осталась одна.

    «Вот теперь действительно конец, — подумала она, вспоминая брезгливый взгляд Нюты. — Так вот какой ты оказалась, Победительница Зверя? Тебя и осуждать нельзя — своя рубашка ближе к телу. Ты так горячо обещала мне свою помощь, но, видно, не подумала тогда, что эта помощь в самом деле может мне понадобиться. И не захотела иметь ничего общего с арестанткой в грязном тряпье, на которую, тут, похоже, хотят повесить всех собак.

    Хотя, может, дело вовсе не в этом? Может, ты в самом деле видишь меня первый раз в жизни? Может, этот гад Роджер не врал, и мы не встречались с тобой на Шаболовке? Я могла увидеть где-нибудь твое изображение — их ведь немало висит в метро, особенно здесь, на Краснопресненской. А все остальное мне просто померещилось?

    А может, тебе тоже внушили, что ничего не было? Что поход на Шаболовку привиделся тебе в страшном сне? Да, но я-то тебя узнала. И наверняка мое лицо тебе тоже показалось знакомым. Ты могла хотя бы сказать об этом. А ты просто не захотела связываться.

    Если даже лучшие из женщин так себя ведут, то надеяться больше не на что. Видно, остается только умереть».

    Кошка почувствовала, что еще немного — и она окончательно сойдет с ума. Она ждала, что придет Сергей и все объяснит, но его не было. Может быть, он тоже ей приснился? Зато ночью к ней снова явился Леха. Глядел на нее тусклыми глазами и хрипел:

    — Не парься, Киса! Нам ли быть в печали? Давай умрем весело. Поиграем в кошки-мышки.

    И он поманил к себе окровавленным пальцем.

    — Так это ты меня пугал в туннеле? Твоя была считалочка?! — крикнула она.

    — Кто ж еще, Киса? Я не такой, как другие, я порядочный, и мою девочку теперь никогда не брошу. Всегда буду рядом, — ухмыляясь, пообещал он.

    — Эй ты, чего орешь, в натуре?! Отдыхать людям мешаешь! — завопил какой-то бомж из соседней клетки.

    — Это тебе, что ли? Тоже мне, человек нашелся! — фыркнула она. В бомже и вправду человеческого осталось меньше, чем даже в ней самой. Но он, по крайней мере, был живой, и сейчас Кошка была рада поговорить даже с ним — только бы мертвец убрался хоть ненадолго, оставил ее в покое…

    * * *

    Еще примерно через два дня — Кошка не могла бы с уверенностью сказать, сколько времени прошло, — тюремщик, заглянув, приказал:

    — Арестованная, на выход! С вещами.

    И сам захохотал, радуясь своей шутке: вещей у Кошки, кроме одежды, не было — все отобрали при аресте.

    — Куда меня? — спросила она. — На расстрел?

    На ответ она особо не надеялась, но сторож, видно, был в хорошем расположении духа.

    — Да кто ты такая, чтоб пулю на тебя тратить? — хмыкнул он. — Надо будет — веревкой обойдешься. Тем, верно, дело и кончится — Зотов мужик серьезный, шутить не любит.

    Кошка ничего не понимала. Кто такой Зотов, при чем здесь он? Но приготовилась к самому худшему.

    Ее опять вели под конвоем через всю станцию со связанными за спиной руками. Народу было немного — судя по всему, дело шло к ночи. Кошка поняла, что такое время выбрано нарочно. Она жадно разглядывала редких прохожих — так отвыкла от обычных человеческих лиц, сидя в клетке по соседству с бродягами. И вдруг снова, как и тогда, на Ленинском проспекте, мелькнуло из-за чужой спины знакомое до отвращения Витькино лицо. По прошлой жизни знакомое, по Китай-городу.

    «Вот и ответ, — осенило ее внезапно. — Они отпустили Сергея, чтобы он пошел меня искать. А они, проследив за ним, вышли на меня».

    Теперь она даже не волновалась. Если ее не пристрелят одни, то наверняка убьют другие. И лишь одна мысль еще терзала — что же будет с младенцами? Оставалось надеяться, что Сергей найдет гадалку и сумеет о них позаботиться. Хотя еще вопрос, способен ли он позаботиться сам о себе? Он ведь теперь тоже в бегах, бездомный скиталец…

    По пути она краем уха ловила обрывки разговоров:

    — Правильно сделали, что отправляют подальше… Сообщники могут отбить или выкупить… А Зотов разберется, он крутой мужик, у него не забалуешь…

    — По мне, так нечего с ней и возиться — шлепнуть, и все дела. Но начальству виднее. Наверное, сперва толком допросить хотят, а уж потом — в расход…

    Они прошли по переходу на Баррикадную, а затем — к входу в туннель. Там уже стояла дрезина.

    «Меня куда-то повезут, — поняла Кошка. — А Сергей ведь не знает об этом, он не найдет меня».

    Отвезли ее недалеко — до следующей станции. Нюта рассказывала ей об Улице 1905 года, но Кошка не ожидала, что здесь будет так просторно и мрачно. Высокие колонны розовато-серого мрамора уходили к потолку. На стенах пузатые металлические буквы и цифры складывались в название станции, надписи чередовались с изображениями факелов. Не хватало, разве что, красных знамен, как на Фрунзенской. Может, сюда привозят заключенных, чтоб они в торжественной обстановке успели приготовиться к смерти? «Возможно, и Нюта сейчас где-то здесь, — подумала Кошка, — но что толку?»

    Часовой сдал Кошку под расписку местной охране, а сам прыгнул в дрезину и укатил назад. Ее привели в закуток, отгороженный щитами, где за поцарапанным пластиковым столом сидел худой, бритый наголо мужик с пронзительными глазами — страшный комендант Зотов, как она поняла из разговоров. Он посмотрел на нее в упор. Демонстративно втянул ноздрями воздух:

    — Мне кажется, я узнаю этот запах. От тебя за версту несет бандитским треугольником. Мне ли его не знать — запах крови, страха и смерти.

    Его тон не обещал ничего хорошего. Кошка молчала.

    Побуравив ее немного глазами, Зотов буркнул:

    — Увести.

    — В камеру? — спросил часовой.

    — В душ для начала, — поморщился комендант Зотов. — Одежду ей какую-нибудь найдите, а потом покормите — и в лазарет. Там, кажется, койка свободная есть.

    И тут начались чудеса. Кошку отвели в душевую, где было достаточно теплой воды и мыла, — хватило и на помыться, и на постираться, дали чистую одежду. Потом накормили досыта, и не жидкой баландой, а жареными грибами с мясом, к которым прилагалась большая кружка отличного грибного чая, крепкого и душистого. Потом привели в комнатку, выложенную кафелем, где пахло какой-то химией и стояла настоящая кровать. Матрас был покрыт ветхой, но чистой простыней. Кошка рухнула на него, закуталась в серое байковое одеяло и провалилась в сон без сновидений.

