Познавательный ресурс о культуре, науке и искусстве. Цап царап сказал мышке


«Алиса в Стране Чудес» — 3.3. Хвостатая история | КУР.С.ИВ.ом

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

Рис. Bridgeman.(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

‘You promised to tell me your history, you know,’ said Alice, ‘and why it is you hate — C and D,'<24> she added in a whisper, half afraid that it would be offended again.

‘Mine is a long and a sad tale!’ said the Mouse, turning to Alice, and sighing.

‘It IS a long tail,<25> certainly,’ said Alice, looking down with wonder at the Mouse’s tail; ‘but why do you call it sad?’ And she kept on puzzling about it while the Mouse was speaking, so that her idea of the tale was something like this:—

         ‘Fury said to a         mouse, That he        met in the       house,     «Let us      both go to       law: I will        prosecute         YOU.—Come,           I’ll take no           denial; We          must have a        trial: For      really this     morning I’ve    nothing    to do.»     Said the      mouse to the       cur, «Such        a trial,         dear Sir,            With          no jury        or judge,       would be      wasting      our      breath.»       «I’ll be        judge, I’ll         be jury,»            Said         cunning          old Fury:          «I’ll          try the            whole            cause,              and           condemn           you          to           death.»‘

‘You are not attending!’ said the Mouse to Alice severely. ‘What are you thinking of?’

‘I beg your pardon,’ said Alice very humbly: ‘you had got to the fifth bend, I think?’

‘I had NOT!’ cried the Mouse, sharply and very angrily.

‘A knot!'<26> said Alice, always ready to make herself useful, and looking anxiously about her. ‘Oh, do let me help to undo it!’

‘I shall do nothing of the sort,’ said the Mouse, getting up and walking away. ‘You insult me by talking such nonsense!’

‘I didn’t mean it!’ pleaded poor Alice. ‘But you’re so easily offended, you know!’

The Mouse only growled in reply.

‘Please come back and finish your story!’ Alice called after it; and the others all joined in chorus, ‘Yes, please do!’ but the Mouse only shook its head impatiently, and walked a little quicker.

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

24 — С and D — начальные буквы слов Cats и Dogs.

25 — It is a long tail — Игра слов, построенная на одинаковом произношении слов: tale (рассказ) и tail (хвост). Длинный рассказ мыши, Алиса воспринимает как длинный хвост.

26 — knot — Игра слов — knot (узел) и not (отрицание) имеют одинаковое произношение.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Вы обещали рассказать нам свою историю, – сказала Алиса. – И почему вы ненавидите… К и С.Последнюю фразу она произнесла шепотом, боясь, как бы не обидеть Мышь снова.

– Это очень длинная и грустная история, – начала Мышь со вздохом. Помолчав, она вдруг взвизгнула: – Прохвост!

– Про хвост? – повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост. – Грустная история про хвост? И, пока Мышь говорила, Алиса все никак не могла понять, какое это имеет отношение к мышиному хвосту. Поэтому история, которую рассказала Мышь, выглядела в ее воображении вот так:

Цап-царап      сказал мыш–              ке <24>: Вот ка–                         кие делиш–                      ки, мы пой–                   дем с то–            бой в суд,          я тебя       засужу.  И не смей отпираться,      мы должны          расквитаться,                 потому что              все утро       я без де– ла сижу.       И на это                нахалу        мышка так    отвечала: Без суда    и без след–                 ствия,     сударь, дел не ведут. –     Я и суд,        я и след–              ствие, –       Цап-царап ей ответ–     ствует <25>. –                  Присужу                 тебя к              смер–            ти я.          Тут       тебе    и ка–         пу–              т

<стихотворение в пер. Д. Орловской>

– Ты не слушаешь! – строго сказала Алисе Мышь.

– Нет, почему же, – ответила скромно Алиса. – Вы дошли уже до пятого завитка <26>, не так ли?

– Глупости! – рассердилась Мышь. – Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!

– А что нужно вынести? – спросила Алиса. (Она всегда готова была услужить.) – Разрешите, я помогу!

– И не подумаю! – сказала обиженно Мышь, встала и пошла прочь. – Болтаешь какой то вздор! Ты, верно, хочешь меня оскорбить!

– Что вы! – возразила Алиса. – У меня этого и в мыслях не было! Просто вы все время обижаетесь.

Мышь в ответ только заворчала.

– Прошу вас, не уходите! – крикнула ей вслед Алиса. – Доскажите нам вашу историю! И все хором поддержали ее: – Да-да, не уходите! Но Мышь только мотнула нетерпеливо головой и побежала быстрее.

Из примечаний М. Гарднера:

24 — История мышки, возможно, – наиболее известный пример «эмблемных», или «фигурных», стихотворений, написанных на английском языке. «Фигурные» стихи печатаются так, чтобы их контуры были как-то связаны с содержанием. Такие стихи писали еще в Древней Греции. Среди поэтов нового времени, отдавших дань этой форме, такие известные имена, как Джордж Герберт, Роберт Геррик, Стефан Малларме, Дилан Томас и современный французский поэт Гийом Аполлинер.Чарлз Боултенхаус защищает «фигурные» стихи как серьезный художественный жанр, если и не убедительно, то с жаром («Poems in the Shape of Things», «Art, News Annual», 1959). Другие примеры этого жанра можно найти в журнале «Портфолио» (Portfolio), лето 1950 г. (См. также: С. С. Bombaugh. Gleanings for the Curious, 1867, revised; William S. Walsh.»Handy-Book of Literary Curiosities», 1892; Caralyn Wells. A Whimsey Anthology, 1906).Теннисон* как-то рассказал Кэрроллу о сочиненной им во сне поэме о феях. Поэма начиналась длинными строками, которые постепенно укорачивались; последние пятьдесят-шестьдесят строк были двусложными. (Теннисону во сне эта поэма очень понравилась, однако, проснувшись, он не мог вспомнить ни слова.) Как полагают, возможно, что идея рассказа Мыши возникла под влиянием этого разговора.В первоначальном варианте книги рассказ Мыши представлен совсем другим стихотворением, в известном смысле более подходящим, ибо в нем Мышь действительно объясняет, почему она не любит кошек и собак, в то время как в стихотворении, вошедшем в окончательный вариант, о собаках ничего не сказано. Американского логика и философа Чарлза Пирса (Charles Pierce) занимала идея зрительного аналога поэтической ономатопеи. Среди его неопубликованных работ есть запись «Ворона» По, сделанная техникой, которую Пирс называл «художественной хирографией» (слова пишутся таким образом, чтобы создать визуальное представление о поэтических образах). Это не так бессмысленно, как может показаться. В наши дни подобная техника часто используется в тексте реклам, суперобложек, в шапках журнальных рассказов и статей, в титрах кино, телевидения и пр.

Первый эскиз «хвостатой» истории, склеенный Льюисом Кэрроллом из разрезанного печатного текста.

«Хвостатый» рассказ из рукописи Л. Кэрролла «Приключение Алисы под землей» (1864) — первоначального варианта «Алисы в Стране Чудес».

25 — Сравни с шестой «напастью» поэмы Кэрролла «Охота на Снарка»: Снарк во сне Барристера выступает как судья, присяжные и защитник одновременно.

26 — Позже Кэрролл использовал эти «завитки» и «узелки» в задачах, опубликованных в 1880 г. в журнале «Мансли пэкет» («The Monthly Packet»). В 1885 г. они вышли отдельной книгой.**

………………………………………………………………….Из примечаний Н. Демуровой к примечаниям М. Гарднера

* — Теннисон, Алфред (1809-1892) – английский поэт, автор поэмы «Мод» (1855) и многих других поэм и стихотворений. Кэрролл был знаком с Теннисоном и ценил его поэзию, что не помешало ему создать во второй сказке об «Алисе» «амбивалентную» теннисоновскую пародию. Нельзя не вспомнить в этой связи знаменательных строк о Теннисоне, заключающих главу 13 «Света в августе» Уильяма Фолкнера: «И скоро в изящном галопе слога, среди худосочных дерев и вяленых вожделений стремительно, плавно, покойно накатывает на него обморочная истома. Это лучше, чем молиться, не затрудняя себя думами вслух. Это – как слушать в соборе евнуха, поющего на языке, которого даже не нужно не понимать» (цит. по журналу «Новый мир», 1974, № 8, с. 149, перев. В. Голышева).

** — Имеется в виду книга Кэрролла «История с узелками». Недавно она вышла по-русски (с добавлением некоторых других работ Кэрролла): Льюис Кэрролл. История с узелками. Пер. с англ. Ю. А. Данилова. Под ред. Я. А. Смородинского. М., «Мир», 1973.

Из статьи Н. Демуровой «Голос и скрипка (К переводу эксцентрических сказок Льюиса Кэрролла)»(Мастерство перевода. Сборник седьмой. 1970. Советский писатель. Москва. 1970)

В некоторых случаях находилась  возможность  сохранить  один  компонент каламбура, подстраивая к нему новый  словесный  ряд.  В  главе  III  «Страны чудес» Алиса просит Мышь рассказать ей историю своей жизни.

Далее следует знаменитое “фигурное” стихотворение — в нем рассказывается о горестях Мыши, но, так как Алиса думает о мышином хвосте, стихотворение это и имеет форму хвоста. Здесь, как всегда у Кэрролла, необычайно органично сливаются форма и содержание, непосредственный смысл и лукавое его обыгрывание, построенное на созвучии (tail — хвост и tale — рассказ).В переводе А. Оленича-Гнененко игра эта не передана вовсе, и весь отрывок становится бессмысленным и непонятным.

«— Вы обещали продолжить вашу историю до конца, — обратилась Алиса к Мыши…— Я расскажу. Но только продолжение мое очень длинное и печальное, — сказала Мыть, повернувшись к Алисе и вздыхая.— Это длинное продолжение, несомненно, — заметила Алиса, глядя с удивлением вниз, на мышиный хвост. — Но только почему вы называете его печальным?».

Вряд ли хвост можно считать “продолжением” мыши, — как ни бейся, связь между рассказом Мыши, которого она еще не начинала, и “продолжением”-хвостом не ясна.В переводе Allegro, вообще очень талантливом, место это передано, как мне кажется, чрезвычайно удачно:

«— Моя история — печальная история, — произнесла Мышь, вздыхая, — но она полна самых интересных приключений, в которых я проявила много мужества и большое самопожертвование. Узнав ее, вы не назовете меня хвастуньей, — прибавила она, обращаясь к Алисе.— Я уверена, что ваша история очень интересна, — сказала Алиса, невольно глядя на хвост Мыши, — но название Хвостуньи все-таки очень к вам подходит, и я не понимаю, почему вы не хотите, чтобы я вас так называла.Она продолжала смотреть на хвост Мыши в то время, как та начала говорить, так что рассказ представился ей в следующем виде…».

П. С. Соловьева (Allegro) немного отступает от текста, рассказывая о мужестве и самоотверженности Мыши, но это короткое отступление дает ей возможность построить смешной смысловой ряд: “хвастунья — хвостунья — хвост”. Переход к фигурному стихотворению идет естественно и без напряжения.Не знаю, что бы я делала, если б во время работы над переводом у меня лежала “Алиса” Allegro. Но ее не было — и я решила эту проблему по-своему, введя в смысловой “хвостовый” ряд свое “производное”.

H. M. Демурова. «Алиса в Стране чудес и в Зазеркалье»(М., «Наука», Главная редакция физико-математической литературы, 1991)

Шан Лесли интерпретирует сказки Кэрролла в свете религиозных споров, шедших в Оксфорде в 40-е — 70-е годы прошлого века. …Мышь, — конечно, католичка, а Алисин скотч-терьер, будучи шотландцем, — пресвитерианец, что также весьма неприятно Мыши.

Сергей Курий — Кошачий суд(песня из альбома «Беги за Кроликом»):

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»М.: АСТ, 2009)Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин:

‘Вы обещали рассказать мне вашу историю, знаете ли,’ сказала Алиса, ‘и почему вы ненавидите … К и С [12],’ добавила она шепотом, почти испуганная, что та снова обидится.‘История моя длинна и печальна!’ сказала Мышь, поворачиваясь к Алисе и вздыхая.

‘Это длинный хвост, конечно [13],’ сказала Алиса, глядя с удивлением на хвост Мыши’ ‘но почему вы называете его печальным?’ И она продолжала ломать себе голову об этом, пока Мышь говорила, так что в ее представлении история была похожа на что-то в этом роде:

‘/Дворняга/ Фурий сказал мышке,которую он встретил в доме,«Давай мы оба пойдем в суд:я тебя засужу.Пойдем, я не принимаю отказа;Нас должны рассудить:Ведь действительно этим утром мне нечего делать.»Сказала мышь дворняге,«Такой суд, уважаемый сэр,без присяжных или судьи, был бы пустой тратой слов.»«Я буду судьей, я буду присяжными,»сказал хитрый старый Фурий:«Я проведу весь процесс и вынесу тебе смертный приговор.»‘

‘Ты не слушаешь!’ сказала Мышь Алисе строго. ‘О чем это ты думаешь?’‘Прошу прощения,’ сказала Алиса со всей покорностью: ‘вы добрались уже до пятого завитка, мне кажется?’‘Нет! [14]’ вскричала Мышь резко и очень сердито.‘Узел!’ сказала Алиса, которая всегда была готова услужить, озабоченно осматриваясь. ‘О, пожалуйста, позвольте мне помочь развязать его!’

‘Я не сделаю ничего подобного,’ сказала Мышь, поднимаясь и уходя прочь. ‘Ты оскорбляешь меня, неся такой вздор!’‘Я не хотела этого!’ взмолилась бедняжка Алиса. ‘Но вы так легко обижаетесь, знаете ли!’Мышь только заворчала в ответ.‘Пожалуйста, вернитесь и доскажите вашу историю!’ Алиса крикнула ей вслед; и все остальные хором поддержали /ее/ <«присоединились /к просьбе/ хором»>, ‘Да, пожалуйста, /вернитесь/!’ но Мышь только нетерпеливо мотнула головой и зашагала чуть быстрее.

ПРИМЕЧАНИЯ:

12 — В оригинале «C and D» — начальные буквы слов Cats и Dogs.

13 — игра слов: tale [teIl] — рассказ, история и tail [teIl] — хвост.

14 — В оригинале «I had not» — я не /добралась до пятого завитка/», что созвучно «I had a knot — у меня узел».

.

 

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

„Вы обещались рассказать про себя, помните», обратилась к ней Соня. „Хотели рассказать почему вы ненавидите к… и с…» шепотом добавила она, боясь опять раздразнить ее.

„Ах, грустная и длинная повесть моей жизни'», вздохнула мышь, глядя на Соню.

„Длинная-то, длинная»! подумала Соня, оглядываясь на мышиный хвосты. „но почему грустная, любопытно знать,» продолжала она про себя. Очень смущал ее этот длинный хвосты, не оторвать от него глаз и мысли. Мышь рассказываете, а Соне чудится, что рассказ ее извивается вниз по хвосту, как по дорожке, в следующем виде:

Однажды Громи-                 ло, дво-                     ровый                           злой                               весь,                         наско-                    чил на                  мышь;        без суда,                без                 расправы                       к суду                            пота-                              щил:                                   «Бла-                            го дела                            мне                          нет»,                        гово-                      рит                    он                 зло-               дей:                «без                   суда и                       судей                    при-                     сужу                        тебя                       к                        смер-                               ти.«Ты, кажется, не слушаешь?» строго вдруг покосилась мышь на Соню. «О чем ты думаешь и куда глядишь?»

«Извините, пожалуйста», поспешила оправдаться сконфуженная Соня. «Я все слышала; вы, кажется, остановились на пятом повороте.»

«Ворона!» яростно взвизгнула мышь.

«Где, где! Дайте, я поймаю» бросилась Соня, не понимая в чем дело.

«Какие тут вороны!» еще более взбесилась мышь, собираясь уходить. „Вы оскорбляете меня вашими глупыми речами!»

„Право, я не нарочно… Я думала… Мне показалось… Да что же это вы беспрестанно обижаетесь!» взмолилась Соня.

Мышь только фыркнула, в ответ.

„Пожалуйста, воротитесь, расскажите дальше», упрашивала Соня. „Пожалуйста, воротитесь, расскажите дальше»‘, повторили все за нею хором. Но мышь не внимала; мотнула только головой, и еще чаще засеменила ножками.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 — Ты обещала рассказать мне свою историю, — сказала Алиса, — и объяснить, почему ты не любишь «к» и «с». — Она не решилась сказать «кошек» и «собак», да и одни начальные буквы произнесла шепотом, чтобы не обидеть и не испугать мышки.

— Моя история очень длинная и  грустная, — со вздохом сказала мышка, обернувшись к Алиев, — но, выслушав ее, не надо меня называть хвастуньей, а помнить только, что я способна на мужество и самопожертвование.

— Ваша история наверно интересна, — Ответила Алиса, глядя на хвост мышки, — но все же название хвастунья очень вам к лицу, и я понять не могу, почему оно вам не нравится. Пока мышь говорила, Алиса все время в упор глядела на мышиный хвост, — вот почему рассказ представился ей в следующем виде:

«Лайка, встретившись      С мышкою, ей говорит:         Нам надо, голубка, судиться,             И нашей ссоре все будут                 Дивиться. А ты не                   Подумай вилять                       И не жди                          Пощады от                              Лайки.                               Мышь, впереди!..                               Мышь Лайке                             Ответить                           Сумела;                       Судиться                  Она совсем              Не хотела.           Но старая        Лайка           Шипела,              Пыхтела                    И кончила                               Тем,                                  Что                                  Вдруг                                     Заявила:                                                 Мышь!                                                       Я тебя                                                              Съем!

— Вы, кажется, не слушаете меня! — вдруг строго сказала мышка, взглянув на Алису. — О чем вы думаете?

— Нет, я слушаю внимательно, — кротко ответила Алиса, — вы дошли до пятого изгиба… если не ошибаюсь.

— Я дошла до так называемого узла…

— Узел на хвосте! — воскликнула Алиса, всегда готовая оказать услугу. — О, дайте мне его развязать!

— Не дам! — сказала мышь, вставая, чтобы уйти. — Предложения ваши нелепы и оскорбительны!

— Я не хотела вас оскорбить, — взмолилась Алиса, — но вы право слишком обидчивы!

Мышь только проворчала что-то в ответ.

— Вернитесь, пожалуйста, и доскажите свою историю! — крикнула Алиса. Все остальные тоже начали упрашивать мышку вернуться, но она нетерпеливо покачала головой и прибавила шагу.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Вы обещали рассказать мне вашу историю, помните?— сказала Алиса, и почему вы ненавидите К. и С., — Прибавила она шепотом, боясь, что Мышь опять рассердится.

— Моя история, печальная история, — произнесла Мышь, вздыхая, — но она полна самых интересных приключений, в которых я проявила много мужества и большое самопожертвование. Узнав ее, вы не назовете меня хвастуньей, — прибавила она, обращаясь к Алисе.

— Я уверена, что ваша история очень интересна, — сказала Алиса, невольно глядя на хвост Мыши, — но название Хвостуньи все-таки очень к вам подходит, и я не понимаю, почему вы не хотите, чтобы я вас так называла.

Она продолжала смотреть на хвост Мыши, в то время, как та начала говорить, так что рассказ представился ей в следующем виде:

Встретив мышку,             Хрычёвка говорит:                        — Ах плутовка! Не                                позволю шмыгать                                           тут и отдам                                                     тебя под суд.—                                                       — Что ж, судиться                                                               я не прочь, я на-                                                                елась в эту ночь,                                                         Утром нынче дела                                                       нет, — мышка                                                 пискнула в от-                                          вет. Но дрожит                                   вся бедняжка и                                со всех ног к                          дворняжке: —                      Ваша милость,                  так и так.            Не попасть бы                  мне впросак.                        Без суда, без                                   присяжных                                     не решают                                             дел важ-                                                 ных. — В                                                   страхе мышка                                                  пищит, а                                            хрычёвка гро-                                      зит: — я при-                                 сяжных за-                               меню, как                            судья, я                          обвиню:                     „Мышка                            плут,                             Мышка,                                       вор“!                                       Будет                                           краток                                                приго-                                                       вор:                                                        — Во-                                                          ровала                                                                в кла-                                                                 довой,                                                              так и                                                           голо-                                                     ву до-                                                  лой!

— Вы совсем меня не слушаете! — строго заметила Мышь Алисе. — О чем вы думаете?

— Простите, пожалуйста, — сказала очень смиренно Алиса, — вы дошли до пятого изгиба, если не ошибаюсь?

— Я дошла до приключения, которое представляет собой узел…

— Узел… на хвостике! — воскликнула, озабоченно оглядываясь Алиса, со всегдашней своей готовностью оказать какую-нибудь маленькую услугу, — о, позвольте, я попробую его развязать!

— Ничего подобного я не позволю, — произнесла Мышь, встала и приготовилась уходить.

— Вы оскорбляете меня вашими нелепыми предложениями!

— Я совсем не хотела вас оскорбить! — взмолилась бедная Алиса, — но, право, вы так легко обижаетесь.

Мышь только проворчала что-то в ответ.

— Пожалуйста, вернитесь и докончите вашу историю,— крикнула ей вслед Алиса. Всё остальное собрание хором присоединилось к ней:

— Да, пожалуйста, вернитесь и доскажите!

Но Мышь только нетерпеливо тряхнула головой и пошла еще быстрее.

 

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  <В переводе эта сцена полностью отсутствует — С.К.>

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Помните, вы рассказ обещали, — сказала Аня. —  Вы  хотели объяснить, почему так ненавидите  С.  и  К.,  —  добавила  она шепотом, полубоясь, что опять Мышь обидится.

— Мой рассказ прост, печален и длинен, — со вздохом сказала Мышь, обращаясь к Ане.

— Да,  он,  несомненно,  очень  длинный,  —  заметила  Аня, которой послышалось не «прост», а «хвост». — Но почему вы  его называете печальным? Она стала ломать себе голову, с недоумением глядя на  хвост Мыши, и потому все, что стала та говорить, представлялось  ей в таком виде:

          В темной комнате,            с мышью  остав-               шись вдвоем, хит-                 рый пес объявил:                   «Мы  судиться пой-                     дем! Я скучаю                        сегодня: чем вре-                          мя занять? Так                          пойдем же: Я                        буду тебя об-                     винять!» «Без                   присяжных, — вос-                 кликнула мышь, —               без судьи! Кто            же взвесит          тогда оправ-            данья мои?»               «И судью, и                 присяжных                   я сам заме-                     ню», — хитрый                        пес объя-                          вил. — «И                     тебя                   я каз-                 ню!»

— Вы не слушаете, — грозно сказала Мышь, взглянув на Аню. — О чем вы сейчас думаете?

— Простите, — кротко пролепетала Аня, — вы, кажется,  дошли до пятого погиба?

— Ничего  подобного,  никто  не  погиб!  —  не   на   шутку рассердилась Мышь. — Никто. Вот вы теперь меня спутали.

— Ах, дайте я распутаю… Где узел? — воскликнула услужливо Аня, глядя на хвост Мыши.

— Ничего вам не дам, — сказала та и, встав, стала  уходить. — Вы меня оскорбляете тем, что говорите такую чушь!

— Я не хотела! Простите меня, — жалобно протянула Аня. — Но вы так легко обижаетесь!

Мышь только зарычала в ответ.

— Ну, пожалуйста, вернитесь  и  доскажите  ваш  рассказ,  — вслед ей крикнула Аня. И все остальные  присоединились  хором: «Да, пожалуйста!» Но Мышь только покачала головой  нетерпеливо и прибавила шагу.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       — Вы обещали продолжить вашу историю до конца, — обратилась Алиса к Мыши,— и рассказать, почему вы ненавидите «К» и «С», — неуверенно добавила она шёпотом, боясь, что Мышь снова обидится.

— Я расскажу. Но только продолжение моё очень длинное и печальное, — сказала Мышь, повернувшись к Алисе и вздыхая.

— Это длинное продолжение, несомненно, — заметила Алиса, глядя с удивлением вниз, на мышиный хвост. — Но почему вы называете его печальным? — И она ломала голову над этой задачей, пока Мышь говорила о себе, так что смысл всей её истории представлялся Алисе чем-то вроде следующего:

       Злая фурия Мыши говорит:                                   «Не пищи же!                                         Наконец ты попалась!                          Ну, теперь ты пропала:        Воровство и разбой знаю я за тобой!                                  Все найду преступленья                                                      И тебя засужу,                                    потому что без дела                          Я сегодня сижу!»        Мышь ответила важно,                   обращаясь к терьеру:                                    «Без судьи и присяжных?!                                               Беззаконно не в меру!                                  Сэр! Затею пустую                   бросьте! Я протестую!»                                       Но недаром у фурий                                              Хитрость в самой натуре:                                           «Я — коронный судья                           и присяжные — я!      Будут так, нет сомненья,               очень краткими пренья:                               убийца ты — и вор!                                             Смерть —                                                       тебе приговор!»

— Ты невнимательна! — строго сказала Алисе Мышь. — О чём ты думаешь?

— Простите, — ответила Алиса очень скромно. — Вы дошли до пятого изгиба, я полагаю.

— Ты судишь обо всём вкривь и вкось! — раздражённо вскричала Мышь. — Ещё никто меня так не конфузил…

— Узел! — не расслышав как следует, прервала её Алиса. Всегда готовая принести посильную пользу, она заботливо осмотрела Мышь: — О, позвольте мне помочь вам развязать его!

— Я ни в чём подобном не нуждаюсь, — сказала Мышь, вставая и уходя прочь. — Ты оскорбляешь меня, говоря такой вздор.

— Я не хотела этого! — извинилась бедная Алиса, — Вы, знаете ли, так легко обижаетесь!

Но Мышь только зарычала в ответ.

— Пожалуйста, вернитесь назад и закончите вашу историю!— звала её вслед Алиса. Все хором присоединились: — Да, пожалуйста, закончите! Однако Мышь отрицательно затрясла головой и лишь пошла немного быстрее.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Вы обещали рассказать мне вашу историю, помните? — сказала Алиса. — И почему вы так не любите — Кы и Сы, — добавила она шепотом, опасаясь, как бы опять не расстроить Мышь.

Мышь повернулась к Алисе и тяжело вздохнула. — Внемли, о дитя! Этой трагической саге, этой страшной истории с .хвостиком тысяча лет! — сказала она.