    «Что-то я не слышала, чтоб так носились с заключенными», — подумала она, проснувшись. Правда, вскоре Кошка убедилась, что у дверей помещения стоят двое часовых. Но с ней они разговаривали по-доброму, шутили. Так что охраняли они, скорее, ее — от возможного нападения.

    Потом навестить ее пришли Сергей и Нюта. Был с ними и еще один человек — с выразительным лицом и волосами, собранными в хвост, которого Нюта называла Взлом. Он все больше молчал, но, встречая ее вопросительный взгляд, делал страшные глаза и подмигивал. И она невольно фыркала.

    — Ты же понимаешь, — сказала Нюта, не дожидаясь ее вопроса, — я не могла там при посторонних сказать, что мы знакомы.

    Вид у нее по-прежнему был недовольный и озабоченный.

    Кошка, как раз, ничего не понимала, но решила не ругаться по пустякам. Вместо этого она твердо сказала:

    — Надо найти детей.

    — Об этом не волнуйся. Дети у нас. Завтра ты сможешь их увидеть.

    У Кошки словно камень с души свалился. Сколько раз она ругала себя, что отдала малышей неизвестно кому. И все же, как оказалось, правильно сделала. Значит, верно ей подсказал внутренний голос, не зря она, такая недоверчивая по жизни, почувствовала симпатию к этой странной гадалке. Но где же она видела ее раньше?

    Вэл с любопытством разглядывал ее, и Кошка смутилась.

    — Чего так смотришь? — буркнула она.

    — Да вот, удивляюсь — неужели ты и вправду такая опасная преступница? С виду хрупкая девушка, ничего особенного и красавицей не назовешь. Но этот твой взгляд… словно ты прошла через ад и удивляешься, что до сих пор жива. Знаешь, мне хочется написать о тебе песню. Нет, правда, я ведь музыкант. Чем-то ты меня зацепила.

    — Лучше не надо, — буркнула Кошка, но ей было приятно. А вот Нюта все хмурилась.

    — Что со мной теперь будет? — неуверенно спросила ее Кошка. Она уже не знала, чего ей ожидать от Нюты — сначала та не узнала ее, теперь держится с ней сухо и холодно, как с посторонней. Наверное, кто-то позаботился рассказать ей об убийце с Китай-города, и благородная Победительница Зверя не хочет иметь с ней ничего общего. Но ведь наверняка это она способствовала тому, чтобы Кошку перевели сюда, чтоб обращались с ней лучше.

    — Завтра вечером готовься уходить, — деловито ответила Нюта. — Постарайся днем поспать — путь будет нелегким. Пойдем до Беговой, а там придется на поверхность выйти.

    — А потом куда?

    — Т-с-с! — рассеянно произнесла Нюта. — Все будет нормально. Потом тебя убьют при попытке к бегству.

    Глава 16 ПОГОНЯ

    Как оказалось, Нюта все продумала и раздражалась, когда ей задавали лишние вопросы. Она из суеверия не хотела говорить заранее о конечной цели их похода.

    — Не беспокойся, Илья Иваныч такие дела устраивать умеет. И если все пойдет как надо, то через несколько дней ты будешь в безопасности и на свободе, а здесь тебя все будут считать погибшей.

    «Ничего уже не будет, как надо. Меня действительно убьют при попытке к бегству. Свои убьют, китайгородские».

    Кошка попыталась объяснить это Нюте, но та рассеянно отмахнулась:

    — Не бери в голову. Это все ерунда. Нам бы только по поверхности пройти. Ты знаешь, что после Беговой нам придется выйти наверх и некоторое время идти вдоль шоссе? Ведь тоннели к Полежаевской до сих пор частично завалены.

    Бандиты с Китай-города ее, казалось, вовсе не волновали.

    «Они убьют всех нас, — тоскливо думала Кошка. — Я опять навлеку беду на остальных. Как объяснить им, что со мной связываться нельзя? Нюта и так уже много для меня сделала, надо отговорить от похода хотя бы ее. В ее положении она готова рисковать жизнью, чтоб только меня спасти. Но ведь она упрямая, и слушать не станет. И как, интересно, удастся ей уговорить этого Илью Иваныча? Он так смотрел на меня, что если б взглядом можно было убить, то я уже была бы покойницей».

    Кошка расплакалась и вдруг почувствовала облегчение. И надежду, что все образуется, несмотря ни на что.

    — А дети, что будет с детьми? — тревожно спросила она.

    — О них не волнуйся, им здесь будет хорошо. Пока они слишком малы, и мы не можем взять их с собой. Но со временем мы за ними вернемся. А пока они в надежных руках…

    Кошка не знала о разговоре, который вскоре состоялся у Нюты с Ильей Иванычем. Нюта даже взяла с собой Вэла — чтобы поддерживал. У Ильи Иваныча настроение оставляло желать лучшего.

    — Слышал я одну историю, — мрачно сказал он. — Жила на Китай-городе мутантка одна. Пока маленькая была, вела себя смирно. А потом как-то ночью пятерых ни с того ни с сего зарезала и скрылась. Мораль — как мутанта ни корми, все равно конец один. А ты, похоже, вообще ни о чем не думаешь, когда всех подряд готова провожать на Тушинскую. Мой долг тебя предупредить — опомнись, иначе наживешь проблем и себе, и близким.

    — Любопытная история, — легкомысленно сказал Вэл. — Представляю, как они обращались с беднягой. Мутантов нигде не любят, а уж на Китай-городе — особенно. Хуже к ним разве что у фашистов относятся. Но я эту историю немного по-другому слышал — девчонка просто отомстила тем, кто над ней издевался. И честно говоря, после того, что они с ней сделали, я бы на ее месте еще хуже с ними обошелся — а она просто горло перерезала. Во сне. Учитывая все обстоятельства, это было почти гуманно. Кстати, Иваныч, меня всегда интересовал вопрос: а с чего для тебя начинается мутант? Вот горбатый мальчонка, которого Кирилл подобрал, — мутант или нет? На Киевской, говорят, чуть ли не у половины жителей по шесть пальцев на руках — они мутанты?

    — Мальчик никого не убивал, — пробормотал комендант, чувствуя, что Вэл готовит ему какой-то подвох.

    — Так ведь у него еще все впереди. Кто знает, что из него выйдет, когда он вырастет? — философски заметил музыкант. — А я знаю людей, Иваныч, которые рассуждают так же, как ты. И живут они всего в двух перегонах отсюда. Твои слова насчет мутантов были бы встречены на «ура» в Четвертом рейхе.

    — Тьфу! — сплюнул комендант, для которого сама мысль о том, что он в чем-то сходится с фашистами, была непереносима.

    — А еще я слышал, — не унимался Вэл, — что Кошка прикончила лишь тех, с кем у нее были личные счеты. А кое-какие отморозки, воспользовавшись случаем, стали подделываться под ее почерк. Нарочно отрезали убитым одно ухо и мизинец, чтоб на нее подумали.