— Истории с хвостиком? — удивленно переспросила Алиса, с интересом .поглядев на мышкин хвостик. — А что с ним случилось страшного? По-моему, он совершенно цел — вон он какой длинный! И пока Мышь рассказывала, Алиса все думала про мышиный хвостик, так что в ее воображении рисовалась приблизительно вот такая картина:

Кот сказал бедной         мышке: — Знаю я                 понаслышке, что                       у вас очень тонкий,                  изысканный вкус,           а живете вы в норке        и глотаете корки.    Так ведь вкус ваш испортиться       может, боюсь!           Хоть мы с вами,                соседка, встречаемся          редко, ваш визит я бы    счел за особую честь! Приходите к обеду            в ближайшую                среду! В нашем             доме умеют со        вкусом поесть!..                          …                   Но в столовой        у кошки даже хле- ба ни крошки…           Кот сказал:                   — Пустяки!                     Не волкуйтесь,                                мадам!           Наше дело котово —         раз, два, три,      и готово —    не успеете пикнуть,     как на стол ,                 я по—                       да—                          м                            !**

— Ты не слушаешь, — ни с того ни с сего сердито взвизгнула Мышь, — отвлекаешься посторонними предметами и не следишь за ходом повествования!

— Простите, я слежу, слежу за ним, — смиренно сказала Алиса, — по-моему, вы остановились… на пятом повороте.

— Спасибо! — еще громче запищала Мышь, — вот я по твоей милости потеряла нить!***

— Потеряла нить? Она, наверное, в траву упала! — откликнулась Алиса, всегда готовая помочь. — Позвольте, я ее найду!..

— Ты и так себе слишком много позволяешь! — пискнула Мышь. Она встала и решительно двинулась прочь, бормоча себе под нос: — Вот и мечи бисер перед свиньями! После того, что я рассказала, слушать такие глупости! Очень обидно!

— Да я не нарочно! — взмолилась Алиса. — Вы какая-то очень обидчивая!

Мышь в ответ только что-то проворчала.

— Не уходите, пожалуйста, и доскажите свой рассказ! — крикнула Алиса ей вслед, и все остальные хором поддержали ее: — Пожалуйста, доскажите!

Но Мышь только досадливо затрясла головой и ускорила шаги.

Комментарии переводчика:

** — До чего хитрый кот! Обратите внимание: он сказал, что только понаслышке знает, какой вкус у мышки. Как будто он никогда не попробовал ни одной мышки!

 

*** — Мышь говорит про ту нить, из которой состоит ТКАНЬ ПОВЕСТВОВАНИЯ (что это такое, я и сам толком не знаю!). ‘Вообще впервые встречаю таких образованных и обидчивых мышей! И уж совсем непонятно, почему она считает свой собственный хвостик посторонним предметом!

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

—  Вы помните, вы обещали мне рассказать, почему вы ненавидите «ко» и «со», — шепотом сказала Алиса, боясь, как бы Мышь снова не обиделась.

—  Я  исполню вам печальную канцонетту, — вздохнув,  сказала  Мышь. — Канцонетту, потому что она короткая.

—  Почему же? Если конца нету, значит, она должна быть очень длинной, — недоуменно возразила Алиса. Но Мышь изогнула дрожащий хвостик, сжала его лапками и исполнила нижеследующие  стихи, которые в памяти Алисы были теперь неразрывно связаны с движениями мышиного хвоста:

Гавка сказала мышке:     «Идем!  Ты мне ответишь перед                 судом! Нынче мне скучно, и                             с интересом я занялась                                    бы нашим процессом».                            Мышь отвечала: «Что ж,                            я согласна! Пусть нас                       рассудит суд беспри-                  страстный! Где же               судья и где засе-          датели, чтобы    напрасно слов мы не тратили?»Гавкин коварный      слышится смех:                «Я, дорогая,                    справлюсь за                         всех. Наши                   законы — ва-              ша вина. Бу-             дешь не-         медля ты       каз-         не-            на».

Мышь умолкла. Алиса, с любопытством следившая за мышиным хвостом, тут же спросила: —  А что дальше?

—  А дальше точка,— сердито ответила Мышь.

—  Точка?  А  что точили? — немедленно заинтересовалась Алиса.

—  Вы очень невнимательны  и ничего  не поняли,— сердито   сказала   Мышь,   вставая   и   явно   намереваясь уйти.— Ваши  бессмысленные   речи   меня   раздражают.

—  Но я же не хотела! — жалобно сказала Алиса.— А вы так обидчивы!

Мышь проворчала что-то неразборчивое.

—  Пожалуйста,  вернитесь и   расскажите, что  было дальше! — вслед ей крикнула Алиса. —  Да-да,   пожалуйста,— присоединился   общий  хор. Но Мышь гневно покачала головой и ускорила шаг.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

— Вы мне обещали, что расскажете Историю Вашей Жизни,— напомнила Алиса,— и объясните, отчего вы боитесь… К и С, — добавила она шепотом, опасаясь, как бы Мышь снова не вышла из себя.

— Это трагическая и замысловатая История,— гордо сказала Мышь. — Ее ценители ходят за мной хвостом. Да, длинным и взволнованным хвостом!

— Хвост действительно длинный, — согласилась Алиса и с удивлением посмотрела на хвост Мыши.— Но почему вы решили, что он у вас взволнованный? Алиса все удивлялась, а Мышь тем временем начала свой рассказ, и вот каким его запомнила Алиса:

Пес Тибоша соседа      пригласил на беседу,        говоря:           — Мыш мой             милый,               выходите                      на суд,                       бросьте                    все отго-                ворки, вы-              лезайте            из норки:        сами не     захотите — вас друзья   вынесут.     Мыш отве-         тил Тибо-          ше:           — План, ко-         нечно, хо-       роший.      Но ведь      нету при-   сяжных! Кто палач?     Кто судья?         Пес отве-                 тил:                  — Неважно!                      Я тебе                      и                   присяж-                 ный, и                    палач,                       и за-                         щит-                            ник.                             и                        судья                            тоже                                  я!

—  Ты почему не слушаешь! — набросилась Мышь на Алису.

— Не сердитесь, пожалуйста, — виновато сказала Алиса. — Уж очень у вас длинный  хвост. И действительно взволнованный.

— Хвост,  хвост! — совсем разобиделась Мышь. — Я сразу поняла, что ты слышала только самый хвост моей истории и пропустила важнейшие места, с которыми он тесно связан.

— Хвост? Связан? — забеспокоилась  Алиса. — Бедный хвостик! Дайте я его развяжу.

— Ни под каким видом! — надулась Мышь, встала и пошла восвояси. — Вы оскорбляете меня нелепыми намеками.

—  Я не нарочно, — жалобно возразила Алиса.— Вы такая обидчивая, что просто невозможно…

Мышь что-то буркнула в ответ.

— Умоляю вас,  вернитесь! Доскажите Историю Вашей Жизни, — попросила Алиса, а все остальные   закричали: —  Вернись!

Но Мышь гордо тряхнула головой и прибавила шагу.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Вы же обещали рассказать, почему вам не нравятся Мяв и Гав, — напомнила Алиса. Последние два слова она произнесла осторожно, чтобы ненароком снова не обидеть мышь.

— Эта история длинная и простая. Как хвост, — сказала мышь.

«История — как хвост?» — удивилась про себя Алиса. Но мышь уже начала, и перебивать ее вопросами Алиса не решилась. Она лишь смотрела на мышиный хвост и представляла себе такую же длинную, как хвост, историю. Витиеватый рассказ мыши вился в воображении Алисы хвостом.

Тише, мыши,    ТОТ на крыше.        Шепот,          шорох          ТОТ       услышит.     Тише, мыши,   это ТОТ, кто таится тут   и ждет.     ТОТ мурлычет,          лапу лижет:            — Я не тот,           не бойтесь, мыши.        Я на крышу      шишел-вышел помяукать,      помеч-          тать.              — Тать?             Воришка!        Как не знать?     Не найти на свете    мышки,        чтобы           верила        воришке!     И, махнув   хвостом: — Шалишь! —   убежала        мышка,              мышь…**

— Куда убежала? — спросила Алиса. — В камыш?

— Что за чушь! Камыш на крыше! — возмущенно пропищала мышь. — Слушать надо внимательно!

— Я слушаю. Я очень внимательна, — робко возразила Алиса, — я даже считаю извороты, то есть повороты, вашей истории. Вы остановились, по-моему, на пятом или шестом.

— Ну вот, — проворчала мышь, — перебила.

— Простите, но я ничего не перебила, — смутилась Алиса. — Я вообще никогда не бью ни чашек, ни тарелок…

— Ты назло мне болтаешь всякий вздор! — пискнула мышь, повернулась и ринулась прочь.

— Что   я   такого   сказала?   —   растерялась Алиса. — Какая же вы обидчивая!

Мышь, не оглядываясь, что-то пробормотала.

— Пожалуйста,   вернитесь!   —   воскликнула Алиса. И все остальные тоже закричали: — Умоляем, вернитесь!

Но мышь только хвостиком махнула и даже не оглянулась.

Примечание автора проекта:

** — Переводчик пародирует детскую считалочку:

«Тише, мыши, кот на крыше, а котята ещё выше.Кот пошёл за молоком, а котята кувырком.Кот пришёл без молока, а котята ха-ха-ха».

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

 «Вы обещали мне Историю,- напомнила Алиса,- почему вы ТАК ненавидите… ну, вы знаете — К и С». Последние буквы она прошептала, потому что все-таки немного боялась, что Мышь обидится и на них.

«Что ж, вот тебе эта скорбная история с продолжением»,- грустно вздохнула Мышь, подняв, словно палец, кончик хвоста, а также брови.

«Продолжение у нее, конечно, есть,- сказала Алиса, проводя глазами по хвосту,- но почему она скорбная?» Она никак не могла понять, а Мышь все рассказывала, и история постепенно слилась в голове Алисы с хвостом, извивалась, как он, и выглядела примерно так:

Как-то утром      Фокс-терьер             Повстречал                   Мышонка: «Сэр!                      Что Вы делаете тут?                     Вам пройти            Придется в суд.      Утро у меня  Свободно, Так что будет     Все законно.            И не надо                   Отговорок!                          Суд идет!»-                          Пищит мышонок:                        «Где присяжные,                        Судья?              Суд без них —      Лишь болтовня!»   Пес в ответ:«Все это я:      И присяжный,                И судья,                     Адвокат и                        Прокурор.                    Встань и                  Слушай             Приговор!          — Говорите,        Ваша   Честь!» Суд      Решил:           Мышонка                   — Съесть.                              (перевод Т. Ярыгиной)

«Не знаю, стоит ли продолжать,- прервалась Мышь,- ты же не слушаешь, а о чем-то думаешь!»

«Прошу прощения, — покорно ответила Алиса, поднимая глаза, — но я проследила уже четыре поворота вашей истории, она такая тонкая и, по-моему, подходит к концу?»

«Да нет тут конца, — гневно воскликнула Мышь, — продолжение следует!»

«Нет тут конца? — удивленно сказала Алиса,- куда же он делся? Давайте, я помогу вам его найти!» — и она стала оглядываться в поисках мышиного хвоста.

«Нет, это уж слишком! — сказала Мышь и встала, чтобы уйти. — Ты меня оскорбляешь этим бредом!»

«Извините, я не хотела! — жалобно попросила Алиса. — Но вы такая обидчивая, правда!»

Мышь только заворчала, удаляясь.

«Вернитесь, пожалуйста, закончите вашу Историю! — звала ее Алиса, и остальные поддержали: «Да-да, пожалуйста!» — но Мышь только раздраженно помотала головой и ускорила шаг.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

 «Помните, вы обещали рассказать мне, почему так ненавидите К и С,» — последние слова Алиса произнесла как можно тише, боясь что Мышь опять обидится.

Мышь повернулась к Алисе и сказала с дрожью в голосе, грустно и тяжело вздыхая: «Мой длинный рассказ про то, …что …он, прохвост подлый, однажды… В общем, дело было так.»

«Рассказ про хвост длинный — это понятно, но как может быть хвост подлым?» — размышляла Алиса вслух, глядя на хвост Мыши и пытаясь вообразить подлый хвост. Поэтому рассказ мыши представлялся ей примерно так:

Однажды от жары Мышонок    В погребе прохладном захотел укрыться,                      И надобно ж беде случиться,     Что там голодный старый рыскал Кот.Мышонок — ну и пусть.     Хоть чем-то поживиться,            Но делу дать хотя законный вид и толк,Мурчит: «Как смел пробраться ты в мое жилищеИ воровать мое богатство?!»        И сцапал Кот его в свои когтищи.      — Но я…— Молчи! Знавал твое я братство.               — Но я ни в чем не виноват!          — Судить тебя за кражу буду.— Но где свидетели, где адвокат?                    — Вот здесь тебе я помогу,И адвоката, и судью — всех заменить смогу.— И так, статья…                — Но я…  — Короче, приговорен ты к «вышке»! Таков был суд для бедной сероймышки.

«Ты совсем не слушаешь! О чем ты только думаешь?» — строго сказала Мышь Алисе.

«Извините,» — робко ответила Алиса — «если не ошибаюсь, вы остановились на третьем изгибе хвоста.»

«Какой еще изгиб? Зачем ты разговор о каком-то хвосте завязала?!» — спросила Мышь очень сердито, даже несколько грубовато.