    — И откуда такая информация? — подозрительно спросил Зотов.

    — Я люблю путешествовать, и у меня много знакомых в самых разных кругах, — усмехнулся Вэл. — Что люди не расскажут постороннему, то с легкостью поведают известному музыканту за кружкой браги. Так что, по-моему, девушку в чем-то можно понять. Впрочем, я слышал, что бедняжку потом тоже убили…

    — Ну, если еще и не убили, то наверняка вот-вот убьют, — примирительно сказал комендант и со значением посмотрел на Вэла.

    — Так что и спорить не о чем, — развел руками тот, убедившись, что комендант понял его.

    И все же Илья Иваныч снова обратился к Нюте:

    — Подумай как следует, прежде чем вести на Тушинскую кого попало. Конечно, рабочих рук у вас не хватает, но это не значит, что надо беглых преступников собирать на станции.

    — Почему сразу преступников? — возмутилась Нюта. — Ей ведь так и не предъявили внятного обвинения. Подумаешь, какую-то девицу убили на Ганзе! Так они что, теперь в каждой незнакомой женщине будут шпионку подозревать? А Катя, между прочим, спасла двух чужих детей, хотя сильно рисковала при этом. Уже за одно это ей многое должно проститься — если она вообще нуждается в прощении. И ей помогала святая заступница. Даже я не сподобилась ее видеть — а Катя смогла. Значит, и не нам ее судить.

    — Да к тому же до Тушинской еще дойти надо, — со значением ввернул Вэл.

    — Опять святая заступница! — со стоном сказал комендант, обхватив голову руками. — Как же тяжело, когда руководить приходиться бабским коллективом.

    И тут в закуток вошла коренастая и не слишком красивая девушка, при виде которой лицо начальника смягчилось.

    — Все подслушиваешь, Алина? — сказал он с упреком, но тут же против воли улыбнулся.

    — А ты сегодня такой грозный — и подойти-то страшно, — Алина обняла отца. — Пожалуйста, сделай так, как Нюта просит.

    — Да ведь ты эту девушку даже не видела.

    — Да уж вся станция об этом говорит. Ее Вэл видел. А Кора, гадалка, говорит, что для нас она не опасна.

    — Ну, если Кора говорит, — язвительно протянул комендант, — тогда, может, мне уже пора место освобождать. А станцией будет управлять бабий совет. Представляю, что вы там наруководите. Ведь случись чего, отвечать не Кора будет.

    — Я за нее отвечаю, — упрямо сказала Нюта. — Как за себя. Она меня спасла. Теперь моя очередь. Тем более, если нам удастся дойти до Тушинской, вряд ли Катя вернется потом в большое метро. По крайней мере, в ближайшее время. Значит, это будет уже не ваша головная боль. Насколько я знаю, туннели от Беговой к Полежаевской еще и не думают раскапывать. А поверху идти далеко не каждый отважится.

    — Да, если удастся дойти… — как эхо, ввернул Вэл, словно невзначай.

    Алина снова обняла отца, и тот махнул рукой, как бы говоря: «Делайте, что хотите». И не видел, как его дочь послала Нюте торжествующий взгляд.

    — А младенцев-то куда — тоже на Тушинскую? — спросил комендант, но тут же сам себе ответил: — Нельзя, они дороги не вынесут. Значит, останутся здесь. Бабья полно — найдется, кому нянчить. Все прибыль. Будет хоть мальчишек на станции побольше…

    * * *

    Когда вечером Нюта и Вэл еще раз зашли навестить Кошку, вслед за ними в каморку вошла какая-то женщина — темноволосая и темноглазая, одетая в пестрое тряпье. Дети безмятежно посапывали у нее на руках. Как ни странно, они будто окрепли и поправились, Кошка осторожно дотронулась до маленькой ручки Павлика — он сжал ее палец в руке и сделал гримасу, словно улыбался. Она понимала, конечно, что улыбаться он еще не умел, но все равно была рада.

    Кошка все пыталась понять, где же она видела эту женщину. Та осторожно качала то одного, то другого ребенка, и Кошка вдруг заметила, что одна рука у нее замотана пестрым платком, как повязкой. Женщина смотрела на нее без улыбки, и Кошку, наконец, осенило…

    — Это ведь ты была тогда в туннеле, возле мертвой Яны! Ты отвела глаза бандитам, ты меня спасла. Так ты — святая?

    Женщина покачала головой:

    — Ошиблась ты, девушка. Какая я святая? Я просто Маша, гадалка. Меня тут всякий знает. Не бойся за младенчиков. Будут живы и здоровы.

    Нюта серьезно кивнула:

    — Можешь быть спокойна. Никто у нас не умеет лучше ходить за больными.

    Теперь насчет детей можно было не волноваться, а что будет с ней самой — не так уж и важно. И Кошка еще раз попыталась отговорить Нюту от ее затеи:

    — Зря вы меня не слушаете. Мне не дадут уйти далеко. Люди, которые меня ищут, наверняка уже здесь, на станции. Если вы куда-нибудь отправите меня, они постараются убить меня по дороге. И те, кто со мной пойдет, умрут тоже.

    — А мы все-таки попробуем, — отрезала Нюта. — Нам главное — до Беговой дойти. А там выйдем наверх — и еще посмотрим, кто кого. У нас есть для врагов кое-какие сюрпризы в запасе.

    На пороге женщина, пропустив вперед Вэла и Нюту, оглянулась и заговорщически улыбнулась, словно напоминая об общей тайне. И ушла прежде, чем потрясенная Кошка успела сказать хоть слово.

    — Давайте устроим отвальную? — предложил Вэл Нюте и Сергею. — Посидим напоследок. А то наш гость так и не услышит, как я пою.

    — Это будет ужасно! — фыркнула Нюта. Сергей взглянул с недоумением. До песен ли теперь, в самом деле?

    — Скучные вы какие, — поморщился Вэл. — Наоборот, надо повеселиться как следует. А если за нами и вправду следят, то ни за что не подумают, что поход намечается именно на эту ночь. Решат, что вы напились и никуда не уйдете.

    — Неплохая мысль, — подумав, признала Нюта. — Нам надо только собраться заранее, а потом сделаем вид, что намерены выпивать всю ночь, а сами улизнем потихоньку.

    И к вечеру даже изумленная Кошка сквозь приоткрытое окошечко изолятора могла слышать переборы струн, иногда перемежающиеся громким смехом. Судя по всему, на станции веселье было в разгаре. Уж не забыли ли они, что собирались в поход? Или все-таки решили прислушаться к ее предупреждениям и все отменить — но почему тогда не предупредили?

    Тем временем Вэл успел уже спеть про четырехглазого мутанта, и теперь перебирал струны, подбирая очередную мелодию. Народу вокруг собралось множество — далеко не каждый вечер музыкант баловал их песнями.

    Загнаны в угол. Выхода нет.