«Я хвост завязала? Ох! Простите! Позвольте, я помогу развязать!» — сказала Алиса, всегда готовая кому-нибудь и чем-нибудь помочь, и попыталась отыскать глазами узел на хвосте Мыши.

«Никто, ничего и нигде не завязывал!» — сказала Мышь, вставая и собираясь уходить. — «Для меня эта тарабарщина просто оскорбительна!»

«Я не хотела вас обидеть,» — отчаянно защищалась Алиса — «но, знаете, вы такая обидчивая!»

Мышь только зарычала в ответ.

«Вернитесь, пожалуйста, и доскажите свой рассказ!» — крикнула ей вслед Алиса. Остальные подхватили все хором: «Ну, пожалуйста!»

Но Мышь только отрицательно махнула головой и прибавила шагу.

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— Помните, вы обещали рассказать вашу историю, — сказала Алиса, — и почему вы ненавидите… К и С, — добавила она шепотом, боясь, что Мышь опять обидится.

— Рассказ мой называется «Прохвост»; он длинный и печальный, — Мышь повернулась к Алисе и вздохнула.

«Про хвост? Он действительно длинный, — подумала Алиса, с удивлением разглядывая хвост Мыши, — однако что же в нем печального?» И поскольку она все пыталась разрешить эту загадку, пока Мышь излагала свою историю, то и сам рассказ в представлении Алисы выглядел примерно так:

Хищник сказывал            мышке, Ее             встретив         в домишке: «Эй, пойдем-ка,  тебя я       Привлекаю                к суду! Отклоняю  протест я,           Налагаю      арест я, Потому что         с утра я               Себе дел                   не найду.         Мышка    молвит пройдохе:[9]           «Ваши                 доводы           плохи, Без       судьи и присяжных      Зря устроим                     возню!»         Хищник      рявкнул: «Неважно!          Я и суд, и              присяжные!        Разберу твое дело,              Осужу и                           казню!»

— Ты не слушаешь! — строго сказала Мышь Алисе. — О чем это ты задумалась?

— Простите, пожалуйста, — смиренно произнесла Алиса, — вы ведь, кажется, дошли до пятого изгиба?

— Это была завязка! — взвизгнула разъяренная Мышь.

— Узелок завязался! — поняла Алиса, и, поскольку она всегда готова была прийти на помощь, тут же предложила: — Позвольте, я помогу его распутать!

— Не собираюсь делать ничего подобного! — заявила Мышь, поднимаясь и идя прочь. — Ты оскорбляешь меня, когда несешь подобную чушь!

— Я не хотела! — оправдывалась бедная Алиса. — Просто вы, чуть что, сразу обижаетесь!

Мышь лишь проворчала что-то в ответ.

— Пожалуйста, вернитесь и закончите свой рассказ! — звала ее Алиса, и прочие хором присоединились к ней: «Да, да, пожалуйста!» — но Мышь лишь раздраженно мотнула головой и ускорила шаг.

Комментарий переводчика:

[9] В оригинале он назван «cur», что, помимо переносного значения — «дрянь, ничтожество» (пройдохой он, впрочем, тоже именуется, но ниже) — имеет и прямое: «дворняга». Так что Хищник-то, может быть, вовсе и не кот, а пес! Тем паче что Мышь не любит ни тех, ни других. Хотя, конечно, в роли врага мыши естественней представить кота, да и действует он уж больно хитро — целое судебное разбирательство затеял, собаки обычно более прямолинейны. В то же время рассказ Мыши остался неоконченным, так что как кот, так и пес могли появиться позже. Воистину, «много неясного в странной стране…».

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

     — Вы ведь обещали рассказать мне вашу историю, — сказала Алиса,- и почему вы так ненавидите… «К» и «С», — добавила она шепотом, опасаясь что это снова будет воспринято как оскорбление.

— Это длинный и печальный  рассказ, — начала Мышь, но  на слове рассказ она закашлялась и издала какие-то нечленораздельные звуки, которые Алисе показались похожими на слово «хвост».

— Это и вправду длинный хвост, — сказала Алиса, с удивлением разглядывая  мышиный хвост, — но почему вы называете его печальным? — и она стала ломать себе голову над этим вопросом, в то время как Мышь, не обратив ни малейшего внимания на ее замечание, начала свой рассказ. Вкратце ее история такова:

     «Старая ведьма           поймала в доме             мышь и строго                                    ей сказала: » А ну-ка                       марш на суд!»                А мышь кричит              в ответ:» Пошли»             Пусть знают           Все, что         Я ни в чем       Не виновата!»      И вот они        пришли на         суд, но          что же            тут за              Суд?  При-                сяжных                 нет, и ад-                   воката                      нет, нет                     даже про-                  курора!                А кто ж              судья?             Цепной              Барбос!                А ведьма                 тут ска-                   зала:»Ты,                        Мышка,                    не волнуйся,                 я отработаю                за всех —                    за суд и                       проку-                          рора.                             И спра-                        ведливый                       приговор                      получишь                     ты немед-                     ля — приго-                    ворю                     тебя я                      к сме-                        рти!»

— Вы не слушаете, — строго сказала Мышь Алисе. — О  чем вы думаете?

— Прошу прощения, — ответила Алиса с подобострастием. — Вы кажется приближаетесь к пятому изгибу?

— Да нет же! — сердито закричала мышь.  дергая хвостиком, — вы просто связываете мне руки!

Увидев как Мышь дергает хвостом и в тоже время  говорит о каком связывании, Алиса решила, что каким-то образом на ее длинном и печальном хвосте образовался узел.

— Узел! — вскричала Алиса, всегда готовая помочь ближнему, с тревогой глядя на Мышь. — Ах, позвольте мне помочь вам развязать его!

— Я не собираюсь делать ничего подобного, — гордо сказала Мышь, вставая и удаляясь. — Вы оскорбляете меня, обращаясь с такими глупостями.

— Я совсем не это имела ввиду! — попыталась защищаться бедная Алиса. — Но вас, знаете ли, так легко обидеть!

От избытка чувств Мышь в бешенстве зарычала.

— Прошу вас, вернитесь и доскажите вашу историю, — закричала Алиса ей вдогонку, и остальные присутствующие хором поддержали: «Да уж, пожалуйста!» — но Мышь только тряхнула головой и прибавила ходу.

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

 «Вы обещали рассказать вашу историю, помните?, — сказала Алиса Мыши, — и еще – почему вы не любите К.и С.» — добавила она шепотом, опасаясь нового приступа раздражительности.

«Это История Страшного Суда» — сказала Мышь и закатила свои кругленькие глазки.

«Этого только не хватало, — подумала Алиса, — из английской истории да в библейскую. К тому же я даже не помню, в каком году состоялся этот суд и по какому вопросу». Тем временем Мышь приступила к изложению, сюжет которого сводился к следующему:

 __ __ встретила мышку       И сказала ей так:           — Вам, голубушка, крышка,                         Вы попали впросак!                                 Мне гулять надоело,                           Да и сыро в саду,                А возьмусь я за дело            И предам вас суду.     Отвечала бедняжка:— Вам известно ли, Мэм,     Что закон — не бумажка,              Не собрание схем                  И не нагроможденье                       Мертвых правил — всегда                 Лишь его соблюденье               Было делом суда!         Отвечала злодейка:   — Возражения нет, Неплохая идейка,     Но открою секрет:        Все на свете законы                Сочиняют __ __,                    Вот они и персоны,                            И с законом на-ты,                                А послушные мышки                                          Соблюдают его:                                              Плохи ваши делишки,                                 Не отбиться глупышке                           От когтя моего.

«Ты невнимательна! – строго сказала Мышь Алисе, — О чем ты там думаешь?»

«Тысяча извинений! – сказала Алиса виновато, — вы дошли до пятого колена, я полагаю?»

«Я – НЕТ!» — закричала взбешенная Мышь.

«Тогда до какого же? – спросила Алиса. – Я была уверена, что до пятого»

«Мне больше нечего здесь делать, — заявила Мышь поднимаясь, чтобы уйти, — вы оскорбляете меня вашими бреднями».

«У меня и в мыслях ничего подобного не было! – произнесла бедная Алиса. – Просто вы не в меру обидчивы, знаете ли!»

Мышь только зарычала в ответ.

«Пожалуйста, вернитесь и дорасскажите вашу историю! – кричала Алиса вслед уходящей Мыши, целый хор голосов поддерживал ее, — Да, пожалуйста вернитесь!» — но Мышь только сокрушенно качала головой и прибавляла шагу.

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

 Наконец все утихли и попросили Мышь рассказать еще какую-нибудь историю.— Помните, – сказала Алиса шепотом, чтобы снова не обидеть ее, – вы обещали рассказать, почему вам не импонируют К. и С.?

— О! – вздохнула Мышь, – эта история так длинна и печальна… Есть повести печальные на свете, но эта — во сто раз печальнее. Ах, во сто раз печальнее!

Алисе послышалось: «А ХВОСТ-ТО РАСПЕЧАЛЬНЕЕ» – и потому все, о чем далее говорила Мышь, представилось ей в виде хвоста, хотя и не было понятно, отчего этот хвост «распечален»:

Говорит Мышонку Кошка:          «Подойди ко мне, мой крошка!                 Развлечемся мы с тобой        Замечательной игрой».Отвечает ей Мышонок:    «Вырос я из распашонок.           Нет, твой голос не хорош:                         Больно сладко ты поешь!»                 Молвит Кошка: «Надоело       Мне сидеть без дела. ДелоНа тебя я заведу          И предам тебя суду».               «Как – суду?! И без защиты?                   Где защита?» – «Не взыщи ты!            Отговорки не спасут:    Я – и следствие,и суд».<1>

Но тебе, я вижу, это не интересно!

— Что Вы, сударыня! – возразила Алиса. – Я вся – внимание. Вы как раз вышли на пятый виток.

— Это ты витаешь неизвестно где! — окрысилась Мышь и с достоинством удалилась.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

3 — В начале текста пародируется «Сказка о глупом мышонке» (1923) С. Маршака:

Глупый маленький мышонокОтвечает ей спросонок:— Голосок твой так хорош.Очень сладко ты поёшь!

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— Помните, вы мне обещали кое-что рассказать, — обратилась к ней Алиска шёпотом, опасаясь, как бы Мышь снова не обиделась. — О том, почему вы не любите мяу и гав.

— Расскажу, — согласилась Мышь, — хотя сейчас не самое удобное время: хочется есть… сыро… — и она тяжело вздохнула.

— Сыра у меня, к сожалению, ни кусочка, — сказала Алиска, — а про себя подумала: «Бедняжка! у неё даже хвостик похудел!» Мышь начала свой рассказ, а Алиска всё смотрела и смотрела на Мышин хвост и услышала вот что:

РАССКАЗ МУДРОЙ МЫШИ

          Жили-были Кот и Мышка,   ели кашу с молоком.Кот на Мышку рас-                        сердился, съел     всю кашу целиком.Жили-были Пёс и Мы-                              шка. Ели кашу с мо-                                          локом. Пёс на Мышку                        рассердился, съел                 всю кашу целиком.           Мышка не пила,        не ела и се-                        рьёзно по-                                      худел-                                               а**

— О чём это вы задумались, милочка?! — сурово спросила Мышь у Алисы. — Вам не интересно?

— Простите, пожалуйста, — робко отозвалась Алиска. — Просто рассказ может не поместиться: у вас хвостика почти не осталось. Лучше, наверно, немножко укоротить его.

— Что?! — возмутилась Мышь. — Да это же прямое оскорбление!! — Она вскочила и пошла прочь.

— Вы меня неправильно поняли! — воскликнула Алиса. — Ну нельзя же быть такой обидчивой!

Мышь только зарычала в ответ.

— Прошу вас, вернитесь и доскажите! — прокричала ей вслед Алиса. И все остальные тоже закричали: — Вернитесь, пожалуйста! Но Мышь была неумолима: она покачала головой и прибавила шагу.

Примечание автора проекта — С. Курия:

Переводчик пародирует шуточный деский стишок:

«Жили-были дед да баба,Ели кашу с молоком.Рассердился дед на бабу —Хлоп по пузу кулаком!А из пуза — два арбузаПокатились кувырком.А из носа — два матросаПобежали босиком».

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Вы обещали, понимаете ли. кой-чего мне рассказать. — напоминает Алис. — а также почему терпеть ненавидите Ко да Со, — добавляет шёпотом, несколько опасаясь, мол та опять обидится.— Сказ у меня печальный и долгий, на целый час с хвостиком! — вздыхает Мышь-К. поворачивая мордочку к Алис.— Ага. хвостик у вас впрямь долгий-предолгий, но почему, — с изумленьем оглядывает та хвост. — вы называете его печальным? — и пока Мышь-К излагала, сказ-с-хвостиком-на-час представлялся Алис чем-то вроде вот эдакого:

                   Полкану в домишке       встретилась Мышь-К.      ну он ей    и говорит:«Давай-ка      вдвоём в суд                   пойдём:                          я предъявлю иск         тебе. Пошли,        да никаких отказов     не принимаю. Сразуназначим заседанье,   а вовсе не свиданье,      ибо сегодня           до вечера               всё равно                   делать нечего».                А Мышь-К           и говорит                 шавке: «Такое                     разбирательство,                            дорогой сударь,                                             без                                              присяжных                                      да судьи                               стало б                           пустой                     тратой               словес».       «Я сам           судья да                 присяжные». —                              говорит                                  хитрован                                      Полканище, —                                   «Я сам                           всё дело                    рассмотрю               по полочкам            разложу            и              к смерти                       тебя                         прису-                                 жу».

— Да ты совсем не слушаешь! — строго прикрикнула Мышь-К. — Где мысли витают? — Простите. — робко извиняется Алис. — Но уже до пятого завитка довитали. — При чём тут завитки? — весьма злобно верещит Мышь-К. — Ведь он же мне всё жизненное пространство сделал… сузил! — С какой такой узел? На хвосте узел? — Алис, всегда готовая помочь, в волненьи-нетерпеньи его осматривает. — Давайте распутаю! — Ничего я тебе не дам. — вскочила Мышь-К и пошла прочь. — Только и знаешь, что оскорблять всякими глупостями! — Я вовсе не хотела! — оправдывается Алис. — Но вы. понимаете ли, столь обидчивы! В ответ Мышь-К только взвизгнула. — Вернитесь, пожал’ста. да закончите рассказ! — кричит Алис вдогонку; все остальные дружно вторят «Да уж, пожал’ста!», но Мышь-К лишь тряхнула раздражённо головой и прибавила ходу.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — Вы обещали мне одну историю, — напомнила Алиса. — Ну, про то, почему вы ненавидите… К и С, — добавила она шёпотом, боясь снова обидеть Мышь.

— История эта тяжела, печальна и длинна, как мой хвост! — произнесла Мышь, поворачиваясь к Алисе и вздыхая.

— Он, конечно, длинный и может оказаться тяжёлым, — ответила Алиса, удивленно посмотрев на мышиный хвост. — Но вот печальным он совсем не кажется. И она мучилась загадкой хвоста всё время, пока Мышь рассказывала, так что суть этой истории представлялась ей примерно вот как.

   «Говорил зверюга мыши,               спустившись с крыши:                          — Пойдем-ка в суд,                                  на пятнадцать минут.                   Я подам на тебя иск      за мышиный писк. И никаких отпирательств!             Я хочу разбирательств,                            потому что с утра –                                              скука да жара.                       Мышь нахалу в ответ:                             — Простите, сэр, но — нет.                                      Суд не может идти                                            без присяжных и судьи.                                                Это ж будет не закон,                                           а словесный перезвон.                                Отвечал коварный зверь,                      быстро запирая дверь:                        — И присяжный и судья,                             дорогуша, буду — я.                                      Осужу, и накажу,                                          и в путь последний провожу.                                                       — Не спущу вам ваши                                                            мышиные штучки! –                                                   добавил зверюга,                                          берясь за                                                      ручку…»

— Ты невнимательна! — строго сказала Мышь Алисе. — О чём ты думаешь?

— Простите, — смиренно ответила Алиса. — Я слушала. Кажется, вы дошли до ручки.

— Что?! Я дошла до ручки?! — воскликнула мышь резко и очень сердито. И, помолчав, сосредоточенно морща лоб, добавила: — Я потеряла нить…

— Нить? — произнесла Алиса, которая всегда была рада оказаться чем-нибудь полезной, и обеспокоенно огляделась. — О, сейчас мы её найдём, она не могла упасть далеко!

— Это чистой воды издевательство! — ответила Мышь, поднимаясь и уходя. — Ты оскорбляешь меня и несёшь всякую чушь!

— Я несу только напёрсток в кармане, — сказала бедная Алиса в свое оправдание. — Но вас, знаете, так легко обидеть!

Мышь только проворчала что-то в ответ, удаляясь.

— Пожалуйста, вернитесь и закончите вашу историю! — крикнула Алиса ей вслед; и все хором присоединились к ней: «Да, да, пожалуйста!». Но Мышь только нетерпеливо тряхнула головой и стала удаляться быстрее.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 «Вы обещали мне свой рассказ, помните?» сказала Алиса. «И почему вы ненавидите — Ко и Со», прибавила она, отчасти из опасения, что Мышь опять обидится.

«Он у меня длинный и печальный», сказала Мышь, обернувшись к Алисе и устало махнув хвостом.

«Вот уж точно длинный», сказала Алиса, с интересом взглянув на мышиный хвост: «но почему вы назвали его печальным?» И она оставалась в недоумении в то время, как Мышь заговорила, и поэтому рассказ её представился Алисе примерно таким:

Злюка Мыши сказала,                 Что в дому повстречала:                  «Отправляемся  в суд,                    Где тебя привлекут.                    Мне не смей возражать —                   Тяжбы не избежать.                  Мне сегодня угодно,                 Я отвязно свободна».                  Злюке Мышь отвечала:                          «Тяжба бы означала                     Без присяжных и судей                       Мне удавку, по сути».                      «Я — твой суд и защита», —                       Псина лает открыто —                    «Дела не завалю —                   К смерти приговорю».

«Вы не слушаете!» строго обратилась Мышь к Алисе: «О чём вы думаете?»

«Прошу прощения», очень робко ответила Алиса: «Кажется, вы дошли до пятого изгиба»

«Здесь самый узловой момент», сердито запищала Мышь.

«Узловой!» подхватила, озабоченно оглядываясь, Алиса, всегда готовая придти на помощь: «О, в таком случае позвольте, я помогу распутать!»

«Разве можно что-то делать», сказала Мышь вставая и направляясь к выходу, «когда тебя поминутно оскорбляют, неся всякий вздор!»

«Я не хотела!» заскулила бедная Алиса: «Вы вдруг так сразу обиделись!»

Мышь только заворчала в ответ.

«Пожалуйста, останьтесь доскажите свою историю», позвала её Алиса, и все к ней присоединились хором: «Ну, пожалуйста!», но Мышь лишь непреклонно мотнула головой и тотчас выпрыгнула вон.

____________________________________________________

Перевод Крэдл Оф Хрень (2011):http://www.stihi.ru/avtor/elenaalien

Кто главный в доме — с Мышью КотЗаспорил. Кто же разберет…Кот молвил: «Вверимся суду.Отказ, учти, я не приму!Известь хочу я вас, мышей;Жизнь сразу станет мне милей!»А Мышь в ответ, дрожа хвостом:«Дражайший сэр, но дело в том,Что без Присяжных и СудьиНегоже проводить суды!Мы зря потратим время лишь.Не лучше ль в доме гладь да тишь?»«Присяжных сам я заменю,Как и Верховного Судью, —Прищурившись, мурлыкнул Кот, —Мышь от расправы не уйдет!»

____________________________________________________

Перевод Вячеслава Чистякова (2011):http://www.stihi.ru/avtor/crome1

Кот и мышонок

Мышонка встретил кот, Сказал тот сумасброд: «Сейчас пойдем мы в суд –Судиться нам пора!Отказа не приемлю,Хоть провалиться в землю.Действительно, сегодняСкучаю я с утра!».Мышонок запищал:«Такого не встречал, Чтоб суд был без судьи —Бессмысленный раздор!». Промолвил кот вальяжный:«Здесь я — судья, присяжный; Поскольку казус важный,Вам — смертный приговор»

 

____________________________________________________

Перевод Артема Брюзгина (2011):http://www.stihi.ru/avtor/dunkelart

«Кошачий суд»

Мышонка повстречал кошакИ начал разговор с ним так:«Я подаю сегодня иск,Судиться с тобой буду,Тебе не отказаться,Придётся разобраться,Мне надоел твой гадкий писк,Начнём сию минуту.»

В ответ мышонок хитрецу:«Конечно, славный выйдет суд,Позвать присяжных и судью,Так много надобно успеть.»«Я и судья и прокурор» — Звучит кошачий приговор:«Я рассмотрел вину твоюИ присуждаю тебе смерть.»

 

____________________________________________________

Перевод Эхо Эхооо (2011):http://www.stihi.ru/avtor/edeljen

Кот и Мышь.

Кот встретил в доме Мышь. Сказал ей он:«Итак, для нас обоих есть Закон!Пойдем сейчас судиться, я спешу —Суд наказать тебя я попрошу!Скорей, я отговорок не приму —Пора на суд — поймешь там что к чему!На это утро целое у нас —Как раз мне делать нечего сейчас…»Мышь привела здесь доводы свои:«Такой, мой добрый сэр, простите, «суд» —Который без прияжных и судьи —Пустою тратой сил лишь станет тут…»«Я буду и присяжные и суд, —Ответил ей жестокий старый Плут,-Всё дело я прилежно рассмотрюИ к смерти я тебя приговорю.»

 

____________________________________________________

Перевод Мисс Хайд (2011):http://www.stihi.ru/avtor/mrshide

Кошка и мышка

Кошка мышку повстречалаИ давай грозить судом:— Ты законы нарушала.И отвертишься с трудом.— Мне с утра заняться нечем.Почему бы не прийти?Только где судью, присяжныхНам с тобою бы найти?Мы без них понять не сможем,Кто был прав, и кто же вор.— Я — жюри, судья — Я тоже:Мышке — смертный приговор!

 

____________________________________________________

Перевод Райдиан (2011):http://www.stihi.ru/avtor/raidian

Кот и мышонок

Раз кот мышонка повстречалИ с хитрым умыслом сказал:«Должны с тобой закон мы чтить.Тебя хочу я обвинить.Не отвертеться, знай, тебе.Должны мы встретиться в суде».«Заняться нечем. Я приду», —Сказал мышонок наш коту —«Но где же суд, милейший кот?Кто наше дело разберёт?Ведь мы потратим без судьиВпустую речи все свои».«Я сам судья! Вердикт мой вот» —Сказал пройдоха старый кот.«Мышонок, знай — ты осуждёнИ к смерти ты приговорён»!

 

____________________________________________________

Перевод Бориса Далматова (2015):http://www.stihi.ru/avtor/niksomov

Повстречались как-то в доме кошка Джимми с мышкойДжонни. Мышка с кошкой робко спорит: — Мы давно с тобою в ссоре. Долженкто-тов доме быть, кто нас сможет рассудить. — Я ни в чем не виновата,разве в том, что маловата. — Я здесь главный рассудитель. Я палач и обвинитель! Ты виновна, ясно всем, и тебя сейчас я съем!

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

— Ви обіцяли розповісти мені свою історію, пам’ятаєте? — звернулася Аліса, — і чому ви ненавидите… К. та С,- додала вона пошепки, побоюючись, що та знов образиться.

— Добре, я розповім. Але кінець такий довгий і сумний! — промовила Миша, обертаючись до Аліси і зітхаючи.

— У вас справді довгий кінець, — зауважила Аліса, здивовано дивлячись на мишин хвіст, — але чому ви називаєте його сумним? — І вона продовжувала сушити собі голову над цим питанням, а Миша повела свою розповідь, зміст якої зводився приблизно до такого:

Стрів        Бровко                мишку                         в хаті                              і почав                                   їй                                     казати:                                   «Я                              тебе                          позиваю,                        ходім,                      мишко,                  на суд. Відкладать     не       годиться,                    мусим                        нині                          судиться,                               бо                         на мене                   з безділля                напав               уже              нуд».        Каже          мишка        Бровкові:           «Що за            суд                безтолковий —              ні судді ж,         ні підсудка         ми             не              знайдемо                          тут».                             «Сам                            я                         буду                      мишутко,                   за суддю                        й             за підсудка;                        вже                       і                         вирок                        готовий —                   тобі               буде                    капут».

—  Ти не слухаєш! — гримнула Миша на Алісу, розлютована.- Про що ти думаєш?

— Пробачте,- покірно обізвалася Аліса. — Ви, гадаю, дійшли до найголовнішого.

—  Нічого подібного! — закричала Миша пронизливо і дуже сердито.- Це тільки зав’язка!

— Зав’язка! — підхопила Аліса, завжди готова прийти на допомогу іншим, і стурбовано почала озиратися на всі боки. — Будь ласка, давайте я допоможу розв’язати її.

—  І не подумаю,- сказала Миша, підводячись і прямуючи геть.- Ти ображаєш мене, говорячи таку нісенітницю.

—  Я не хотіла образити вас! — благала бідолашна Аліса.- Але, бачите, ви такі уразливі!

Миша тільки буркнула щось у відповідь.

—  Прошу вас, верніться і закінчіть свою розповідь, — гукнула Аліса вслід. Всі присутні хором приєдналися до неї: — Так, просимо, верніться! — але Миша лише роздратовано крутнула головою і ще швидше попростувала геть.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Пам’ятаєте, ви мені обіцяли розказати свою історію, — нагадала Аліса, — звідки можна буде дізнатися, чому ви ненавидите ко… і со… — додала вона пошепки, остерігаючись, як би не образити її знов.

— Моя історія, хвакт звісний, довга і сумна, — з зітханням промовила Миша.

— Як хвіст мій? — перепитала Аліса, не розчувши гаразд Мишиного «хвакт звісний» (саме так у неї вийшло). Авжеж, він у вас і справді довгий, але чому сумний — ніяк не збагну. І, доки Миша говорила, Аліса не переставала гадати, до чого тут мишачий хвіст. Тож історія Миші в її уяві прибрала десь та кого звивистого вигляду:

             Стрів*              Мурко мишку                в хаті і почав            їй казати: «Я тебепозиваю, ходім,   мишко, на суд;         відкладать             не годить-                  ся: будем                     нині су-                         диться,                            бо на мене                              з безділля                      напав уже                нуд». Каже            мишка Мур-         кові: «Що за          суд безго-                  ловий?                    Ні судці, ні                            підсудка                                  ми не                                    знайде-                            мо тут».                    «Сам я вис-               туплю хутко        за суддю  й за під-             судка;                        вже                                  і ви-                                             рок                                                    го-                                                 то-                                            вий:                                         то-                                     бі,                                ми-                                         ш-                                                ко,                                                       ка-                                                             пу-                                                         т                                                    !