    Твари скалят клыки.

    Они ненавидят весь белый свет,

    И мы для них чужаки.

    И нас с тобой не сможет спасти

    Ни пуля и ни броня,

    Но ты сумеешь еще уйти,

    Если бросишь меня.

    Люди притихли, каждый думал о своем. Песня что-то разбередила в них. Вот так живешь, а потом становишься перед выбором — и что бы ты ни выбрал, ты проиграешь.

    Поздно прикидывать, кто виноват,

    Что делать, куда бежать.

    И пусть ты был мне всегда как брат,

    Но нынче пора решать.

    Нам с тобой не успеть удрать

    Вдвоем от них ни за что.

    Но ты постарайся не умирать,

    А думать будешь потом.

    Назад не гляди. Решился — держись.

    Ты вырвался. Ты герой.

    Ты с боем взял свое право на жизнь,

    Какую — вопрос другой.

    И сделал ты все, что мог, поверь,

    Но, злую судьбу кляня,

    Ты сам завоешь, как дикий зверь,

    Когда поймешь, что тебе теперь

    Придется жить без меня.

    Кто-то из слушателей всхлипнул. Наверное, вспомнилось что-то очень личное.

    «Хорошо, если это и вправду поможет отвести глаза преследователям», — подумал Вэл. Он ухитрялся одновременно сохранять приличествующее этой песне суровое и скорбное выражение и в то же время размышлять о вещах практических и насущных. Окинув публику взглядом, он не заметил Нюты. Может быть, она уже ушла — значит, надо отвлекать внимание собравшихся как можно дольше. И, не давая слушателям опомниться, он затянул следующую песню.

    Кошка уже думала, не улечься ли спать, когда в замке ее каморки вновь зазвенели ключи. На пороге она увидела незнакомого мужчину, высокого и широкоплечего. Кошка испугалась, шарахнулась в угол и уже открыла рот, чтобы закричать.

    — Тише ты! — буркнул незнакомец. — Идем скорей, Нюта ждет.

    Она, все еще боязливо косясь на него, надвинула капюшон пониже на лицо и, взяв рюкзак, скользнула за мужчиной наружу. В центре станции толпа до сих пор слушала концерт Вэла, и казалось, на них никто не обратил внимания.

    Нюта и Сергей дожидались их в туннеле, возле блок-поста.

    — Пора! — сказала Нюта, лицо ее было серьезным и сосредоточенным. — Двигаемся как можно тише, посты предупреждены.

    Они шли в полной темноте, не зажигая фонариков. Кошка вызвалась идти первой — так она могла бы предупреждать спутников о возможных препятствиях.

    Отошли не так уж далеко от станции, когда Кошка почувствовала присутствие в туннеле чужих: в нос ударил стойкий запах давно не мытого тела. Она шепнула спутникам: «Стойте!» и тихонько прошла немного вперед, положив руку на рукоятку ножа, который ей вернули перед походом, — еще один знак доверия. У самой стены туннеля сидел человек в лохмотьях. Как тихо она ни двигалась, он поднял голову на звук ее шагов:

    — Кто здесь?

    — А ты кто? — тихо и угрожающе спросила Кошка.

    — Я — смиренный отшельник. Святая заступница иногда посещает меня, и мне больше ничего не надо. Да благословит она и вас тоже.

    Кошка разглядывала изможденное лицо, лихорадочно блестящие глаза, редкие потные волосы, прилипшие ко лбу. Ей показалось, что она уже видела этого человека при других обстоятельствах.

    — Как тебя зовут? — спросила она.

    — Я — Коля. Просто Коля, все остальное забыто. А это — Вася.

    Кошка заметила поодаль еще одного оборванца, тот, казалось, дремал.

    — Это местные бомжи, — тихо сказала Нюта. — Живут здесь и поклоняются Алике-заступнице. На вот, возьми, — и она положила на шпалы возле Коли какой-то сверток.

    — Да благословит святая твою доброту, — сказал тот.

    Группа тихонько двинулась дальше, а Кошка принялась вспоминать — где же она могла видеть этого человека? В памяти всплывало — вот она держит в руках несколько печатных страничек. На первой заголовок — «Рагнарек». Трехконечная свастика четвертого Рейха. И неясная, размытая фотография сбоку — но черты лица вполне узнаваемы.

    Ей казалось, что именно этого человека она несколько месяцев назад видела и вблизи. Она тогда оказалась в туннеле, ведущем к Пушкинской и, вдруг услышав шаги, затаилась в углублении стены. Мимо нее, разговаривая между собой, прошли двое в нацистской форме. Конечно, отшельник Коля выглядел тогда получше, но голос, который она услышала сейчас, был тот же самый — уж в этом она не могла ошибиться.

    — Так вот оно что! — тихо пробормотала Кошка себе под нос. И тут же решила свое открытие держать при себе. Что бы ни было у человека в прошлом, но если он уверовал, увидел свет в конце туннеля и обрел мир в душе, не стоит ему мешать. И неважно, в кого он уверовал — в заступницу ли, в Хозяина туннелей, да мало ли еще в кого? Всякий разумный человек знает — на пути у высоких чувств становиться не дело. Один человек говорил ей, что разные божества есть лишь воплощения одного и того же. И не людям теперь судить того, кому открылась высшая истина…

    * * *

    В середине пути Нюта стала чересчур часто спотыкаться, и сталкер, идущий замыкающим, рискнул включить фонарик. Тут же сзади сухо щелкнул выстрел, пуля ударилась в стену совсем недалеко от них. Фонарик тут же погасили, но теперь они знали — за ними погоня. И те, что шли сзади, знали, что они это знают. Может, именно этого они и добивались — напугать для начала, посеять панику? Но в группе собрались люди, не склонные быстро терять голову. Еще со времен неудавшейся экспедиции Кошка помнила, что Сергей в минуты опасности сохраняет хладнокровие, а после совместной с Нютой вылазки на Шаболовской она поняла — Победительница Зверя тоже не позволяет себе раскисать в ответственные моменты. Конечно, она — женщина, да к тому же очень впечатлительная, и ничто человеческое ей не чуждо. Но все это обычно вылезает потом — истерики, слезы. А когда нужно, она умеет держать себя в руках. Да и четвертый их спутник тоже как будто был не из пугливых.

    На Беговой Нюта о чем-то торопливо переговорила с постовыми, и те пропустили их беспрекословно. Видимо, Победительницу здесь знали. Но Кошку не оставляли дурные предчувствия. «Все это бесполезно, — думала она. — Сейчас сюда придут те, что гонятся за нами, и когда они расскажут, кого и за что преследуют, их мигом пропустят тоже. Остается надеяться, что какое-то время на объяснения у них уйдет. Жаль, что эти, с Беговой, вникать, кто прав, кто виноват, скорее всего, не станут. Мол, пусть разбираются сами, а прав окажется тот, кто в итоге останется жив».

    Члены отряда быстро облачились в костюмы и противогазы, им открыли гермоворота, и они вышли в ночь. Прямо перед собой Кошка увидела эстакаду, где навеки застыли заржавевшие машины. Повинуясь знаку Нюты, они повернули направо и двинулись по шоссе — если верить ее словам, им надо было пройти совсем немного. Может, все-таки успеют?

    Не успели. Сзади послышалась автоматная очередь. На поверхности преследователи вели себя еще более нагло, уже не скрываясь. Нюта с Кошкой, пригибаясь и прячась за машинами, пробирались вперед, а сталкер и Сергей отстреливались от настигавших их бандитов. И вдруг грохот стал совсем уж нестерпимым, забил по ушам, точно молотками. Кошка увидела, как Нюта вдруг выпрямилась на секунду, махнула рукой и отрывисто, торжествующе что-то крикнула — ей послышалось: «Идиоты!». Кошка испугалась, что Нюту сейчас убьют — в свете луны она была отлично видна. Но, взглянув назад, Кошка поняла — ее преследователям уже не до этого, им уже вообще ни до чего. Словно темный смерч летел на них с эстакады. Неведомые животные звонко цокали копытами, ветер раздувал длинную шерсть, растущую у них вдоль шей.

    Бандиты заметались. Кто-то, видимо, самый храбрый, вскинул автомат и дал очередь в сторону надвигающейся лавины, но это было все равно, что плевать против ветра. Кошке захотелось посмотреть поближе, что там происходит, но вдруг ее охватил такой ужас, что она и шагу сделать не могла. Сзади кто-то толкнул ее — это был Сергей, и лишь тогда она очнулась. И они кинулись в сторону от шоссе, во двор, где виднелись какие-то столбики и даже, кажется, остатки детской горки. Нюта хромала, Кошка поддерживала ее, молясь, чтоб скорей закончился этот ужас. Подбежав поближе к детской площадке, они увидели уходящую вглубь дыру, куда и протиснулись по очереди со всей возможной скоростью, и вскоре оказались в туннеле метро. Но еще раньше, чем это случилось, темный грохочущий вихрь промчался куда-то дальше по шоссе, и сзади воцарилась тишина, не нарушаемая ни выстрелами, ни криками. Как будто все живое замерло перед неведомой силой, только что явившей себя. И Кошка отчетливо поняла — кричать и стрелять больше некому. Своих преследователей она больше не увидит никогда, да и никто другой их уже не увидит — по крайней мере, живыми.

    — Что это было? — спросила она, едва смогла отдышаться.

    — Т-с-с! — сказала Нюта. — Неважно, что, главное — что все кончилось хорошо. Самое опасное позади, теперь, думаю, нам удастся спокойно дойти до Тушинской.

    И на лице у нее Кошка увидела какое-то новое, незнакомое выражение — злобную радость. Нюта торжествовала, как будто промчавшаяся жуткая лавина была делом ее рук, ее личной заслугой, как будто именно она все это организовала. И еще в глазах Нюты читалось облегчение — словно она до последнего не была уверена, что все получится именно так, как она задумала.

    — Но ты что-то кричала. Ты знаешь, что тут происходит? Что убило тех, нападавших?

    Кошка ни секунды не сомневалась — те, что догоняли их, мертвы. И была уверена, что Нюта тоже это понимает. Сталкер тоже не выказывал удивления, один Сергей смотрел недоуменно. Он, видно, тоже был бы не прочь услышать объяснения.

    — Какая разница, как их называть? — тихонько сказала Нюта. — Кто-то говорит, что это одичавшие кони. Тут ведь когда-то, говорят, ипподром был поблизости. Такое место, где устраивали лошадиные бега.

    — Я, кажется, видела похожего зверя в музее. Неживого, — пояснила Кошка задумчиво. — Получается, что они тех бандитов затоптали насмерть? Как все это странно. Хорошо, что мы успели пройти.

    — Кое-кто говорит, что это не просто лошади, — протянула Нюта. — Я каждый раз боюсь идти здесь.

    — Но ты сделала это для меня. И я этого никогда не забуду, — серьезно сказала Кошка.

    — Ты меня уже спасала, а сегодня была моя очередь.

    — Что же это за странные лошади? — подал голос Сергей, прервав их излияния. — Они вот так и бегают табуном все вместе? И почему нужно их бояться? Я видел пару раз лошадей еще до Катастрофы, они не нападали на людей. Могли, конечно, брыкнуть с перепугу, но так, чтоб охотиться, — такого не было. Не может быть, чтобы Катастрофа их так изменила.

    — А у нас вообще тут много интересного, — неожиданно засмеялась Нюта. — На Тушинской, например, водятся свирепые ламы с во-от такими клыками!

    Она, казалось, уже ничего не опасалась, и Кошка тоже позволила себе немного расслабиться, поняв, что главная опасность, видимо, миновала.

    — Да ведь я серьезно спрашиваю, — обиделся Сергей. — Мне как ученому это интересно.

    — Я не могу ответить по-другому, — сказала Нюта. — Я выросла в метро и не знаю, как называют это все ученые люди. Есть много вещей, в которые ученые вообще не верят и говорят, что их быть не может. И все же мы знаем, что они существуют. Но вы же не захотите слушать, о чем шепчутся между собой женщины.

    — Скажите, как умеете, — попросил Сергей.

    — А почему ты кричала «идиоты»? — спросила Кошка.

    — Я кричала? — удивилась Нюта. — А я этого совсем не помню. Это я зря — нас ведь могли заметить.

    — Но кто, скажи?

    — Давайте мы сейчас поговорим об этом, и больше никогда это обсуждать не будем? — сказала Нюта, понизив голос. — Люди говорят, что здесь гуляет Дикая Охота. Это мне рассказал один старик на станции Спартак — мы скоро будем там. Он сказал — это мертвые всадники скачут на мертвых конях. Ищут зло и расправляются с ним.

    — Не может быть, — убежденно проговорил Сергей. — Наверняка это все имеет какое-нибудь простое и понятное объяснение.

    — Да, скорее всего, — улыбнулась Нюта, которой, видимо, вовсе не хотелось спорить. Она как будто все для себя уяснила уже давно и глядела на Сергея снисходительно. Весь ее вид словно говорил: если человек не готов принять вещи такими, какими они есть, пусть думает, как хочет. — Может, откуда-то мчалось стадо диких животных и затоптало людей, которые просто попались им на пути, даже не заметив. Каждый верит в то, во что ему удобно.

    Сергей уловил иронию и заметно обиделся.

    — Не сердитесь, — сказала Нюта, — оставьте глупым женщинам тешиться их выдумками. Но только когда мы в первый раз столкнулись с этим, то один из нашей группы уверял, что обернулся и увидел всадников. Хотя, возможно, он пошутил — это очень на него похоже.