— Ти не слухаєш! — гримнула на Алісу Миша. — Про що ти думаєш?

— Вибачте, будь ласка, — сумирно сказала Аліса. — Ви вже, мабуть, чи не на п’ятій звивині зі слів?

— На п’ятому з ослів! — люто крикнула Миша.

— На п’ятому з вузлів? — спантеличено перепитала Аліса. — Ой, дайте, я допоможу розплутати!.. (Вона завжди готова була стати комусь у пригоді.)

— Нема що давати! — сказала Миша, підвівшись і йдучи геть. — Знущаєшся, так? Наплела сім мішків гречаної вовни!

— Я ж не зумисне! — промовила бідолашна Аліса. — Ви така вразлива, далебі!

Миша тільки забурчала у відповідь.

— Будь ласка, верніться і докажіть свою історію! — гукнула їй услід Аліса. — Будь ласка! — загукали хором усі решта.

Але Миша лише роздратовано тріпнула головою і наддала ходи.

Комментар:

* — Історія Миші — чи не найвідоміший зразок т. зв. фігурних («емблемних», «мальованих») віршів англійською мовою. Такі вірші писали ще в Стародавній Греції.Серед новочасних поетів, які віддали данину цій формі, такі відомі імена, як Стефан Маллярме (1842-1898). Гійом Аполлінер (1880-1918), Дилан Томас (1914-1953) та інші. В Україні традицію написання таких віршів започаткував Іван Величковський (бл. 1650-1701).Л.Теніссон (1809-1892), англійський поет, якось розповів Керролові, що він склав уві сні поему про фей. Поема починалася довгими рядками, які поступово коротшали. Останні п’ятдесят-шістдесят рядків були двоскладові. Вважають, що ідея Мишиної розповіді виникла, можливо, під впливом цієї розмови.

____________________________________________________

***

***В первом рукописном варианте сказки «Приключения Алисы под землей» Мышь рассказывает совсем другую, длинную и печальную, историю, хотя, она тоже записана в виде извивающегося мышиного хвоста. Вот как она вылядит:                We lived beneath the mat                    Warm and snug and fat                        But one woe, & that                            Was the cat!                                To our joys                                    a clog, In                                our eyes a                            fog, On our                        hearts a log                    Was the dog!                When the            cat’s away,        Then    the mice        will            play,                But, alas!                    one day, (So they say)                        Came the dog and                            cat, Hunting                                for a                            rat,                        Crushed                    the mice                all flat,            Each        one    as    he        sat            Underneath the mat,                warm, snug, fat—                                Think of that!А вот перевод этого текста, сделанный Татьяной Клементьевой: Жили мы под коврикомТепло, уютно, сытно,Теперь живётся горькоС задиристым котом.Нам больше не до смеха, Глаза от страха велики! Тук-тук сердечки, душа Дрожит, как хвост овечки.Кота не видно если – Веселья полон дом. Мышки заигрались, Но тут ударил гром!Пёс с котом влетели С облавою на крысу И разнесли всю в щепки Мышиную квартиру.Но стоит всем присесть, Как тут же под ковром Тепло, уютно, сытно, И ты подумай-ка о том!

____________________________________________________

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

www.kursivom.ru

Алиса в стране чудес текст читать онлайн бесплатно

Глава 3. Бег по кругу и длинный рассказ

Общество, собравшееся на берегу, имело весьма неприглядный вид: перья у птиц взъерошены, шерстка у зверьков промокла насквозь. Вода текла с них ручьями, всем было холодно и неуютно.

Прежде всего, конечно, нужно было решить, как поскорее высохнуть. Стали держать совет. Не прошло и нескольких минут, как Алиса уже чувствовала себя так, словно знала их всех целый век. Она даже поспорила с Попугайчиком Лори, который надулся и только твердил:

— Я старше, чем ты, и лучше знаю, что к чему!

Алиса потребовала, чтобы он сказал, сколько ему лет, но Попугайчик решительно отказался. На том спор и кончился.

Наконец Мышь, к которой все относились с почтением, закричала:

— Садитесь, все садитесь и слушайте. Вы у меня вмиг высохнете!

Все послушно уселись в круг, а Мышь стала посредине. Алиса не отрывала от нее глаз — она знала, что если тут же не высохнет, ей грозит сильная простуда.

— Гхе-гхе! — откашлялась с важным видом Мышь. — Все готовы? Тогда начнем. Это вас мигом высушит! Тишина! «Вильгельм Завоеватель с благословения папы римского быстро добился полного подчинения англосаксов, которые нуждались в твердой власти и видели на своем веку немало несправедливых захватов трона и земель. Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии...»

— Д-да! — сказал Попугайчик и содрогнулся.

— Простите, — спросила, нахмурясь, Мышь с чрезмерной учтивостью, — вы, кажется, что-то сказали?

— Нет-нет, — поспешно ответил Попугайчик.

— Звучит, мне показалось, — заметила Мышь. — Итак, я продолжаю. «Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии, поддержали Вильгельма Завоевателя, и даже Стиганд, архиепископ Кентерберийский, нашел это благоразумным...»

— Что он нашел? — спросил Робин Гусь.

— «... нашел это », — отвечала Мышь. — Ты что, не знаешь, что такое «это»?

— Еще бы мне не знать, — отвечал Робин Гусь. — Когда я что-нибудь нахожу, это обычно бывает лягушка или червяк. Вопрос в том, что же нашел архиепископ?

Мышь не удостоила его ответом и торопливо продолжала:

— «...нашел это благоразумным и решил вместе с Эдгаром Зтелингом отправиться к Вильгельму и предложить ему корону. Поначалу Вильгельм вел себя очень сдержанно, но наглость его воинов норманцев...» Ну как, милочка, подсыхаешь? — спросила она Алису.

— С меня так и льет, — ответила Алиса печально. — Я и не думаю сохнуть!

— В таком случае, — провозгласил Додо, — я предлагаю принять резолюцию о немедленном роспуске собрания с целью принятия самых экстренных мер для скорейшего...

— Говорите по-человечески, — сказал Орленок Эд. — Я и половины этих слов не знаю! Да и сами вы, по-моему, их не понимаете.

И Орленок отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Птицы тихо захихикали.

— Я хотел сказать, — обиженно проговорил Додо, — что нужно устроить Бег по кругу. Тогда мы вмиг высохнем!

— А что это такое? — спросила Алиса.

Сказать по правде, ее это не очень интересовало, но Додо многозначительно молчал — видно, ждал вопроса. И, так как все тоже молчали, пришлось спрашивать Алисе.

— Чем объяснять, — сказал Додо, — лучше показать!

(Может, и ты захочешь как-нибудь зимой сыграть в эту игру? В таком случае я расскажу тебе, что делал Додо.)

Сначала он нарисовал на земле круг. Правда, круг вышел не очень-то ровный, но Додо сказал:

— Правильность формы несущественна!

А потом расставил всех без всякого порядка по кругу. Никто не подавал команды — все побежали, когда захотели. Трудно было понять, как и когда должно кончиться это состязание. Через полчаса, когда все набегались и просохли, Додо вдруг закричал:

— Бег закончен!

Все столпились вокруг него и, тяжело дыша, стали спрашивать:

— Кто же победил?

На этот вопрос Додо не мог ответить, не подумав как следует. Он застыл на месте, приложив ко лбу палец (в такой позе обычно изображают Шекспира, помнишь?), и погрузился в размышления. А все стояли вокруг и молча ждали. Наконец, Додо произнес:

— Победили все! И каждый получит награды!

— А кто же их будет раздавать? — спросили все хором.

— Она, конечно, — ответил Додо, ткнув пальцем в Алису.

Все окружили Алису и наперебой закричали:

— Награды! Награды! Раздавай награды!

Алиса растерялась. В замешательстве она сунула руку в карман — и вытащила оттуда пакетик цукатов.

(К счастью, слезы их не размочили.) Она раздала их собравшимся — каждому по цукату, только-только хватило.

— Но она ведь тоже заслужила награду, — сказала Мышь.

— Конечно, — подхватил важно Додо. И, повернувшись к Алисе, спросил:

— У тебя осталось что-нибудь в кармане?

— Нет, — отвечала Алиса грустно. — Только наперсток.

— Давай его сюда! — приказал Додо.

Тут все снова столпились вокруг Алисы, а Додо торжественно подал ей наперсток и сказал:

— Мы просим тебя принять в награду этот изящный наперсток!

Эта краткая речь была встречена общими рукоплесканиями.

Алисе вся эта церемония показалась очень смешной, но вид у всех был такой серьезный, что она не посмела засмеяться. Она хотела ответить на речь Додо, но не могла ничего придумать и только чинно поклонилась и взяла наперсток.

Все принялись за угощенье. Поднялся страшный шум и переполох. Большие птицы мигом проглотили свои цукаты и начали жаловаться, что и распробовать их не успели. А у птичек поменьше цукаты застряли в горле — пришлось хлопать их по спине. Наконец, все поели, уселись опять в круг и попросили Мышь рассказать им еще что-нибудь.

— Вы обещали рассказать нам свою историю, — сказала Алиса. — И почему вы ненавидите... К и С.

Последнюю фразу она произнесла шепотом, боясь, как бы не обидеть Мышь снова.

— Это очень длинная и грустная история, — начала Мышь со вздохом. Помолчав, она вдруг взвизгнула:

— Прохвост!

— Про хвост? — повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост. — Грустная история про хвост?

И, пока Мышь говорила, Алиса все никак не могла понять, какое это имеет отношение к мышиному хвосту. Поэтому история, которую рассказала Мышь, выглядела в ее воображении вот так:

Цап царап сказал мышке:

Вот какие делишки,

мы пойдем с тобой в суд,

я тебя засужу .

И не смей отпираться,

мы должны расквитаться,

потому что все утро

я без дела сижу.

И на это нахалу

мышка так отвечала:

Без суда и без следствия,

сударь, дел не ведут. —

Я и суд, я и следствие, —

Цап-царап ей ответствует. —

Присужу тебя к смерти я.

Тут тебе и капут.

— Ты не слушаешь! — строго сказала Алисе Мышь.

— Нет, почему же, — ответила скромно Алиса. — Вы дошли уже до пятого завитка, не так ли?

— Глупости! — рассердилась Мышь. — Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!

— А что нужно вынести? — спросила Алиса. (Она всегда готова была услужить.) — Разрешите, я помогу!

— И не подумаю! — сказала обиженно Мышь, встала и пошла прочь. — Болтаешь какой-то вздор! Ты, верно, хочешь меня оскорбить!

— Что вы! — возразила Алиса. — У меня этого и в мыслях не было! Просто вы все время обижаетесь.

Мышь в ответ только заворчала.

— Прошу вас, не уходите! — крикнула ей вслед Алиса. — Доскажите нам вашу историю!

И все хором поддержали ее:

— Да-да, не уходите!

Но Мышь только мотнула нетерпеливо головой и побежала быстрее.

— Как жаль, что она не пожелала остаться! — вздохнул Попугайчик Лори, как только она скрылась из виду.

А старая Медуза сказала своей дочери:

— Ах, дорогая, пусть это послужит тебе уроком! Нужно всегда держать себя в руках!

— Попридержите-ка лучше язык, маменька, — отвечала юная Медуза с легким раздражением. — Не вам об этом говорить. Вы даже устрицу выведете из терпения!

— Вот бы сюда нашу Дину! — сказала громко Алиса, не обращаясь ни к кому в отдельности. — Она бы вмиг притащила ее обратно!

— Позвольте вас спросить: кто эта Дина? — поинтересовался Лори. Алиса всегда была рада поговорить о своей любимице.

— Это наша кошка, — отвечала она с готовностью. — Вы даже представить себе не можете, как она ловит мышей! А птиц как хватает! Раз — и проглотила, даже косточек не оставила!

Речь эта произвела на собравшихся глубокое впечатление. Птицы заторопились по домам. Старая Сорока начала кутаться в шаль.

— Пойду-ка я домой! — сказала она. — Ночной воздух вреден моему горлу.

А Канарейка стала кликать дрожащим голоском своих детишек:

— Идемте-ка домой, мои дорогие! Вам давно пора в постель!

Вскоре под разными предлогами все разошлись по домам, и Алиса осталась одна.

— И зачем это я заговорила о Дине! — грустно подумала Алиса. — Никому она здесь не нравится! А ведь лучше кошки не сыщешь! Ах, Дина, милочка! Увижу я тебя когда-нибудь или нет?

Тут бедная Алиса снова заплакала — ей было так грустно и одиноко.

Немного спустя снова послышался легкий звук шагов. Она оглянулась. Может, это Мышь перестала сердиться и пришла, чтобы закончить свой рассказ?Кэрролл Л

kiddywood.ru

Алиса в стране чудес глава 3-2

Алиса в стране чудес глава 3-2 перевод Нины Демуровой

Alice's adventures in Wonderland — A Caucus-Race and a Long Tale 3-2

Глава третья — Бег по кругу и длинный рассказ 3-2

-------------------------------------------------------------------------------------

`You promised to tell me your history, you know,' said Alice,

-- Вы обещали рассказать нам свою историю, -- сказала Алиса.