    Кошка молчала, вновь и вновь переживая ощущение ужаса, когда ей показалось, что сгусток тьмы на мгновение обернулся в ее сторону, и она различила над гривой скакуна бледное, жуткое лицо наездника. Это продолжалось лишь долю секунды, но она знала, что не забудет этого мига никогда, сколько бы ни довелось прожить. У нее было чувство, что за ней следят и все про нее знают, просто не трогают — до поры до времени. И это было так страшно — куда там бандитам с Китай-города! Они, по крайней мере, были простыми и понятными.

    Но ведь ее пропустили! Значит, здешние духи благосклонны к ней. И возможно, когда-нибудь ей удастся заслужить прощение? А еще Кошка вдруг поняла — ее мертвые теперь оставят ее в покое, не будут приходить во сне.

    И она дала себе слово, что если им удастся благополучно попасть на Тушинскую, то про месть она забудет навсегда. Никогда, кроме как для самообороны, не поднимет она руку ни на кого из людей, будь то самый отпетый подонок. И на душе у нее немного полегчало. В первый раз Кошка поверила, что все может кончиться хорошо.

    Глава 17 ВОЛЯ ИЛИ КЛЕТКА?

    Они проходили пустые, заброшенные станции. На Полежаевской под ногами хрустела подозрительная бурая пыль, и они ускорили шаг. Кошка слышала про то, что здесь когда-то тоже жили люди, но однажды станция была обнаружена абсолютно пустой и залитой кровью. С тех пор ее так и не заселили. Что случилось с ее жителями, никто так и не узнал — рассказывали, что не было обнаружено ни тел, ни ошметков плоти, одна лишь кровь — везде, куда ни глянь. Кошка первый раз видела такую странную станцию — на ней было две платформы, более узкие, чем обычно, а путей, наоборот, три. Как будто взяли обычную станцию и по самой середине платформы проложили еще один путь.

    Станция Октябрьское поле, также пустующая, выглядела как и многие другие станции ближе к окраинам. Никаких вычурных элементов, стены выложены кафелем, высокие колонны подпирают потолок. Здесь когда-то произошла авария, и станция, по слухам, сделалась непригодной для жизни. Возле Щукинской в туннеле поблескивали нити паутины — пришлось сначала поджечь ее, а потом ждать, пока рассеется едкий дым. На Щукинской Кошка обнаружила признаки того, что обитатели покинули станцию не так давно — здесь еще валялся какой-то хлам.

    Войдя в туннель, Нюта неожиданно свернула в боковой проход, и вскоре они оказались в подземелье, где горел костер. Навстречу им поднялось несколько человек, и Кошка едва сдержала возглас удивления — она таких не видела еще. Лица у многих из них были намазаны белым, как у женщин, околачивавшихся в «Трех потронах», а глаза почти у всех оказались густо подведены черным. Черный цвет абсолютно преобладал и в одежде незнакомцев.

    К ее удивлению, Нюта дружески поздоровалась с ними, называя одного из них, видимо, самого главного, Каем. Она протянула ему пару книг, еще какие-то пакетики. В благодарность обитатели подземелья напоили их чаем — у него был странный привкус, но все почувствовали себя бодрее. Это было очень своевременно — путники уже успели устать, а дорога, как предполагала Кошка, предстояла неблизкая.

    Потом, в туннеле, Нюта тихонько объяснила ей, что Темные — это сообщество людей, которых не устраивают порядки в основных державах — на Ганзе, в Рейхе, на Красной Линии — и которые пытаются выжить сами по себе.

    — Не знаю, долго ли они продержатся, — заметила она. — Мы помогаем им, чем можем.

    В одном месте Кошка ощутила присутствие неизвестных животных, но Нюта заранее предупредила ее, что нужно просто спокойно идти вперед, и неведомые создания не причинили им зла. Они так и не показались — Кошка слышала только их шумные вздохи, а в нос ударил запах тухлятины.

    — Это тоже наши сторожа, — серьезно сказала Нюта.

    — Неплохо устроились! — пошутил Сергей, но голос у него был не очень веселым. И Кошка, кажется, догадывалась — почему. Она знала, что раньше Сергей мечтал добраться до Полиса. Теперь он понимал, что мечта его, скорее всего, так и останется мечтой. Слишком много преград теперь появилось на пути к Полису. И Кошка чувствовала угрызения совести — ведь это из-за нее Сергею пришлось распрощаться со своей мечтой. Он мог бы пойти в Полис без нее, но предпочел остаться с ней. А ей пока обратный путь в большое метро закрыт. Ну, разве что много времени спустя, когда все уляжется.

    У нее тоже было странное ощущение. Они шли мимо мертвых станций, и ей казалось, что так будет еще долго. Что их ждет впереди? Может, приведут на какую-нибудь необитаемую станцию, да и оставят там. Скажут: «Обживайте, а мы пошли».

    Но вот впереди забрезжил неясный свет. Кошка насторожилась. Нюта вышла вперед, слышно было, как она переговаривается с охранниками. Потом она вернулась к группе и сказала:

    — Все в порядке. Идемте.

    По небольшой железной лесенке они поднялись на платформу. Кошка огляделась и все поняла. Ее охватило отчаяние.

    Серые стены, кое-где исписанные отдельными словами или даже целыми фразами. Серые четырехугольные колонны. С потолка прямо на шнурах свисают электрические лампочки. Из полумрака смотрят здешние обитатели — исхудалые мужики в потрепанных линялых ватниках и гимнастерках, бледные бабы в выцветших дырявых платках, кофтах и юбках. Так вот куда ее привели. Станция-тюрьма. Кошка машинально принялась читать надписи на стенах: «Спартак — чемпион», «Наутилус навсегда». «Машка — дура». И не сразу разобрала, что более мелкими буквами было написано ниже:

    «Никто не выйдет отсюда живым».

    Видно, один из тех бедняг, которых уморили здесь, оставил предупреждение следующим узникам. И никто даже не позаботился его стереть или замазать.

    «Что ж, я это заслужила, — подумала Кошка. — Но неужели Сергей тоже должен будет остаться здесь? Это несправедливо, он ничего плохого не сделал. Надо будет сказать ему — пусть оставит меня здесь и возвращается в большое метро. А я все равно тут не задержусь — удеру. Пусть лучше в самом деле убьют при попытке к бегству, а такая жизнь не для меня».

    Шевельнулась было у нее в душе злость, но быстро улеглась. Нельзя ведь ждать от Нюты слишком многого. Наверняка и лысый комендант, и другие непрошеные советчики напели ей в уши такого, что иначе она и поступить не могла. Спасибо и за то, что Нюта ей жизнь спасла, сильно рискуя при этом, а уж отпустить убийцу на все четыре стороны ей никто бы и не позволил.

    Тем временем Сергей, казалось, вовсе не расстроился. Он уже болтал с кем-то из местных жителей и даже улыбался.

    — Привал! — объявила Нюта. — Здесь отдохнем и перекусим, но надолго задерживаться не станем — нам еще идти.

    — Так я тут не останусь? — недоверчиво спросила Кошка.

    — Нет. Это станция Стадион Спартак, я в детстве жила здесь, — нахмурившись, сказала Нюта. — А мы пойдем дальше, на Тушинскую.

    Кошка не знала, какие воспоминания были связаны с этой станцией у Нюты. Поняла только, что не особо приятные. Кивнула, насупившись, но настроение у нее сразу изменилось к лучшему.

    Одна из надписей на стене выглядела совсем свежей. Кошка присмотрелась — и рассмеялась. Красной краской было написано «Да сдраствует Нюта!»

    Понемногу Кошка решила, что не так уж здесь и мрачно, да и вид у людей, несмотря на бледность, был более-менее бодрый. Непонятно, с чего она взяла, что это тюрьма? Вероятно, в заблуждение ввели голые серые стены и убогий внешний вид. Конечно, здесь было не так красиво, как на Ганзе, но местные жители чувствовали себя, пожалуй, даже свободнее. Многие узнавали Нюту, подходили поздороваться, тормошили. Потом путников покормили — повариха, которую Нюта называла Галей, наложила им полные миски грибной похлебки погуще, с нескрываемым любопытством разглядывая незнакомцев. Пришлось задержаться и пересказать последние новости большого метро — без этого их отказывались пропускать дальше.

    Еще один перегон — и Кошка, наконец, увидела станцию, где ей предстояло жить. И поняла, что здесь ей нравится.

    * * *

    Конечно, никакого сравнения со станциями Ганзы Тушинская не выдерживала. Здесь и в помине не было такого великолепия, как например на Таганской. Зато от предыдущей станции она отличалась, как музей от темницы. Здесь оказалось светло и просторно, потолок подпирали высокие четырехугольные колонны, облицованные серо-голубым мрамором, а в стены были вделаны металлические панели — правда, что было изображено на них, Кошка пока не поняла. И в знак того, что строителям не чужда была тяга к прекрасному, вдоль потолка по бордовой полосе был выложен белым трогательный зигзагообразный орнамент. Об остальных украшениях позаботились уже сами жители. Поперек станции был натянут плакат. Надпись, сделанная крупными синими буквами, гласила: «Добро пожаловать в вольный город Тушино!». На колоннах кое-где висели листы бумаги, Кошка мельком заметила на одном из них крупный заголовок «Тушинская крыса» и молча подивилась. По стенам были развешаны разноцветные гирлянды и вырезанные из бумаги шестиугольники, как будто сделанные руками детей.

    — Что это? — спросила она у Нюты.

    — Снежинки. Новый Год ведь скоро, — ответила та. — Здесь так мало праздников, что к любому начинают готовиться заранее.

    Кошка улыбнулась. Потом внимание ее привлекла детская площадка, где играли несколько бледненьких, но вполне бодрых малышей. Взрослые глядели на вновь прибывших с любопытством, многие здоровались с Нютой. Скоро вокруг них собралась толпа — мужчины в толстовках и джинсах, женщины в ярких блестящих просторных халатиках и шлепанцах, в накинутых на плечи пуховиках, платках и шалях. Здесь как будто было даже теплее. Кошка вновь занервничала — ей казалось, что люди смотрят на нее осуждающе.

    — Господи, страшная какая! — уставившись на нее, охнула полная тетка в замызганном халате. Но не успела Кошка обидеться, как та продолжала: — Что ж ты такая худая да бледная? Жуть ходячая. Ну, ничего, поживешь у нас — откормишься.

    К Нюте подошел светловолосый худощавый парень с тонкими чертами лица, одетый в просторную рубаху и джинсы, укоризненно покачал головой:

    — Я ждал тебя гораздо раньше, хотел уже отправляться в большое метро на поиски. Ты сказала, что вернешься через неделю, а сама пропала на месяц. Больше никуда тебя не отпущу.

    — Знакомься, это Кирилл, — сказала Нюта. — Кирилл, это Катя.

    Парень мельком взглянул на нее и вновь повернулся к Нюте.

    Кажется, знакомство с жителями станции прошло благополучно. Кошка переминалась с ноги на ногу, ожидая, пока им скажут, где располагаться. И вдруг кто-то схватил ее за плечо. Она резко обернулась и увидела крепкого, коротко остриженного светловолосого мужчину в черной майке и спортивных штанах. Он ничем не выделялся бы в толпе, если бы не обувь — стоптанные зеленые сапоги в заклепках. Лицо его показалось ей смутно знакомым.

    — Привет! Не ожидала меня увидеть здесь?

    — Кто ты? Я тебя не знаю! — возмущенно пробормотала она. Но уже поняла — от него так просто не отделаешься. Неужели и здесь ее настигли тени из прошлого? Но где же она его видела?

    — Я знал, что мы еще встретимся! — торжествующе заявил парень. И увидев недоумение в ее глазах, пояснил:

    — Помнишь, пару месяцев назад ты спасла меня в туннелях Неглинки?

    Да, теперь она что-то такое припомнила. Даже странно — с чего ей вздумалось его спасать? Она тогда предпочитала в лучшем случае не вмешиваться в чужие судьбы, предоставлять людей их собственной участи. Возможно, если кого-то убивают, он это заслужил — так она тогда думала.

    Светловолосый тем временем бережно отвел волосы с ее лица, кинул беглый взгляд на изуродованное ухо и тут же вновь торопливо пригладил неровно остриженные пряди, скрывая обрубок от посторонних любопытных глаз. Она даже возмутиться не успела. Взгляд парня скользнул дальше, к ее рукам в перчатках — и Кошка невольно спрятала их за спину.

    — Да, это ты, — произнес он. — Но скажи мне, там, возле Олимпийского — там тоже была ты?

    Кошка сразу поняла, что он имеет в виду. Нет, она вовсе не собиралась стрелять в него, она караулила там совсем других людей, просто в «химзе» и противогазах все друг на друга похожи. Он ведь остался жив — чего ж ему еще? Но парень держал ее за плечи, глядя прямо в глаза, поэтому Кошка твердо ответила:

    — Нет, меня там не было. Не знаю, о чем ты говоришь.

    Незачем ему знать правду. В конце концов, он ей почти посторонний. Хотя, может быть, она расскажет ему все потом, когда станут друзьями. Если они станут друзьями…

    Он шумно, с явным облегчением вздохнул, хотя по глазам она видела — сомнения у него остались.

    — Ты так и не сказала мне тогда своего имени, — произнес он.

    — Мне кажется, ты уже сам его знаешь, — усмехнулась Кошка.

    — Я знаю только прозвище. Это не имя, это кличка. Или ты хочешь, чтобы я так и называл тебя?

    — Не надо, — быстро сказала она. — Зови лучше Катей.

    Он понимающе усмехнулся в ответ:

    — Ну что ж, вот и познакомились, наконец. Лучше поздно, чем никогда. А я — Иван.