`and why it is you hate--C and D,' she added in a whisper, half afraid that it would be offended again.

-- И почему вы ненавидите... К и С. Последнюю фразу она произнесла шепотом, боясь, как бы не обидеть Мышь снова.

`Mine is a long and a sad tale!' said the Mouse, turning to Alice, and sighing.

-- Это очень длинная и грустная история, -- начала Мышь со вздохом.

Помолчав, она вдруг взвизгнула: -- Прохвост! (последней фразы нет у автора, только у переводчика, игра слов, tale — история, tail — хвост)

`It IS a long tail, certainly,' said Alice, looking down with wonder at the Mouse's tail' `but why do you call it sad?'

Про хвост? -- повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост. -- Грустная история про хвост?

And she kept on puzzling about it while the Mouse was speaking, so that her idea of the tale was something like this:--

И, пока Мышь говорила, Алиса все никак не могла понять, какое это имеет отношение к мышиному хвосту. Поэтому история, которую рассказала Мышь, выглядела в ее воображении вот так:

`Fury said to amouse, That hemet in thehouse,"Let usboth go tolaw: I willprosecuteYOU. --Come,I'll take nodenial; Wemust have atrial: Forreally thismorning I'venothingto do."Said themouse to thecur, "Sucha trial,dear Sir,Withno juryor judge,would bewastingourbreath.""I'll bejudge, I'llbe jury,"Saidcunningold Fury:"I'lltry thewholecause,andcondemnyoutodeath."

Цап-царапсказал мыш-ке: Вот ка-кие делиш-ки, мы пой-дем с то-бой в суд,я тебязасужу.И не смейотпираться,мы должнырасквитаться,потому чтовсе утроя без деласижу.И на этонахалумышка такотвечала:Без судаи без след-ствия,сударь, делне ведут. --Я и суд,я и след-ствие, --Цап-царапей ответ-ствует. --Присужутебя ксмер-ти я.Туттебеи ка-пу-т.

`You are not attending!' said the Mouse to Alice severely. `What are you thinking of?' `

-- Ты не слушаешь! --строго сказала Алисе Мышь.

I beg your pardon,' said Alice very humbly: `you had got to the fifth bend, I think?'

-- Нет, почему же, -- ответила скромно Алиса. -- Вы дошли уже до пятого завитка, не так ли?

Далее следует игра слов ( англ. i had not — a knot, русск. вынести — вынести) примечание редактора)

`I had NOT!' cried the Mouse, sharply and very angrily.

-- Глупости! -- рассердилась Мышь. -- Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!

`A knot!' said Alice, always ready to make herself useful, and looking anxiously about her. `Oh, do let me help to undo it!'

-- А что нужно вынести? -- спросила Алиса. (Она всегда готова была услужить). -- Разрешите, я помогу!

`I shall do nothing of the sort,' said the Mouse, getting up and walking away. `You insult me by talking such nonsense!'

-- И не подумаю! --сказала обиженно Мышь, встала и пошла прочь. -- Болтаешь какой-то вздор! Ты, верно, хочешь меня оскорбить!

`I didn't mean it!' pleaded poor Alice. `But you're so easily offended, you know!'

-- Что вы! -- возразила Алиса. -- У меня этого и в мыслях не было! Просто вы все время обижаетесь.

The Mouse only growled in reply.

Мышь в ответ только заворчала.

`Please come back and finish your story!' Alice called after it;

-- Прошу вас, не уходите!--крикнула ей вслед Алиса.--Доскажите нам вашу историю!

and the others all joined in chorus, `Yes, please do!' but the Mouse only shook its head impatiently, and walked a little quicker.

И все хором поддержали ее: -- Да-да, не уходите! Но Мышь только мотнула нетерпеливо головой и побежала быстрее.

`What a pity it wouldn't stay!' sighed the Lory, as soon as it was quite out of sight;

-- Как жаль, что она не пожелала остаться! -- вздохнул Попугайчик Лори, как только она скрылась из виду.

and an old Crab took the opportunity of saying to her daughter `Ah, my dear! Let this be a lesson to you never to lose YOUR temper!'

А старая Медуза сказала своей дочери: -- Ах, дорогая, пусть это послужит тебе уроком! Нужно всегда держать себя в руках!

`Hold your tongue, Ma!' said the young Crab, a little snappishly. `You're enough to try the patience of an oyster!'

-- Попридержите-ка лучше язык, маменька, -- отвечала юная Медуза с легким раздражением. -- Не вам об этом говорить. Вы даже устрицу выведете из терпения!

`I wish I had our Dinah here, I know I do!' said Alice aloud, addressing nobody in particular.

-- Вот бы сюда нашу Дину! -- сказала громко Алиса, не обращаясь ни к кому в отдельности.

`She'd soon fetch it back!'

-- Она бы вмиг притащила ее обратно!

`And who is Dinah, if I might venture to ask the question?' said the Lory.

-- Позвольте вас спросить: кто эта Дина? -- поинтересовался Лори.

Alice replied eagerly, for she was always ready to talk about her pet: `Dinah's our cat.

Алиса всегда была рада поговорить о своей любимице. -- Эта наша кошка, -- отвечала она с готовностью.

And she's such a capital one for catching mice you can't think!

-- Вы даже представить себе не можете, как она ловит мышей!

And oh, I wish you could see her after the birds! Why, she'll eat a little bird as soon as look at it!'

А птиц как хватает! Раз -- и проглотила, даже косточек не оставила!

This speech caused a remarkable sensation among the party.

Речь эта произвела на собравшихся глубокое впечатление.

Some of the birds hurried off at once:

Птицы заторопились по домам.

one the old Magpie began wrapping itself up very carefully, remarking, `I really must be getting home; the night-air doesn't suit my throat!'

Старая Сорока начала кутаться в шаль. -- Пойду-ка я домой! -- сказала она. -- Ночной воздух вреден моему горлу.

and a Canary called out in a trembling voice to its children,

А Канарейка стала кликать дрожащим голоском своих детишек:

`Come away, my dears! It's high time you were all in bed!'

-- Идемте-ка домой, мои дорогие! Вам давно пора в постель!

On various pretexts they all moved off, and Alice was soon left alone.

Вскоре под разными предлогами все разошлись по домам, и Алиса осталась одна.

`I wish I hadn't mentioned Dinah!' she said to herself in a melancholy tone.

-- И зачем это я заговорила о Дине! --грустно подумала Алиса.

`Nobody seems to like her, down here, and I'm sure she's the best cat in the world!

-- Никому она здесь не нравится! А ведь лучше кошки не сыщешь!

Oh, my dear Dinah! I wonder if I shall ever see you any more!'

Ах, Дина, милочка! Увижу я тебя когда-нибудь или нет?

And here poor Alice began to cry again, for she felt very lonely and low-spirited.

Тут бедная Алиса снова заплакала -- ей было так грустно и одиноко.

In a little while, however, she again heard a little pattering of footsteps in the distance,

Немного спустя снова послышался легкий звук шагов.

and she looked up eagerly, half hoping that the Mouse had changed his mind, and was coming back to finish his story.

Она оглянулась. Может, это Мышь перестала сердиться и пришла, чтобы закончить свой рассказ?

eng--rus.ru

Бег по кругу и длинный рассказ

Глава III. Бег по кругу и длинный рассказ. Алиса в стране чудес. Сказка Кэрролла

Общество, собравшееся на берегу, имело весьма неприглядный вид: перья у птиц взъерошены, шерстка у зверьков промокла насквозь. Вода текла с них ручьями, всем было холодно и неуютно.

Прежде всего, конечно, нужно было решить, как поскорее высохнуть. Стали держать совет. Не прошло и нескольких минут, как Алиса уже чувствовала себя так, словно знала их всех целый век. Она даже поспорила с Попугайчиком Лори, который надулся и только твердил:

- Я старше, чем ты, и лучше знаю, что к чему!

Алиса потребовала, чтобы он сказал, сколько ему лет, но Попугайчик решительно отказался. На том спор и кончился.

Наконец Мышь, к которой все относились с почтением, закричала:

- Садитесь, все садитесь и слушайте. Вы у меня вмиг высохнете!

Все послушно уселись в круг, а Мышь стала посредине. Алиса не отрывала от нее глаз - она знала, что если тут же не высохнет, ей грозит сильная простуда.

- Гхе-гхе! - откашлялась с важным видом Мышь. - Все готовы? Тогда начнем. Это вас мигом высушит! Тишина! «Вильгельм Завоеватель с благословения папы римского быстро добился полного подчинения англосаксов, которые нуждались в твердой власти и видели на своем веку немало несправедливых захватов трона и земель. Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии...»

- Д-да! - сказал Попугайчик и содрогнулся.

- Простите, - спросила, нахмурясь, Мышь с чрезмерной учтивостью, - вы, кажется, что-то сказали?

- Нет-нет, - поспешно ответил Попугайчик.

- Звучит, мне показалось, - заметила Мышь. - Итак, я продолжаю. «Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии, поддержали Вильгельма Завоевателя, и даже Стиганд, архиепископ Кентерберийский, нашел это благоразумным...»

- Что он нашел? - спросил Робин Гусь.

- «... нашел это », - отвечала Мышь. - Ты что, не знаешь, что такое «это»?

- Еще бы мне не знать, - отвечал Робин Гусь. - Когда я что-нибудь нахожу, это обычно бывает лягушка или червяк. Вопрос в том, что же нашел архиепископ?

Мышь не удостоила его ответом и торопливо продолжала:

- «...нашел это благоразумным и решил вместе с Эдгаром Зтелингом отправиться к Вильгельму и предложить ему корону. Поначалу Вильгельм вел себя очень сдержанно, но наглость его воинов норманцев...» Ну как, милочка, подсыхаешь? - спросила она Алису.

- С меня так и льет, - ответила Алиса печально. - Я и не думаю сохнуть!

- В таком случае, - провозгласил Додо, - я предлагаю принять резолюцию о немедленном роспуске собрания с целью принятия самых экстренных мер для скорейшего...

- Говорите по-человечески, - сказал Орленок Эд. - Я и половины этих слов не знаю! Да и сами вы, по-моему, их не понимаете.

И Орленок отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Птицы тихо захихикали.

- Я хотел сказать, - обиженно проговорил Додо, - что нужно устроить Бег по кругу. Тогда мы вмиг высохнем!

- А что это такое? - спросила Алиса.

Сказать по правде, ее это не очень интересовало, но Додо многозначительно молчал - видно, ждал вопроса. И, так как все тоже молчали, пришлось спрашивать Алисе.

- Чем объяснять, - сказал Додо, - лучше показать!

(Может, и ты захочешь как-нибудь зимой сыграть в эту игру? В таком случае я расскажу тебе, что делал Додо.)

Сначала он нарисовал на земле круг. Правда, круг вышел не очень-то ровный, но Додо сказал:

- Правильность формы несущественна!

А потом расставил всех без всякого порядка по кругу. Никто не подавал команды - все побежали, когда захотели. Трудно было понять, как и когда должно кончиться это состязание. Через полчаса, когда все набегались и просохли, Додо вдруг закричал:

- Бег закончен!

Все столпились вокруг него и, тяжело дыша, стали спрашивать:

- Кто же победил?

На этот вопрос Додо не мог ответить, не подумав как следует. Он застыл на месте, приложив ко лбу палец (в такой позе обычно изображают Шекспира, помнишь?), и погрузился в размышления. А все стояли вокруг и молча ждали. Наконец, Додо произнес:

- Победили все! И каждый получит награды!

- А кто же их будет раздавать? - спросили все хором.

- Она, конечно, - ответил Додо, ткнув пальцем в Алису.

Все окружили Алису и наперебой закричали:

- Награды! Награды! Раздавай награды!

Алиса растерялась. В замешательстве она сунула руку в карман - и вытащила оттуда пакетик цукатов.

(К счастью, слезы их не размочили.) Она раздала их собравшимся - каждому по цукату, только-только хватило.

- Но она ведь тоже заслужила награду, - сказала Мышь.

- Конечно, - подхватил важно Додо. И, повернувшись к Алисе, спросил:

- У тебя осталось что-нибудь в кармане?

- Нет, - отвечала Алиса грустно. - Только наперсток.

- Давай его сюда! - приказал Додо.

Тут все снова столпились вокруг Алисы, а Додо торжественно подал ей наперсток и сказал:

- Мы просим тебя принять в награду этот изящный наперсток!

Эта краткая речь была встречена общими рукоплесканиями.

Алисе вся эта церемония показалась очень смешной, но вид у всех был такой серьезный, что она не посмела засмеяться. Она хотела ответить на речь Додо, но не могла ничего придумать и только чинно поклонилась и взяла наперсток.

Все принялись за угощенье. Поднялся страшный шум и переполох. Большие птицы мигом проглотили свои цукаты и начали жаловаться, что и распробовать их не успели. А у птичек поменьше цукаты застряли в горле - пришлось хлопать их по спине. Наконец, все поели, уселись опять в круг и попросили Мышь рассказать им еще что-нибудь.