    И так улыбнулся, что Кошка поняла — у него это имя тоже ненастоящее, лишь одно из многих. «Интересные люди собрались здесь», — подумала она и пробормотала:

    — Я не думала встретить здесь знакомого. Как ни убегай, а слухи идут следом…

    — Я тебе обещаю — от меня никто ничего не узнает, — твердо сказал Иван.

    Интересно, поверил он ей или нет? Впрочем, не так уж это важно сейчас. Она по глазам видела — если и не поверил, то будет молчать, не попрекнет и мстить не станет. Интересно, кто ему рассказал про нее? И чего такого рассказал, чтобы во взгляде парня понимание мешалось даже с каким-то восхищением.

    — Да, Кастанеда об этом ничего не писал, правда? — протянул он и улыбнулся. Кошка понятия не имела, кто такой Кастанеда и почему он должен был писать про них. Но ей вдруг стало легко и весело. Они с Иваном были теперь как два заговорщика.

    Может быть, они в самом деле станут друзьями?

    Она махнула ему рукой и вновь подошла к остальным — Сергей уже оглядывался, не понимая, что общего у нее с этим чужаком.

    * * *

    Через несколько дней Кошка поняла — на станции никого особо не волнует, сколько у нее пальцев на руках. Изувеченное ухо тоже не привлекало внимания — здесь чуть ли не у всех были шрамы, и люди гордились ими. Кто-то получил рану в бою с мутантом, кто-то — на строительных работах. И она вовсе не так уж выделялась среди остальных.

    Ее предчувствия оправдались: после встречи с Дикой Охотой мертвые перестали беспокоить ее по ночам. Правда, она скучала по маленькому Павлику, но Нюта пообещала ей, что когда малыш подрастет немного, его можно будет тоже взять на Тушинскую. А через некоторое время Кошка обнаружила, что уже начинает забывать про младенцев и свои мучения с ними. Она радовалась тому, что теперь можно спать по ночам спокойно, не боясь, что разбудит назойливый детский плач. Ей уже начинало казаться, что все это ей приснилось.

    И все как будто было хорошо. Но вот это-то и было плохо.

    Первые дни они с Сергеем не могли наговориться — Кошка рассказывала, как отправилась ради него ночью в музей, как едва не погибла там. Сергей ахал, ужасался и восхищался, его расспросам не было конца. Увы, пока она была в тюрьме на Ганзе, из ее рюкзака выгребли все подчистую и вернули ей его почти пустым. К счастью, одна черная спиральная раковина, самая маленькая, чудом сохранилась, провалившись в дыру в подкладке, и Кошка гордо показала ее ученому в подтверждение своего рассказа.

    Но вот прошла неделя, первые переживания улеглись, и Кошка стала замечать, что Сергей как будто начал тяготиться ее обществом. Поначалу она страдала. Винила себя в том, что из-за нее ученому приходится оставаться здесь, не имея возможности побывать в большом Метро, увидеть Полис, как он собирался раньше. То есть, теоретически возможность была, но для этого нужно было часть пути пройти по поверхности. А после того, чего они насмотрелись наверху в прошлый раз, ни у кого из них такого желания не возникало. Правда, Нюта уверяла, что проделывала этот путь неоднократно, но сама признавалась, что ждет с нетерпением, когда разберут завалы в туннелях, и можно будет добираться с Улицы 1905 года до Тушинской под землей. Кошка считала, что это случится не скоро: жители Беговой до сих пор опасались разделить участь Полежаевской.

    Из-за этого, как ей казалось, Сергей и тосковал. Вечерами он нередко уходил разговаривать с отцом Кирилла — они оба интересовались растениями и животными нового мира. Кошка пару раз пыталась послушать эти беседы, и они не возражали против этого, но ей было скучно.

    Нюта как будто тоже сторонилась ее — или ей так только казалось? Во всяком случае, общаться они стали куда реже: Нюта почти все вечера проводила с Кириллом и словно целиком погрузилась в ожидание предстоящего события — рождение первенца. А если даже муж ненадолго отпускал ее, Победительница Зверя предпочитала общество женщин постарше, которые могли дать совет, и шила под их руководством крошечные распашонки. А у Кошки при одном взгляде на эти тряпочки сжималось сердце. «Своего ребенка у меня не будет», — то и дело думала она. Нет, она вовсе не завидовала Нюте, но уж очень тяжело ей было от таких мыслей. Потому Кошка предпочитала коротать вечера у костра, подружилась с одним из местных сталкеров, здоровенным мужиком по кличке Викинг, и выспрашивала у него про поверхность. Часто к ним присоединялся Иван, иногда с ним вместе приходил голубоглазый подросток, которого звали Женей. Иван обращался с ним, как с собственным ребенком, хотя, по соображениям Кошки, возраст Жени такую возможность исключал. Мальчик нравился Кошке — задумчивый и замкнутый, он не похож был на своих шумливых сверстников. Наверное, несмотря на юный возраст, тоже успел пережить немало. Видно было, что он очень привязан к Ивану. Вскоре обнаружилось, что он любит животных, и Кошка еще больше подружилась с ним — в конце концов, она была ненамного его старше. Женя однажды даже рассказал ей по секрету, как его спасали, выдавая за девочку. Они посмеялись от души, но от кого ему пришлось скрываться и по какой причине, Кошка тактично предпочла не спрашивать. Она подумала, что если мальчик будет доверять ей, то когда-нибудь, возможно, расскажет сам — если захочет.

    Они в который уже раз обсуждали слухи и байки, ходившие по метро. Викинг рассказывал о легендарном отшельнике Тушинского оврага Павле Ивановиче, который приручил шестиногого мутанта. Кошку больше всего насмешило то, что ручного мутанта звали Марусей — как и монстра, которого она видела в музее. Поведав, что сталкерам Сходненской мерещится иногда сияющее огнями здание кинотеатра «Балтика», снесенного еще до Катастрофы, Викинг шепотом добавил, что, по его мнению, там открылся портал в другое измерение. Кошка понятия не имела, что такое портал, но на всякий случай соглашалась, чтобы не выглядеть глупо. Она, в свою очередь, порадовала их рассказом о мутанте на Шаболовке.

    Иван заявил, что однажды испытывал что-то подобное при вылазке на поверхность на Цветном бульваре. Они тогда забрели случайно в здание бывшего театра кукол, и начались у них такие глюки, что они чуть не остались там навсегда. Но у Викинга было, как всегда, свое мнение.

    — Я так думаю — не мутант это был, а такое невидимое… поле, что ли? Там сохранилась память о прежних временах, — он неопределенно покрутил рукой в воздухе. — Ну, вроде, завихрение такое в пространстве. Не зря же говорят, что мысли в воздухе носятся… А может, там какой-то излучатель остался, а после взрыва все это нарушилось. Так что не ломай себе голову, не кори себя и никого не слушай — ученые и раньше не все могли объяснить, а теперь и вовсе раст