- Вы обещали рассказать нам свою историю, - сказала Алиса. - И почему вы ненавидите... К и С.

Последнюю фразу она произнесла шепотом, боясь, как бы не обидеть Мышь снова.

- Это очень длинная и грустная история, - начала Мышь со вздохом. Помолчав, она вдруг взвизгнула:

- Прохвост!

- Про хвост? - повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост. - Грустная история про хвост?

И, пока Мышь говорила, Алиса все никак не могла понять, какое это имеет отношение к мышиному хвосту. Поэтому история, которую рассказала Мышь, выглядела в ее воображении вот так:

Цап царап сказал мышке:

Вот какие делишки,

мы пойдем с тобой в суд,

я тебя засужу .

И не смей отпираться,

мы должны расквитаться,

потому что все утро

я без дела сижу.

И на это нахалу

мышка так отвечала:

Без суда и без следствия,

сударь, дел не ведут. -

Я и суд, я и следствие, -

Цап-царап ей ответствует. -

Присужу тебя к смерти я.

Тут тебе и капут.

- Ты не слушаешь! - строго сказала Алисе Мышь.

- Нет, почему же, - ответила скромно Алиса. - Вы дошли уже до пятого завитка, не так ли?

- Глупости! - рассердилась Мышь. - Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!

- А что нужно вынести? - спросила Алиса. (Она всегда готова была услужить.) - Разрешите, я помогу!

- И не подумаю! - сказала обиженно Мышь, встала и пошла прочь. - Болтаешь какой-то вздор! Ты, верно, хочешь меня оскорбить!

- Что вы! - возразила Алиса. - У меня этого и в мыслях не было! Просто вы все время обижаетесь.

Мышь в ответ только заворчала.

- Прошу вас, не уходите! - крикнула ей вслед Алиса. - Доскажите нам вашу историю!

И все хором поддержали ее:

- Да-да, не уходите!

Но Мышь только мотнула нетерпеливо головой и побежала быстрее.

- Как жаль, что она не пожелала остаться! - вздохнул Попугайчик Лори, как только она скрылась из виду.

А старая Медуза сказала своей дочери:

- Ах, дорогая, пусть это послужит тебе уроком! Нужно всегда держать себя в руках!

- Попридержите-ка лучше язык, маменька, - отвечала юная Медуза с легким раздражением. - Не вам об этом говорить. Вы даже устрицу выведете из терпения!

- Вот бы сюда нашу Дину! - сказала громко Алиса, не обращаясь ни к кому в отдельности. - Она бы вмиг притащила ее обратно!

- Позвольте вас спросить: кто эта Дина? - поинтересовался Лори. Алиса всегда была рада поговорить о своей любимице.

- Это наша кошка, - отвечала она с готовностью. - Вы даже представить себе не можете, как она ловит мышей! А птиц как хватает! Раз - и проглотила, даже косточек не оставила!

Речь эта произвела на собравшихся глубокое впечатление. Птицы заторопились по домам. Старая Сорока начала кутаться в шаль.

- Пойду-ка я домой! - сказала она. - Ночной воздух вреден моему горлу.

А Канарейка стала кликать дрожащим голоском своих детишек:

- Идемте-ка домой, мои дорогие! Вам давно пора в постель!

Вскоре под разными предлогами все разошлись по домам, и Алиса осталась одна.

- И зачем это я заговорила о Дине! - грустно подумала Алиса. - Никому она здесь не нравится! А ведь лучше кошки не сыщешь! Ах, Дина, милочка! Увижу я тебя когда-нибудь или нет?

Тут бедная Алиса снова заплакала - ей было так грустно и одиноко.

Немного спустя снова послышался легкий звук шагов. Она оглянулась. Может, это Мышь перестала сердиться и пришла, чтобы закончить свой рассказ?

 

www.miloliza.com

Приключения Алисы в стране чудес: сказка Льюиса Кэрролл (Пер.Н.М.Демуровой)

Глава IIIБЕГ ПО КРУГУ И ДЛИННЫЙ РАССКАЗ

Общество, собравшееся на берегу, имело весьма неприглядный вид: перья у птиц взъерошены, шерстка у зверьков промокла насквозь. Вода текла с них ручьями, всем было холодно и неуютно.Прежде всего, конечно, нужно было решить, как поскорее высохнуть. Стали держать совет. Не прошло и нескольких минут, как Алиса уже чувствовала себя так, словно знала их всех целый век. Она даже поспорила с Попугайчиком Лори, который надулся и только твердил:— Я старше, чем ты, и лучше знаю, что к чему!Алиса потребовала, чтобы он сказал, сколько ему лет, но Попугайчик решительно отказался. На том спор и кончился.Наконец Мышь, к которой все относились с почтением, закричала:— Садитесь, все садитесь и слушайте. Вы у меня вмиг высохнете!Все послушно уселись в круг, а Мышь стала посредине. Алиса не отрывала от нее глаз — она знала, что если тут же не высохнет, ей грозит сильная простуда.— Гхе-гхе! — откашлялась с важным видом Мышь. — Все готовы? Тогда начнем. Это вас мигом высушит! Тишина! «Вильгельм Завоеватель с благословения папы римского быстро добился полного подчинения англосаксов, которые нуждались в твердой власти и видели на своем веку немало несправедливых захватов трона и земель. Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии…»— Д-да! — сказал Попугайчик и содрогнулся.— Простите, — спросила, нахмурясь, Мышь с чрезмерной учтивостью, — вы, кажется, что-то сказали?— Нет-нет, — поспешно ответил Попугайчик.— Звучит, мне показалось, — заметила Мышь. — Итак, я продолжаю. «Эдвин, граф Мерсии, и Моркар, граф Нортумбрии, поддержали Вильгельма Завоевателя, и даже Стиганд, архиепископ Кентерберийский, нашел это благоразумным…»

— Что он нашел? — спросил Робин Гусь.— «… нашел это «, — отвечала Мышь. — Ты что, не знаешь, что такое «это»?— Еще бы мне не знать, — отвечал Робин Гусь. — Когда я что-нибудь нахожу, это обычно бывает лягушка или червяк. Вопрос в том, что же нашел архиепископ?Мышь не удостоила его ответом и торопливо продолжала:— «…нашел это благоразумным и решил вместе с Эдгаром Зтелингом отправиться к Вильгельму и предложить ему корону. Поначалу Вильгельм вел себя очень сдержанно, но наглость его воинов норманцев…» Ну как, милочка, подсыхаешь? — спросила она Алису.— С меня так и льет, — ответила Алиса печально. — Я и не думаю сохнуть!— В таком случае, — провозгласил Додо, — я предлагаю принять резолюцию о немедленном роспуске собрания с целью принятия самых экстренных мер для скорейшего…— Говорите по-человечески, — сказал Орленок Эд. — Я и половины этих слов не знаю! Да и сами вы, по-моему, их не понимаете.И Орленок отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Птицы тихо захихикали.— Я хотел сказать, — обиженно проговорил Додо, — что нужно устроить Бег по кругу . Тогда мы вмиг высохнем!— А что это такое? — спросила Алиса.Сказать по правде, ее это не очень интересовало, но Додо многозначительно молчал — видно, ждал вопроса. И, так как все тоже молчали, пришлось спрашивать Алисе.— Чем объяснять, — сказал Додо, — лучше показать!(Может, и ты захочешь как-нибудь зимой сыграть в эту игру? В таком случае я расскажу тебе, что делал Додо.)Сначала он нарисовал на земле круг. Правда, круг вышел не очень-то ровный, но Додо сказал:— Правильность формы несущественна!А потом расставил всех без всякого порядка по кругу. Никто не подавал команды — все побежали, когда захотели. Трудно было понять, как и когда должно кончиться это состязание. Через полчаса, когда все набегались и просохли, Додо вдруг закричал:— Бег закончен!Все столпились вокруг него и, тяжело дыша, стали спрашивать:— Кто же победил?На этот вопрос Додо не мог ответить, не подумав как следует. Он застыл на месте, приложив ко лбу палец (в такой позе обычно изображают Шекспира, помнишь?), и погрузился в размышления. А все стояли вокруг и молча ждали. Наконец, Додо произнес:— Победили все! И каждый получит награды!— А кто же их будет раздавать? — спросили все хором.— Она , конечно, — ответил Додо, ткнув пальцем в Алису.Все окружили Алису и наперебой закричали:— Награды! Награды! Раздавай награды!Алиса растерялась. В замешательстве она сунула руку в карман — и вытащила оттуда пакетик цукатов.(К счастью, слезы их не размочили.) Она раздала их собравшимся — каждому по цукату, только-только хватило.— Но она ведь тоже заслужила награду, — сказала Мышь.— Конечно, — подхватил важно Додо. И, повернувшись к Алисе, спросил:— У тебя осталось что-нибудь в кармане?— Нет, — отвечала Алиса грустно. — Только наперсток.— Давай его сюда! — приказал Додо.Тут все снова столпились вокруг Алисы, а Додо торжественно подал ей наперсток и сказал:— Мы просим тебя принять в награду этот изящный наперсток!Эта краткая речь была встречена общими рукоплесканиями.

Алисе вся эта церемония показалась очень смешной, но вид у всех был такой серьезный, что она не посмела засмеяться. Она хотела ответить на речь Додо, но не могла ничего придумать и только чинно поклонилась и взяла наперсток.Все принялись за угощенье. Поднялся страшный шум и переполох. Большие птицы мигом проглотили свои цукаты и начали жаловаться, что и распробовать их не успели. А у птичек поменьше цукаты застряли в горле — пришлось хлопать их по спине. Наконец, все поели, уселись опять в круг и попросили Мышь рассказать им еще что-нибудь.— Вы обещали рассказать нам свою историю, — сказала Алиса. — И почему вы ненавидите… К и С.Последнюю фразу она произнесла шепотом, боясь, как бы не обидеть Мышь снова.— Это очень длинная и грустная история, — начала Мышь со вздохом. Помолчав, она вдруг взвизгнула:— Прохвост!— Про хвост ? — повторила Алиса с недоумением и взглянула на ее хвост. — Грустная история про хвост ?И, пока Мышь говорила, Алиса все никак не могла понять, какое это имеет отношение к мышиному хвосту. Поэтому история, которую рассказала Мышь, выглядела в ее воображении вот так:

Цап царап сказал мышке: Вот какие делишки, мы пойдем с тобой в суд, я тебя засужу .И не смей отпираться, мы должны расквитаться,потому что все утро я без дела сижу.И на это нахалу мышка такотвечала: Без суда и без следствия, сударь, дел не ведут. — Я и суд, я и след- ствие, — Цап-царап ей ответствует. — Присужу тебя к смерти я. Тут тебе и капут

— Ты не слушаешь! — строго сказала Алисе Мышь.— Нет, почему же, — ответила скромно Алиса. — Вы дошли уже до пятого завитка, не так ли?— Глупости! — рассердилась Мышь. — Вечно всякие глупости! Как я от них устала! Этого просто не вынести!— А что нужно вынести? — спросила Алиса. (Она всегда готова была услужить.) — Разрешите, я помогу!— И не подумаю! — сказала обиженно Мышь, встала и пошла прочь. — Болтаешь какой то вздор! Ты, верно, хочешь меня оскорбить!— Что вы! — возразила Алиса. — У меня этого и в мыслях не было! Просто вы все время обижаетесь.Мышь в ответ только заворчала.— Прошу вас, не уходите! — крикнула ей вслед Алиса. — Доскажите нам вашу историю!И все хором поддержали ее:— Да-да, не уходите!Но Мышь только мотнула нетерпеливо головой и побежала быстрее.— Как жаль, что она не пожелала остаться! — вздохнул Попугайчик Лори, как только она скрылась из виду.А старая Медуза сказала своей дочери:— Ах, дорогая, пусть это послужит тебе уроком! Нужно всегда держать себя в руках!— Попридержите-ка лучше язык, маменька, — отвечала юная Медуза с легким раздражением. — Не вам об этом говорить. Вы даже устрицу выведете из терпения!— Вот бы сюда нашу Дину! — сказала громко Алиса, не обращаясь ни к кому в отдельности. — Она бы вмиг притащила ее обратно!— Позвольте вас спросить: кто эта Дина? — поинтересовался Лори. Алиса всегда была рада поговорить о своей любимице.— Это наша кошка, — отвечала она с готовностью. — Вы даже представить себе не можете, как она ловит мышей! А птиц как хватает! Раз — и проглотила, даже косточек не оставила!Речь эта произвела на собравшихся глубокое впечатление. Птицы заторопились по домам . Старая Сорока начала кутаться в шаль.— Пойду-ка я домой! — сказала она. — Ночной воздух вреден моему горлу.А Канарейка стала кликать дрожащим голоском своих детишек:— Идемте-ка домой, мои дорогие! Вам давно пора в постель!Вскоре под разными предлогами все разошлись по домам, и Алиса осталась одна.— И зачем это я заговорила о Дине! — грустно подумала Алиса. — Никому она здесь не нравится! А ведь лучше кошки не сыщешь! Ах, Дина, милочка! Увижу я тебя когда-нибудь или нет?Тут бедная Алиса снова заплакала — ей было так грустно и одиноко.Немного спустя снова послышался легкий звук шагов. Она оглянулась. Может, это Мышь перестала сердиться и пришла, чтобы закончить свой рассказ?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

stranakids.ru


Смотрите также